ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Лишь в конце октября второй караван гамбургских «купцов» наконец смог отплыть в Испанию. На этот раз в гавани Ритцебюттеля стояли девять торговых судов и два корабля охраны, нанятых адмиралтейством. Это были

«Святой Бернхард» под командованием Алерта Хильдебрандсена Грота и

«Солнце», которым командовал Маттиас Дреер. Ожидалось прибытие представителей адмиралтейства для приемки кораблей. Вскоре появилась и адмиралтейская яхта; прогремели семь залпов приветственного салюта корабельных пушек, как это предписывал морской устав. Яхта ответила пятью и вскоре пришвартовалась к борту «Святого Бернхарда», на котором собрались все капитаны каравана.

Господа из адмиралтейства поднялись по трапу на борт. Карфангер пропустил вперед себя Клауса Кольбранда, который был гораздо старше его по возрасту. С тех пор как Берент Карфангер стал новым членом адмиралтейства, работа в приемочной комиссии входила в круг его обязанностей.

Ведь решение совета города и парламента об оснащении двух конвойных фрегатов было принято, в основном, благодаря его настойчивым усилиям. При этом половину расходов взяла на себя купеческая гильдия, другую — городская казна, а руководство предприятием возлагалось на адмиралтейство и казначейство. Для дальнейшего развития конвойного флота была образована специальная коллегия уполномоченных, в которую, помимо Карфангера, входили, к примеру, Дидерих Моллер, ратссекретариус Хинрих Шретеринг и другие. Протоколы заседаний коллегии вел секретарь адмиралтейства Рихард Шредер.

По палубе волной прокатилась барабанная дробь — и оборвалась. В наступившей тишине раздался голос Карфангера:

— Приказываем всем капитанам, офицерам, матросам и солдатам, входящим в экипажи кораблей этого каравана, беспрекословно подчиняться Алерту Хильдебрандсену Гроту как адмиралу флотилии и Маттиасу Дрееру — как его первому заместителю. Всякое неподчинение будет караться незамедлительно и со всей строгостью.

Вновь забили барабаны. Капитаны кораблей один за другим подходили и ставили подписи под документом, скрепляя ими присягу.

Торжественная церемония длилась недолго, и по ее окончании Карфангер и Кольбранд принялись досконально проверять каждое судно. Ничего при этом не оставлялось без внимания — ни вооружение, ни оснастка, ни рангоут. Кроме того, проверялось знание каждым членом экипажа своих обязанностей согласно судовой роли. В этот раз вместе с моряками в плавание отправлялись и солдаты: по сто тридцать на «Солнце» и «Святом Бернхарде» и по десять на каждом из «купцов». Карфангер дотошно расспрашивал, приходилось ли им уже бывать в море, как они собираются сражаться с пиратами или каперами в абордажной схватке, сумеют ли пустить в ход свои мушкеты в ближнем бою и многое другое. Итог этих расспросов показался ему столь неудовлетворительным, что он приказал офицерам и унтер-офицрам во время плавания ежедневно проводить с солдатами учения и упражнять их в приобретении необходимых боевых навыков. В противном Случае отправка такого количества солдат на кораблях теряла всякий смысл.

Последним проверяли «Дельфин». Карфангер не случайно отправлял свой корабль в составе каравана. Он рассчитывал таким образом продемонстрировать свое доверие к этому предприятию. Тем не менее и экипаж «Дельфина» не избежал дотошной проверки — да, пожалуй, еще более строгой.

Пожелав Яну Янсену семь футов под килем и благополучного возвращения в родной порт, Карфангер обернулся к Рихарду Шредеру и, как бы между прочим, вполголоса проговорил:

— Жаль, что ваш брат не принял моего предложения, тогда в этом караване было бы десять кораблей.

Затем уполномоченные адмиралтейства собрались на борту «Святого Бернхарда» для заключительного краткого совещания с Алертом Гротом и Маттиасом Дреером.

— Счастливого пути, дядя, — пожелал Карфангер, пожимая руку Алерту Гроту, — постарайтесь показать всем, что с Гамбургом шутки плохи.

Адмиралтейская яхта отвалила от «Святого Бернхарда». С нее было хорошо видно, как одевались парусами мачты кораблей под алыми, с белой крепостью посередине, флагами. Батареи «Солнца» и «Святого Бернхарда» дали по семь залпов прощального салюта. Адмиралтейская яхта вновь ответила пятью.

Клубы порохового дыма стлались над Эльбой, и ветер медленно уносил их к берегу. Карфангер стоял на палубе яхты и, не отрываясь, глядел вселед уходившему каравану. За его спиной раддался голос Клауса Кольбранда:

— Ну, друг мой, удовлетворены ли вы?

— Отчасти, — отвечал Карфангер. — Я по-прежнему полагаю, что гораздо лучше было бы иметь несколько тяжелых фрегатов, принадлежащих городу.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх