ПИСЬМА ЧЛЕНОВ ПОДПОЛЬНОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ГОРОДА ДОНЕЦКА

Август 1942 г.-29 мая 1943 г.


ПИСЬМА С. Г. МАТЕКИНА ЖЕНЕ И ДЕТЯМ

Август — 5 октября 1942 г.

Шура, я хотел бы рассказать тебе о многом таком, что не является личным делом. У меня мало надежд увидеть вас, потому что понимаю, что вы не можете навещать меня. В воскресенье передай для меня табак, но только через окно, иначе — не надо. Завтра дам тебе расписание и адреса, по которым надо идти и собирать зерно. Привет всем, будьте здоровы. Поцелуй детей.

Савва.


Мои дорогие Шура и детишки!

Я буду счастлив, если вам удастся услышать в этих строках слова страсти и любви и, может быть, последнее «прощай». Лучшим воспоминанием обо мне пусть будет моя любимая песня «Раскинулось море широко». Я имею основания не сомневаться в худшем исходе дела.

Здесь одна только формальность соблюдается. Соотношение счастливых по отношению к несчастным — два процента максимум. В это число я, конечно, попасть не могу, и поэтому будьте здоровы и счастливы.

Ваш Савва.


Шура,

что может сделать человек, находящийся в тюрьме под угрозой верной смерти? И все же они боятся меня. Скажи об этом нашим. Я знаю, что для меня уже все кончено и что этот момент наступит скорее, чем можно предположить. Прощай. Я прошу тебя сказать всем, что это не конец. Я умру, но вы останетесь жить.

Прощай, Шурочка!


Мои дорогие дети Вова и Люся,

я всегда старался дать вам воспитание, сделать из вас людей, полезных для страны, настоящих, цельных людей. Моим большим желанием было увидеть тебя, Вовочка, ученым, а тебя, Люся, инженером. Но кем бы вы ни стали, я твердо убежден, что мои дети не обманут надежд своего отца, который ради блага Родины, ради спасения своего народа, ради счастья своих детей не пожалел жизни. Будьте счастливы.

Ваш отец.


Я считаю, что мои дни сочтены. Ты и детишки простите меня за все… Знайте, что за вас всегда готов был отдать свою жизнь. Я умираю спокойно и стойко. Когда найдешь нужным, объясни все детям — за что и как…

Крепко целую тебя за все и от чистого сердца. Простите и прощайте и будьте счастливы.


3.10.42. Был допрос. Чувствую плохой исход дела, спешу в мыслях прожить всю свою короткую жизнь. Воспитай детишек, будь счастлива и здорова.

Ваш Савва.


Оставь все заботы обо мне. Займись устройством своей жизни. Я человек уже обреченный. Передач не носи. Не отрывай крохи от себя. Я для расстрела и так хорош…


ПИСЬМО С. В. СКОБЛОВА

23–29 мая 1943 г.

До свиданья, дорогие друзья!

Я умираю на 24-м году жизни. В расцвете сил и творческой мысли должно приостановиться биение моего пульса, а в жилах застыть горячая кровь. В застенках немецкого гестапо последние минуты своей жизни я доживаю гордо и смело.

В эти короткие, слишком короткие минуты я вкладываю целые годы, целые десятки недожитых лет, в эти минуты я хочу быть самым счастливым человеком в мире, ибо моя жизнь окончилась в борьбе за общечеловеческое счастье…

Прощайте, дорогие товарищи, навсегда прощайте!


КОЛЛЕКТИВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ ВОСЕМНАДЦАТИ ЧЛЕНОВ ПОДПОЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

29 мая 1943 г.

Мы погибаем за правое дело… Не складывайте рук, восставайте, бейте врага на каждом шагу. Просьба ко всем не забывайте наших

Слушайте совет — бейте немца! Прощай, русский народ!

Не гневайся!


Осенью 1941 года немецко-фашистские полчища захватили Донбасс Вместе с другими непокоренными советскими людьми на борьбу с оккупантами вступили комсомольцы Сталино (Донецка). Во главе их

Савва Григорьевич Матекин родился в 1902 году. В 20-е годы, когда на дальнем Севере только еще налаживалась жизнь уехал на полуостров Ямал и там воспитывал ребятишек. Позже работал в глубинных районах Сибири, затем в Донбассе. В сентябре 1941 года ушел на фронт Оказался со своей частью в окружении. Потом плен, удачный побег. Поскольку фронт находился уже слишком далеко, вернулся домой, в Буденновку, — один из рабочих поселков города Сталино (Донецка).

Завещание писалось в камере тюрьмы в ночь с 29 но 30 мая 1943 года.

Устроился заведующим учебной частью 68-й школы, в которой работал до войны. Матекин решил здесь создать подпольную организацию из учителей и учеников поселка. Не боясь гестаповцев, он и его ближайшие помощники — учителя С. В. Скоблов и Б. И. Орлов — организовали подпольную комсомольскую группу.

В группу вошли учителя и ученики 68-й Буденновской средней школы, 101-й школы села Авдотьино, молодые шахтеры окружающих рудников. Подпольщики избрали штаб в составе С. Г. Матекина, Б. И. Орлова и С. В. Скоблова.

Штаб поручил Степану Скоблову создать типографию. Борис Орлов и ученик Авдотьинской школы Евгений Диденко вызвались добыть оружие. Учительницы Тоня Романчук, Лида Каравацкая и пионервожатая Авдотьинской школы Варя Татарчук взялись распространять листовки среди населения, вовлекать молодежь в подпольную организацию.

Подпольщики собирались в доме у Матекина, изучали военное дело. Жена Матекина, Александра Яковлевна, преподавала санитарное дело. Первоначально комсомольцы распространяли листовки. Осенью 1941 года Василий Гончаренко добыл первые шесть винтовок и три ящика с патронами. Подпольная организация росла: уже через два месяца в группе было 42 комсомольца. По их примеру начали создаваться подпольные комсомольские группы в рабочих поселках Донецка: Кураховке, Екатериновке, Мушкетове и др. После нескольких налетов на фашистских солдат накопились запасы оружия. В начале 1942 года подпольщики взорвали железнодорожный мост, вывели из строя электростанцию в Кураховке. Комсомольцы портили вражеские автомашины, продовольствие, уничтожали горючее, нападали на фашистских солдат, устраивали крушения поездов.

Ваня Клименко и Володя Кириллов испортили 20 немецких автомашин, которые были подготовлены к отправке на фронт со станции Мушкетово. Недалеко от города, в Елизаветинском лесу, трое комсомольцев сидели в засаде, когда мимо них проходил отряд гитлеровцев. Их было более десятка. Однако отважные комсомольцы решили напасть на отряд. Гитлеровцы были ошеломлены и бросились врассыпную.

Оккупанты повсюду искали подпольщиков. В одной из школ Бу-денновки они специально провели диктант, чтобы по почерку выявить авторов листовок. Но ученики разгадали полицейскую уловку, и затея фашистов сорвалась. А на следующий день комсомольцы выпустили специальную листовку с обращением к донецким рабочим. Они писали: «На каждой шахте, в каждом поселке и селе организуйте партизанские отряды, помогайте партизанам, скрывайте их от полиции, не давайте фашистам увозить в Германию хлеб, промышленное оборудование и другие ценности. Работая на шахтах, на предприятиях, в учреждениях, срывайте выполнение приказов и планов гитлеровских властей, вредите немцам, портите оборудование и продукцию, готовьтесь с честью встретить Красную Армию!»

Юношам и девушкам приходилось работать в очень трудных условиях. Смертельная опасность подстерегала их на каждом шагу. «Пусть будет трудно… Пусть голод костлявой лапой на сердце скребет, даже тогда я не отступлю от борьбы за народное дело» — так писал в те дни в своем дневнике Степан Скоблов.

Осенью 1942 года был арестован организатор и вдохновитель подпольщиков Савва Григорьевич Матекин. Почти два месяца пыток не сломили отважного советского патриота. 7 октября 1942 года гитлеровцы расстреляли С. Г. Матекина у Калиновской шахты.

После ареста С. Г. Матекина во главе подпольщиков стал Степан Васильевич Скоблов, кандидат в члены ВКП(б), 1919 года рождения.

Еще энергичнее стала работать А. Я. Матекина — жена павшего героя. Организация продолжала расти, усиливалось сопротивление врагу. По заданию штаба, в состав которого после гибели С. Г. Матекина вошел Евгений Диденко, в начале 1943 года в Авдотьине развернула свою деятельность вторая подпольная комсомольская группа численностью 25 человек. Наладив связь со штабом партизанского движения Южного фронта, комсомольцы продолжали диверсии, взрывали воинские эшелоны, склады.

22 мая 1943 года гестапо арестовало 18 комсомольцев. Их пытали в здании полевой жандармерии в Авдотьине. Молодые советские патриоты стойко переносили мучения. Накануне казни они написали коллективное завещание друзьям.

30 мая 1943 года рано утром фашисты расстреляли Степана Скоб-лова, Бориса Орлова, Лидию Каравацкую, Варвару Татарчук, Льва Кадыкова, Антонину Романчук, Николая Градова, Ивана Григорюка, Василия Романчука и Николая Лящука. Через два дня около станции Караванная были расстреляны Клавдия Каравацкая, Надежда Доро-хина, Василий Худокормов, Ида Брилева, Владимир Шустицкий и Василий Карасев. 3 июня 1943 года были казнены Евгений Диденко и Василий Гончаренко. Но борьба не прекратилась. Подпольная организация продолжала мстить фашистам за смерть патриотов. На смену убитым встали их товарищи и друзья.

Письма С. Г. Матекина написаны на обрывках бумаги, в которую его жена завертывала бутылку с квасом; бутылку она приносила в тюрьму и потом уносила ее. Другую часть своих предсмертных записок осужденный на смерть выбросил на обочину дороги в момент, когда его вели на работу. Его жена шла за ним на некотором расстоянии и подобрала записки. Завещание 18 подпольщиков написано чернильным карандашом на носовом платке.

В 1965 году Указом Президиума Верховного Совета СССР С. Г. Ма-текин награжден орденом Отечественной войны I степени, а С. В. Скоб-лов — орденом Красного Знамени.

Письма и записки были частично опубликованы в газете «Социалистический Донбасс» 14 июня 1944 года, в газете «Комсомольская правда» 2 июля 1944 года, на итальянском языке в книге П. Мальвецци и Дж. Пирелли «Письма обреченных на смерть борцов европейского Сопротивления» (стр. 701–702).





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх