ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРИЕМЕ В ПАРТИЮ И ПИСЬМА КОМАНДИРА ОРШАНСКОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ БРИГАДЫ К. С. ЗАСЛОНОВА

30 августа — не позднее 14 ноября 1942 г.


В парторганизацию бригады Заслонова от командира бригады Заслонова Константина Сергеевича.

Заявление

Прошу принять в кандидаты ВКП(б). Обещаю устав нашей партии выполнять честно и полноценно, выполнять любые партийные и государственные задания, не щадя ни собственных сил, ни жизни. 30/VIII — 1942 г.

К. С. Заслонов


ПИСЬМО ДРУГУ

Не позднее 14 ноября 1942 г.

Здравствуйте, дорогой Владимир Яковлевич!

Из глубоких трущоб, болот, лесов и партизанских селений Белоруссии партизанский привет!

Обычно, когда друзья встречаются, то спрашивают друг у друга: «Ну, как живем?» Этот вопрос, вероятно, и ты склонен задать мне. Ответ, обычно, следует: «Ничего!» И отсюда завязывается разговор, дружеский, товарищеский. Год как мы разошлись, год как действуем в разных местах, иногда завидуя друг другу, я это знаю, сошлись бы вроде как разошлись вчера, я это представляю точно. Прежде всего, начну с того, что интересует тебя кровно наряду с другими государственными вопросами, — это твой разъединственный сын… Сын живет в Славном, у брата твоей жены — Ширкевича Юзика и Халецкой. Там же твоя любимая теща, дом тещи разбомбили в феврале мес.

Теперь о деле. Дела большие — «бомбуем», «бомбуем» и «бомбуем». Каждый день что-либо новое, иногда рубаем — спасу нет немцам, иногда, когда невыгодно, уклоняемся от вызываемого боя, очень много летит под откос поездов вместе с фашистами. Иногда жирно едим, тепло спим, иногда по 5 дней голодаем, иногда такое мондраже пробирает, что зуб на зуб не попадает, есть провокаторы, есть шпионы, есть предатели, иногда уходят от кары, но больше всего испытывают они силу партизанского огня.

Мои люди — партизаны настолько насолили немцам, что делали облаву и вызывали на бой меня против 3 дивизий, но, набив им морду, ушли. Сейчас моя голова подходяще оценена и цены растут после каждой операции, а операций много, и важных. Сейчас цена моей головы оценена в 50 000 марок, железный крест, и, кроме того, кто меня живого или мертвого доставит немецким властям, тому будет обеспечена прекрасная жизнь в самой Германии со всеми его ближайшими родственниками. Если кто из крестьян со мной проделает такую экзекуцию, тому будет предоставлено пожизненно в его личное пользование два крупных немецких имения.

Вот, Владимир Яковлевич, примерно как живем мы.

Правда, наряду с геройством и доблестью моих людей есть трусы и маловеры. С таким народом тоже сумел справиться и справляемся, вычеркивая его из нашей жизни, как ошибочный «дар природы». Подробности действий и похождений — при встрече. Исходил я Белоруссию и вдоль и поперек, правда, иногда и ездим.

Ну, Володя, пока! С приветом Заслонов.

Привет паровозникам, сколоти себе хорошую группу человек в 15–20 и прилетай на месяц-два, рубанешь по диверсиям и улетииьь обратно. Приходи с группой ко мне в распоряжение, об этом ты можешь сговориться с т. Пономаренко, где я — он знает.

Заслонов.


ПИСЬМО РОДНЫМ

Не позднее 14 ноября 1942 г.

Ритуся, мои родные бусеньки Муза и Иза. Как хочется всех вас увидеть. Будем живы — увидимся. Погибну — значит за Родину. Так и объясни ребяткам…


С кровью в сердце оставил Оршу Константин Сергеевич Заслонов. Это было 15 июля 1941 года. Буквально из-под носа гитлеровских мотоциклистов он на последнем паровозе вырвался на восток. Тяжело было на душе начальника Оршанского паровозного депо — оттого, что несколько часов назад своими руками пришлось выводить из строя ма^ шины и оборудование депо и станции, а еще больше оттого, что землю терзал враг, жестокий, сильный и неумолимый.

За плечами Заслонова упорная учеба, работа в железнодорожном депо Новосибирска, в других городах. Он сумел узнать страну, полюбить ее города и села. И вот теперь, покинув Оршу, был преисполнен ненависти к фашистам.

Путь до Москвы был тяжелым. То тут, то там путь преграждали разбитые составы, много раз уступали дорогу встречным воинским поездам, над головой почти беспрерывно гудели фашистские стервятники, несколько раз попадали под бомбежку. Наконец затемненная посуровевшая столица, депо имени Ильича Белорусской железной дороги. Здесь работали многие из оршанских железнодорожников, а Константин Сергеевич, став инспектором по приему паровозов, круглыми сутками стал пропадать в депо. Товарищи искренне удивлялись: когда же он спит и отдыхает? Однажды Заслонов собрал их вокруг себя и взволнованно прочитал заявление в Центральный Комитет партии и Наркомат путей сообщения. В нем говорилось:

«Наша страна в огне. Жизнь требует, чтобы каждый гражданин, в ком бьется сердце патриота, кто дышит и хочет дышать здоровым советским воздухом, стал бы на защиту нашей Родины… Прошу Вашего разрешения организовать мне партизанский отряд и действовать в районе от Ярцево до Баранович, в полосе железнодорожных линий, станций и других железнодорожных сооружений. Я Вас заверяю от имени храбрых из храбрых, просящих меня передать, что клятву партизан — присягу выдержим с честью…»

Это заявление отражало думы и чаяния всех присутствующих, и вскоре около 30 оршанских и смоленских железнодорожников стали готовиться к отправке в тыл врага. Командиром был назначен К. С. Заслонов, а комиссаром — Ф. Н. Якушев. В начале сентября этот небольшой партизанский отряд отправился в Вязьму, где пополнился еще группой рабочих.

17 сентября 1941 года постановлением бюро Смоленского обкома ВКП(б) был утвержден личный состав отряда, который после соответствующей подготовки на рассвете 1 октября 1941 года во главе с Константином Заслоновым и под прикрытием кавалерийского эскадрона корпуса генерал-майора Л. М. Доватора перешел линию фронта в Вельском районе. Полтора месяца, преодолевая всевозможные трудности, в условиях рано начавшейся зимы, уходя от преследований фашистских карателей и теряя товарищей, терпя лишения от холода и голода, партизаны шли по намеченному маршруту.

Константин Сергеевич установил связи с коммунистами, оставленными ЦК КП(б)Б для подпольной деятельности в тылу врага. С их помощью удалось получить в городской управе временное удостоверение на право жительства, а затем — зарегистрироваться на бирже труда как безработному.

Безработный и, казалось бы, лояльный инженер, имеющий опыт практической работы на железнодорожном транспорте, в расцвете сил — всего 30 лет — привлек внимание администрации, которая остро нуждалась в специалистах для налаживания работы железной дороги. Гитлеровская ставка требовала бесперебойного продвижения через Ор-шу основных своих войск, рвавшихся к Москве. И вот после тщательных проверок «лояльного» инженера назначили начальником русских паровозных бригад.

Используя представившиеся возможности, Константин Заслонов сумел устроить на работу в бригаду пришедших с ним из Вязьмы товарищей — Анатолия Андреева, Сергея Чебрикова, Петра Шурмина. Небольшая группа заслоновцев явилась ядром подпольной организации, развернувшей активную диверсионную деятельность в Орше и на близлежащих железнодорожных станциях. В состав подпольной группы вошли паровозники В. Аскальдович, В. Громаков, Т. Докутович, ставший вожаком молодежи, братья А. и Л. Колтушко, К. Захаревич, П. Белоусов, Ф. Епишев, М. Шумилов, П. Шурмин, А. Сикорский, Б. Кононов, А. Маховой и др. Группа установила тесные связи с находившимися в подполье членами Оршанского горкома КП(б)Б, работником подпольного горкома Ф. А. Цингалевой и другими коммунистами-подпольщиками.

Несмотря на тяжелые условия работы, на непрекращающиеся проверки гестапо и слежку ее агентов, Константин Заслонов и его товарищи вели обучение рабочих-ремонтников диверсионной тактике и технике; группа изготовляла замаскированные под каменный уголь мины, которые подбрасывались в тендеры паровозов и затем выводили из строя паровозные топки, вызывали крупные аварии; делались также «ерши» — особые мины, которые разбрасывались по шоссейным дорогам. Подпольщики минировали и выводили из строя семафоры, водокачки, железнодорожные стрелки, мосты, сжигали нужные сооружения, убивали вражеских солдат и офицеров. В результате хорошо продуманной и организованной диверсионной деятельности под откос летели эшелон за эшелоном.

Из донесений К. С. Заслонова Витебскому подпольному комитету КП(б)Б видно, что в ходе развернувшейся героической борьбы на Оршанском узле произошло 98 крушений поездов, выведено из строя 200 паровозов, взорваны тысячи вагонов и цистерн с горючим и большое количество различной боевой техники врага. Это была серьезная помощь советским войскам, громившим гитлеровские полчища под Москвой.

Наряду с диверсионной работой заслоновцы добывали оружие и готовили базу для отхода в леса. Не однажды подозрение падало на Заслонова и его даже арестовывали, но каждый раз он доказывал свою «непричастность» к диверсиям. А в феврале 1942 года, когда уже опасно было оставаться в депо, Заслонов со своими помощниками, сохранив верных людей на железной дороге, ушел в юго-западные районы Витебской области. Там, в деревне Логи, вскоре начал действовать партизанский отряд «дяди Кости». Отряд быстро рос за счет рабочих и крестьян Витебщины, за счет объединения более мелких партизанских групп. Уже в июле на боевом счету отряда было 113 подорванных поездов, около 2 тысяч убитых фашистов и их прихвостней. А вскоре на базе пяти отрядов возникла бригада К. С. Заслонова, в составе 2500 человек, одну треть которых составляли коммунисты и комсомольцы. Вот тогда-то и произошло самое знаменательное событие в жизни славного патриота: он был принят в ряды Коммунистической партии. В сентябре 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командир партизан был награжден орденом Ленина и через месяц стал командиром оршанской партизанской бригады.

Именно в те дни гитлеровский штаб группы войск «Центр» доносил своему фюреру: «Умножаются случаи налетов на железные дороги в дневное время. Партизаны убивают железнодорожную охрану. Особенно большое количество подрывов происходит на тех участках железных дорог, которые являются нашими главными путями подвоза и снабжения… Участок железной дороги Минск — Орша — Смоленск был выведен из строя на 28 часов и вторично на 35 часов». Партизаны искусными диверсиями сумели впоследствии вывести из строя 150 паровозов, парализовать работу паровозного парка и всего железнодорожного узла Орши.

В октябре — ноябре 1942 года партизаны под командованием К. С. Заслонова вели упорные бои с прибывшими на Витебщину превосходящими силами карателей. 13 ноября 1942 года гитлеровцам удалось окружить группу командиров и комиссаров партизанских отрядов Оршанской зоны, которые собрались на совещание в деревне Купо-вать, Сененского района. Утром 14 ноября каратели, открыв ураганный огонь, начали наступление. Ценой больших потерь после четырех часов яростных атак враги ворвались на окраину деревни. Завязалась рукопашная. Все партизаны во главе с командирами сражались до последнего патрона, до последнего дыхания. К. С. Заслонов погиб. Но его боевые товарищи завершили дело славного сына советского народа. Жизнь Героя Советского Союза Константина Сергеевича Заслонова — яркий пример преданности великой Родине.

Заявление К. С. Заслонова о приеме его в партию и письмо товарищам-железнодорожникам в советский тыл хранятся в партийном архиве Института истории партии ЦК КП Белоруссии (ф. 3500, оп. 2, д. 1265, л. 36–37). Они опубликованы (письмо неполностью) в книге «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 336, 371). Письмо адресовано другу Заслонова В. Я. Сарнову — бывшему заместителю начальника депо Орша. В. Я. Сарнов погиб в 1943 году в боях против фашистских захватчиков. Письмо родным находится в Доме-музее К. С. Заслонова в Opine.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх