II

Для создания социализма, говорите вы, требуется цивилизованность. Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, (но лучше бы нейтрализация масоснов-“каменщиков”: — наше уточнение при цитировании), а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?

Помните, Наполеон писал: “On s'engage et puis… on voit”. В вольном русском переводе это значит: “Сначала надо ввязаться в серьёзный бой, а там уже видно будет”. Вот и мы ввязались сначала в октябре 1917 года в серьёзный бой, а там уже увидали такие детали развития (с точки зрения мировой истории, это несомненно, детали), как Брестский мир или нэп [209] и т.п. И в настоящее время уже нет сомнений, что в основном мы одержали победу» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 45, стр. 378 — 382).

По сути не “Письмо к съезду”, а именно эта статья является «завещанием» — напутствием В.И.Ленина, поскольку эта статья обращена ко всем людям до тех пор, пока большевистский социализм не победит в глобальных масштабах; а “Письмо к съезду” — было обращено исключительно к партийной “элите” и утратило какое бы то ни было политическое значение с момента избрания И.В.Сталина “вождём” партии и с той поры представляет собой только историко-познавательный интерес.

Таковы факты истории, которые по существу означают следующее:

, действуя экстремистско-террористическими методами [210], ликвидировало в России неприемлемый для заправил марксистского проекта имперский многонациональный государственно-монополистический капитализм и помогло победить в гражданской войне масонско-марксистскому режиму, решая задачи своих хозяев. Большевизм в этом процессе стал всего лишь олицетворением масонско-марксистского режима.

Тем не менее, в результате к тому времени, когда В.И.Ленин написал свой ответ “Суханову” (Гиммеру), большевики оказались единственной внутренней политической силой в СССР, способной оказать сопротивление еврейско-масонскому порабощению нардов страны. К этому времени благодаря тому, что В.И.Ленину удалось заключить похабный [211] брестский мир вопреки сопротивлению большинства его сподвижников, которые были сторонниками продолжения «революционной войны» против германского империализма, а Л.Д.“Троцкому” и Кне удалось его сорвать ни в период мирных переговоров в Брест-Литовске, ни 6 июля 1918 г. во время мятежа левых эсеров [212], революционная ситуация в Европе разрядилась, и потому вопрос о немедленном осуществлении мировой масонско-марксистской революции был отложен на некоторое не определённое время. Поэтому по окончании гражданской войны социализм предстояло строить в одной отдельно взятой стране — в СССР.

В аспекте практической политики это означало, что предстоял новый период безжалостной и беспощадной политической борьбы за то, какой социализм в СССР получится:

· настоящий большевистский — реальное самодержавие народа, властного над своим хозяйством и своим будущим;

· еврейско-масонский фашистский, — в котором все рабы и заложники глобальной интернацистской еврейско-масонской мафии и её хозяев — носителей некоего управленческого эзотеризма.

Положение большевизма в этом противостоянии характеризовалось следующими обстоятельствами:

· крайне низкий образовательный уровень подавляющего большинства большевиков и им сочувствующих — в основной своей массе рабочих «от станка» и небольшого количества крестьян «от сохи»;

· вера большинства из них в жизненную состоятельность марксизма;

· отсутствие альтернативной марксизму управленчески состоятельной философии и социологической теории, включая политэкономию и экономическую науку, — даже в зачаточном состоянии;

· отсутствие регулярных специфически-большевистских организационных структур, функционально аналогичных масонским ложам — как это ни удивит многих, но именно это было и есть главным преимуществом большевизма, о которое «обламываются» все «контрконспирологические» ухищрения противников человечности [213];

· локализация основных сил большевиков в границах СССР.

Положение масонствующих эзотеристов-марксистов в этом противостоянии характеризовалось следующими обстоятельствами:

· наиболее высокий образовательный уровень и наиболее широкий кругозор;

· всевозможная поддержка “братанов”-масонов из зарубежья и так называемой «левой» интеллигенции в целом;

· внутри страны поддержка той части интеллигенции, которая была очарована марксизмом и осталась в СССР, включая и тех её представителей интеллигенции, которые если и не поняли, то учуяли, что марксизм сохраняет толпо-“элитарный” характер общества, вследствие чего они смогут найти под властью марксизма для себя место в новой “элите”;

· высокомерно-пренебрежительное отношение к невежественным большевикам, мало чего знающим, но верящим в марксизм, — главная причина последующего поражения;

· структурная организованность лож, интегрированных в структуры партийных организаций, позволяющая неформально если не управлять всеми без исключения общественными процессами, то оказывать достаточно эффективное воздействие на их течение.

Положение искренних марксистов, не допущенных к эзотеризму, и прочих — сочувствующих делу социализма, колеблющихся и аполитичных, включая и аполитичных патриотов [214], в этом противостоянии характеризовалось одной — жуткой по её сути — фразой:

«Мыслящий тростник» — «трава» на поле будущего боя…





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх