Глава XXII

КАРЛ XII. ОТ НАРВЫ ДО ПОЛТАВЫ

(1700–1709 гг.)



В феврале 1700 г. саксонские войска без объявления войны вторглись в пределы Лифляндии и попытались внезапно овладеть Ригой, где в то время комендантом крепости был старый Эрик Дальберг. Однако саксонцам не удалось взять Ригу. В марте Дания напала на Гольштейн-Готторп. Благодаря тому, что Швеция находилась в союзе с Голландией и Англией («Союз морских держав»), война с Данией была быстро закончена после высадки шведских войск на восточном побережье Зеландии.

Вскоре был заключен мир, положение Гольштейн-Готторпа было укреплено с помощью шведов, и союз трех держав против Швеции распался. Это произошло, конечно, не без содействия союзников Швеции — немцев и «морских держав». В то время как король и военное руководство обсуждали вопрос, что предпринять в ближайшем будущем против Августа, осенью 1700 г. царь Петр с сильной армией вступил в Ингерманландию и осадил главную крепость шведов — Нарву.

Шведы сразу же приняли меры для обороны Нарвы. Шведские войска под личным командованием короля были переброшены в Прибалтику и высадились в Пернове. В ноябре они пошли через Ревель к Нарве. Шведские войска, действовавшие в Лифляндии против Августа, пока придерживались оборонительной тактики.

Восемнадцатилетний король и находившийся под его началом генерал-лейтенант Карл Густав Реншельд командовали десятитысячной армией, шедшей на помощь осажденной Нарве. «Поселенная» армия, созданная Карлом XI, до того времени была мало испытана в боях; молодого короля знали только в дворцовых кругах. Карл XII и его войска затерялись на труднопроходимых дорогах, ведших на восток.


* * *

Многие важные моменты истории Швеции были связаны с войнами, много важных политических вопросов решалось силой оружия. Так было в битве при Осло в 1389 г., в сражениях при Брункеберге в 1471 г. и Осундене в 1520 г., так было под Брейтенфельдом, Лютценом, Нарвой и Полтавой.

Поздней осенью 1700 г. Карл XII шел навстречу одной из таких решающих битв. Исход борьбы мог казаться сомнительным не только постороннему наблюдателю. Нарву осадили русские войска численностью около 40 тыс. человек под руководством видных иностранных военных специалистов. Русский лагерь был окружен линией укреплений из рвов, траншей и рогаток. Наперекор всем правилам осторожности при ведении войны, принятым в то время, шведская пехота была брошена в атаку против центральных укреплений; в момент атаки внезапно начался буран, шведы прорвали русскую линию в центре; в горячем рукопашном бою русские фланги были отброшены назад. После нескольких часов боя сдались последние храбро сражавшиеся русские части; русские пытались отступить через реку Нарву, где многие из них утонули. Часть русских отступила за линию окопов, где их теснила шведская кавалерия.

В личной судьбе Карла XII нарвские дни, несомненно, явились поворотным пунктом, потому что именно тут он открыл, что наилучшая сфера деятельности для него — руководство войсками на поле битвы.

Эта победа сразу изменила политическое положение в Северной Европе и привлекла внимание всей Западной Европы к Карлу XII и к Швеции. В то время в Европе шла война, вошедшая в историю под названием «войны за испанское наследство». Французский король Людовик XIV, так же как и его противники — «морские державы» Англия и Голландия, старался привлечь Швецию на свою сторону. Историки до сих пор спорят о том, по какому политическому пути Швеции было бы «правильнее» пойти после победы у Нарвы. Но этот вопрос навсегда останется опорным. Из трех возможностей, которые представились Карлу XII, — тотчас же продолжать войну с Россией, немедленно заключить с ней мир или же начать наступление на Польшу, Карл XII избрал последнее — войну против Августа.

Летом 1701 г. усиленная армия Карла XII двинулась на Ригу, сбоями переправилась через Двину и опрокинула войска Августа, расположившиеся на южном берегу реки. Противник был рассеян, герцогство Курляндия было завоевано.

Проблемы, которые стояли перед Карлом еще с весны, встали перед ним снова. Заставить обоих противников Швеции — царя Петра и короля Августа — предпринять какие-либо решительные действия было трудно. Петр казался недосягаемым в своих бескрайних русских просторах. В некотором смысле был недоступен и Август, так как формально он вел со Швецией войну не как польский король, а как саксонский курфюрст. Мир между Швецией и Польшей не нарушался с 1660 г. Старая вражда сменилась сравнительно добрососедскими отношениями. Карл XII пытался найти выход из этого своеобразного государственно-правового положения — он предложил Польше лишить Августа королевского престола.

Это не шло в разрез с традиционной шведской внешней политикой и явилось бы попыткой добиться сближения между Швецией и Польшей, которого хотел еще Юхан III, хотя и несколько иными способами и при других предпосылках. Еще во время войны с Польшей, которую вел Карл X Густав, имели место подобные попытки. Другой вопрос — был ли план Карла XII осуществим.

Когда летом 1701 г. Карл XII принял окончательное решение, Великая северная война вступила в новую фазу. Изучение истории этой войны затрудняется из-за переплетения двух разных вопросов, тесно связанных между собой. Первый из них — своеобразная психология самого Карла XII. Он был совершенно уникален по своей религиозной вере в собственную королевскую власть и в свое призвание, моральному догматизму, ярко выраженному математическо-логическому таланту шахматиста, по своей замкнутости, доходившей до того, что даже его ближайшие сотрудники и подчиненные оставались в неведении относительно его подлинных намерений в основных вопросах, по своей воинственности, такой же всепоглощающей, какой у его отца была любовь к финансам.

Второй вопрос — вопрос о великодержавии Швеции, а также о всех связанных с этим бесконечно сложных сплетениях политических и экономических нитей, трудно уловимых в этот период всеобщих европейских войн, маневров различных правительств и мировых экономических конфликтов. Оба эти вопроса до сих пор не решены, их исследование только началось.

В отношениях с республикой дворян при номинальном короле, какой была тогда Польша, были свои трудности; Карл X Густав усвоил это еще тогда, когда он пытался создать про шведскую партию в Польше или поднимал вопрос о расчленении этого государства. Расплывчатая форма государственного управления затрудняла возможность закрепиться в Польше. Так как поляки не отказались от Августа, Карл XII начал войну против Польши. Он двинул свои войска к Варшаве, а оттуда направился к Кракову, фактически уже находясь в состоянии войны и с Польшей.

При Клишове (1702 г.) он встретился с саксонской армией Августа и с польской королевской армией, специально созданной для войны против Карла. Карл одержал победу. Он разбил наголову королевскую армию и уничтожил большую часть саксонской пехоты. Конница Карла XII, применяя дотоле неизвестный в Европе строй — тесно сомкнутые ряды всадников, — неслась галопом и обладала громадной ударной силой. Сомкнутый строй применялся и шведской пехотой. Год спустя шведы овладели сильно укрепленной крепостью Торном на среднем течении Вислы, захватив при этом в плен главные силы саксонской пехоты, и в результате стали господствовать над важнейшей речной системой страны.

Но и эти военные успехи не принесли Карлу XII окончательной победы. Август находился в безопасности в своем курфюршестве, так как путь к нему лежал через императорскую Силезию. Карл по ряду соображений не желал пока нарушать границы Силезии, хотя в ноябре 1704 г. его войска и подходили к ним. Он все еще упорно держался своего первоначального плана — добиться свержения с престола Августа и избрания нового, дружественного Швеции короля. Постепенно он создал в Польше политическую партию, ориентировавшуюся на Швецию. Мы не будем останавливаться здесь на походах Карла XII в Польше, не будем описывать всех осад, штурмов и стратегических маневров. Достаточно указать на достигнутые результаты. После долгих переговоров с польским дворянством шведские парламентеры, в руках которых было такое средство давления, как огромная контрибуция, выплачиваемая Польшей на содержание шведской армии, добились своего: польская «конфедерация» (союз группы дворянства) отказалась подчиниться Августу (1704 г.), вслед за чем польский сейм, после некоторых колебаний, избрал королем представителя высшего познанского дворянства — Станислава Лещинского. Теперь программа была выполнена, оставалось лишь формально заключить мир и союз с польским государством. Это и произошло в 1705 г. Результаты долголетней кампании были значительны. Был заключен союз между Швецией и Польшей, направленный против России. Россия была союзницей Августа, но многие в Польше смотрели на нее как на «наследственного» врага. Далее последовало заключение ряда торговых соглашений. Эти соглашения были с самого начала тесно связаны с торгово-политической линией шведской внешней политики, которая шла от Эрика XIV, Густава Адольфа и Акселя Уксеншерны и которая была в течение всего XVII в. в деталях разработана шведскими чиновниками.

Рига заняла благоприятное положение как порт для экспорта из Польши. Шведы получили право торговать в важнейших польских городах и на выгодных условиях закупать в галицийских шахтах соль — важный для шведов продукт. Польша обязалась закрыть все пути для транзитной торговли России с Западной Европой, оставив только путь через Ригу.

Но все это оставалось на бумаге, пока король Август пользовался еще некоторым авторитетом в Польше. Он продолжал набирать новые армии в Саксонии и обращался за помощью к русскому царю. Пока Саксония была не тронута, никакие победы Швеции не могли принести окончательных результатов. Какие же причины побуждали Карла XII оставаться так долго в Польше? Историки находили этому объяснение в разных внешних обстоятельствах. Некоторые полагали, что Карл XII рассчитывал на союз с Пруссией, который дал бы ему возможность скорее двинуться на Россию и вступить с ней в решительную борьбу. Действительно, между Швецией и Пруссией уже давно велись переговоры. На последней стадии этих переговоров упоминалось о возможности участия Пруссии в войне Швеции с Россией. Ясно также, что Карл XII не желал выпускать Пруссию из поля своего зрения и тем самым развязать ей руки в Польше, так как Пруссия бросала жадные взоры на Западную Пруссию (западная Пруссия входила в состав Польши). Ряд историков объяснял задержку Карла XII в Польше тем, что он будто бы надеялся заманить главные силы царя Петра на польскую землю и дать им здесь решительное сражение, что Карл XII считал Польшу наиболее удобным местом для пребывания шведских вооруженных сил и наиболее выгодным театром военных действий и т. д. Однако об этом никто ничего определенного не знает, ибо скупые высказывания по этому вопросу самого Карла XII не дают оснований для определенных выводов. Характерно письмо Карла к генералу Реншельду, к которому он питал наибольшее доверие. В письме идет речь о военном плане, известном только им двоим. Карл писал: «Ни одному человеку в мире я не заикнулся об этом плане и не позволил себе даже намекнуть на него».

Постепенно стало ясно, что из длительных переговоров с Пруссией ничего не выйдет. Эта страна, только что вступившая в войну за испанское наследство в числе врагов Людовика XIV, явно не хотела рисковать своей дружбой с Россией. Между тем в начале 1706 г. Реншельд одержал блестящую победу над саксонской армией при Фрауштадте, близ Силезской границы. Весной того же года победоносный Карл XII во главе своих войск появился у самой русской границы.

Казалось, перед Карлом открыты все дороги как на восток, так и на запад. На этот раз он выбрал запад, вторгся через Силезию в пределы Саксонии и принудил Августа к быстрому заключению мира (Альтранштедт, 1706 г.). В течение нескольких месяцев шведская армия оставалась на месте. Она отдыхала, пользуясь всеми благами богатой завоеванной земли. Карл XII, готовясь к новому большому походу, пополнял и укреплял ряды своих войск.

Армия Карла XII, от начала и до конца созданная самим королем, была в то время образцовой. Это была, безусловно, одна из наиболее совершенных военных машин, которые когда-либо существовали. Строго выдержанный стиль военного искусства Карла XII уже по одному своему контрасту со старым стилем ведения войны произвел на Европу того времени большое впечатление. В простом синем мундире, в высоких ботфортах и с огромной шпагой, он всегда находился впереди своих войск, без парика, без всякой пышности, подтянутый, скупой на слова. Карл не щадил себя: он вел простой и полный опасностей образ жизни, как и его солдаты.

Во время пребывания Карла XII в Саксонии каждая из участвовавших в войне за испанское наследство партий старалась привлечь его на свою сторону, но ни одна из них не добилась этого — даже когда сам Мальборо посетил лагерь шведов. В своем споре с германским императором о свободе религии для силезских протестантов Карл XII придерживался традиционной политики, проводившейся в этом вопросе Швецией еще со времен Густава Адольфа. Вопрос был решен в соответствии с требованиями Швеции. Это укрепило ее авторитет и помогло при вербовке в армию немецких протестантов. И все же Швеция не вмешалась в западноевропейскую войну. Другие планы, никому не известные, занимали тогда короля.

Когда весной 1706 г. обсуждались военные мероприятия Карла XII, высказывалось, между прочим; мнение, что «главная задача Швеции — сберечь армию для освобождения шведских областей». Дело в том, что во время польского похода Карла XII в шведских восточных провинциях произошли важные события. Русские одержали ряд побед в Лифляндии. В результате продуманных действий царя Петра все течение Невы, от Ладожского озера до Финского залива, перешло в его руки. Здесь, в самой глубине залива, Петр заложил Санкт-Петербург и Кронштадт. Результаты мира, заключенного при Столбовой, были сведены на нет. В 1704 г., в тот самый год, когда Станислав был избран польским королем, Петр взял Нарву и продолжал укреплять свои позиции на Балтийском море. Государственный совет Швеции, имевший очень неопределенные полномочия, и шведские командиры на востоке, действовавшие каждый на свой страх и риск, не смогли противостоять численно превосходящим силам русских. Пока Карл XII находился в Саксонии, положение в пограничных провинциях оставалось без изменений, но уже в 1703 г. комендант Нарвы оценивал положение следующим образом: «Итак, эти покинутые области целиком оставлены врагу на разграбление, если не отданы в его собственность».

В конце лета 1707 г. Карл XII с превосходно оснащенной армией в 40 тыс. человек, главным образом шведов, оставил Саксонию и двинулся на восток.

Уже в начале 1708 г. большая часть русских войск, ставших в отсутствие Карла XII господами положения в Польше и Литве, покинула пределы этих государств.

К этому времени уже стало ясно, что задумал Карл XII. Он не пошел в Прибалтийские провинции, чтобы уменьшить там давление русских и вернуть потерянное, а решил одним большим походом разрешить «русский вопрос». Он оставил часть своих войск в Польше для поддержки короля Станислава, а сам отправился прямо на восток, к центру необъятной русской державы, к Москве, в соответствии с планом, аналогичным плану, которым руководствовался более чем 100 лет спустя Наполеон. Русские опустошали страну, чтобы помешать продвижению противника (ср. Скандинавскую семилетнюю войну). Карл XII в свою очередь предпринял ряд операций для обеспечения снабжения своих войск. Генералу Левенгаупту, командовавшему до этого войсками в Южной Прибалтике, он отдал распоряжение выступить из Риги в юго-восточном направлении. По плану Карла, Левенгаупт с большим обозом должен был в определенный момент присоединиться к главным силам Карла. В сражении при Головчине русские войска, пытавшиеся задержать Карла, были отброшены. Шведские войска приближались к русской границе. Широко задуманный план предусматривал угрозу сердцу русской державы. В то время тяжелая внутренняя смута сотрясала государство Петра [72]. Но приближался новый поворот в величественной драме.

Русские, отступая, опустошали все кругом с такой неумолимой последовательностью, что Карлу XII с большим трудом удавалось содержать свои войска, растянувшиеся по большой северной дороге в Москву. Русские упорно избегали решительных боев. Тогда шведы решили свернуть на юг от прямой дороги на Москву в надежде найти еще не разоренные земли и пройти на Москву другим путем, с юга.

Маневрируя, чтобы освободить дорогу для Левенгаупта, и, по-видимому, считая, что тот находится недалеко от главных сил, король повернул на юг, выслав вперед значительный отряд, чтобы обеспечить новую операционную базу. Но эти части заблудились в огромных, незнакомых и не нанесенных ни на одну карту лесах, и русским удалось прийти в Северщину раньше шведов, опустошить край и занять важные ключевые позиции на дорогах, по которым рассчитывали пройти шведы.

В довершение всего оказалось, что войска Левенгаупта находятся не так близко к Карлу XII, как донесла королю его разведка. Левенгаупта, отрезанного от главных шведских сил, нагнали превосходящие русские части, и в кровопролитном сражении при Лесной он потерял весь свой обоз и всю артиллерию. Лишь ничтожной части армии Левенгаупта удалось избежать разгрома и пробиться к главным силам Карла.

Карл продолжал идти все дальше на юг, по направлению к Украине, где можно было рассчитывать на поддержку взбунтовавшегося против Петра украинского гетмана Мазепы. Но русские и на этом пути успели опередить Карла. Резиденция Мазепы была сожжена русскими, и украинский мятеж был ликвидирован. Но русские не опустошили Украину, шведам были обеспечены хорошие зимние квартиры, а весной Карл XII рассчитывал получить подкрепление от Польши и продолжать свой поход на Москву.

Но пока что план Карла не удался. Русское военное командование показало большую бдительность и целеустремленность. Однако Карл не падал духом: он решил спокойно ждать весны. Зима должна была пойти на пользу его войскам, получившим хорошие зимние квартиры на Украине. Но зима 1708/09 г. оказалась не совсем обычной украинской зимой. Вообще в этом году небывалые морозы охватили всю Европу. Особенно ужасны были морозы на русских равнинах. Сотни шведских солдат замерзли, тысячи — обморозили ноги и руки. Самые сильные морозы ударили к рождеству и новому году. Один из участников шведской кампании писал в 1708 г. в своем дневнике: «Нам приходится переносить большие трудности. Никогда мы не переживали таких ужасных святок».

Надежда на помощь из Польши не оправдалась; оказалось, что на вынужденное сотрудничество этой страны рассчитывать было нельзя. Но зато Карл XII получил поддержку от мятежного запорожского казачества, а с наступлением весны стал искать контакта со старыми врагами русских — турками и крымскими татарами. На протяжении многих веков эти враги России не раз бессознательно облегчали Швеции проведение ее политики в Балтийском море. Уже в 1707 г. между Швецией и Турцией велись переговоры, в которых затрагивались также вопросы торговли. Однако оставалось под вопросом, в какой мере могли быть осуществлены эти фантастические планы. Во всяком случае об отступлении на север не было и речи.

Карл XII рассчитывал на решительную битву с русскими войсками, сконцентрированными в районе нижнего течения Днепра. Желая принудить противника к бою, Карл весной 1709 г. осадил крепость Полтаву, расположенную на притоке Днепра Ворскле. Русские собрались на противоположном берегу реки, постепенно переправились через нее, создали укрепленный лагерь и построили редуты. Силы русских насчитывали около 45 тыс. человек; против них Карл мог выставить лишь 22 тыс. боеспособных солдат, не считая союзников — казаков; такое соотношение сил было обычным при прежних сражениях. Но десять лет военно-организационной работы царя Петра принесли плоды, и его армия была уже не та, что при Нарве. Тем не менее шведы решили дать бой.

В этот момент произошло роковое для шведов событие — Карл XII был ранен пулей в ногу. У короля началась сильная лихорадка. Он был прикован к носилкам и не мог руководить боем. Среди шведского командования имелись разногласия, особенно между Реншельдом и Левенгауптом. План боя, по мнению военных специалистов, был грандиозным. Шведские войска должны были внезапно атаковать русских и заставить их сражаться спиной к реке. Но план был слишком смел, в нем было немало рискованных моментов. Уже в самом начале сражения (Полтавская битва, 27 июня 1709 г.) произошла роковая ошибка вследствие неясности военных приказов шведского командования и неправильной оценки им положения; найти, на кого следует по справедливости возложить ответственность за поражение, теперь совершенно невозможно. Русские не были застигнуты врасплох, и еще при подходе к месту сражения треть шведской пехоты была уничтожена.

Оставшейся части войск пришлось продолжать бой в крайне неблагоприятных условиях, и она была разбита превосходящими силами русской пехоты. Шведская кавалерия не могла оказать помощь пехоте. После разгрома остатки шведской армии под руководством самого короля собрались и отступили в полном порядке, но более 9500 человек было потеряно; из них было убито около 7 тыс. Погибло 300 офицеров, фельдмаршал Реншельд был взят в плен. Сам король с трудом избежал плена. От всей армии осталось, включая инвалидов, пострадавших от зимних морозов, всего около 15 тыс. человек, главным образом кавалерия; разбитая армия отступала на юго-запад, к треугольнику, образованному Днепром и Ворсклой.




Примечания:



7

[7] Пиратские набеги и походы викингов не были результатом наличия единого государственного руководства, которого в Швеции еще не было и не могло быть в это время, когда в этой стране только зарождались первые политические объединения; они были вызваны процессом распада общины. Часть племенной знати, терпевшая поражение в борьбе за власть, выбрасывалась со своими дружинами за пределы страны и пополняла ряды морских пиратов. — Прим. ред.



72

[72] Очевидно, автор имеет в виду восстание Булавина (1707–1708), а также начавшееся в 1705 г. восстание башкир, татар и других народов Поволжья, которое продолжалось до 1711 г. — Прим. ред.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх