• Развитие хозяйства
  • III и IV династии
  • V и VI династия (около 2700–2400 гг. до н. э)
  • Организация государственной власти
  • Идеология обоготворения царя
  • Распад Египта на номы
  • Глава VII. Египет в период Древнего Царства

    Сельскохозяйственные работы. Фреска из гробницы Менены

    Период Древнего Царства, охватывающий время царствования фараонов III–VI династии (3000–2400 гг. до н. э.) был временем образования первого централизованного и сильного рабовладельческого государства. Материальная культура в эту эпоху достигла значительного расцвета. Египетские цари, опираясь на крупные хозяйственные ресурсы и на значительные войска, начали вести систематическую борьбу за завоевание Синайского полуострова и северной Нубии. Этот период был временем первого значительного расцвета культуры и военно-политической мощи египетского государства.

    Развитие хозяйства

    Объединение дельты и долины Нила в единое государство дало возможность усовершенствовать и расширить оросительную систему, которая являлась основой земледелия. Государственная власть принимает меры к прорытию новых каналов, поручая наблюдение за этими работами отдельным чиновникам. Аристократ Нехебу, живший в эпоху V–VI династии, с гордостью пишет в своей автобиографической надписи о дом, что он по приказу царя по заранее разработанному плану выкопал каналы в северной и в южной части Египта.

    Но, наряду со всё расширяющимся земледелием, сохраняют крупное хозяйственное значение рыбная ловля и охота. В пустынях, прилегающих к долинам Нила, и в болотистых заводях реки египтяне охотились на самых разнообразных зверей и птиц, в Ниле во множестве ловили рыбу. Сцены охоты и рыбной ловли прекрасно изображены на стенах гробниц времени Древнего Царства. Более организованный характер, чем ранее, приобретает скотоводство, которое теряет своё самостоятельное значение, целиком приспособляясь к нуждам земледельческого хозяйства. Недостаток пахотных земель в долине принуждает население все свободные земли использовать для посевов, разводя скот в ограниченном масштабе, лишь в той степени, в какой это было необходимо. Некоторый избыток земли был только в Дельте, где на обширных пастбищах можно было в большем количестве разводить скот. Поэтому скотоводство в Дельте приобретает несколько большее значение, чем в долине, на что указывает обоготворение быка в четырёх номах Нижнего Египта. В эту эпоху существовали различные породы крупного и мелкого рогатого скота, причём выводились племенные породы, и скот искусственно вскармливался в стойлах. Стада являются одним из основных видов богатства. Цари во время войн с соседними племенами, опустошая соседние страны, угоняют в виде добычи огромное количество скота. Фараон V династии Сахура во время войны с ливийцами пригнал в Египет множество быков, ослов, коз и овец. На стенах своих гробниц приближённые фараона с гордостью изображают принадлежащие им стада и сообщают в надписях точное количество голов принадлежащего им скота. Наряду со скотоводством некоторое хозяйственное значение имеет и птицеводство, в частности разведение домашних гусей и уток. Так, Птахотеп, крупный чиновник времени VI династии, сообщает в автобиографической надписи на стенах своей гробницы, что ему принадлежало огромное количество гусей, уток, лебедей и голубей, — целая огромная птицеводческая ферма. В царских поместьях и при храмах также существовали большие скотоводческие и птицеводческие хозяйства. В храме солнца Неусерра в некоторые праздники приносили в жертву до тысячи гусей. В том же самом храме солнца царя Неусерра сохранилось изображение сцены добывания мёда, что указывает на существование пчеловодства.

    Но наибольшее значение в хозяйственной жизни страны имело земледелие, которое основывалось на широко развитом искусственном орошении и являлось основным и ведущим видом хозяйства. Хотя в силу общей застойности египетской экономики и техники сельскохозяйственные орудия долго сохраняли свой первобытный характер, всё же и в этом отношении можно заметить некоторый прогресс. Попрежнему ещё широко применяется для обработки почвы древняя первобытная мотыга. Но наряду с ней всё шире распространяется примитивный плуг, в который обычно впрягали двух быков. Серп архаической эпохи с кремнёвыми зубьями заменяется более усовершенствованным металлическим серпом. Появляются и особые грабли, которые были неизвестны в предшествующие времена. На развитие земледельческого хозяйства указывает я наличие целого ряда видов хлебных злаков. Так, в надписях этого времени упоминаются особые виды верхнеегипетского и нижнеегипетского ячменя. Наряду с зерновым хозяйством получало всё большее развитие огородничество и плодоводство. Распространяются виноградарство и льноводство. Наконец, некоторое значение имело и оливководство, которое давало возможность изготовлять растительное масло из плодов местного оливкового дерева.

    Многочисленные изображения, сохранившиеся на стенах гробниц, свидетельствуют о значительном развитии ремёсел, в частности обработки дерева, камня, металла, глины, папируса, выделки тканей и кожи. В эпоху архаики и Древнего Царства ещё не все рощи были сведены, и поэтому обработка дерева имела в эти времена большее значение, чем впоследствии. Для изготовления мебели, кораблей, погребальных ящиков и других предметов пользовались как местными породами дерева — сикоморой, тамариском, акацией, пальмой, так и привозными сортами дерева — кедром, который привозили из Сирии, и чёрным деревом, которое доставляли из Нубии, может быть, даже из более далёких южных стран. Развитие деревообделочного производства нашло своё отражение в значительном усложнении и усовершенствовании инструментария. Каменные инструменты постепенно заменяются металлическими. Дерево рубят при помощи топора, распиливают одноручной пилой, обтёсывают теслом или маленьким топориком, отверстия пробивают долотом, поверхность дерева полируют плоским полировочным камнем. В особых мастерских изготавливают луки и стрелы, пользуясь целым набором инструментов. Отдельные куски дерева, доски и части предметов соединяют друг с другом, вгоняя шипы в пазы, а также пользуясь деревянными гвоздями и втулками. Так как дерево, даже в эти времена было редким и ценным материалом, часто прибегали к изготовлению больших досок из отдельных маленьких кусков дерева, которые тщательно подгоняли друг к другу. Большое значение имела обработка дерева в кораблестроении. В надписи вельможи Уны (VI династия) описывается постройка грузового судна из «дерева акации длиной в 60 локтей, шириной в 30 локтей, которое было сделано в 17 дней». В этой же надписи говорится о том, что эти корабли строились из дерева акации, которое привозилось из Нубии. Кораблестроению придавалось большое значение. Даже в официальной летописи сообщается о сооружении больших грузовых кораблей из различных сортов дерева.

    Огромное значение в хозяйственной жизни страны имела обработка камня, которая достигла в это время высокого расцвета и технического совершенства. Для добывания и обработки камня пользовались различными орудиями: деревянной колотушкой, киркой, резцом, сверлом, теслом, каменным молотом, пилой. Для полировки камня пользовались твёрдыми полировочными камнями и кварцевым песком. При постройках пользовались наугольником и отвесом. Прекрасное представление о высоких достижениях в технике обработки камня дают ценные сосуды этого времени, сделанные из твёрдых пород камня с поразительной точностью и совершенством. Не менее замечательны тончайшие рельефные изображения и гиероглифические надписи, с большим мастерством высеченные на стенах гробниц этого времени. Но особенных успехов достигли египетские каменотёсы в строительном деле. Египетские постройки из крупных каменных глыб в некоторых случаях прекрасно сохранились до наших дней и являются чудом строительной техники. Один из древнейших каменных храмиков был построен около медумской пирамиды в эпоху III династии. С этого времени каменная архитектура получает широкое распространение во всём Египте. Огромные царские пирамиды и расположенные около них храмы дают яркое представление о расцвете строительной техники. Для их постройки пользовались огромными каменными глыбами. Так, в постройке, расположенной у входа в заупокойный храм фараона Хафра (IV династия), камни достигают в длину 5,45 м и весят до 42 тыс. кг. Огромная царская гробница, пирамида царя Хуфу (IV династия), достигает высоты в 146 м. Она сложена из 2300 тыс. каменных плит, причём вес каждой каменной плиты равняется приблизительно 2 1/2 т. Пирамиды покрывались роскошной каменной облицовкой. Каменные — плиты подгонялись друг к другу с самой поразительной точностью, удивляющей даже современных архитекторов.

    Наиболее прогрессивным и хозяйственно важным видом ремесла была металлургия, также достигшая в период Древнего Царства значительного развития. Каменные орудия всё больше вытесняются металлическими, причём чаще всего пользуются медью, которую привозят из синайских рудников или из Восточной пустыни. Наряду с техникой ковки была известна и техника литья. Уже в гробницах IV династии, как, например, в гробнице царицы Хетеп-Херес, были найдены медные орудия, в частности орудия каменщика, сделанные из меди. Железо и техника его обработки были известны ещё в эпоху архаики, но в период Древнего Царства этим видом металла пользовались редко. Однако в религиозных текстах пирамид V–VI династий мы найдём целый ряд своеобразных представлений о том, что небесный свод и престол солнечного бога сделаны из железа. Очевидно, метеоритное железо считалось тогда ценным металлом особенно высокого качества, которому может быть приписывалась даже особая религиозно-магическая сила. Археологические находки полностью подтверждают предположение о том, что железо было известно древним египтянам в эпоху Древнего Царства. Высокого расцвета достигло в эту эпоху ювелирное искусство. Из золота, серебра и естественного сплава золота с серебром (электрум) египетские ювелиры выделывали изящные изделия и украшения. О высоте ювелирного искусства этого времени яркое представление дают массивные серебряные браслеты, найденные в гробнице царицы Хетеп-Херес. Эти браслеты украшены тончайшими инкрустациями из малахита, лазурита и яшмы, которые изображают стрекоз.

    Наконец, значительного развития достигли в эту эпоху и другие ремёсла, в частности обработка глины, папируса, кожи и выделка льняных тканей.

    Развитие производительных сил, специализация и рост производства как в области сельского хозяйства, так и в области ремесла привели к появлению избыточных продуктов. Эти избыточные продукты, которые не могли быть потреблены на месте, превращались в товары и продавались на рынках. Внутренняя и внешняя торговля существуют в эту эпоху в древнем Египте, как и в других древневосточных странах в своей примитивной форме меновой торговли. На стенах гробниц этого времени сохранились изображения рыночных сцен, причём художник тщательно изобразил обмен одних товаров на другие. Археологические памятники и надписи указывают на расширение торговых связей между Египтом и соседними странами. В летописи, сохранившейся на Палермском камне, говорится о крупных торговых экспедициях, снаряжавшихся в заморские страны за ценными сортами хвойного дерева, о доставке из южной страны Пунт мирровой смолы, досок и электрума. Раскопки в Библе дали большое количество памятников, указывающих на проникновение египетской торговли в Сирию. Так, в Библе были найдены фрагменты сосудов с именами египетских царей IV династии Хуфу и Менкаура и алебастровый сосуд с именем Униса, фараона V династии. Очевидно, Библ (египетское название которого «Кебеи» встречается в египетских надписях) был одним из центров египетской торговли в Сирии. Экономическое влияние Египта в Сирии было настолько значительным, что египетские фараоны считали возможным называть себя «владыками Библа» и богами Ливанской области.

    В эпоху V династии египетские фараоны отправляют большие торговые экспедиции в Сирию. Изображения, сохранившиеся на стенах заупокойного храма фараона Сахура, рисуют сцены снаряжения большой морской экспедиции, отправленной в Азию с целью доставки оттуда различных товаров и рабов. Мы видим здесь азиатов — мужчин и женщин. В надписях упоминается о доставке из Азии некоторых местных товаров, как, например, оливкового масла. Различные товары привозили египтяне также из соседних областей Северной Африки. В частности из Ливии египтяне вывозили особое масло для умащений.


    Египетский корабль. Фреска Древнего Царства

    Наряду с экономическими связями укреплялись и культурные связи Египта с Сирией. Египтяне распространяли в Сирии различные элементы своей культуры, в частности письменность. В Библе была найдена египетская цилиндрическая печать с египетской гиероглифической надписью архаического происхождения, что указывает на глубокую древность египетского культурного влияния в Сирии. Целый ряд египетских предметов, найденных в Библе, покрыт египетскими тиероглифическими надписями. На одном барельефе изображён фараон VI династии Пепи, приносящий жертву богу и богине. Помещённый тут же в надписи титул фараона гласит: «любимый Хатхор, владычицы Библа». Очевидно, в Сирию уже в эту эпоху проник культ египетской богини Хатхор. На тесные религиозные взаимодействия между Сирией и Египтом указывает и восходящая ко времени Древнего Царства легенда о смерти Озириса, в которой рассказывается о том, что ларец с телом Озириса был прибит морской волной именно к берегам Библа. В эпоху VI династии в связи с развитием внешней торговли египтяне всё чаще и чаще ездят в соседние страны. В одной надписи чиновник Хнумхотеп сообщает о том, что он 11 раз ездил в страну Пунт и в Кебен (Библ). Чиновник Чечи в своей надписи пишет о том, что «он доставлял вещи из южных стран царю». Эти экспедиции в Пунт отправлялись по дороге, шедшей из Коптоса к берегам Красного моря по ущелью высохшего потока Вади-Хаммамат. На скалах в этом ущелье были найдены надписи, относящиеся именно к этому времени и содержащие титулы и имя высокого чиновника «начальника войска… наполняющего страхом перед царём иноземные страны». Очевидно, эти торговые экспедиции носили открытый военно-грабительский характер. Египтяне, нуждаясь в иноземном привозном сырье, получали его не только при помощи торгового обмена, но и опираясь на силу своего оружия.

    Основной хозяйственной и общественной ячейкой в Египте была сельская община, сохранявшая в течение многих столетий древнюю закостеневшую форму. На это указывают надписи, в которых упоминаются древние общинные советы, носящие характерные названия «джаджат» и «кенбет». Эти общинные советы были органами судебной, хозяйственной и административной власти на местах. Они регистрировали акты продажи, следили за тем, чтобы чиновники выполняли свои обязанности, наблюдали за состоянием сети искусственного орошения и обладали особыми судебными функциями. В состав этих общинных советов в эпоху древнейшего классового общества входили высшие слои общин, представители местного зажиточного населения, которые с течением времени превращаются в чиновников централизованного государственного аппарата. Слова, обозначавшие эти общинные советы «джаджат» и «кенбет», писались при помощи характерных гиероглифов, наглядно изображающих кружок и угол. Эти картинные гиероглифы сохранили отголоски того древнего времени, когда должностные лица общины садились для решения своих общинных дел в почётный угол дома или просто в кружок, как до сих пор садятся для решения своих дел шейхи бедуинских племён. Общинные советы «кенбет» ведали гражданским судопроизводством и разбором дел, главным образом связанных с семейным правом, в частности споров о наследстве, причём в решении этих дел могли принимать участие в качестве соприсяжников родственники как истца, так и обвиняемого. Таким образом, эти общинные советы восходят к тому времени, когда древняя семейная община постепенно уступает своё место сельской общине. На большое значение патриархальной семьи указывает обычай единонаследия, дававший старшему сыну абсолютное право на всё наследство. Этот обычай способствовал максимальному сосредоточению имущества крупных патриархальных семей в одних руках, а также усиливал расслоение, которое становилось всё более и более заметным в больших патриархальных семьях. В египетских надписях Древнего Царства старший сын называет себя «наследником своего отца» и «хозяином всего его имущества». Вполне естественно, что в патриархальных семьях должны были часто происходить споры о наследстве. Права старшего сына, единственного кровного и законного наследника, защищались обычным правом и судом. Один сохранившийся судебный протокол времени VI династии содержит разбор дела о наследстве. В качестве претендентов на наследство выступают: посторонний семье человек, очевидно, не имевший прав законного кровного наследования, Себекхотеп, опирающийся на письменное завещание, и сын умершего, основывающийся на обычном праве кровного наследования. Суд, требуя от постороннего человека, чтобы он подтвердил своё право на обладание наследством не только письменным завещанием, но и клятвой трёх надёжных свидетелей, тем самым становится на сторону кровного наследника, ибо от него не требуется ни завещания, ни свидетельских показаний. На имущественное неравенство, имевшее место в патриархальной семье, указывает и одно письмо, в котором вдова просит умершего мужа защитить своего сына. Жалуясь покойному мужу, как доброму духу — покровителю семьи, на незаконный захват его имущества неполноправным наследником, вдова просит покойного мужа не допустить, чтобы их сын и законный наследник попал в зависимость от узурпатора. Таким образом, обычное право, поддерживая принцип единонаследия, содействовало максимальной концентрации имущества в руках главы патриархальной семьи. В недрах этих патриархальных семей, как раньше в недрах родового строя, образуются социально-экономические предпосылки возникновения древнейших форм рабства. Слово «слуга», «раб» (по-египетски «седжу») определяется картинным гиероглифом, обозначающим ребёнка, что указывает на наличие домашнего рабства в патриархальных семьях того времени. Развитие техники и рост производства приводят к тому, что происходит разделение труда, и в связи с этим становится не только выгодным, но иногда даже необходимым привлекать добавочную рабочую силу. Члены большой и богатой патриархальной семьи, внутри которой уже существуют элементы господства и подчинения, уже не могут сами справиться с возросшими потребностями хозяйства. «Стихийно сложившееся разделение труда внутри земледельческой семьи давало на известной ступени благосостояния возможность присоединить к семье одну или несколько рабочих сил со стороны».[21] Эту добавочную рабочую силу доставляли главным образом войны. Военнопленных, которых раньше убивали, стали теперь обращать в рабство. В автобиографиях вельмож Древнего Царства упоминаются рабы, которые перечисляются наряду со скотом.

    III и IV династии

    Развитие хозяйства, торговли, развитие рабства и захватнические войны влекут за собой дальнейшее развитие имущественного расслоения, которое становится всё более резким. Различные богатства, стада, рабы, земля, добыча, захваченная во время торговых экспедиций и военных походов, крайне неравномерно распределялись среди населения. Подавляющее количество богатств скапливалось в руках царя и рабовладельческой аристократии, содействуя обогащению и ещё более резкому социальному расслоению. Рабовладельческая знать усиливается также благодаря многочисленным царским пожалованиям. В автобиографиях вельмож этого времени часто рассказывается о том, что царь пожаловал тому или иному чиновнику земли. Так, в автобиографии чиновника времени III династии Метена говорится о том, что ему были пожалованы царём земли в Северной и в Южной Стране и в том числе богатые виноградники. Гробницы вельмож этого периода и времени V и VI династий ярко характеризуют растущее экономическое значение рабовладельческой знати. На стенах этих гробниц сохранились интереснейшие изображения, ярко рисующие быт и жизнь древних египтян этой эпохи. Мы видим здесь хозяина гробницы, вельможу, занимающего ряд важных должностей при дворе или в местном управлении. Обычно он осматривает свои владения, наблюдает за сельскохозяйственными работами и принадлежащими ему ремесленными мастерскими.

    Судя по этим изображениям, в это время крупные чиновники, приближённые фараона, владеют большими поместьями. Знатные и тщеславные богачи не ограничиваются тем, что изображают на стенах своих гробниц принадлежащие им поместья и зависимых от них людей, но стараются увековечить здесь всю свою земную жизнь, наивно веря в то, что изображения на стенах их гробниц, снабжённые соответствующими религиозными надписями, как бы магически перенесут в загробный мир все их земные владения и богатства. Тут же мы находим и некоторые статистические данные, позволяющие судить о размерах этих поместий времени Древнего Царства. В некоторых гробницах сохранились цифры, указывающие на количество скота, принадлежащего знатным рабовладельцам. Так, в гробнице друга фараона Хафра, начальника жрецов Хафраанх (IV династия), изображены принадлежащие ему многочисленные стада, и тут же указано, что у него было быков длиннорогих 835, быков короткорогих 220, ослов 760, козлов 2235 и баранов 974, В других гробницах, принадлежавших крупным рабовладельцам этой эпохи, сохранились сцены охоты, птицеводства, рыболовства, кораблестроения, а также изображения больших ремесленных мастерских, принадлежавших этим аристократам.

    Основной массой трудового населения Египта этого времени были свободные земледельцы, входившие в состав древних сельских общин. Однако внутри общин происходит социальное расслоение. В силу развития экономики всё более усиливается рабство. Надписи этого времени указывают на существование древнейших форм рабства. Рабы и бедняки должны были работать на всех участках обширной оросительной сети, которая обеспечивала плодородие почвы и находилась под контролем центрального аппарата государственной власти. При помощи тяжёлого труда рабов и бедняков воздвигались громадные сооружения общегосударственного значения, искусственные озёра, водохранилища, каналы и дамбы, а также грандиозные храмы и царские гробницы, которые должны были свидетельствовать о незыблемости классового строя и силе царской власти, освящённой религией и жречеством. Историческая традиция, сохранившаяся у греческого историка Геродота, приписывала сооружение громадных царских гробниц, пирамид «народу», подчёркивая тем самым «всенародный» или, вернее, общегосударственный характер этих работ.

    Рабы использовались в крупных царских и храмовых поместьях, а также в хозяйствах крупных рабовладельцев-аристократов, главным образом чиновников.

    Развитие рабовладельческого хозяйства, растущая потребность в иноземном сырье, в рабах и расширение внешней торговли повлекли за собой расширение завоевательной политики. Египетские фараоны III и IV династий отправляют вслед за торговыми экспедициями свои войска, для того чтобы закрепить при помощи оружия господство Египта в соседних странах с целью эксплоатации естественных богатств и населения этих стран. Но эти военные походы имеют своей целью иногда просто грабёж, захват богатств, скота и рабов. Завоевательная политика, наметившаяся при фараонах первых двух династий, окончательно определилась и получила своё дальнейшее развитие при последующих фараонах Древнего Царства, при которых Египет превратился в мощное централизованное государство. Первый фараон III династии, Джосер, воевал в течение своего царствования на северо-восточных и южных границах Египта. Около древних разработок меди на Синайском полуострове сохранились барельефы, повествующие о победах Джосера над жившими здесь племенами. Царь изображён в обычной сцене триумфа. Он заносит свою булаву над головой поверженного азиата. Судя по надписи, во главе экспедиционного отряда стояли высокие чиновники, в том числе «начальник воинов царской экспедиции, начальник пустынной области Бетах и состоящий при азиатах Хени». Эта экспедиция была послана на Синай с целью завоевания района медных рудников. В более позднем предании рассказывается о том, что Джосер пожертвовал храму бога Хнума в Элефантине большой участок земли выше первого порога. Очевидно, эта часть Нубии была уже в эту эпоху завоёвана египетскими войсками. Однако нубийские племена не были полностью замирены. Поэтому Джосер должен был построить стену от Ассуана до Филэ для защиты южных областей Египта.

    Не менее энергичную военную политику вёл также фараон Снофру. В его царствование район медных рудников на Синайском полуострове был окончательно закреплён за Египтом. Победы Снофру в этом районе были увековечены барельефами, сохранившимися на скалах в Вади-Магхара. Царь, изображённый в торжественной позе победителя, назван в надписи «покорителем иноземных стран». Победы фараона Снофру и окончательное присоединение им к Египту важной области медных рудников Синайского полуострова имели настолько крупное политическое и экономическое значение для Египта, что воспоминание об этих событиях сохранялось в течение тысячелетий в памяти египетского народа. Снофру впоследствии считался завоевателем всей этой области и основателем здешних медных рудников. Высшей похвалой для чиновника было признание, что со времён Снофру ничего подобного здесь не было сделано. Снофру совершал военные походы также и на юг. Эти военные походы Снофру имели настолько крупное значение, что о них упоминается даже в государственной летописи Палермского камня. В ней говорится об опустошении страны нубийцев и доставке 7 тыс. пленников и 200 тыс. голов крупного и мелкого рогатого скота. Для закрепления своих завоеваний на севере и на юге Снофру, как говорится в той же летописи, «построил стену южной и северной страны (под названием) „Дом Снофру“. Эти войны за окончательное овладение Синайским полуостровом продолжались и при следующих фараонах. На скалах около Вади-Магхара сохранился победный рельеф фараона IV династии Хуфу. Краткая надпись объясняет его политический смысл: „Хнум-Хуфу, великий бог, сокрушитель иунтиу (туземное синайское племя. — В. А.). Всякая защита и жизнь сопутствуют ему“».

    Во время этих воинственных походов на Синай и в Нубию египетские фараоны захватывали и пригоняли в Египет большое количество пленников. В надписи эти пленники иногда называются «живыми пленниками». Очевидно, в связи с ростом производительных сил страны, пленников в эту эпоху уже не убивали, как раньше, а доставляли в Египет, обращая их в рабство. Перечисление этих «живых пленников» наряду со скотом указывает на то, что здесь имеются в виду рабы, на которых в эту эпоху смотрели лишь как на рабочую силу. На это указывает слово «джет» (тело), служившее для обозначения раба.

    Деятельность египетского правительства этого времени сводилась главным образом к завоеванию соседних областей и внутреннему укреплению государства. Внешним выражением этой политики и в то же время значительной силы этого централизованного и деспотического государства являются пирамиды, построенные фараонами III–IV династий. Грандиозные царские гробницы, построенные из громадных каменных глыб, свидетельствуют о том, как по приказу центральной власти сотни тысяч людей должны были в течение долгого времени выполнять непроизводительный труд, строя грандиозную гробницу для царя. Эти здания, воспроизводящие монументальную форму пирамиды, до сих пор ещё гордо возвышаются в Саккара и в Гизэ, неподалёку от древней столицы Египта — Мемфиса и современной — Каира. Огромные пирамидальные гробницы строились с целью наглядно показать всему народу, какая огромная власть находилась в руках царя. Именно в эту эпоху сформировалась древнеегипетская деспотия, основанная на неограниченной власти царя.

    Своеобразная, строго пирамидальная форма царской гробницы была не сразу найдена египетскими зодчими. Первая гробница этого типа, построенная Джосером в Саккара, состоит из шести этажей, которые уступами возвышаются друг над другом. Эта «ступенчатая пирамида» высотой в 60 ж является одним из древнейших известных нам каменных сооружений монументального типа. Раскопки, произведённые вокруг этой гробницы Фертом, обнаружили здесь целый сложный архитектурный ансамбль. Вся группа зданий состояла из царской пирамиды и часовни, колоннады большого храма, посвященного царским юбилеям, прилегающего к нему маленького храмика, гробниц и часовен царских дочерей. Особенно замечательны изящные колонны, украшенные желобками и воспроизводящие пучок тонких стеблей. Традиция сохранила имя замечательного зодчего этого времени, высокого чиновника Имхотепа, которого впоследствии считали покровителем писцов, письменности и знания, превратив его легендарный образ в божество врачевания. Ко времени царствования фараона Снофру относится сооружение двух больших царских гробниц. Очевидно, Счофру воздвиг себе две пирамидообразные усыпальницы: одну в Медуме и одну в Дахшуре, где в честь фараона совершался заупокойный культ. Медумская пирамида, недавно тщательно раскопанная американскими археологами, была построена в виде семиступенного сооружения, над которым был впоследствии надстроен восьмой этаж. Затем всей усыпальнице был придан вид пирамиды, искусно сооружённой вокруг ядра, которое образует естественная скала. В самой нижней части скалы скрыта маленькая погребальная комната в которой некогда покоилась мумия царя. Вторая царская гробница, в Дахшуре, построена в форме геометрически правильной пирамиды. Это погребальное сооружение высотой в 99 м с прилегающим заупокойным храмом, с каменной оградой и мощеными дорогами должно было представлять собой величественное зрелище, свидетельствующее о мощи египетского царя.


    Развалины храма Джосера в Саккара. Древнее Царство

    Самой грандиозной среди всех царских пирамид является пирамида Хуфу, которая до сих пор гордо возвышается над пустынным ландшафтом в Гизэ рядом с гигантским сфинксом высеченным из целой скалы. Высота пирамиды в древности достигала 146 м, длина каждой стороны основания — 230 м площадь основания — 52,900 кв. м. Греческий историк Геродот сообщает о том, что пирамида Хуфу (по-гречески — Хеопса) строилась 20 лет. Сложный план размещения трёх внутренних камер в различных частях пирамиды подтверждает предположение о том, что эта пирамида строилась в течение долгого времени и что план постройки несколько раз менялся во время работ. Пирамида фараона Хафра, также расположенная в Гизэ, была на 8 м ниже пирамиды Хуфу, но она сохранилась значительно лучше. Часть сохранившейся облицовки даёт представление о высокой технике каменотёсных работ этого времени. Третья гиззхская пирамида, построенная фараоном Менкаура, значительно меньше и достигает высоты лишь 66 м. Очевидно, материальные ресурсы и реальная власть фараонов IV династии в царствование Менкауры начали клониться к упадку. Все три гйзэхские пирамиды были окружены большим количеством гробниц, принадлежавших царским родственникам, вельможам и крупным чиновникам. Весь этот обширный «город мёртвых» ныне тщательно раскопан и даёт ясное представление о материальной культуре, искусстве и истории этого времени.


    Сфинкс в Гизэ. Древнее Царство

    Пирамида фараона Хафра в Гязэ. Древнее Царство. IV династия

    V и VI династия (около 2700–2400 гг. до н. э)

    Греческие историки Геродот и Диодор рассказывают позднее предание о том, как фараоны IV династии угнетали народ, заставляя его в поте лица строить огромные царские гробницы — пирамиды. Диодор даже сообщает о том, что народ восстал и выбросил тела этих царей из их пирамид. В египетской сказке, текст которой написан на папирусе Весткар, относящейся к XVII в. до н. э., рассказывается о том, что первые три фараона V династии чудесным образом родились от таинственного брака жены жреца бога Ра и самого Ра и таким образом получили неоспоримое право на царский престол в качестве прямых потомков верховного бога солнца. Весьма возможно, что в этих поздних сказаниях сохранилось воспоминание о той тяжёлой эксплоатации, которой подвергались массы свободных и рабов в эпоху строительства пирамид и которая привела к народному восстанию. Возможно, что жрецы бога Ра использовали это народное восстание в своих интересах, возведя на царский престол своего ставленника, который в награду за это объявил культ Ра государственной религией. Позднее была создана легенда, обосновывавшая право фараонов новой, V династии на царский престол. Как эта легенда, так и подлинные надписи этого времени указывают на то, что уже в эпоху IV династии началось усиление культа бога солнца Ра, который при первых царях V династии превращается в верховного государственного бога всего Египта. В состав имён фараонов IV–V династий входит имя бога Ра. Эти цари носят новый титул «сына Ра» (или «сына солнца»), который отныне становится одним из основных титулов египетского фараона. На особенное усиление культа Ра при царях V династии указывают развалины замечательных храмов, построенных этими фараонами неподалёку от столицы Египта, Мемфиса.

    Надписи и скульптурные изображения времени V династии говорят о дальнейшем расширении завоевательной политики Египта. Фараоны V династии считают, что они призваны править не только над египтянами, но и над ливийцами, нубийцами и азиатами. Царя с этого времени начинают изображать в виде сфинкса, т. е. льва с головой человека, попирающего своими лапами иноплеменных врагов Египта. Фараон V династии Сахура продолжал воинственную политику своих предшественников, целью которой было окончательное завоевание Синайского полуострова. На скалах в Вади-Магхара сохранились рельефы, изображающие Сахура перед священным символом бога Упуата, «Открывающего путь» в завоёванные области Синая. Помещённая тут же надпись называет царя «покорителем иноземных стран, сокрушителем всех иноземных стран Менту». Фараон Сахура вёл, кроме того, большую войну с ливийцами, о которой мы осведомлены благодаря сохранившимся рельефам его могильного храма. На этих рельефах изображены захваченные в плен ливийские вожди и богиня истории, которая «записывает» число пленников, захваченных в Ливии. Богиня запада Аментит передаёт царю власть над техену (ливийцами). Тут же изображены ливийские пленники, а также стада быков, коз, баранов и ослов. Весьма возможно, что в царствование Сахура был предпринят большой военный поход в Азию.

    Эту военную политику продолжали фараоны VI династии. Цепи I вёл войны на Синайском полуострове, да что указывает сцена его триумфа и победная надпись в Вади-Магхара, повествующая о военной экспедиции на Синай. Пепи I проник в Нубию вплоть до второго порога. Северная Нубия была в эту эпоху уже настолько замирена, что фараон Меренра мог лично прибыть сюда и принять выражение верности от вождей племён маджаев, вават и иертет. Целый ряд крупных торговых и военных экспедиций в различные области Нубии совершал правитель Элефаитины и начальник юга Хирхуф, автобиографическая надпись которого сохранилась до нашего времени. Судя по этой надписи, Хирхуф тщательно обследовал различные малоизвестные пути и районы Нубии, привозил из Нубии многочисленные товары и нередко усмирял мятежные и воинственные нубийские племена. Военные походы в Нубию совершались также и в царствование фараона Пепи II. О крупных военных действиях против нубийских племён сообщает в своей надписи правитель Элефантины и начальник чужеземных стран Пепинахт. Пепинахт дважды совершал военные походы в Нубию, результатом которых было опустошение стран Вават и Иертет, привод пленных и скота. Большой интерес представляет и надпись крупного чиновника, «начальника юга» Себни, в которой описывается военно-карательная экспедиция, отправленная в недавно завоёванный южный край, в богатую золотоносную Нубию.

    Особенно подробно описывается крупный военный поход в автобиографической надписи вельможи Уны, жившего при фараонах VI династии. Этот военный поход был снаряжён против кочевых племён пустыни, живших, видимо, на территории Синайского полуострова. Племена пустыни носят образное название «хериу-ша», что означает «стоящие на песке». В надписи Уны говорится о победах египетских войск, которые дали возможность египтянам проникнуть несколько далее, вплоть до плодородных областей Палестины, и захватить в результате войны большое количество пленников. Описание этого военного похода, сохранившееся в надписи Уны, представляет большой исторический интерес. В надписи описывается очень примитивная организация военного дела, сбор военного ополчения во всей стране и грабительский характер войны, имевшей своей целью опустошение вражеской страны, разрушение её крепостей, уничтожение финиковых пальм и виноградников, а также захват пленных, обращавшихся в рабство. Эти факты истории древнего Египта прекрасно иллюстрируют слова Энгельса, который образно определил грабительский характер войны в эпоху распада родового строя и образования древнейшего классового общества:

    «Война, которую раньше вели только для того, чтобы отомстить за нападения, или для того, чтобы расширить территорию, ставшую недостаточной, ведётся теперь, только ради грабежа, становится постоянным промыслом. Недаром высятся грозные стены вокруг новых укреплённых городов: в их рвах зияет могила родового строя, а их башни упираются уже в цивилизацию».[22]


    Организация государственной власти

    Военно-захватническая политика способствовала обогащению и укреплению рабовладельческой аристократии. Но это обогащение знати усилило обострение социальных противоречий. Поэтому, для того чтобы дать возможность рабовладельцам безнаказанно эксплоатировать бедняков и рабов, окончательно оформляется прочный аппарат государственной власти в виде своеобразной древневосточной деспотии. Отличительными чертами этой деспотии являются централизация управления, использование значительных кадров аристократического чиновничества и укрепление авторитета верховной власти фараона при помощи строго разработанной идеологии обоготворения царя и его власти.

    Государство ставит своей главной задачей защиту интересов правящего класса рабовладельцев. Это видно из всех надписей и изображений этого времени. Все автобиографии вельмож и чиновников пестрят указаниями на то, что царь щедро осыпал их своими милостями. Аристократы, как, например, Пташепсес или Уна, пишут о том, что они воспитывались в царском дворце вместе с царскими детьми, что царь давал им в жёны своих дочерей и сооружал для них на свои средства большие и роскошные гробницы. Крупные чиновники в своих надписях сообщают о том, как они достигли высших должностей при дворе и неизменно пользовались высокой монаршей милостью. В эту эпоху образуются древнейшие органы власти: ведомство общественных работ, древнейший суд, податное и военное ведомства.

    Государственная власть через номархов и чиновников заботилась о нормальном функционировании оросительной системы, которая имела огромное значение для развития земледельческого хозяйства. Документы этой эпохи указывают на деятельность податного ведомства. Известно, что уже с первых династий периодически во всей стране производился подсчёт земли, скота, людей и золота. Очевидно, это были основные единицы обложения. На основе этих статистических данных устанавливались подати, которые систематически взыскивались с населения и собирались в казну царя при помощи целого аппарата податных чиновников и казначеев.

    Наряду с финансово-податным ведомством формировался и суд. На местах существовали древние общинные суды, но их всё больше и больше вытесняли представители царской юрисдикции, царские судьи, должность которых чаще всего соединялась с должностью местного правителя, номарха, носившего соответственно с этим титул «жреца богини истины». В столице находилась высшая судебная инстанция, носившая название «шести великих домов». Высшая судебная власть принадлежала верховному судье, который в то же время занимал должность высшего чиновника и первого помощника царя по управлению всей страной. Обычным наказанием, налагавшимся по суду на преступника, было телесное наказание. Виновных били палками. Об этом говорят изображения и надписи, сохранившиеся на стенах гробниц этой эпохи. Предметом большой гордости для каждого египтянина было, если он мог в своей надгробной надписи сказать о том, что никогда его не били в присутствии какого-либо должностного лица.

    В это время уже существовали определённые формы судопроизводства. Весьма возможно, что помимо древних норм обычного права, уже функционировали более или менее систематизированные юридические кодексы, которые, к сожалению, не сохранились до нашего времени. Носителем высшей юрисдикции считался фараон, который в экстренных случаях назначал особых судей из числа наиболее доверенных лиц для разбора тайных дел, связанных с преступлениями государственной важности, в частности с заговорами, направленными против «священной» особы царя. Так, в надписи вельможи VI династии Уны описывается, как фараон назначил Уну для расследования того дела, которое слушалось «в царском гареме относительно великой супруги царя Имтес в полной тайне».

    Надписи времени Древнего Царства дают возможность восстановить характерные черты организации и деятельности особого военного ведомства. Очевидно, уже в древние времена существовала армия, составлявшаяся из новобранцев, которые назывались «неферу». Воины этой армии проходили специальное военное обучение и составляли основное ядро военных сил Египта. Сохранились названия военных должностей и титулы военных командиров, во главе которых стоял «начальник войска». Забота о вооружении армии и управление всей военно-хозяйственной частью в целом были сосредоточены в своего рода военном ведомстве, которое в те времена называлось «дом оружия». Высокую должность «начальника дома оружия» занимали представители высшей знати, иногда даже царевичи, как, например, Ка-ен-нисут, сын царя Снофру. Хотя организация военного дела для этой древней эпохи была довольно высокой, однако не следует преувеличивать организованности военного дела и армии, которая всё ещё сохраняла характер нестройного и примитивного народного ополчения, в котором командные должности занимали не профессионалы, а рядовые чиновники.


    Вход в пирамиду фараона Униса п Саккара. Древнее Царство. V династии

    Идеология обоготворения царя

    В эту эпоху формируется древнеегипетская деспотия, основанная на неограниченной власти царя. Эта деспотия укрепляется и обосновывается при помощи целой системы религиозных верований, в основе которых лежит учение о божественности царя. При жизни ему поклонялись, как богу, а после смерти хоронили, как земного бога, наместника и наследника небесных богов, в грандиозной каменной усыпальнице.

    Особенно ярко характеризуют религиозные верования, связанные с обоготворением царя, надписи, найденные на стенах погребальных комнат в пирамидах царей V и VI династий. Эти так называемые «Тексты пирамид» подробно рисуют всю систему религиозных верований того времени. Царь в этих надписях изображается в виде божества. «Ты стоишь, о Пепи, — говорится в одной надписи, — подобно богу в образе Озириса на его престоле». Появление умершего царя на небе среди богов изображается в текстах как появление нового бога.

    Идеология обоготворения царской власти проводилась планомерно и организованно при помощи целого ряда торжественных церемоний, обрядов и праздников. Раскопки, произведённые вокруг ступенчатой пирамиды Джосера в Саккара, обнаружили здесь большой архитектурный комплекс, состоящий из ряда храмов и часовен. Обычно в этих храмах и часовнях регулярно справлялся заупокойный культ в честь умершего обоготворённого царя. Но и при жизни царь изображался в образе бога. Один лишь царь имел право совершать наиболее важные религиозные церемонии в храмах. Один лишь царь совершал считавшийся тогда особенно важным религиозный обряд поднесения богу различных даров. В легендах этой эпохи рассказывается о том, как чудесным образом цари рождаются от сверхъестественного брака между богом солнца и смертной женщиной.

    Так возникает древнейший прототип мифа о непорочном зачатии, причём царь изображается в качестве прямого наследника и сына бога. Царю присваивают торжественный титул «великий бог» и «благой бог».

    Царь всегда изображается в большем масштабе, чем все остальные люди. Создаётся стандартный идеализованный образ могучего и прекрасного царя, находящегося под охраной богов. Иногда царь изображался в виде сверхъестественного существа — гигантского льва с головой человека (сфинкса).

    Распад Египта на номы

    Период Древнего Царства сменяется временем упадка Египта. Постепенно усиливается местная рабовладельческая аристократия, которая укрепляется в отдельных областях (номах). Сосредоточив в своих руках управление всей областью, номархи наведывали всеми местными финансами, стояли во главе суда и жречества, а также командовали войсками нома. Номархи постепенно освобождаются от опеки царской власти. Всё это приводит к ослаблению власти фараона и к децентрализации управления страной.

    Номархи периода VI династии строят свои гробницы уже не под сенью царской гробницы, как ранее, а в своих областях, где они жили, занимали крупные должности и скопили большие богатства. Аристократы, ранее назначавшиеся царём на должность правителя области, начинают теперь себя чувствовать полноправными хозяевами в своих областях. Они присваивают себе торжественный титул «великий правитель», указывающий на рост их влияния в той области, где они жили и правили. Наибольшую независимость проявляют номархи юга; поэтому с целью оказания на них постоянного давления в конце V династии учреждается постоянная должность «начальник Юга», которую в частности занимает крупный вельможа VI династии — Уна.

    Процесс ослабления центра и усиления местной рабовладельческой аристократии приводит в конечном счёте к распаду Египта на отдельные области, на те древние номы, из которых некогда составилось единое Египетское государство.

    Местные правители датируют свои надписи уже не годами царствования царя, а годами своего собственного управления. Они организуют в своих областях своё собственное войско, чувствуя себя почти независимыми от царской опеки. Это усиление аристократии находит своё отражение и в религиозных верованиях. Правители присваивают себе особые религиозные привилегии, право на загробное блаженство, сходное с правом обоготворённого царя на вечную жизнь. Если прежде они писали лишь о своём «пребывании в гробнице» или о своём странствовании по «прекрасным путям божественной подземной страны» в загробный мир, «на запад, к Озирису, там где странствуют (его) почтенные спутники», то во времена VI династии они сообщают о том, что после смерти они «пересекают небо в ладье» солнечного бога и «поднимаются к богу Ра, владыке неба, при помощи двух протянутых рук богини загробного мира Аментет». Постепенно номархи, укрепляясь в своих областях, превращаются в наследственную знать. В своих автобиографических надписях эти рабовладельцы изображают себя в качестве благодетельных и идеальных правителей. Так, аристократ Нехебу пишет о себе: «Я всегда давал одежду, хлеб и пиво бедняку и голодному человеку. Я был любим всеми людьми». Это находит наиболее яркое выражение в эпоху перехода от Древнего к Среднему Царству. Так, сиутский номарх Теф-иби, живший в это время, в следующих словах говорит о себе: «У меня были прекрасные намерения, я был полезен своему городу… моё лицо было обращено к вдове… я был Нилом для своего народа». Подчёркивая свои наследственные права на должность правителя области, он не только называет себя «наследственным князем», но и сообщает о том, что его сын, ещё «будучи ребёнком ростом в один локоть», был облечён его саном и что «чиновники находились под его властью». Постепенно аристократы передают свои земли, должности, звания и титулы по наследству своим детям и превращаются как бы в мелких царьков, прочно сидящих каждый в своей области.

    Наряду с номовой знатью обогащались и храмы. Постепенно растёт крупное храмовое хозяйство, которое получает от центральной власти целый ряд привилегий, зафиксированных в серии жалованных грамот. Эти грамоты, облечённые в форму царского указа, освобождают различные храмы и припирамидные города, находившиеся в ведении жрецов, от целого ряда повинностей. Так, в одном указе фараона Снофру «два города его двух пирамид навеки освобождаются от всяких работ на царя и от уплаты каких-либо налогов дворцу». Жители этих городов освобождаются от содержания царских гонцов, которые проходят через эти города. Царь в этом указе запрещает, чтобы этих людей брали на принудительные работы по пахоте, жатве, охоте и работе в каменоломнях. Одновременно запрещается облагать налогом их земли, скот и деревья. За все эти привилегии жрецы были обязаны выполнять заупокойный культ в честь фараона Снофру. Фараон V династии Нофе-риркара особым указом освободил от всех налогов и повинностей храм Хентиаментиу в Абидосе. Когда фараону VI династии Тети донесли, что царские чиновники проникли на земли этого храма для подсчёта полей и скота, то царь в особом указе подтвердил, что земли и люди этого храма освобождены от всех налогов и повинностей. Наконец, фараон VI династии Пепи II учредил в храме Мина в Коптосе культ в честь своей статуи и для этой цели пожертвовал этому храму поместье, освободив его особой жалованной грамотой от всех налогов в пользу царя. В этих документах ясно отразился процесс усиления рабовладельческой аристократии, к которой принадлежали богатые жрецы.

    Ослабление центра и распад единого Египетского государства, происшедший в конце Древнего Царства, сопровождались острой классовой борьбой. Воспоминание об этой внутренней борьбе сохранилось и в последующие времена. Так, один вельможа писал о том, что он спас свой город в дни насилий и ужасов. «Смута», царившая в стране в тот период, нередко противопоставлялась «порядку», установленному впоследствии в связи с восстановлением единого государства. Так, сиутский номарх Хети писал: «Каждый чиновник находился на своём посту: не было ни одного сражавшегося, ни одного пускавшего стрелу. Ребёнка не убивали возле его матери и маленького человека возле его жены. Не было злоумышленника… и никого, кто совершал бы насилие против его дома… когда наступала ночь, спавший на дороге воздавал мне хвалу, ибо он был как у себя дома: страх перед моими воинами был его защитой».


    Нагрудный знак фараона Сенусерта


    Примечания:



    2

    Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, Госполитиздат, 1948, стр. 151.



    21

    Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 168, 169.



    22

    Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат, 1947, стр. 185.





     



    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх