Глава VII

ВИСБЮ И ВАЛЬДЕМАР АТТЕРДАГ

(до 1361 г.)


Известный датский автор псалмов Томас Кинго в своем стихотворном описании острова Готланд посвятил знаменитейшему в средние века на севере городу Висбю следующие торжественные строки:

Хочу отправиться в путь, хочу попрощаться,
иду в Висбю, который в древние времена был
таким прекрасным торговым городом,
богатым зданиями и большим,
как никакой другой город на всем севере…

И Кинго был прав. Ни один город Швеции — ни Бирка и Сигтуна, ни Стокгольм, ни епископские и торговые города, возникшие в стране в годы раннего средневековья, не могли сравниться с Висбю. О былой величественной красоте Висбю свидетельствуют еще и теперь многочисленные средневековые здания, развалины его некогда великолепных церквей и его могучие городские стены со старинными воротами и башнями. Все это делает Висбю одной из главнейших достопримечательностей Скандинавии.

Уже в древнейшую эпоху переселения народов, а также при викингах остров Готланд играл значительную роль и в торговле и в войнах, которыми была так богата история скандинавских стран. И впоследствии жители острова очень долгое время продолжали плавать вдоль южных и западных берегов Балтийского моря и совершать поездки в Россию, что подтверждается найденными на острове монетами: более половины всех куфических (арабских), англо-саксонских и немецких монет IX–XI вв., обнаруженных в Швеции при раскопках, открыты археологами на острове Готланде. Важный торговый путь, который вел из Новгорода в России в Хедебю в Дании и по которому русские меха и другие товары доставлялись на мировые рынки, шел через Готланд: в те времена было широко распространено каботажное плавание. Торговля на Балтийском море была тогда сосредоточена в руках купцов и шкиперов из крестьян — жителей многочисленных портовых поселений, расположенных на берегах Готланда. Города Висбю тогда еще не существовало, но на территории будущего города уже имелись селения. В течение XI и XII вв. немецкие переселенцы с запада стали продвигаться вперед по южному побережью Балтики, где в то время жили венды и другие славянские племена. Здесь, на берегах Балтийского моря, немцы осели и основали ряд больших колоний. Благодаря этим колониям перед германскими купцами открылись новые возможности. Раньше их путь к Балтийскому морю шел только через датские и славянские земли, теперь же они могли проникать в богатые русские торговые области уже по балтийским путям. На нижнем течении реки Траверс в 1143 г. возник новый немецкий торговый центр, Любек, имевший сильного покровителя — Генриха Льва. Обосновавшись на побережье Балтийского моря, немецкие купцы получили возможность плавать на собственных кораблях, тогда как раньше они должны были пользоваться для торгового плавания датскими или готландскими кораблями. Они не замедлили иопользовать новый путь для установления непосредственной связи с Новгородом через Балтийское море. С этого времени началась конкуренция между немецкими и готландскими купцами из-за торговли с Россией. Немцы быстро оценили исключительно благоприятное положение Готланда. На этом острове поспешили укрепиться различные торговые компании, возникшие в Любеке и в западногерманских областях. Центром, где они начали вести свои дела, стало место, на котором впоследствии был заложен нынешний Висбю. В удобной, хорошо защищенной природой гавани постепенно вырос, в упорной и постоянной борьбе между старыми купеческими династиями готландцев и немецкими купцами на Готланде, новый город, похожий по типу на Любек.

Немцы, появившиеся в Висбю, делились на две группы: часть их осела в городе на постоянное жительство, а прочие только наезжали из больших северо- и западногерманских городов и вели торговлю с Россией через Готланд. В этом городе было множество контор, магазинов, больших товарных складов, принадлежавших как местным купцам, так и купцам, наезжавшим из других городов и имевшим экономические интересы в Висбю и в Новгороде. Приезжие немцы имели в Висбю своих представителей. Случалось, что купцы разных городов Германии поддерживали между собой связь через своих агентов, торговые конторы и магазины в Висбю.

Торговля с Россией и вообще с Северной Европой была для этих купцов чрезвычайно выгодной. Быстрый расцвет этой торговли создал особо благоприятные условия для роста Висбю, являвшегося ее Центром. «Объединение едущих на Готланд» нуждалось в строительстве домов, постоялых дворов, церквей и помещений для складов. С конца XII в. исключительный расцвет Висбю можно без труда проследить по сохранившимся архитектурным памятникам того времени. Часть этих зданий перестраивалась в более позднее время, часть представляет собой развалины. Немецкая церковь св. Марии в Висбю была освящена в 1225 г. Достоверно неизвестно, когда была заложена крепостная стена, но в XIII в. строительство крепостного вала было уже закончено.

Висбю стал важнейшим городом области Балтийского моря. Население этого города составляли прежде всего переселенцы из Северной и Западной Германии — особенно много было вестфальцев, — но значительную группу составляли сами готландцы. Мы можем определенно утверждать, что начиная со второй половины XIII в. в Висбю существовали и немецкая и готландская общины, а в более поздних источниках говорится о «двух языках» города.

Висбю был своеобразным городом еще в одном отношении: он входил в состав Ганзейского союза, но все же признавал власть шведского короля и входил, как и весь остров, в состав шведского государства.

Один из немногих сохранившихся образцов народного эпоса раннего средневековья, похожий по стилю на исландские саги, был создан на острове Готланде. Это так называемая «Сага о Готланде», последняя известная нам редакция которой относится к XIII в. — эпохе расцвета поэзии исландских саг. «Сага о Готланде» начинается с мифологического рассказа о том, как сила огня заставила остров, ежедневно уходивший на дно морское, оставаться на своем месте. Далее сага повествует, как регулировались взаимоотношения между Готландом и Швецией.

С литературной точки зрения, «Сага о Готланде» — в высшей степени интересный документ.

Исторические судьбы Готланда известны нам очень хорошо благодаря исключительно богатому археологическому материалу и целой серии достоверных документов.

Возвышение Готланда объясняется прежде всего его чрезвычайно благоприятным местоположением. Но история этого острова богата трагическими и жестокими конфликтами. Быстрый расцвет Висбю, относящийся приблизительно к 1170–1270 гг., вызывал зависть и неприязнь со стороны как близких, так и далеких соседей. Старые купеческие династии Готланда, потомки крестьян, еще в XIII в. занимавшиеся продажей английскому двору русских драгоценных товаров — мехов и воска, — не могли равнодушно смотреть на немцев и голландцев, живших в Висбю.

Существовал глубокий конфликт между купцами и шкиперами из крестьян, придерживавшимися своего «стиля торговли» с традициями времен викингов, с одной стороны, и горожанами, представителями торговой культуры позднего средневековья, — с другой; в 80-х годах XIII в. между этими двумя группами возникла открытая война; победа осталась за горожанами, укрывавшимися в городе, окруженном мощным кольцом стен. Шведский король Магнус Ладулос поддержал их в благодарность за то, что они признали его власть и, кроме того, стали платить в его казну постоянные налоги. Висбю занял, таким образом, бесспорно господствующее положение на острове. Но теперь появились другие соперники, более далекие. Купцы, ездившие раньше из Северного моря в Балтийское через Готланд, стали искать других путей. Они отказались от пути через Ютландию, по узкому перешейку между Эльбой и Любеком, требовавшего перегрузки товаров, и с середины XIII в. делали попытки пройти морем севернее, в обход Ютландии. У самого входа в Балтийское море они неожиданно нашли новый источник дохода — соленую сельдь, поставлявшуюся сконскими рыбаками.

Немецкие ганзейские города, и прежде всего Любек, получили большое влияние на островах Сканёр и в Фалстербу. Вендские города также стали отправлять свои товары в Северное море, минуя Готланд. Все это привело к тому, что господствующая роль в торговле на Балтийском море перешла от Висбю к Любеку, купцы которого не брезгали для завоевания господства никакими средствами. В 1299 г. было решено прекратить применение в Висбю печати «объединенных купцов»; это решение как бы символизирует перемещение центра североевропейской торговли. Побережья Балтийского и Северного морей слились в единый торговый район, в котором Висбю как в географическом, так и в экономическом и политическом отношении оказался периферией.

Однако период расцвета Висбю еще не миновал, хотя он и утратил положение «главного города» Ганзы. Теперь это был крупный местный центр в великом торговом Ганзейском союзе, сохранявший значение важного промежуточного пункта на пути в Новгород. Хотя в товарообороте позднего средневековья участвовала сравнительно небольшая масса товаров, эти товары поражали своим разнообразием. Сохранились счета больших поминок по лагману Биргеру Перссону из Финста от 1328 г. Товары, закупленные для этих поминок, были привезены издалека: шафран — из Испании или Италии, имбирь — из Индии, «райское зерно» — из Западной Африки, корица — с Цейлона, перец — с Малабарского берега, миндаль, рис и сахар — из Испании, вина — из Остзейской области и из Бордо. Торговля этими товарами все еще приносила Висбю большие доходы, равно как и торговля шведским и русским сырьем, сукном, солью и пивом из Германии и стран к западу от нее. Недаром любекская хроника середины XIII в., написанная Детмаром, приводит популярную в то время поговорку, что в Висбю «всегда много золота» и что там «свиньи едят из серебряных корыт». В это время Висбю и Готланд неожиданно начали играть большую роль в важных политических переговорах между Данией, с одной стороны, и Швецией и Ганзой — с другой.

Отношения между Швецией и Данией около 1360 г. до сих пор еще во многом неясны. Как мы уже говорили, Вальдемар Аттердаг и Магнус Эрикссон то воевали друг с другом, то заключали союзы, и Сконе в 1360 г. снова перешло к Дании. В то же время оставалось еще несколько нерешенных вопросов в области взаимоотношений Дании с ганзейскими городами, особенно по части торговых привилегий. Датский король требовал уплаты очень большой суммы за возобновление привилегий, данных Данией Ганзе, но ганзейские купцы оказались на этот раз несговорчивыми. Король решил проучить их, а кстати и Швецию. В его распоряжении была хорошая армия ландскнехтов, с помощью которых он надеялся захватить большую добычу. Весной 1361 г. Вальдемар Аттердаг закончил подготовку к военному походу, цель которого была известна лишь узкому кругу людей. Надвигались самые драматические события во всей средневековой истории Висбю.

Флот Вальдемара направился сначала к острову Эланд и взял там крепость Боргхольм. Затем Вальдемар отплыл на Готланд и во второй половине июля высадился на западном берегу этого острова. Здесь он встретил сильное сопротивление, по-видимому, со стороны наспех собранного ополчения. Сообщения об этом походе сходятся на том, что именно готландские крестьяне выдержали ряд жестоких сражений с хорошо вооруженными войсками Вальдемара. Сохранились сведения о трех таких сражениях; последняя отчаянная битва произошла уже непосредственно под стенами Висбю. Об этой битве сообщает древняя надпись, сохранившаяся на так называемом Корсбетнингене (братской могиле). Краткий, но очень выразительный текст на латинском языке в переводе гласит следующее: «В 1361 г., во вторник после дня св. Иакова (27 июля), гогландцы пали в бою с датчанами у ворот Висбю. Здесь они похоронены. Молитесь за них!» В документе, близком по временам к этим событиям, упоминается о двух тысячах павших крестьян; запись в Висбю называет цифру в 1800 человек; любекская хроника говорит в общей форме о кровавом поражении и о том, что крестьяне не имели оружия и не были подготовлены к бою.

В начале XX в. археологи случайно нашли под Висбю несколько братских могил, где были погребены после сражения павшие в бою воины. Замечательное оружие, уже заржавевшее, отрубленные части тел, пронзенные стрелами черепа, еще одетые в шлемы, — все эти огромные груды человеческих костей и доспехов представляют наглядную картину средневекового сражения. Анализ содержимого братских могил позволил воспроизвести в точности весь ход этого кровопролитного сражения. В борьбе с ландскнехтами Вальдемара готландское крестьянское ополчение, конечно, было обречено на гибель. Остров не мог защищаться. Прямо из своих домов люди шли в последний бой. Среди скелетов можно видеть остатки костей, принадлежавших людям всех возрастов, есть кости детей и калек. Даже женщины участвовали в этом беспощадном бою.

Теперь, когда мы познакомились с характером этого сражения, мы можем задать себе вопрос: какова была роль жителей Висбю в сражении? Точных сведений об этом мы не имеем, но последующие события дают нам любопытный материал, помогающий ответить на этот вопрос. Вскоре после катастрофы жители Висбю открыли перед победителем ворота города, причем сделали это, как сообщает источник того времени, «добровольно». В сообщениях францисканских монахов из Висбю отмечается, что капитуляция явилась результатом переговоров. Два дня спустя Вальдемар Аттердаг издал грамоту о привилегиях, гарантировавшую жителям «все права и свободы, которыми они пользовались издревле». Тот факт, что отдельные участки городской стены Висбю сложены иначе, чем вся стена, объяснялся средневековым военным обычаем, согласно которому победители входили в побежденный город через бреши, пробитые ими в городских стенах. Возможно, что так было и в Висбю. Город сдался. Это показывает, что горожане заняли совершенно иную позицию по отношению к Вальдемару Аттердагу, чем крестьяне. Они вели переговоры, чтобы укрепить положение Висбю как торгового города посредством новых привилегий. Еще раньше, говоря о средневековой истории Готланда, мы указывали на противоречия между деревней и городом, характерные, по-видимому, для всего этого времени — как для древнейшего периода существования Висбю, так и для эпохи междоусобных войн при Магнусе Ладулосе. Некоторые современные исследователи пытаются доказать, что эти противоречия между крестьянами и горожанами на Готланде — только кажущиеся. Однако внимательное изучение событий, имевших место во время нашествия Вальдемара Аттердага на Готланд, показывает, что эти противоречия существовали и на деле.

Жители Висбю, защищенные крепкими городскими стенами, имели возможность вести переговоры о капитуляции, между тем как открытые для врага села и деревни были лишены этой возможности. Жители Висбю, по-видимому, рассудили, что для торгового города гораздо выгоднее сдаться на милость победителя, чем терпеть бедствия, связанные с осадой и штурмом и с их последствиями. К решению капитулировать жителей Висбю могли побудить различные причины: легкая победа Вальдемара над неорганизованным крестьянским ополчением; кровавая резня, учиненная на глазах горожан, которые могли наблюдать сражение с крепостных стен; возможно, также ненадежность городских валов и недостаток оборонительных сил. Но как бы то ни было, несомненно одно: Вальдемар вступил в город. Висбю должен был платить за то, что король согласился заключить с ним договор.

Много было написано по поводу контрибуции, наложенной на Висбю, причем, как это нередко бывает, в этих писаниях содержится немало фантастики. Но, если даже отбросить все преувеличения, у нас останется достаточно материала, позволяющего судить, что получил Вальдемар в результате своей победы. В городе находились в тот момент большие запасы товаров, принадлежавших купцам из других ганзейских городов. Жители Висбю позднее писали, что им пришлось ради сохранения чужого имущества поступиться своим собственным. Видимо, они надеялись таким образом убедить чужеземных купцов взять на себя часть убытков. Но, как бы то ни было, купцам Висбю пришлось расстаться с частью своих сокровищ.

Золото, серебро, меха, приобретенные на русских рынках, и много других ценностей было передано победителям, для которых война с Висбю оказалась выгодным и прибыльным предприятием. Но Висбю не был полностью разграблен: ведь этот богатый тортовый город мог представлять большой интерес и в будущем. Некоторые позднейшие историки пытались приурочить начало упадка Висбю к знаменитому поражению в битве с датчанами, поддерживая популярную версию, будто бы датский король ограбил город дочиста и увез с собой в Данию все его несметные сокровища. Но это — совершенно ошибочное мнение. Свою ведущую роль и свое стратегическое положение города, господствующего над всей Балтикой, Висбю утратил уже раньше.

Но готландские крестьяне действительно получили в это время такой удар, от которого с трудом можно было оправиться.

Поход на Готланд и взятие Висбю были политическим маневром, направленным и против Швеции и против несговорчивой Ганзы, — для обеих Готланд и Висбю были самым уязвимым местом. По отношению к Швеции Вальдемар занимал теперь в Балтийском море выгодную стратегическую позицию, что значительно улучшило его внешнеполитическое положение. Впрочем, остров Готланд вплоть до середины XVII в. оставался яблоком раздора между скандинавскими государствами.







 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх