НАДПИСИ КОМСОМОЛКИ-ПОДПОЛЬЩИЦЫ Л. ФИЛИППОВОЙ



Не позднее 9 сентября 1943 г.

НАДПИСЬ НА ФОТОКАРТОЧКЕ

Милой, дорогой моей дочурке от крепко любящей ее мамульки. Милая моя крошка, храни эту карточку, ибо она тебе напомнит мать, будешь большая, вспомнишь ее.

Дорогой крошке от мамульки.

Расти, моя милая, будь счастлива.

Мама.


НАДПИСЬ В ТЮРЬМЕ ГОРОДА ОСТРОВА НА СТЕНЕ КАМЕРЫ № 24 2

Л. И. Филиппова

Филиппова Мила. Камера № 24. Сижу с 23/VIII — 43 г. Сегодня 1IIX — 43 г. Допросы кончились. Сижу одна. Жду приговора. Думаю, что расстреляют. Да, жить еще хочется.


Это случилось в древнем русском городе Острове, что на Псковщине. Сюда гитлеровцы рвались с особой настойчивостью, стремясь развернуть решающее наступление на город Ленина.

«В Острове должны быть идеальный порядок и спокойствие, — предписывалось только что назначенному коменданту города. — Тыл группы армии «Север» нуждается в прочности».

Но с первых же дней оккупации спокойствия в городе не было. Вначале появились антифашистские листовки, затем начались диверсии. В Острове оформилась подпольная группа во главе с бывшей пионервожатой школы № 1 имени Ленина Клавдией Назаровой. В группу вошли подруга Клавы — работник райкома комсомола Людмила Филиппова, выпускники десятилетки Олег Серебренников, Лев Судаков, Александр Митрофанов, Александр Козловский и др. Вскоре к ним присоединилась группа комсомольцев из пригородной деревни Редобжи. В нее входили Нюра Иванова, Константин Дмитриев, Николай Михайлов.

Молодые подпольщики распространяли листовки, организовывали побеги военнопленных, добывали оружие, необходимые документы для верных людей. Свои первые боевые операции подпольщики провели в декабре 1941 года: они сожгли школу, в которой разместилась вражеская часть, подожгли офицерский кинотеатр. Поступив на работу в полицию, комсомольцы Саша Козловский и Нюра Иванова устроили побег молодежи из Симанского лагеря.

В апреле 1942 года подпольщики установили тесную связь с партизанами и стали передавать им ценные разведывательные сведения. Важные сведения доставала Мила Филиппова, которая сумела устроиться официанткой в столовую для гитлеровских офицеров, а затем на работу в одно хозяйственное ведомство, имевшее отношение к снабжению фронта.

Летом 1942 года на одном из собраний комсомольцы решили послать письмо воинам Советской Армии и рассказать о своей борьбе. С этой целью за линию фронта отправили группу товарищей во главе с Сашей Козловским. В пути эта группа напоролась на карательный отряд. Чтобы не попасть в руки фашистов, Саша Козловский подорвал себя гранатой, но двое из военнопленных оказались в руках врага… Через несколько дней гестаповцы, заручившись сведениями об арестованных, схватили родителей Козловского, а затем Клаву Назарову, Нюру Иванову, Костю Дмитриева и Колю Михайлова.

Пытки и истязания продолжались более месяца. Ничего не добившись, палачи 15 декабря 1942 года на базарной площади повесили мужественных патриотов. Посмертно Клава Назарова удостоена звания Героя Советского Союза.

Казнь руководителя организации не сломила волю молодых подпольщиков. Четыре дня спустя после гибели Клавы Назаровой было устроено крупное крушение на железной дороге: в нескольких километрах от Острова в вагоны, груженные боеприпасами, врезался эшелон, везущий из-под Ленинграда в Германию в отпуск особо отличившихся офицеров. Через несколько дней взлетела на воздух трансформаторная будка на лесопильном заводе. Организация жила и действовала. Одно обстоятельство сильно затрудняло работу: со смертью Клавы прервалась связь с партизанами. Но и эта трудность вскоре была преодолена. Партизанская связная Аня Дмитриева нашла подпольщиков и передала им задание партизан.

Во главе организации встала Людмила Филиппова. Это была решительная, требовательная и настойчивая комсомолка. Она родилась и выросла в этом древнем русском городе, хорошо знала его жителей. До войны Мила работала в Прибалтике, на острове Саарема (Эзель), в одной из воинских частей. С началом войны вместе с дочкой эвакуировалась в родной город.

И вот теперь, встав на место своей лучшей подруги — Клавы Назаровой, она сумела быстро сплотить подпольщиков. На состоявшемся в марте 1943 года собрании был намечен план боевой работы и четко распределены обязанности для проведения разведки и диверсий.

В обязанности Филипповой входили сбор сведений о работе военно-хозяйственных частей противника и доставка для партизан бланков паспортов. Другие члены группы проводили агитацию среди военнопленных и населения, готовили пополнение для партизан, следили за движением поездов на железнодорожной линии Остров — Псков, за шоссейной дорогой Остров — Опочка.

Через разведчицу Анну Дмитриеву была налажена связь с Большой землей. После прорыва блокады Ленинграда гитлеровское командование стремилось всячески укрепить свою 18-ю армию и направляло все новые и новые части к городу-крепости. Главное, что требовалось теперь от подпольщиков, — это разведка.

По заданию Филипповой группа подпольщиков в составе Митрофанова, Судакова, Серебренникова и др. держала под неослабным наблюдением шоссейные дороги и железнодорожные магистрали, по которым направлялись подкрепления для гитлеровских войск. Свои донесения, посылаемые регулярно через пять дней, Мила подписывала условным именем — Катя.

Молодые патриоты теперь все чаще и чаще организовывали диверсии на дорогах, портили оборудование на заводах. Однажды вечером Олег Серебренников и Саша Митрофанов переключили городскую радиотрансляционную сеть на передачу из Москвы. Жители в течение нескольких минут слушали голос родной столицы. А Володя Алферов вместе с товарищами из-под носа фашистов увел с торфоразработок группу рабочих в 19 человек. Часть из них была снабжена паспортами и стала пробираться к фронту, остальные ушли к партизанам.

В середине августа 1943 года вместо Ани Дмитриевой, которая обычно поддерживала связь с подпольщиками, партизаны послали в город Остров молодую и неопытную партизанку Нину Зайцеву. По дороге ее арестовали полицейские, и на допросе, не выдержав пыток, она созналась, что шла на свидание с одним из подпольщиков города. Гестаповцы схватили Леву Судакова, ждавшего связную.

Фашисты действовали быстро. В ночь на 21 августа был арестован Олег Серебренников, утром — Саша Митрофанов, затем — Архипова, Морозов, а через день попала в застенок и Мила Филиппова.

Надеясь получить сведения о подпольной организации, фашисты зверски избивали заключенных. И снова все тщетно. Палачи прибегали к самым варварским способам. В надежде сломить сопротивление комсомольского вожака они привезли Милу домой, на свидание с дочуркой.

Увидев худенькую Инночку, услышав ее тоненький крик: «Мамочка, родненькая, ты приехала!» — Мила впервые разрыдалась. Офицер что-то говорил о жизни, предлагал какие-то условия. Мила не слушала его, а жадно глядела на дочь. Взяв свою фотографию с комода, она быстро сделала прощальную надпись.

Когда она снова очутилась в тюремной камере, то написала на стене еще несколько слов.

На рассвете 9 сентября 1943 года из Острова выехала большая крытая машина. Через полчаса в кустах у пыльного проселка фашистские пули оборвали жизнь Людмилы Филипповой, Олега Серебренникова, Александра Митрофанова, Левы Судакова и разведчицы Советской Армии Зои Кругловой. Расстреляв подпольщиков, палачи сровняли их могилу с землей.

16 лет хранил придорожный кустарник свою тайну. Осенью 1959 года комсомольцам Псковщины удалось раскрыть ее. Останки героев покоятся ныне в центре города рядом с прахом организатора подполья Клавы Назаровой.

Людмила Ивановна Филиппова посмертно была награждена орденом Отечественной войны I степени.

А Инночка, дочь героини, выросла, окончила школу, получила хорошую специальность и ныне успешно трудится на одном из заводов города Острова, где свято хранят память о ее матери — рядовом бойце Великой Отечественной…

Прощальные надписи Людмилы Ивановны Филипповой опубликованы в газете «Комсомольская правда» 11 октября 1945 года и 13 июля 1961 года, частично в очерке Н. В. Масолова в журнале «Юность» № 2 за 1961 год.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх