ВАСИЛИЙ III

После того как Псков отошел к Москве, там установилось двоевластие. С одной стороны городом управлял наместник из Москвы. С другой стороны продолжало функционировать Псковское вече. Василий III решил разрубить этот гордиев узел и упразднить вече. Он послал в Псков наместником князя И.М. Репню-Оболенского с самыми широкими полномочиями. Тот стал действовать без оглядки на местные традиции. По традиции Псков должен был вначале князя пригласить, затем его ритуально встретить, благословить и т. д. Репня стал действовать согласно инструкциям, которые он получил от Василия III, – решительно и жестко. В псковских летописях записано, что Репня водворился в городе без всякого приглашения со стороны Господина Пскова. Сказано буквально следующее: «не пошлиною во Псков приехал да сел на княжение». Псковичи нашли Репню прямо в княжеской резиденции, никто его не встречал «со кресты» в теле. Поэтому его прозвали Найденой (найденышем). Летопись свидетельствует, что Репня был «лют до людей». Назрел конфликт. Это был хороший повод для того, чтобы двинуть на Псков войска. Но Василий III не стал действовать прямолинейно. В его жилах текла византийская кровь, и он, как и его мать, Софья, был способен на разные политические, дипломатические, военные хитрости.

Осенью 1509 года Василий III во главе многочисленного войска прибыл в Новгород. Псковичи забеспокоились и послали к Василию III посадников и бояр. Они вручили великому князю не только подарки, но и жалобу на Репню. Василий III притворился, что настроен мирно, и обещал псковским послам, что будет «отчину свою» Псков «жаловать и боронить». После бояр в Новгород к великому князю потянулись жалобщики («черные люди»). Василий III очень поощрял всяческие жалобы. Он обещал прибыть во Псков и во всем разобраться: «Каитеся вы, жалобные люди, на Крещение Господне и яз вам всем оуправы подаю». На Крещение Господне все псковичи явились на государев двор. Знать пригласили в палаты, а тех, кто был ниже по знатности, оставили ждать перед домом. Приглашенных в палаты псковичан тут же арестовали. Им сказали буквально следующее: «Поимани, де, естя Богом и великим князем». Остальных псковичей отдали московским помещикам, которые владели новгородскими дворами.

Для псковичей было неслыханным, чтобы без всяких на то причин арестовывали выборных лиц и челобитчиков. В городе начались волнения. На вече решали, какой стратегии и тактики придерживаться. Народ «начаша думати, ставить ли щит против государя, запиратися ли во граде». Но поскольку выборные власти Пскова находились в Новгороде как заложники, вече не смогло принять никакого решения. Все понимали, что их ждет. Перед их очами была судьба Новгорода.

В Новгороде Василий III вел переговоры с арестованными послами Пскова. Им ничего не оставалось, как согласиться с ликвидацией вече в Пскове. В Псков был послан дьяк. Он приказал снять вечевой колокол. Выборные должности были упразднены. Власть в городе в полном объеме перешла к двум наместникам. В летописи сказано, что народ «начаша плакати по своей старине и по своей во ли».

Наконец Василий III прибыл в Псков. Он выселил из города триста богатых семей. Принадлежащие им земли он отдал в поместье московским служилым людям. Кроме того, были изгнаны горожане из Среднего города (более 1500 дворов). Сюда вселились новгородские помещики (более тысячи человек). Многие горожане спасались бегством. Вернулись они домой нескоро: «начаша как отколе копитися во Пскове, как были разошлися».

Польский король Сигизмунд в союзе с Крымом, Казанью и Ливанским орденом начал войну против России. В 1508 году война закончилась «вечным миром». Польша по-прежнему находилась в союзе с крымскими татарами, которые совершали набеги на русские земли. В ответ на это русские войска заняли Смоленск.

В 1519 году Крымская орда выступила против Польши. Армия гетмана К. Острожевского была разгромлена. Спустя год поляки и крымские татары вступили в союз и общими усилиями вновь выступили против России. В 1521 году казанским троном завладели крымские Гиреи (Мухаммед-Гирей). Они рассчитывали на помощь Турции, но напрасно. Зато им хорошо помог литовский воевода. Хан в 1521 году прорвался к окрестности Москвы.

Москва была в опасности. Василий III бежал в Волоколамск и дал распоряжение начать переговоры с татарами. Условия мира предполагали, что Русь будет платить дань крымским татарам. Однако вскоре хан Мухаммед-Гирей был убит ногайцами, и русские отклонили требования его преемника о выплате дани.

Василий III всегда действовал в обход. Вину за поражение он свалил с больной головы на здоровую. Себя за трусливое бегство он наказать не мог. Зато он жестоко наказал воеводу Воротынского, заключив его в тюрьму.

В 1520 году к владениям московской короны была присоединена Рязань. Этим завершилось объединение великорусских земель.

Василий III жестоко расправился со своими возможными противниками. Племянника Дмитрия (законного царя) он замучил в тюрьме, незаконно заняв его трон. Старшего из удельных князей Андрея Большого Угличского Василий III уморил в тюрьме в 1484 году. Своих двоюродных братьев – детей Андрея Большого он много лет держал «скованными» в переяславской тюрьме. Он взял под стражу князя Дмитрия Шемячича и отнял его удел. Дмитрий был владетелем Новгород-Северского княжества. Василий III неоднократно отбирал уделы у Вольских, Воротынских, у Глинского, неуклонно ограничивал права удельной и прочей аристократии. Он ликвидировал право выезда за границу. У Василия было много братьев – Андрей, Юрий, Дмитрий и Семен. Но их он не жаловал. Доверие он питал только к Андрею, который сопровождал его в псковском походе.

Женился Василий III весьма оригинально, по-византийски. По совету приближенных гречанки Софьи на византийский манер летом 1515 года в Москву свезли 500 девиц. Василий III выбирал. И выбрал Соломонию Сабурову. Семейство Сабуровых он знал по Новгороду. Отец Соломонии был окольничим. Шли годы, а наследника не было. Василий III намеревался развестись, но церковь возражала. Тогда Соломонию обвинили в колдовстве и отправили в монастырь в Суздале. Василий III женился на Елене Глинской. Е. Глинская была сиротой, а её дядя М. Глинский за государственную измену был осужден на пожизненное заключение.

Василий III тяготился Думой. Он не мог забыть, что Дума была против того, чтобы он узурпировал власть законного наследника Дмитрия. Государственные дела Василий III решал с избранными советчиками в личной канцелярии. Об этом придворный Ивана III И. Беклемишев писал так: «Ныне, деи, государь наш, запершыся, сам – третий у постели дела делает». У И. Беклемишева в этом был личный опыт – он «у постели» Ивана III был советником. Но Василий III этот принцип практиковал значительно чаще, чем Иван III. Советниками Василия III были не высшие титулованные сановники государства, а худородные приближенные. Таким был М.Ю. Захарьин и боярский сын Ю. Шигона-Погожин. Все это было не к добру. «Которая земля переставливает обычаи свои, и та земля недолго стоит, а здесь у нас старые обычаи князь великий переменил, ино на нас которого добра чаяти?»

Сила государственной власти всецело зависела от земли. Землю давали служивым людям и на них опирались во всех делах. Землю можно было только перераспределять – у одних отнять и другим дать. Так и делали и Иван III, и Василий III. Очень крупным владельцем земли была церковь, монастыри. В Новгороде им пришлось потесниться. В Москве они этого делать не желали, несмотря на то что в XVI веке монастырям принадлежали обширные процветающие вотчинные владения как в центре, так и на севере России. В воздухе носилась идея секуляризации (усечения) этих вотчин. Однако церковь активно отстаивала свой материальный интерес. Церковный собор 1503 года категорически воспротивился какому бы то ни было усечению. В обществе широко обсуждался вопрос о задачах монастырей и их сути. Они чрезмерно обогащались. В церковной среде были и такие силы, которые осуждали стяжательство. Наиболее яркими нестяжателями были Нил Сорский и Вассион Патрикеев. Они сосредоточивали внимание на проблеме нравственного совершенствования личности, а не её материального обогащения. В то же время монахи собирали с крестьян оброки, вели торг, занимались ростовщичеством. Вассион был не кто иной, как Василий Косой Патрикеев, племянник Ивана III. В юности он сделал блестящую карьеру, но в 30 лет стал опальным. Его насильственно постригли в Кирилло-Белозерском монастыре. Это была талантливая личность. Он стал лучшим церковным писателем, не ограничившимся церковными проблемами. Он хорошо разбирался в политике.

Василий III поддерживал «нестяжателей», поскольку они работали на его идею усечения монастырских земель. Из заволжских пустыней был вызван старец Варлаам. В 1506 году он был назначен архимандритом Симонова монастыря в Москве. Старое церковное руководство, которое сопротивлялось секуляризации, Василий III менял на новое. Так был отстранен от должности Новгородский архиепископ Серапион. Позднее сложил сан митрополит Симон. Церковное руководство обновилось. Варлаам стал митрополитом. Новгородская кафедра семнадцать лет оставалась без архиепископа. Так Василий III стремился избежать стычек с церковными чинами. Нет архиепископа – нет проблем.

Варлаам высоко ценил Вассиона Патрикеева как за его личные качества, так и за его талант. В 1509 году он вызвал Вассиона в Москву. Тот стал жить в Симоновом монастыре. Постепенно Патрикеев стал одним из самых влиятельных лиц при дворе. О князе-иноке писец Михаил Медоварцев писал так: «он великий временной человек, у великого князя ближней».

Василий III не стремился к европеизации русского общества. Василий III передал управление церковью осифлянам. Ему импонировало, что они учили, что царь только естеством подобен людям, властью же подобен Богу. К концу жизни Василий III хотел устраниться от дел и думал уйти в Кирилло-Белозерский монастырь.

В свои 53 года Василий III смертельно заболел. Власть должен был унаследовать сын Иван. До его совершеннолетия править должны были опекуны. Василий III скончался в ночь на 4 февраля 1533 года.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх