Князь М. М. Щербатов

О ПОВРЕЖДЕНИИ НРАВОВ В РОССИИ

Взирая на нынђшнее состояніе отечества моего, съ таковымъ окомъ, каковое можетъ имђть человђкъ, воспитанный по строгимъ древнимъ правиламъ, у коего страсти уже лђтами въ ослабленіе пришли, а довольное испытаніе подало потребное просвђщеніе, дабы судить о вещахъ, немогу я неудивляться, въ коль краткое время повредилися повсюдно нравы въ Россіи. Въ истину могу я сказать, что естли вступя позже другихъ народовъ въ путь просвђщенія, намъ ничего неоставалось болђе, какъ благоразумно послђдовать стезямъ прежде просвђщенныхъ народовъ, - мы подлинно въ людкости и въ нђкоторыхъ другихъ вещахъ, можно сказать удивительные имђли успђхи и исполинскими шагами шествовали къ поправленію нашихъ внђшностей. Но тогдаже съ гораздо вящей скоростью бђжали къ поврежденію нашихъ нравовъ, и достигли даже до того, что Вђра и Божественный законъ въ сердцахъ нашихъ истребились, тайны божественныя въ презрђніе впали, гражданскія узаконенія презираемы стали; судіи вовсякихъ дђлахъ нетоль стали стараться, объясня дђло, учинить свои заключенія на основаніи узаконенія, какъ о томъ, чтобы, лихоинственно продавая правосудіе, получить себђ прибытокъ, или, угождая какому вельможђ стараются проникать, какое есть его хотђніе; другіеже незная и не стараясь узнать узаконеній, въ сужденіяхъ своихъ, какъ безумные бредять, и ни жизнь, ни честь, ни имђнія гражданскія несуть безопасны отъ таковыхъ неправосудій. Несть ни почтения отъ чадъ къ родителямъ, которые не стыдятся открытно ихъ волђ противуборствовать и осмђивать ихъ стараго вђка поступокъ. Несть ни родительской любви къ ихъ исчадію, которые, яко иго съ плечь слагая, съ радостью отдаютъ воспитывать чуждымъ дђтей своихъ, часто жертвуютъ ихъ своимъ прибыткамъ и многіе учинились для честолюбія и пышности продавцами чести дочерей своихъ. Несть искренней любви между супруговъ, которые часто другъ другу хлодно терпя взаимственныя прелюободђянія, или другіе за малое что разрушаютъ собою церковью заключенный бракъ, и не токмо нестыдятся, но паче яко хвалятся симъ поступкомъ. Несть родственническія связи, ибо имя родовъ своихъ заничто почитають, но каждый живеть для себя. Несть дружбы, ибо каждый жертвуеть другомъ, для пользы своея. Несть вђрности къ Государю, ибо главное стремленіе почти всђхъ обманывать Государя, дабы отъ него получать чины и прибыточиыя награжденія. Несть любви къ отечеству, ибо почти всђ служатъ болђе для пользы своей; нежели для пользы отечества; и наконецъ несть твердости духу, дабы не токмо истину предъ монархомъ сказать; но ниже временщику въ беззаконномъ и зловредномъ его намђреніи попротивиться.

Толь совершенное истребленіе всђхъ благихъ нравовъ, грозящее паденіемъ государству, конечно должно какія основательныя причины имђть, которыя въ первыхъ я потщусь открыть, а потомъ показать и самую исторію, какъ нравы часъ отъ часу повреждались, даже какъ дошли до настоящей развратительности.

Стеченіе многихъ страстей можетъ произвести такое поврежденіе нравовъ, а однако главнђе изъ нихъ я почитаю сластолюбіе. Ибо оно рождаетъ разныя стремительныя хотЬнія, а дабы достигнуть до удовольствія оныхъ, часто человђкъ ниче-го нещадитъ.

Въ самомъ дђлђ, человђкъ, предавшій себя весь своимъ безпорядочнымъ хотђніямъ и обожа внутри сердца своего свои стремительныя страсти, мало уже помышляетъ о законђ Божіемъ, а тђмъ меньше еще о узаконеніяхъ страны, въ которой живетъ. Имђя себя единаго въ виду, можеть-ли онъ быть сострадателемъ къ ближнему и сохранить нужную связь родства и дружбы. А какъ

Государя щитаетъ источникомъ, отъ коего можеть получить такія награжденія, которые могуть дать ему способы исполнить свое сладострастие, то привязывается къ нему, но не съ тою вђрностью, каковую бы долженъ подданный къ Самодержцу своему имђть, но съ тђмъ стремленіемъ, къ чему ведетъ его страсть, то есть, чтобы угождать вовсемъ Государю, льстить его страстямъ и подвигнуть его награждать его. А таковыя расположенія нераждаютъ твердости; ибо можетъ-ли тотъ быть твердъ, который всегда трепещетъ недостигнуть до своего предмета и котораго твердость явнымъ образомъ отъ онаго удаляетъ. Іулій Цезарь, толь искусный въ познаніи сердецъ человђческихъ, яко искусетель въ военныхъ и политическихъ дђлахъ, который умђлъ побђждать вооруженныхъ противу него враговъ, и побђжденныхъ сердца къ себђ обращать, не иное что къ утвержденію своея похищенныя власти употребилъ, какъ большія награждения, дабы введши черезъ сіе сластолюбіе, къ нему якобы къ источнику раздаяній болђе людей привязались. Не токмо всђмъ своимъ поступкомъ изъявлялъ такія свои мысли, но и самыми словами единожды ихъ изъяснилъ. Случилось, что ему доносили нђчто на Антонія и на Долабелу, якобы онъ ихъ долженъ опасаться. Отвђчалъ, что онъ сихъ въ широкихъ и покойныхъ одеждахъ ходящихъ людей, любящихъ свои удовольствія и роскошь, никогда страшиться причины имђть неможетъ.

По сіи люди продолжалъ онъ, которые о великолђпности, ни о спокойствіи одеждъ нерадягъ, сіи же роскошъ презираютъ и малое почти за излишнее считаютъ, каковы суть Брутусъ и Кассій, ему опасны, вразсужденіи намђреній его лишить вольности рим-ской народъ. Не ошибся онъ въ семъ; ибо подлинно сіе его тридцати тремя ударами издыхающей римской вольности пожертвовали. И такъ самый сей примђръ и доказуетъ намъ, что не въ роскоши и сластолюбіи издыхающая римская вольность обрђла себђ защищеніе, но въ строгости нравовъ и въ умђренности.

Отложа всђ суровости, слђдствія непросвђщенія и скитающейся жизни дикихъ народовъ, раземотримъ ихъ внутреннія и неистребленныя вліянныя природою въ сердце человђческое добродђтели. Худы-ли или хороши ихъ законы, они имъ строго послђдуютъ; обязательства ихъ суть священны, и почти неслышно, чтобы когда кто супругђ или ближнему измђнилъ; твердость ихъ есть невђроятна; они за честь себђ считаютъ нетолько безъ страху но и съ презрђніемъ мученій умереть; щедрость ихъ похвальна; ибо все что общество трудами своими пріобрђтаетъ, то все равно въ обществђ дђлится, и нигдђ я ненашелъ, чтобы дикіе странствующіе и непросвђщенные народы похитили у собратій своихъ плоды собственныхъ своихъ трудовъ, дабы свое состояніе лучше другихъ сдђлать. А все сіе происходить, что несть въ нихъ и незнаютъ они сластолюбія, слђдственно и никакаго желанія, клонящагося въ ущербъ другому.

Довольно я уже показалъ, что источникъ поврежденія есть сластолюбіе, приступлю теперь показывать какими степенями достигло оно толико повредить сердца моихъ единоземцевъ. - Но дабы говорить о семъ надлежитъ сперва показать состояніе нравовъ Россіянъ до царствованія Петра Великаго.

Не токмо подданные но и самые государи наши жизнь вели весьма простую: дворцы ихъ были необширны, яко свидђтельствуютъ оставшіяся древнія зданія. Семь или восемь а много десять комнатъ составляли уже довольное число для вмђщенія Государя. Оныя состояли: крестовая, она же была и аудіенцъ-камера, ибо тутъ приходили и ожидали Государя бояре и другіе са-новники; столовая, гораздо неболыпая, ибо по разряднымъ книгамъ видимъ, что весьма малое число бояръ удостоивалось имђть честь быть за столомъ у Государя; и для какихъ великолђпныхъ торжествъ была назначена Грановитая Палата. Незнаю я была ли У Государей предспальняя; но, кажется, по расположеніи старыхъ дворцовъ, которые я запомню, ей быть надлежало. Спальня и оная была не разная съ царицами, но всегда одна. За спальнею были покои для дђвушекъ царициныхъ, и обыкновенно оная была одна, и для малолђтнихъ дђтей царскихъ, которыя по два и по три въ одной комнатђ живали, когда же возрастали, то давались имъ особливые покои; но и оныя состояли небольше изъ трехъ комнать, то есть, крестовой, спальни и заспальной комнаты. Самые дворцы сіи болыпихъ украшеній неимђли, ибо стђны были голыя и скамьи стояли покрыты кармазиннымъ сукномъ, а изыскуемое было великолђпіе, когда дурною, рђзною работою вокругъ дверей были сдђлапы украшенія, стђны и своды вымазаны иконописнымъ письмомъ, образами святыхъ, или такъ цвђты на подобіе арабес-ка, а естли было нђсколько орђховыхъ ступьевъ или креселъ для царя или царицы, обитыхъ сукномъ или трипомъ, то сіе уже высшая степень великолђпія была. Кроватей съ занавђсами незнали, но спали безъ занавђсокъ. А уже въ послђднія времена токмо, яко знатное великолђпіе было, что обили въ царскомъ домђ крестовую палату, бывшую возлђ краснаго крыльца, я помню самъ съ почернђлыми ея обоями.

Столъ государевъ соотвђтствовалъ сей простотђ, ибо хотя я того утвердить и не могу, чтобы Государи кушивали не на серебрђ; но потому что въ мастерской палатђ невижу порядочнаго сервизу серебрянаго, заключаю, что тогда государи кушали на оловђ; а серебряныя блюда и сдђланныя горы, на подобие Синайскихъ, также и другія столовыя украшенія употреблялись только въ торжественные дни.

Кушанье ихъ сходственно съ тђмъ-же было; хотя блюда были многочисленны, но они всђ состояли изъ простыхъ вещей. Говядина, баранина, свинина, куры индейскія, утки, куры русскія, тетерева и поросята были довольны для составлений великолђпнђйшаго стола, съ прибавленіемъ множества пирожнаго, не всегда изъ чистой крупичатой муки сдђланнаго; телятину мало употребляли, а поеныхъ телятъ и каплуновъ и незнали. Высочайшее - же великолђпіе состояло, чтобы кость жареннаго и ветчины обернуть золотою бумагою, мђстами пироги раззолотить, и тому подобное. Потомъ не знали ни капорцовъ ни оливковъ, ни другихъ приготовленій для побужденія апетиту, но довольствовались огурцами солеными, сливами и наконецъ за великопіе считалось подать студень съ солеными лимонами.

Рыбный столъ еще тощђе мяснаго былъ, Садковъ купеческихъ было очень мало и не имђли искуства изъ дальнихъ мђстъ дорогую, живую рыбу привозить, да къ томуже Государевъ дворъ былъ не на подрядђ, но изъ волостей своихъ всђмъ довольствовался. И такъ въ Москвђ, гдђ мало состояло обильства рыбы, довольствовался токмо тою рыбою, которую въ Москвђ рђкђ и въ ближнихъ рђчкахъ ловили, а какъ происходилъ чувствительный недостатокъ въ столђ Государевђ, то, сего ради, какъ въ самой Москвђ, такъ и по всђмъ государевымъ селамъ сдђланы были пруды, изъ которыхъ ловили рыбу про столъ государевъ, впрочемъ же употребляли соленую, привозя изъ городовъ, изъ которыхъ на многіе, гдђ есть рыбныя ловли и въ дань оная была положена, какъ мнђ самому случалось видђть въ Ростовђ грамоты о сей дани. А зимою привозили и изъ далекихъ мђстъ рыбу, мерзлую и засоле-ную, которая къ столу Государя употреблялась.

Дессертъ ихъ такой же простоты былъ; ибо изюмъ, коринка, винныя ягоды, черносливъ и медовыя пастилы составляли оный, что касается до сухихъ вещей. Свђжія же лђтомъ и осенью были: яблоки, груши, горохъ, бабы и огурцы; а думаю, что дынь и арбузовъ и незнали, развђ когда нђскОлько арбузовъ привезутъ изъ Астрахани. Привозили еще и виноградъ въ патакђ а свђжаго и понянтія неимђли привозить, ибо оный уже моей памяти въ царствованіе Императрицы Елисаветы Петровны, тщаніями Ивана Антоновича Черкасова, кабинетъ-министра, началъ св`Ъжій привозиться.

Для толь малаго числа покоевъ не много бы освђщенія надобно; но и тутъ нетокмо неупотребляли, но и за грђхъ щитали употреблять восковыя свђчи, а освђщены были комнаты сальными свђчами, да и тђхъ не десятками или сотнями поставляли, а велика уже та комната была, гдђ четыре свђчи на подсвђчникахъ поставлялись. Напитки состояли: квась, кислы щи, пиво и разные меды. Изъ простова вина сдђланная водка; вины-церковное, то есть красное ординарное вино; ренское, подъ симъ именемъ разумелся нетокмо рейнвейнъ, но такоже и всякое бђлое ординарное вино; романея, то есть греческія сладкія вина и аликантъ, которые чужестранные напитки съ великою бережливостью упот-ребляли, и погреба, гдђ они содержались, назывались Фряжскія; потому что какъ первые оные, а паче греческіе получались черезъ Франковъ, а другія знали, что изъ Франціи идутъ, то общее имя имъ и дали Фряжскихъ винъ.

Таковъ былъ столъ государевъ, въ разсужденіи кушанья и напитковъ, посмотримъ какіе ихъ были екипажи. Государи и всђ бояре лђтомъ ђздили всегда верхомъ, а зимою въ открытыхъ саняхъ; но въ чрезвычайныхъ случаяхъ, какъ находимъ по лђтописцамъ, что въ случађ болђзни, когда Государь въ походђ занеможегъ, то такоже сани употребляли и лђтомъ, и правда, что въ верховой ђздђ государское великое было великолђпіе, яко видно по оставшимся конскимъ уборамъ хранящимся въ мастерской палатђ. Арчаги сђдлъ были съ каменьями, стремена также каменьями были покрыты; подушки бархотныя, шитыя или золотомъ, или серебромъ, или и низанныя жемчугомъ, съ запонами драгоцђнныхъ каменьевъ, попоны томуже великолђпію подобныя, бархатныя или аксаметныя золотыя, съ шитьемъ, и съ низаньемъ и съ каменьями. Но сіе азіатское великолђпіе неубыточно было, ибо сдђланные однажды таковые уборы на многія столђтія могли служить.

Царицы же ђзжали обыкновенно въ колымагахъ, родъ каретъ, сдђланныхъ снаружи на подобіе Фурмановъ, гдђ не было ни мђста чтобъ сидђть, ни окошекъ, но клали внутри пуховики для сидђЕ нья, а вмђсто нынђшнихъ драгоцђнныхъ точеныхъ стеколъ, опускающеюся кожею окошки и двери закрывали. Не могли такія коляски удобны быть ни къ какому украшенію, ибо снаружи всђ обиты были кожею, а верхъ великолђпія въ дђланіи оныхъ состоялъ, чтобы наружную кожу мђстами позолоченную и тисненную употребить. Каретъ же нетокмо не знали но и воображенія о нихъ неимђли, ибо уже въ царствованіе Петра Великаго ближніі мой свойственникъ, бояринъ Михаило Ивановичь Дыковъ, человђкъ пребогатый, бывши воеводою у города Архангельскаго, выписалъ орђховую, украшенную рђзбою карету, съ точеными стеклами, по смерти его сія карета досталась дђду моему и почиталась столь завидною и драгоцђнною вещью, хотя и снова тысячи рублей нестоила, что к. М… (князь Меншиковъ?) дђлалъ нападки на дђда моего, чтобы ее получить, и за неотданіе учинилъ, что дђдъ мой лишился всђхъ недвижимыхъ имђній, которыя надлежало бы ему наслђдовать послђ супруги к. Лыкова.

Воззримъ теперь на одежды царскія. Онђ были великолђпны. Въ торжественныхъ ихъ одђяніяхъ злато, жемчугъ и каменья повсюду блистали; но обыкновенныя одежды, въ. коихъ болђе наблюдали спокойствія, нежели великолђпія, были просты, а потому не могли быть причиною сластолюбія; а торжественныя столь рђдко употреблялись и толь крђпки были, что ихъ за носильныя одежды и почитать недолжно; но были они яко какіе коронные сосуды, опредђленные токмо для показания великолђія монар-ша; а естли не самыя одежды, то по крайней мђрђ украшения ихъ, бывъ сдђланы изъ золотыхъ бляхъ, жемчугу и каменей изъ роду въ родъ переходили. Но общимъ образомъ сказать: небыло никакихъ ни изыскуемыхъ и тлђнныхъ украшеній, ни великаго числа платей, но пять или - шесть а много до десяти платьевъ когда имђлъ царь или царица, то уже довольно считалось, да и тђ нашивали до износу, развђ изъ особливой милости кому съ плеча своего платья пожалуютъ.

Главной же роскошъ въ царскихъ обыкновенныхъ платьяхъ состоялъ въ драгоцђнныхъ мђхахъ, которые они для подкладки и на опушку одђяній своихъ употребляли, но мђха сіи некуплен-ные и не изъ чуждыхъ Государствъ превезенные были; но дань собираемая съ сибирскихъ народовъ. Впречемъ царицы имђли обычай носить длинныя, тонкія, полотняныя у сорочекъ рукава, которыя на руку набирали и сіи были иногда толь длинны, что даже до двадцати аршинъ полотна на нихъ употреблялось.

Се есть все что я могь собрать о родђ питья, выђзду, одежды царской а сіе самое и показуетъ коликая простота во всемъ ономъ находилась. Бояре и прочіе чиновники, по мђрђ ихъ состоянія, подобную же жизнь вели, стараясь притомъ, изъ почтенія по царскому сану, никогда и къ простому сему великолђпію не приближаться. А болђе всего сохраняло отъ сластолюбія, что ниже имђли понятія о перемђнђ модъ; во что дђды нашивали, то и внучата, непочитаясь староманерными носили и употребляли. Бывали у бояръ златотканныя, богатыя одђянія, которыя просто золота-ми назвали, и не инако надђвали, когда для какаго торжественнаго случая, повелђно имъ было въ золотахъ ко двору собираться, а посему сіи одежды имъ на долго служили, и я заподлинно слы-халъ, что не стыдились и сыновья, покончинђ родителей своихъ тоже платье носить. Однако несть никакаго общества, кудабы всликолђпіе и роскошъ не вкрадывались, - то, колико, кажется мнђ, главное великолђпіе состояло у бояръ имђть великое число служителей. Великолђпіе можетъ быть до излишества доведенное; но въ самомъ дђлђ основанное на нуждђ, ибо бояри съ людьми своими хоживали на войну. И оные обще и воиновъ государственныхъ и защитниковъ въ опасномъ случађ своимъ господамъ были. Но въ мирное время за честь себђ бояре щитали, когда ђдитъ по городу, чтобы ему предшествовали человђкъ пятдесятъ слугъ пђшками; слыхалъ я что и самыя боярыни нетокмо куда вознатное посђщеніе, но ниже къ обђдни къ своему приходу стыдились безъ предшествованія двадцати или тридцати слугъ ђхать. Однако содержаніе сихъ слугъ недорого стоило: давали имъ пищу и весьма малое на сапоги жалованье а въ прочемъ они содержались своимъ искуствомъ, дома носили сђрые, сермяжные кавтаны, а при выђздђ господина или госпожи, какой у кого получше кавтанъ сыщится, ибо тогда ливреи незнали; и я самъ запомню, что безъ гостей званныхъ, во всђхъ домахъ лакеи ливреи не надђвали, а употребленные къ должностямъ люди, которыхъ бывало мало, носили такія кавтаны, какіе случится.

Остается мнђ еще сказать, что небыло тогда ни единаго, кто-бы имђлъ открытый столъ; но развђ ближніе самые родственни-ки безъ зову куда обђдать ђздили, а посторонніе инако уеђзжали какъ токмо званные и могли сидђть поутру до часу обђденнаго, а ввечеру до ужина небывъ уняты обђдать или ужинать.

Таковые обычаи чинили, что почти всякій, по состоянію своему безъ нужды могъ своими доходами проживать и имђть все нужное, непростирая къ лучшему своего желанія, ибо лучшаго никто и незналъ. А потомуже воспитаніе въ набожіи, хотя иногда дђлало иныхъ суевђрными, но влагало страхъ закона Божія, который утверждался въ сердцахъ ихъ ежедпевною домашнею, божественною службою. Не было разныхъ для увеселенія сочиненныхъ книгъ и тако скука и уединенная жизнь заставляла читать божественное писаніе, иначе: въ Вђрђ утверждаться.

Правленіе деревень занимало большую часть время, а сіе правленіе влекло за собою разсмотрђніе разныхъ крђпостей и заве-денныхъ разныхъ приказныхъ дђлъ, которыя понуждали вникнуть въ узаконеніе государства, и за честь себђ щитали младые люди ха-живать сами вездђ, какъ я въ родђ своемъ имђю примђры, что Кн. Дмитрій Федоровичь Щербатовъ, хаживалъ нетокмо по своимъ дђламъ, но и почужимъ и толь учинился благоразуміемъ своимъ знаемъ боярину Князь Федору Федоровичу Вожонскому, что сей, хотя Кн. Щербатовъ по причинђ раззоренія дому его, а купно съ убіеніемъ дђда его Саввы… Щербатова отъ самозванца Отрепьева, и въ бђдности находился, однако сей бояринъ, человђкъ, весьма богатый, дочь свою и наслђдницу своего имђнія за него отдалъ и Кн. Иванъ Андреичь Щербатовъ, который послђ былъ министромъ въ Гишпанш, Царградђ и Англіи и наконецъ дђйствитсльнымъ Тайнымъ Совђтникомъ и ордена Св. Апександра Невскаго Кавалеромъ, по своимъ дђламъ въ молодости своей вездђ хаживалъ.

Почтеніе къ родамъ умножило еще твердость въ сердцахъ ва-шихъ предковъ; - безпрестанные суды мђстничества питали ихъ гордость; пребываніе въ совокупленіи умножало связь между родовъ и содђловало ихъ безопасность что твердое предпринять, а тогдаже и налагало узду кому что недостойное имени своего сдђлать; ибо безчестіе однаго весь родъ того имени себђ щиталъ. А сіе нетокмо молодыхъ людей, но и самыхъ престарђлыхъ въ ихъ должнсти удерживало. Благородной гордости бояръ мы многіе знаки обрђтаемъ.

Князь Симскій Хабаровъ, бывъ принуждаемъ уступить мђсто Малютђ - Скуратову, съ твердостью отрекся, и когда царемъ Іоанномъ Васильевичемъ нужденъ былъ за сіе на смерть, послђднђю милость себђ просилъ, чтобы, прежде его, два сына его были умервщлены, яко, бывъ люди молодые, ради страха гоненія и смерти, чего не достойнаго роду своему неучинили. Князь Михайло Петровичь Репнинъ лучше восхотђлъ потђрпђть гнђвъ Царя Іоанна Васильевича и наконецъ убіеніе, нежели сообщникомъ учиниться распустныхъ его забавъ. Соединеніе же родовъ толь твердо было, что ни строгой обычай Царя Іоанна Васильевича, ни казни немогли возбранить, чтобы совокупясь многими родами, непросили у сего Государя пощады своимъ родственникамъ и свойственникамъ, осужденнымъ на казнь и бралися быть поруками впредь за поступки того, яко свидђтельствують сіе многія, сохраненныя грамоты въ Архивђ Иностранной Коллегіи, гдђ таковыя поручныя подписи есть и дђдъ мой, Князь Юрій Федоровичь Щербатовъ неустрашился у разгнђвленнаго Государя Петра Великаго, по царевичеву дђлу, за родственника своего, ведомаго на казнь, прошеніе просить, прося, что естли неучинено будетъ милосердіе, дабы его самаго въ старыхъ лђтахъ сущаго, лишить жизни, да неувидять очи его безчестія роду в племени своего, и пощаду родственнику своему испросилъ.

Такая тђсная связь между родовъ обуздывала страсти юношей, которые нетокмо бывъ воспитываемы въ совершенномъ почтеніи и безпрекословномъ повиновеніи, къ ихъ родителямъ, обязаны были почитать всђхъ старшихъ своего рода И въ нихъ обрђтали строгихъ надзирателей своихъ поступковъ; такъ какъ защитниковъ, во всякомъ случађ.

Самые, хотя мало остающіеся обычаи нынђ сіе свидђтельствуютъ, которые, въ младости моей помню, яко священные законы хранились, чтобъ молодые люди каждый праздникъ пріђзжали по утрамъ къ ихъ старшимъ родственникамъ для изъявленіая почтенія ихъ, и чтобъ ближеніе родственники и свойственники съђзжались загавливаться и разгавливаться къ старшему.

Самые самовластнђйшіе Государи принуждены иногда бываютъ последовать умоначертанію своего народа, такъ наши Государи и послђдовали утверждать сіи обычаи, нетокмо снизходя на просьбы благородныхъ, но также производя предпочтительно предъ другими изъ знатнъйшихъ родовъ; и мы находимъ въ родђ Князей Репниныхъ, что многіе изъ столниковъ, миновавъ чинъ окольничаго, прямо въ бояре были жалованы. Преимущество сіе часто и младымъ людямъ учиненное могло бы подать причину подумать: что оное обращалось въ обиду другимъ, но сего не было; ибо не по однимъ чинамъ тогда благородныхъ почитали, но и по рожденіямъ ихъ, и тако чины давали токмо должности, а рожденіе пріобрђтало почтеніе.

Въ воздояніе за такое снисхожденіе Государей получали они, что находили въ благородныхъ-вђрныхъ, усердныхъ и твердыхъ слугъ. Потщусь я нђсколько мнђ извђстныхъ примђровъ предложить. Афанасій Нагой бывъ посломъ въ Крыму и многое претерпђвая отъ наглостей Крымскихъ, хотя выбиваемъ былъ Ханомъ изъ Крыму, чувствуя нужду его пребыванія въ семъ полуостровђ, объявилъ, что онъ развђ связанный будетъ вывезенъ изъ Крыму, а безъ того непођдитъ, хотя бы ему смерть претерпђть. Князь Борись Алексђичь Голицынъ предпочелъ сохраненіе здоровья Государева возвышенію своего рода, спасъ Петра Великаго во младенчествђ и винному своему родственнику пощаду живота испросилъ. Прозоровскій, вовремя трудныхъ обстоятельствъ начала Шведскія войны, соблюлъ великое число казны и государственныя вещи, повелђнныя Государемъ изломать и перебить въ монету, утаилъ, давъ вмђсто ихъ собственное свое серебро, и при благополучнђйшихъ обстоятельствахъ, когда Государь самъ сожалђлъ объ истребленіи сихъ вещей, цђлыя, не желая никакого возмездія возвратилъ. - Борись Петровичь Шереметевъ судъ царевичевъ неподписалъ, говоря, что «онъ рожденъ служить своему Государю, а не кровь его судить» и не устрашился гнђву ГосуДарева, который нђсколько времени на него былъ въ гнђвђ яко внутренне на доброжелателя несчастнаго царевича. - Князь Яковъ

Федоров. Долгоруковъ многія дђла, Государемъ подписанныя, останавливалъ, дая ему всегда справедливые совђты, и гнђвъ Государской, за чистое его противуборство воли его на, почтеніе обращалъ; а тђмъ открывалъ путь обще къ славђ своего Государя и кь блаженству народному. Сіи были остатки древняго воспитанія и древнего правленія.

Воззримъ же теперь какія перемђны учинили въ насъ нужная, но, можетъ быть, излишняя перемђна Петромъ Великимъ, и какъ отъ оныя пороки зачали вкрадываться въ души наши, даже какъ царствованіе отъ царствованія они часъ отъ часу, вмђстђ съ сластолюбіемъ возрастая, дошли до такой степени, какъ выше о нихъ упомянулъ. Сіе сочинить купно исторію правленій и пороковъ.

Петръ Великій, подражая чужестраннымъ народамъ, не токмо тщался ввести познанія наукъ, искуствъ и ремеслъ, военное порядочное устроеніе, торговлю и приличнђйшія узаконенія въ свое государство, также старался ввести и таковую людскость, сообщеніе и великолђпіе, о коемъ ему сперва ЛеФортъ натвердилъ, а потомъ которое и самъ онъ усмотрђлъ. Среди нужныхъ установленій законодательства, учрежденія войскъ и артиллеріи, не меньше онъ прилагал намђренія являющіяся ему грубые, древніе нравы смягчить. Повелђлъ онъ бороды брить, отмђнилъ старинныя, русскія одЬянія и вмђсто длинныхъ платьевъ заставить мужчинъ нђмецкіе кавтаны носить, а женщинъ, вмђсто тђлогреи, бострги, юбки, шлаФорки и самары, вмђсто подкалковъ, фонтанжами и корнетами голову украшать. Учредилъ разныя собранія, гдђ женщины, до сего отдаленныя отъ сообщеніи муж-чинъ, вмђстђ съ ними при веселіяхъ присутствовали. Пріятно было женскому полу, бывшему почти до сего невольницами въ домахъ своихъ, пользоваться всђми удовольствіями общества, украшать себя одђяніями и уборами, умножающими красоту лица ихъ, и оказующіми ихъ хорошіе статъ; не малое же имъ удовольствіе учинило, что должны прежде видђть въ кђмъ на вђкъ должны совокупиться, и что лица жениховъ ихъ и мужей уже не покрыты стали колючими бородами, к съ другой стороны пріятно было молодымъ и незаматерђлымъ въ древнихъ обычаяхъ людямъ, вольное обхожденіе съ женскимъ поломъ, и что могутъ напередъ видђть и познать своихъ невђстъ, на которыхъ прежде, повђряя взору родителей своихъ женивались. - Страсть любовная, до того почти въ грубыхъ нравахъ незнаемая, начала чувствительными сердцами овладђвать, и первое утвержденіе сей перемђны отъ дђйствія чувствъ произошло. А сіе самоё и учинило, что жены, до того нечувствующія своей красоты, начали силу ея познавать, стали стараться умножать ее пристойными одђяніями, и болђе предковъ своихъ распростерли роскошь въ украшешяхъ. О коль желаніе быть приятной дђйствуетъ надъ чувствіями женъ! Я отъ вђрныхъ людей слыхалъ, что тогда въ Москвђ была одна только уборица для волосовъ женскихъ и ежели къ какому празднику когда должны были младыя женщины убираться, тогда случалось, что она за трои сутки нђкоторыхъ убирала, и онђ должны были до дня выђзда сидя спать, чтобы убору ие испортить. Можетъ быть сему неповђрятъ нынђ, но я паки подтверждаю, что я сіе отъ столь важныхъ людей слышалъ, что въ семъ сомнђваться недолжно. Естли страсть быть пріятной такое дђйствіе надъ женами производила, немогла она неимђть дђйствія и надъ мущинами, хотящими имъ угодными быть, то тщаніе украшеній туже роскошъ раждала. И уже престали довольствоваться однимъ или двумя длинными платьями, но многія съ голунами, съ шитьемъ и съ пондесланами (?) дђлать начали.

Колико самъ государь ни держался древней простоты нравовъ въ своей одеждђ, такъ что кромђ простыхъ кавтановъ и мундировъ никогда богатыхъ ненашивалъ, и токмо, для коронаціи Императрицы Екатерины Алексђевны, своей супруги, сдђлалъ голубой гродетуровой кавтанъ съ серебреннымъ шитьемъ; да сказываютъ еще у него былъ другой кавтанъ дикой съ золотынъ шитьемъ, незнаю, для какаго знатнаго же случая сдђланной. Прочее было все такъ просто, что и бђднђйшій человђкъ нынђ того носить нестанетъ, какъ видно по оставшимся его одеждамъ, которыя хранятся въ куншткамерђ при Императорской Академіи Наукъ. Манжетъ онъ не любилъ и не нашиваль, яко свидђтельствуютъ его портреты; богатыхъ екипажей неимђлъ, но обыкновенно ђзжалъ въ городахъ въ одноколкђ, а въ дальномъ пути въ качалкђ. Множество служителей и придворныхъ у него не было, но были у него деныцики и даже караулу окромђ какъ полковника гвардіи неимђлъ. Однако при такой собственной особђ его простотђ, хотђлъ онъ, чтобы подданные его нђкоторое великолђпіе имђли. Я думаю, что сей великій государь, который ничего безъ дальновидности не дђлалъ, имђлъ себђ въ предметђ, чтобы велпколђпіемъ и роскошью подданыхъ побудить торговлю, фабрики и ремеслы, бывъ увђренъ, что при жизни его излишнее великолђпіе и сластолюбіе не утвердить престола своего при царскомъ дворђ. И такъ мы находимъ, что онъ побуждалъ нђкоторое великолђпіе въ платьяхъ, какъ видимъ мы, что во вре-мя торжественнаго входу, послђ взятія азовскаго, генералъ-адмиралъ Лефортъ шелъ въ красномъ кавтанђ съ голупами по швамъ, и другіе генералы такоже богатые кавтаны имђли; ибо тогда генералы мундировъ не нашивали. Богатые люди изъ первосановниковъ двора, или которые благодђяніями его были обогащены, какъ Трубецкіе, Шереметевъ и Меншиковъ, въ торжественные дни уже старались имђть богатые платья.

Парчи и галуны стали какъ у женъ, такъ и у мужей въ употребленіи, и хотя нечасто таковыя платья надђвали, моды хотя долго продолжались, однако онђ были, и по достатку своему оные уже ихъ чаще, нежели при прежнихъ обычаяхъ дђлали. Вмђсто саней и верховой ђзды и вмђсто колымагъ, не терпящихъ украшеній, появились уже кареты и коляски, начались уже цуги, которыхъ до того не знали и приличныя украшенія къ симъ екипажамъ. Служители переодђты на нђмецкій манеръ, не въ разноцвђтныхъ платьяхъ стали наряжаться, но каждый по гербу своему, или поизволеніе дђлалъ имъ ливреи, а офисъянты, которыхъ тогда еще весьма мало было, еще въ разноцвђтныхъ платьяхъ ходили.

Касательно до внутренняго житья, хотя самъ государь довольствовался самою простою пищею, однако онъ ввелъ уже въ употребленіе прежде незнаемые въ Россіи напитки, которые предпочтительно другимъ пивалъ. То есть, вмђсто водки домашней, сиженой изъ простаго вина, водку голандскую анисовую, которая приказной называлась и вины: ермитажъ и венгерское, до того незнаемыя въ Россіи.

Подражали ему его и вельможи и тђ, которые близко были къ двору; да и въ самомъ дђлђ надлежало имъ сіе имђть; ибо Государь охотно подданныхъ своихъ посђщалъ, то подданный чего для Государя не сдђлаетъ? Правда сіе не токмо было для него угодно, но напротиву того, онъ часто за сіе гнђвался, и не токмо изъ простаго вина подслащенную водку, но и самое простое вино пивалъ; но и собственное желаніе удовольствія, до того ими незнаемаго, превозмогло и самое запрещеніе государево, дабы послђдовать его вкусу. Уже въ домахъ завелися не токмо анисовая, приказная водка, но и гданскія; вина не токмо старинныя, о коихъ выше помянуто, но также ермитажъ, венгерское, и другія. Правда, что еще сначала ихъ довольно бережливо подавали и въ посредственных домахъ никогда въ обыкновенные столы употребляемы не были, но токмо во время праздниковъ и пиршествъ, да и тутъ не стыдились, принести четвертную, запечатанную и наливъ изъ нее по рюмкђ, опять запечатавъ на погребъ отослать.

Однако хотя Петръ Великій самъ не любилъ и не имђлъ времени при дворђ своемъ дђлать пиршества, то оставилъ сіе любимцу своему кн. Меншикову, который часто оныя, какъ въ торжественные дни, такъ и для чужестранныхъ министровъ съ великимъ великолђпіемъ по тогдашнему времени чинилъ. Имђлъ для сего великій домъ, не токмо на то время, но и въ нынђшнее; ибо въ оный послђ кадетскій сухопутный корпусъ былъ помђщенъ, и слыхалъ я, что Государь видя изъ дворца своего торжество въ домђ его любимца, чувствовалъ удовольсвіе, говоря: «вотъ какъ Данилычь веселится.» Равно ему подражая, такъ и бывъ обязаны самыми своими чинами, другіе первосановника Имперіи, такоже имђли открытые столы, какъ Генералъ-Адмиралъ Графђ Федоръ Матвђевичь Апраксинъ, Генералъ - Фелдмаршалъ Графъ Б. П. Шереметевъ, Канцлеръ Графъ Гаврилъ Ивановичь Головкинъ, и Бояринъ Тихонъ Никитичь Стрешневъ, которому, поелику онъ оставался первымъ правителемъ Империі, во время отсутствія въ чужіе краи Императора Петра Великаго, на столъ и деревни были даны.

Симъ знатнымъ людямъ и низшіе подражая, уже въ многихъ домахъ открытые столы завелися, и столы не такіе, какъ были старинные, то есть, что токмо произведенія домостройства своего употреблялись; но уже старались чужестранными приправа-ми придать вкусъ добротђ мясъ и рыбъ.

И конечно въ такомъ народђ, въ которомъ гостепріимство сочиняло всегда отличную добродђтель, нетрудно было ввести въ обычай таковыхъ открытыхъ столовъ употребленіе; что соединяясь и съ собственнымъ удовольствіемъ общества, и съ лучшимъ вкусомъ кушанья противу стариннаго, самымъ удовольствіемъ утверждалось.

Не непріятель былъ Петръ Великій честному обществу; но хотђлъ чтобы оно безубыточно каждому было. Онъ учредилъ ассамблеи, уа которыя въ назначенные дни множество собиралось. Но симъ ассамблеямъ предписалъ печатными листами правила, что должно на столъ поставлять, и какъ принимать пріђзжихъ, симъ упреждая и излишнюю роскошъ, и тягость высшихъ себђ принимать; ибо общество ни въ опиваніи и обжираніи состоитъ и неможетъ оно быть пріятно гдђ нђть равности. Самъ часто Государь присутствовалъ въ сихъ ассамблеяхъ и строго наблюдалъ, дабы предписанное исполнялось.

Но слабы были сіи преграды, когда вкусъ, естественное сластолюбіе и роскошъ стараются поставленную преграду разрушить; и гдђ неравность чиновъ и надежда получить что отъ вельможъ истребляютъ равность.

Въ присутствіе Государевомъ, учиненныя имъ предписанія сохранялись въ ассамблеяхъ, но въ простомъ житьи роскошъ и униженіе утверждали свои корни.

И подлинно мы видимъ, что тогда зачали уже мнопе домы упадать, и упадающіе ожидать отъ милости Государской и отъ защищенія вельможъ своего подкрђпленія. Изъ первыхъ знатныхъ домовъ, мнђ случалось, слышать объдомђ Князя Ивана Васильевича Одоевскаго, котораго домъ былъ на Тверской, тотъ самый, который послђ его былъ Василья Федоровича Салтыкова, потомъ Строганова, а нынђ за Князь Алексђемъ Борисовичемъ Голицынымъ сосостоитъ, въ приходђ у Спаса.

Сей Кн. Одоевскій неумђреннымъ своимъ сластолюбіемъ такъ раззорился.что продавъ всђ деревни, оставилъ себђ токмо нђкоторое число служителей, которые были музыканты, и сіи ходя въ разныя, мђста играть и получая плату, тђмъ остальное, время жизни его содержали. Во истину, при древней простотђ нравовъ, музыканты ненашли бы довольно въ упражненіи своемъ прибыли, чтобы и себя и господина своего содержать.

Я сказалъ о семъ Кн. Одоевскомъ, яко о раззорившемся человђкђ; но и многіе другіе естли не въ раззореніе отъ сей перемђны жизни пришли, то по крайней мђрђ чувствовали немалую нужду.

Дабы умолчать о прочихъ, Борисъ Петровичь Шереметевъ, Фелдмаршалъ, именитый своими дђлами, обогащенный милостью монаршею, принужденъ однако былъ впередъ Государево жалованье забирать и съ долгомъ симъ скончался яко свидђтельствуетъ сіе самая его духовная. И послђ смерти жена его подавала письмо Государю, что она отъ исковъ и другихъ убытковъ пришла въ раззорђніе.

Перемђнившійся такимъ образомъ родъ жизни сначала первосановниковъ Государства, а въ подражаніе имъ и другихъ дворянъ, и расходы: достигши до такой степени, что стали доходы превозвышать, начали люди наиболђе привязываться къ Государю и вельможамъ, яко къ источникамъ богатства и награжденій. Страшусь я, чтобы кто несказалъ, что по крайней мђрђ сіе добро произвело, что люди наиболђе къ Государю стали привязываться. Несть сію привязанность, несть благо, ибо она неточно къ особђ Государской была, но къ собственнымъ своимъ пользамъ; привязанность сія учинилась непривязанность верныхъ подданныхь, любящихъ Государя и его честь, и соображающихъ все съ пользою Государства; но привязанность рабовъ, наимщиковъ, жертвующихъ все своимъ выгодамъ а обманывающихъ лестнымъ усердіемъ своего Государя.

Грубость нравовъ уменьшилась, но оставленное ею мђсто лестью и самствомъ наполнилось; оттуда произошло раболђпство, презрђніе истины, обольщеніе Государя и прочія зла, которыя днесь при дворђ царствуютъ, и которыя въ домахъ вельможей возгнђздились.

Не сокрылся сей порокъ отъ остроумнаго Монарха, и сей Государь, строго и справедливо до крайности, старался сколь можно лесть отгонять, яко случилось, какъ я слыхалъ, что одинъ изъ знаемыхъ ему офицеровъ, бывъ съ нимъ на асамблее, выхвалялъ свое усердіе къ Государю, говоря, что онъ во всякомъ случађ готовъ за него умереть. Услышавъ сіе, Государь ему говорилъ, что ни онъ не желаетъ, ни должность его ему неповелђваетъ, чтобы онъ хотђлъ неразбирая случая для него умереть, но требуетъ токмо того, чтобы въ случађ нужды или опасности его особы, что неможетъ быть несоединено съ пользою государственною, онъ расположенъ былъ пожертвовать своею жизнію. Офицеръ, хотя наиболђе показать свое усердіе, зачалъ паки утверждать, что онъ сіе готовъ учинить всякой часъ, когда угодно будетъ Государю. Острожный Монархъ ничего неотвђчавъ, взявъ его руку, палецъ поднесъ къ горячей свђчђ и зачалъ его жечь; отъ боли офицеръ зачалъ силиться выдернуть руку Тогда и опустя, сказалъ ему государь, что когда онъ малой боли обозженія пальца вытерпђть немогь, не по пуждђ, но по волђ Государя, то какъ онъ могъ щедро обђщать, съ радостью и все тђло свое безъ нужды пожертвовать? Другой случай, слышанный же мною: доказуетъ, коль любилъ Государь истину. За-харъ Данилычь Мешуковъ, бывшій порутчикомъ во Флотђ, преждђ 1718 году, любимый Государемъ, яко первый русской, въ которомъ онъ довольно знанія мореплаванія нашелъ, и первой, который командовалъ уже Фрегатомъ, бывъ на единомъ пиршествђ съ Государемъ въ Кронштадтђ и напившися нђсколько пьянъ, сталъ размышлять о лђтахъ Государя, о оказующемся слабомъ его здоровьђ и о наслђдникђ, какаго оставляетъ, вдругъ заплакалъ. Удивился Государь возлђ котораго онъ сидђлъ о текущихъ его слезахъ, любопытно спрашивалъ причину оныхъ. Мешуковъ отвђтствовалъ, что онъ размышлялъ, что мђсто, гдђ они сидятъ, градъ столичный, близь него строенный, флотъ заведенный, множество русскихъ, входящихъ въ мореплаватели, самый онъ служившей въ флотъ и ощущающій его милости, - суть дђянія рукъ его; то взирая на сіе и примђчая, что здоровье его, Государя и благодђтеля ослабђваетъ, немогі отъ слезъ удержаться, прилагая при томъ простою рђчью: «на каво ты насъ оставишь?» - Отвђтствовалъ Государь: «У меня есть наслђдникъ», разумђя Царевича Алексђя Петровича. На сіе Мешуковъ слђпо и неосторожно сказалъ: «охъ, вђдь онъ глупъ, все разстроитъ!» При Государђ сказать такъ о его наслђдникђ, и сіе не тайно, но предъ множествомъ предсђдящихъ. Чтожъ сдђлалъ Государь? Почувствовалъ онъ вдругъ дерзость, грубость и истину и довольствовался, усмђхнувшись, ударить его въ голову, съ приложеніемъ: «дуракъ сего въ беседђ неговорятъ». Но не взирая на таковое любленіе истины, ни на отвращеніе его отъ лести, немогъ Государь вкрадывающийся сей ядъ искоренить. Большая часть окружающихъ его ни въ чемъ несмђли ему противурђчить, но паче льстили, хвала все сдђланное имъ и непротивурђча его изволеніямъ, а иные и угождая страстямъ его. Хотя онъ знатнымъ образомъ никогда обмаманутъ и небылъ, однако Князь Яковъ Федоровичь Долгоруковъ никогда ненашелъ въ сопротивленіяхъ своихъ Государю въ Сенатђ себђ помощниковъ. И тщетно онъ суровыми и справедливыми своими предложеніями два опредђленія, подписанныя Государемъ, от-мђнилъ, о привозђ на перемЬнныхъ лошадяхъ провіанту въ Петербургъ на армію, и о набраніи посохи на содержаніе народномъ для дђланія Ладожскаго канала. Въ обоихъ сихъ случаяхъ, ни въ другихъ никто соучастникомъ его твердости и справедливости быть нехотђлъ.

Единый самъ Государь терпђлъ его грубыя, но справедливыя предложенія, и хотя съ стђсненіемъ сердца, превозмогая себя, на оныя соглашался. Я слышалъ отъ очевидныхъ свидђтелей и Василиій Никитичъ Татищевъ въ исторіи своей еіе вмђстилъ, что бывши Государь въ Кронштатђ, въ единомъ пиршествђ окружающіе его вельможи начали превозносить его хвалами, говоря, что онъ болђе отца своего. Между таковыхъ похвальныхъ воплей единой Кн. Я. Ф. Долгоруковъ въ молчаніи пребывалъ. Примђтя сіе, Государь требовалъ его мнђнія. Сей остроумный твердый мужъ не могъ вдругъ отвђтствовать на такой вопросъ гдђ состояло сужденіе между царствующаго Государя и его отца, обоихъ отличныхъ ихъ качествами. Взявъ нђсколько времени подумать, сказалъ слђдующее: исчисливъ онъ все подробно что Петръ Великій сдђлалъ для пользы отечества, исчисливъ его труды и подвиги и наконецъ сказалъ; какъ великъ онъ есть во владыкахъ земныхъ, но продолжая говорилъ: всђ сіи труды, всђ сіи установленія неутверждаютъ еще внутреннего спокойствія государства и безопасность гражданскую въ жизни и имђніяхъ, отецъ же твой, говорилъ, при тихости нравовъ начиналъ многое, но паче всего что онъ сдђлалъ Уложеніе, которое нынђ, при перемђнђ обычаевъ, перемђны требуетъ; когда окончишь ты всђ свои подвиги благими узаконеніями, тогда справедливо можно будетъ сказать, что весьма превзошелъ твоего отца. Государь возчувствовалъ всю справедливость его глаголовъ и согласіемъ своимъ мнђніе его утвердилъ. Чегоже ради никто другой ни въ бесђдахъ, ни въ Сенатђ и нигдђ индђ таковой правды неговорилъ, какъ сей, безсмертія достойный Кн. Долгоруковъ? Того ради, что они болђе желали пріобрђсти милость Государскую, нежели чиновъ и имђній; ибо въ самомъ дђлђ невидно, чтобы любимецъ его Кн. Меншиковъ, когда ему строгую правду представлялъ, чтобы Гаврила Ивановичь Головкинъ, Государственный Канцлеръ отвратилъ его отъ переписки съ Галембурхомъ, съ Горцомъ и съ англійскими и шкотландскими сообщниками претендента; ни Остерманъ, бывшій тогда въ маломъ чину, и написавшій требуемое письмо, несовмђстность сего поступка представилъ; чтобы Иванъ Муссинъ-Пушкинъ его отъ какаго поступка удержалъ, чтобы Адмиралъ Апраксинъ имђющій такую повђренность, что вопреки сказалъ Государю. Но всђ токмо согласіе свое изъявляли и впускали вкореняться лести и рабству, для собственныхъ своихъ прибытковъ, чему и самъ Государь и Кн. Я. Ф. Долгоруковъ противуборствовали. А съ другой стороны духовный чинъ, который его нелюбилъ за отнятія своей власти, грђмелъ въ храмахъ Божіихъ его панегириками. Между сими Прокоповичь, который изъ духовенства, хотя нелюбви къ Государю неимђлъ, но былъ совершенно ослђпленъ честолюбіемъ, яко въ другія царствованія ясно оказалъ, выспренный свой голосъ на хвалы Государевы вознесъ. - Достоинъ онъ былъ многихъ похвалъ, но желательно бы было, чтобы они не отъ лести происходили, а похвалы Прокоповича сего непостриженнаго монаха, сего честолюбиваго архіерея, жертвующаго законъ изволеніямъ Бирона, сего, иже неустыдился быть судьею Тайной Канцеляріи, бывъ Архипастыремъ Церкви Божіей, были лестны, яко свидђтельствуетъ его собственное сочиненіе «Правда воли Монаршей,» памятникъ лести и подобострастія монашескаго изволенію Государскому.

Сказалъ я, что сластолюбіе и роскошъ могли такое дђйствіе въ сердцахъ произвести; но были еще и другіе причины, ироисходящия отъ самыхъ учрежденій, которыя твердость и добронравіе искореняли. Разрушенное мђстничество (вредное впрочемъ службђ и государству) и незамђненное никакимъ правомъ знатнымъ родамъ, истребило мысли благородной гордости въ дворянахъ; ибо стали не роды почтенны, а чины и заслуги и выслуги; и тако каждый сталъ добиваться чиновъ, а не всякому удасться прямыя заслуги учинить, то за недостаткомъ заслугъ, стали стараться выслуживаться всякими образами льстя и угождая Государю и вельможамъ; а при Петрђ Великомъ введенная служба, въ которую вмђстђ съ холопами ихъ носили на одной степени ихъ господъ въ солдаты, и сіи первые по выслугамъ пристойнымъ ихъ роду людямъ, доходя до офицерскихъ чиновъ, учинились начальниками господамъ своимъ и бивали ихъ палками. Рода дворянскіе стали раздђлены по службђ такъ, что иной однородцовъ своихъ и вђкъ не увидитъ.

То могла ли остаться добродђтель и твердость въ тђхъ, которые въ юности своей отъ палки своихъ начальников дрожали? Которые иначе какъ подслугами почтенія немогли пріобрђсти и бывъ каждый безъ всякой опоры отъ своихъ однодворцевъ, безъ соединенія и защиты, оставался единъ, могущій преданъ быть въ руки сильнаго.

Похвально есть, что Петръ Великій хотђлъ истребить суевђріе въ законђ ибо въ самомъ дђлђ не почтеніе есть Богу и закону суевђріе, но паче руганіе; ибо прописывать Богу неприличныя ему дђянія сіе есть богохулить.

Въ Россіи бороду образомъ Божіимъ почитали, й за грђхъ щитали ее брить, а черезъ сіе впадали въ ересь антропоморфитовъ. Чудеса, безъ нужды учиненныя, явленные образы, рђдко доказанные, повсюду прославляли, привлекали суевђрное богомоліе и дђлали доходы развратнымъ священно служителямъ. Все сіе Петръ Великій тщился отвратить; указами повелђлъ брить бороды, и духовнымъ регламентомъ положилъ преграду ложньмъ чудесамъ и явленіямъ, равно какъ и неблагопрнстойнымъ сборамъ при поставленныхъ на распутіяхъ образахъ. Зная, что законъ Божій есть къ сохраненіи рода человђческаго, а не къ истребленію его безъ нужды, благословеніемъ отъ Синода и отъ вселенскихъ Патріарховъ учинилъ позволено есть мясо въ посты въ нуждђ, а паче въ морской службђ, гдђ и безъ рыбы довольно люди къ скорбутинђ подвержены, повелђвая самохотно жертвующихъ жизнію своею, таковымъ воздержаніемъ, вовремя приключившихся от болезней, въ воду кидать. Все сіе очень хорошо, окромђ что послђднее несколько сурово.

Но когда онъ сіе учинилъ? Когда народъ былъ еще не просвђщенъ, и тако отнимая суеверіе у непросвђщеннаго народа, онъ самую вђру къ божественному закону отнималъ. И сіе дђйствіе Петра В. можно примђнить къ дђйствіи неискустнаго садовника, который у слабаго дерева отрђзываетъ водяныя, пожирающія его сокъ вђтви. Естлибы оно было корнемъ сильно, то сіе обрђзыванье учинило ему произвести хорошиія и плодовитая вђтви; но какъ оно слабо и больно, то урезаніе сихъ вђтвей, которыя чрезъ способъ листьевъ своихъ, получающихъ внђшнюю влагу, питали слабое дерево, отнявъ ее новыхъ плодовитыхъ вђтвей непроизвело, ниже сокомъ раны затянуло, и тутъ содђлались дупла, грозящая погибелью дереву. Такъ урђзанье суевђрій и на самыя осповательныя части вђры вредъ произвело; уменьшились суевђрія, но уменыпилась и вђра; изчезла рабская боязнь ада, но изчезла и любовь къ Богу и къ святому его закону; и нравы за недостаткомъ другаго просвђщенія, исправляемыя вђрою, потерявъ сію подпору, въ развратъ стали приходить.

Со всђмъ почтеніемъ, которое я къ сему великому въ монархахъ и великому въ человђкахъ въ сердцђ своемъ сохраняю, совсђмъ чувствіемъ моимъ, что самая польза государственная требовала, чтобы онъ имђлъ окромђ царевича Алексђя Петровича, законныхъ дђтей, пріемниками его престола, - немогу я удержаться, чтобы не охулить разводъ его съ первою его супругой, рожденной Лопухинной, и второй бракъ по постриженіи первой супруги, съ плђнницею Екатериною Алексђевною; ибо примђръ сей нарушенія таинства супружества, ненарушимаго въ своемъ существђ, показалъ, что безъ наказанія можна его нарушать. Пусть Монархъ имђлъ къ тому сильныя причины, которыя однакожъ я невижу, окромђ склонности ея къ Монсовымъ, сопротивленія жены его новымъ установленіемъ. Но подражатели его имђли-ли государственныя причины подобно дђлать? Павелъ Ивановичь Егузинскій, постригши первую свою жену и женясь на другой, режденной Галевкиной, имђлъ-ли государственныя причины стараться имђть себђ потомство, въ нарушеніи Божественныхъ законовъ. Многіе и другіе сему подражали и нетокмо изъ вельможъ, но и изъ малочинныхъ людей, яко Князь Борись Сонцевъ - ЗасђЁ кинъ сіе учинилъ.

И тако, хотя Россія, чрезъ труды и попеченія сего Государя, пріобрђла знаемость въ Европђ и вђсъ въ дђлахъ; войска ея стали порядочнымъ образомъ учреждены, и флоты Бђлое и Балтійское море покрыли, коими силами побђдила давныхъ своихъ непріятелей и прежнихъ побђдителей, поляковъ и Шведовъ, пріобрђла знатныхъ области и морскія пристанища. Науки, художества и ремесла стали въ ней процвђтать, торговля начала ее обогощать и преобразовались Россіяне-изъ бородатыхъ въ гладскіе, изъ долгополыхъ въ короткополые, стали сообщительнђе и позорища благонравныя извђстны имъ учинились. Но тогда же искренная привязанность къ вђрђ стала исчезать, таинства стали впадать въ презреніе, твердость уменьшилась, уступая мђсто нагло стремящейся лести, роскошь и сластолюбіе положили основаніе своей власти, а симъ побужденіемъ и корыстолюбіе къ разрушенію законовъ и ко вреду гражданъ начало проникать въ судебныя мђста. Таково есть состояніе, въ которомъ (не взирая на всђ преграды, которыя собственною своею особою и своимъ примђромъ полагалъ Петръ Великій для отвращенія отъ пороковъ), вразсужденія нравовъ осталася Россія по смерти сего великаго Государя.

Воззримъ теперь колико, при двухъ громкихъ царствованіяхъ Екатерины Первой и Петра Втораго, пороки сдђлали шаговъ, дабы наиболђе утвердится въ Россіи.

Женскій полъ обыкновенно болђе склоненъ къ роскошамъ, нежели мужской, и тако видимъ мы, что Императрица Екатерина Алексђевна Первая, еще при жизни супруга своего Петра Великаго, имђла уже дворъ свой; камергеръ у нея былъ Монсъ, котораго излишная роскошь была первымъ знакомъ, доведшимъ его до поносной смерти; камеръ-юнкеры ея были Петръ и Яковъ Федоровичи Балковы, его племянники, которые также при несчастіи его оть двора были отогнаны. Любила она и тщилась украшаться разными уборами и простирала сіе хотђніе до того, что запрещено было другимъ женщинамъ подобные ей украшенія носить, яко то убирать алмазами обђ стороны головы, а токмо позволяла убирать лђвую сторону; запрещено стало носить горностаевые мђха съ хвостиками, которые одна она носила, и сіе не указомъ не закономъ введенное обыкновеніе учинилось по-чти узаконеніе, присвояющее сіе украшеніе единой Императорской фамиліи тогда какъ въ нђмецкой землђ и мђщанки ею употребляютъ. А. такое тщаніе не показуетъ-ли, что если лђта зачали убавлять ея красоту, то уборами, отличными отъ другихъ, тщилась оную превозвысить. Незнаю справедливо-ли сіе мнђніе было, и прилично-ли Государю ежечасно подобно какъ въ маскарадномъ платьи передъ подданными своими быть, якобы недоставало ему другихъ украшеній могущихъ его отличить. По возшествіе ея на престолъ, довольно чуднымъ образомъ воспослђдовавшемъ; ибо Петръ Великій не съ тђмъ ее вђнчалъ царскомъ вђнцемъ, чтобы ее наслђдницею своею учинить, ниже когда того желалъ; но умирая, неназнача наследника, - вельможи, а именно: Кн. Меншиковъ, зная слабость Императрицы; Толстой, боясь мщенія отъ сына Царевича Алексђя Петровича, законнаго наслђдника, за привезеніе и за смерть отца его, вопроса Ивана Ильича Мамонова, подполковника гвардіи, - надђется-ли онъ на согласіе гвардіи полковъ и получа утвердительный отвђтъ, предъ собранными полками ее самодержцею провозгласили. Тако взошла сіа государыня па всероссійской престолъ: дђйствіе недостатка основательныхъ законовъ.

И Петръ Великій еще неохлодђлъ мертвый а уже неволя его, не право наслђдственное и привязанность къ крови, но самовольное желаніе вельможъ рђшило важнђйшую вещь въ свђтЬ, то есть наслђдство его престола.

Возшествіе ея такимъ образомъ на престолъ слђдующія дђйствія надъ нравами народными произвело. Она была слаба, роскошна во всемъ пространствђ сего названія; вельможи были честолюбивы и жадны; а изъ сего произошло, упражняясь въ повседневныхъ пиршествахъ и роскошахъ, оставила всю власть правительства вельможамъ, изъ которыхъ вскорђ взялъ верхъ Князь Меншиковъ. Пышность и сластолюбіе у двора его умножились, упала древняя гордость дворянская, видя себя управляема мужемъ хотя достойнымъ, но изъ подлости произшедшимъ - а мђсто ея раболђпство къ сему вельможђ, могущему все.

Краткое царствованіе сей Императрицы впрочемъ большихъ перемђнъ немогло учинить, окромђ что вывозъ разныхъ драгоцђнныхъ уборовъ и винъ весьма умножился, и сластолюбіе сіе во всђ степени людей проникло, умножило нужды, а умножа нужды, умножило исканіе способовъ, безъ разбору, дабы оныя наполнить.

Какое тогда состояніе было сына Царевича Алсксђя Петровича, по несчастію отца своего лишеннаго принадлежащаго ему наслђдія? Онъ былъ въ юныхъ лђтахъ; о воспитаніи его непомышляли, наслђдникомъ престола не признавали и ниже моленія въ церквахъ о здравіе его было, якобы надлежало о произшедшемъ отъ царскаго корня, - и всђ его поступки подозрђваемы были.

Дабы наиболђе надзирать его поступки и примђчать слова и движенія, опредђленъ къ нему былъ младый, умный и честолюбивый человђкъ, Кн. Иванъ Алексђевичъ Долгоруковъ. Сей, примђчая жизнь Императрицы Екатерины Алексђевны и разсуждая, что неуповательно, чтобы двђ дщери Петра, Великая Герцогиня Анна и Цесаревна Елисавета, яко до браку рожденныя, могли на россійской престолъ послђ матери своей взойти, вмђсто чтобы подъ видомъ служенія Князю Петру Алексђевичу, быть его предателемъ, разсудилъ сыскать его къ себђ милость и повђренность. - Въ единый день, нашедъ его единаго, палъ предъ нимъ на колђни, изъясняя всю привязанность, какую весь родъ его къ дђду его, Петру Великому имђетъ и къ его крови, изъяснилъ ему что онъ, по крови, по рожденію и по полу, почитаетъ его законнымъ наслђдникомъ россійскаго престола, прося да увђрится въ его усердіи и преданности къ нему. Таковыя изъясненія тронули сердце младаго, чувствующаго свое положеніе Князя. Тотчасъ довђренность послђдовала подозрђніямъ, а послђ и совершенная дружба, по крайней мђрђ, со стороны Петра Алексеевича, сихъ младыхъ людей соединила.

Однако Князь Меншиковъ, видя себя правителемъ Государства - и такъ близко къ престолу, не могъ осмђлиться желать оный себђ пріобрђсти, зная что никто изъ Россіянъ непотерпитъ, чтобъ имђя еще многихъ царскаго рода, онъ могъ, произшедиши изъ низкихъ людей, похитить себђ престолъ, - обратилъ мысли свои, естьли небыть самому Государемъ, то учиниться его тестемъ. Князь Петръ Алексђевичь, оставленный отъ всђхъ и непризнанный наслђдникомъ престола, ему показался быть къ сему удоб-нымъ орудіемъ. Но прежде онъ хотђлъ, обязаннаго близкимъ родствомъ, Вђнскаго Двора мысли о семъ узнать, то есть, чтобы и оный согласился оставить ему правленіе Государства до возрасту Императора и дочь свою за онаго выдать. По бывшимъ переговорамъ съ Графомъ Вратиславомъ, посломъ цесарскимъ, на все сіе согласіе получилъ и Цесарскій Дворъ прислалъ 70 тысячъ рублевъ въ подарокъ Госпожђ Крамеръ, Камеръ-Фрау Императ-рицы Екатерины Алексђевны, дабы она ее склонила именовать по себђ наслђдникомъ Князя Петра Алексеевича.

И тако въ семъ случађ Россійскій престолъ сталъ покупаться и не близость крови, но избраніе прежде бывшей плђнницы - внука Петра Великаго и Правнука Царя Алексђя Михайловича на престолъ столь знатной Имперіи возводило.

Вскорђ по именованіи своемъ Наслђдникомъ Россійскаго Престола, Князь Петръ Алексђевичь, подъ именемъ Императора Петра II взошелъ на престолъ, по смерти Императрицы Екатерины Алексђевны.

Сила и могущество Князя Меншикова умножились; Государь былъ въ юныхъ лђтахъ, а сей вельможа, хотя небылъ именованъ регентомъ, но дђйствительно таковымъ был… А сіе самое доказуетъ колико упалъ духъ благородныхъ. При младенчествђ Царя Іоанна Васильевича, законной властью утвержденному совђту для управленія вовремя малолђтства Государя, боярамъ, выбраннымъ изъ среды самихъ ихъ, изъ среды знатнђйшихъ родовъ Государства: повиноваться нехотђли.

И когда въ болђзни своей царь Іоаннъ Васильевичь хотђлъ утвердить престолъ малолђтнему сыну своему, то, нехотя быть управляемы боярами, сыну Государя своего присягнуть нехотђЁ ли. Во время младенчества самаго Петра Великаго на случай Нарышкиныхъ негодовали; а се нынђ изъ подлости произшедшему мужу, безъ всякаго законнаго утвержденія его власти, безспорно повиновались. Да разсудятъ посему вђрность-ли сіе было къ Государю или паденіе духу благороднаго.

Истина заставила меня сіе сказать, поелику мнђ извђстна - непохвалить поступокъ Кн. Меншикова. Онъ честолюбіемъ на мђсто сіе былъ возведенъ; но управленіе его было хорошо, а паче попеченіе его о воспитаніи и наученіи младаго Государя; часы были уставлены для наукъ, для слушанія дђлъ, для разговоровъ и обласканія первосановниковъ Государства, и наконецъ часы для веселія. И можно сказать, что былъ купно Правитель Государ-ства и дядька государевъ. Еще бы похвальнее его поступокъ былъ, естлибы онъ неимђлъ собственныхъ своихъ видовъ, а дђлалъ бы сіе для пользы отечества и въ воздаяніе за то, чђмъ онъ долженъ Петру Великому, дђду царствующаго Государя. Но онъ неимђлъ толь героической души и всђ мысли его клонились, чтобы обручить дочь свою за младаго Государя, что наконецъ противу самой склонности Государя исполнено имъ было.

Посемъ приумножилъ свое, стараніе о воспитаніи и наученіи Государя, взявъ его жить въ домъ свой, неотлучно при немъ пребывая, и домъ Князя Меншикова учинился дворецъ Государевъ. Во время сіе сдђлалъ онъ два дђла, которыя, присоединенныя къ противусклонности Государевой обрученія его съ Княжною Меншиковой, приключили наконецъ падете сего вельможи. Первое, былъ при Государђ учитель, родомъ Венгерецъ, по имени Зеннинъ. Сей противенъ учинился владычествующему Министру и сего онъ втайнђ оть Государя удалилъ. Хотя молчанію сіе предалъ Государь, но не оставилъ подозрђвать отъ кого сей его наставникъ былъ удаленъ, несмђя и возпрошать о немъ дабы болђе ему несчастся неприключить. Второе, принесено было оть купечества нђсколько тысячь червонныхъ къ Государю; были благосклонно приняты; но тогда случившаяся тутъ сестра Государева, Принцесса Наталья Алексђевна сихъ денегъ къ себђ просила. Государь, который весьма любилъ сестру свою, приказалъ ихъ отнести, еще тогда какъ принесшіе ихъ купцы въ прихожей находились. Встрђтился Князь Меншиковъ съ несомыми сими деньгами въ комнату Принцессы, ихъ немедленно возвратилъ и пришелъ въ комнату Государеву, представлялъ ему, что таковый немедленно учивенный даръ принесенныхъ денегъ купцами показываетъ прђзреніе къ онымъ и можетъ огорчить его подданныхъ. Можетъ быть, представлялъ ему и правила бережливости какія Петръ Великій имђлъ. Сіе огорчило Государя и сестру его, а подало случай, наединђ, любимцу его, Кн. Ив. Ал. Долгорукову представить ему, коль мала его есть власть. Кажется властолюбіе въ сердцахъ прежде всего родится, а паче въ сердцахъ монаршихъ; и тако сіе оскорбленіе, тђмъ наивящше, что отмстить за него немогъ, на сердцђ молодаго Монарха оставалось.

Однако приличными весельями и удовольствіями, частными съђздами къ двору, старался Князь Меншиковъ благопристойнымъ образомъ въ праздные часы веселить своего Государя и зятя. А примђръ Двора, разливаясь сперва на вельможъ а потомъ и на другихъ гражданъ, чинилъ, что и они по мђрђ достатку своего, а иногда и свыше старались съ обществомъ веселиться и простота нравовъ изчезла.

Наконецъ приходило время паденію Кн. Меншикова и произошло оно отъ слђдующаго случая. Сей вельможа всячески стараясь утђшить своего Государя и укрђпить движеніемъ и трудами его тђло повезъ его съ псовою охотою. Гоньба, травля и протчее что веселить въ сей охотђ, весьма полюбилось младому Государю. Часто Кн. Меншиковъ отьђзжалъ въ Мызу свою Оранинъбаумъ и случилось что единажды въ небытность его въ Петербургђ въ пасмурной и холодной день, Государь пођхалъ на полђ.

По возвращеніи своемъ нашелъ онъ Меншикова весма раздраженна сею ђздою, который съ тою горячностью, коковая можетъ произойти отъ желанія сохранить его здоровђ и отъ опасности потерею онаго лишиться толь великаго союза, ему представлялъ коль неразсудительно было въ пасмурное и холодное время ђздить и здоровьђ свое подвергать. Хотя горячи были его изъясненія, но они оть усердія происходили. Однако младый Государь ощущалъ только въ нихъ единую горячность, и яко нарушеніе почтенія къ себђ; однако скрылъ и то въ сердцђ своемъ. и К. Иванъ Алексђевичь Долгоруковъ, ищущій погибели Меншикова, дабы самому и родъ свой на ту степень возвысить, не оставилъ паче очернить всђ слова сего вельможи.

Помнится мнђ въ іюлђ мђсяцђ пођхалъ Кн. Менщиковъ въ Мызу свою Оранинъ-баумъ, для освящнія созданныя имъ Церкви. Сей ожидаемый уже давно случай и былъ употребленъ къ погубленію его. Государь, по совђту К. Ив. Алек. Долгорукова, пођхалъ въ ПетергоФъ, и окруженъ гвардіей, и повелђно было Кн. Меншикову сказать, чтобы онъ въ ПетергоФђ неђздилъ, а прођхалъ бы прямо въ Петербургъ, гдђ тогдаже двору Государеву велено изъ дому Кн. Меншикова выбираться.

Тщетно ниспадавший сей Министръ просилъ единыя милости, чтобы видеть Государя и оправданія свои принести; тщетно княжна Катерина Александровна, его дочь, невђста государева, писала къ Великой Княжнђ Натальђ Алексђевнђ дабы она упросила у Государя своего брата, прощеніе родителю ея. Первое, понеже опасались, чтобы сохраняемая нђкая Кн. Меншиковымъ власть и сильныя его представленія нетронули сердце Государева, отказано было; а нелюбимыя невђсты, отъ которой Государь избавиться хотђлъ, просьбы такъже дђйствія не возъимђли, и Князь Меншиковъ, по приездђ своемъ въ Петербургъ, назавтрђе былъ арестованъ и сосланъ въ ссылку. Тако ниспалъ сей пышный вельможа, примђрь перемђны и непостоянства счастія. Изъ низкаго состоянія почти до трона дошедшій и паки въ низость и несчастіе свергнутый.

Почемъ Петръ Вторый началъ править самъ государствомъ, естли можно назвать правленіемъ правленіе юноши Государя. Кн. Ив. Алек. Долгоруковъ другъ и наперсникъ Государевъ, толь ему любимый, что даже на одной постели съ нимъ сыпалъ, всемогущій учинился. Пожалованъ немедленно былъ въ оберъ камеръ - геры, возложена на него была андреевская лента, пожалованъ въ капитаны гвардіи преображенскаго полку гренадерской роты и всђ родственники его были возвышены, правя поизволеніямъ ихъ всђми дђлами Имперіи; престали науки Государевы, министры лишь для виду были допускаемы; все твердое и полезное отгоня-лось отъ двора, и пользуясь склонностью Государевой къ охотђ, она всђхъ важныхъ упражненій мђсто замђняла. Однако, что погубило Кн. Меншикова, то неустрашило Долгорукихъ; они употреблялись стараніе, дабы имъ родственицу свою Княжну Екатерину Алексђевну, дочь Кн. Алексђй Григорьевича, сестру Кн. Ивана Алекеђевича, за Государя обручить. И въ семъ обрученіи нђчто странное было; ибо хотя обрученіе сіе было въ присутствіи всђхъ и всего двора, но во время обрученія Государь и его невђста были окружены Преображенскаго полку гренадерами, которые кругъ ихъ подъ начальствомъ своего капитана, Кн. Ив. Алек. Долгорукова, баталіонъ-каре составляли.

Кн. Ив. Алек. Долгоруковъ былъ молодъ, любилъ распутную жизнь, и всђми страстями, къ каковымъ подвержены младые люди, неимђющіе причины обуздывать ихъ, былъ обладаемъ. Пьянство, роскошь, любодђяніе и насиліе мђсто прежде бывшаго порядку заступили. Въ примђръ сему, къ стыду того вђка ска-жу, что слюбился онъ или, лучше сказать, взялъ на блудодђяніе себђ между прочими жену К. Н. Е. Т. рожденную Головкину, и не токмо безъ всякой закрытности съ нею жилъ; но при частныхъ съ ђздахъ у К. Т… съ другими своими младыми сообщниками пивалъ до крайности, бивалъ и ругивалъ мужа бывшаго тогда ОФицеромъ кавалергардовъ, имђющаго чинъ Генералъ-Маіора, и съ терпђшемъ стыдъ свой отъ прелюбодђянія жены своей сносящаго. И мнђ самому случилось слышать, что единажды бывъ въ домђ сего Кн. Трубецкаго, по исполненіи многихъ надъ нимъ ругательствъ, хотђлъ наконецъ выкинуть его въ окошко, и естлибы Степанъ Васильичь Лопухинъ, свойственникъ Государевъ по бабкђ его Лопухиной, первой супруги Петра Великаго, бывшій тогда камеръ-юнкеромъ у двора и въ числђ любимцевъ Кн. Долгорукова, сему не воспрепятствовалъ, то бы сіе исполнено было. Но любострастіе его одного или многими неудовольствовалось; согласіе женщины на любодђяніе уже часть его удовольствія отнимало и онъ иногда пріђзжающихъ женщинъ изъ почтенія къ матери его, затаскивалъ къ себђ и насиловалъ. Окружаюнйе его однородны и другіе младые люди, самымъ распутствомъ дружбу его пріобрђтшіе, сему примђру подражали, и можно сказать, что честь женская не менђе была въ безопасности тогда въ Россіи, какъ отъ Турковъ во взятомъ градђ.

Привычка есть и къ прсступленіямъ, а сей былъ первый шагъ, которымъ жены выступали изъ скромности и тихова житія, которое отъ древнихъ нравовъ онђ еще сохраняли.

Отецъ его Кн. Алексђй Григорьевичь, человђкъ посредственнаго разума и единственно страстенъ къ охотђ - для коронаціи Государи всегда бываютъ въ Москвђ, то послђ оный и присовђтывалъ ему тамъ утвердить свое житіе, оставя навсегда Петербурга. Пріђехалъ дворъ въ Москву, но распутство не престало; по мђсяцу и болђе отлученіе Государево для ђзды съ собаками остановило теченіе дђлъ; сила единаго рода учинила, что токмо искатели въ ономъ чины и милости получали, а другіе уже и къ грабежу народа приступали. Желавшіе угодить роскошнымъ Долгорукимъ юношамъ пиры, со всею знаемою для нихъ роскошью, дђлали.

Воззримъ теперь, какія были сіи ђзды Государевы на охоту, и какія были тамъ упражненія. Ибо примђръ двора великое дђйствіе надъ образомъ мысли и всђхъ подданныхъ имђетъ. Ездилъ Государь въ Боровскомъ, Коломенскомъ, и другихъ уђздахъ, иногда и по мђсяцу, ежедневно, невзирая ни на сырую погоду, ни на холодъ. ђзда съ собаками была отъ утра до вечера. Окромђ что охота Государева, при которой и сокольники находились и всђ придворные, которые по неволђ должны были охотниками сдђлаться, со всей Россіи собранные, знатнђйшіе охотники дворные имђЁ ли позволеніе быть при охотђ Государевой. То коль сіе должно было составить великую толпу людей и коликое множество собакъ. Всякій изъ сего себђ представить можетъ пощажены-ли были тогда поля съ хлђбомъ, надежда земледђльца; стада скота хотя и отгонялись, но не могли-ли иногда съ сею толпою собакъ встретиться? А окружающіе Государя вельможи, которые были тогдаже и охотники, для удовольствія своего, не представляли младому и незнающему Государю, колико таковыя ђзды вредъ земледђлію наносятъ. Иззябшій возвращался Государь ввечеру на квартиру; тутъ встрђчала его, невђста его, Кн. Долгорукова, со множествомъ женъ и дђвицъ, и балъ начинался, который иногда довольно поздно въ ночь былъ продолженъ. Млодыя Государевы лђта оть распутства его сохраняли; но подлинно есть, что онъ былъ веденъ, чтобы современемъ въ распутство впасть; а до тђхъ мђстъ любимецъ его К. Иванъ Алексђевичь Долгоруковъ всђмъ самъ пользовался и утружденнаго охотою Государя принуждалъ по неволђ представляемыя ему веселья вкушать.

Наконецъ возвратился Государь въ Москву изъ Коломенскаго уђзду; новыя начались веселія, ежедневно медвђжья травля, сажаніе заицовъ, кулашные бои, съ весельями придворными всђ часы жизни его занимали; даже какъ простудяся, занемогъ весною; въ девятый день скончался и вся надежда Долгорукихъ яко скудельный сосудъ о твердый камень сокрушилась. Осталось только памяти его царствованія, что неисправленная грубость съ роскошью и распутствомъ соединилась. Вельможи и вышніе впали въ роскошь, жены стыдъ, столь украшающій ихъ полъ, стали забывать, а нижніе граждане пріобыкли льстить вельможамъ.

Однако, по смерти Петра II, никаго не было назначеннаго къ пріятію россіскаго престола. Первостепенные вельможи собрались, дабы учинить важное рђшеніе, кого во владыки толь великой части свђта возвђсти. Коль ни дерзки, коль ни самолюбивы, однако несмђли безъ взятія мнђнія отъ имянитђйшихъ благородныхъ сего рђшить. Разныя мнђнія были подаваны. Иные представляли, что какъ вторая супруга Петра Великаго уже царствовала надо Россіею, то надлежитъ взять изъ монастыря первую супругу Петра Великаго, и оную на престолъ возвести. Другіе представляли, что есть въ живыхъ двђ дочери Петра Великаго, Принцесса Анна въ супружествђ за Герцогомъ Голштинскомъ и Принцесса Елизавета въ дђвицахъ, и хотя онђ и прежде браку рождены, но какъ уже законными признаны, то рожденіе ихъ не препятствуетъ взойти имъ на россійскій престолъ. Третіи представляли Принцессу Екатерину, Герцогиню Меклембургскую, старшую дочь Царя Іоанна Алексеевича; наконецъ четвертые Принцессу Анну, вдовствующую Герцогиню Курляндскую.

Уже собравшіеся вельможи предопредђлили великое намђреніе, ежелибы самолюбіе и честолюбіе оное непомрачило, то есть, учинить основательные законы Государству, и власть Государеву Сенатомъ или Парламентомъ ограничить. - Но засђданіе въ СенатЬ токмо нђсколыкимъ рядамъ предоставили, тако уменьшая излишнюю власть Монарха, предавали ее множества вельможамъ, со огорченіемъ множества знатныхъ родовъ, и вмђсто однаго толпу Государей сочиняли. - Сіи вельможи пріяли въ разсужденіе разныя выше предложенныя мнђнія о наслђдствђ престола. Были многіе и дальновиднђйшіе, которые желали возвести царицу Евдокнію Федоровну, на Россійскій престолъ, говоря, что какъ она весьма слабымъ разумомъ одарена, то силђ учрежденнаго Совђту сопротивляться неможетъ, и черезъ сіе дастъ время утвердиться постановленнымъ узаконеніямъ въ предосужденіе власти монаршей. Но на сіе чинены были слђдующія возраженія, что законъ препятствуетъ санъ монашескій, хотя и поневолђ возложенный съ нее снять и что она имђвши множество родни Лопухиныхъ, по коимъ была при-вязана, родъ сей усилится и можетъ для счастія своего склонить ее разрушить предпологаемыя постановленія. - Дочерей Петра Великаго яко незаконно рожденныхъ отрђшили. Принцессу Екатерину Іоанновну, Герцогиню Меклембургскую, отрђшили ради безпокойнаго нрава ея супруга, и что Рост имђеть нужду въ покођ, и не мђшаться въ дђла сего Герцога, по причинђ его несогласія съ его дворянствомъ. И наконецъ думали что толь знатное и не-чаенно предложенное наслђдство Герцогинђ Аннђ Ивановнђ, заставитъ искренно наблюдать полагаемыя ими статьи; а паче всего склонилъ всђхъ на избраніе сіе Кн. Василій Лукичь Долгоруковъ, который къ ней особливую склонность имђлъ и можетъ быть мнилъ, отгнавъ Бирона, его мђсто заступить. Всђ сіи на сіе согласились, и онъ самъ посланъ былъ съ пунктами призывать на престолъ Россійской, естли будетъ обђщаться и подпишетъ сіи предустанавляемые законы.

Герцогиня Анна неотрђклася подписать уменщающія Россіскаго Императора власть статьи, которыя ея возводили изъ Герцогинь Курляндскихъ въ Россійскія Императрицы, и пођхавъ изъ Митавы, недођхавъ до Москвы за семь верстъ остановилась въ селђ Всесвяцкомъ, принадлежащемъ Царевичу Грузинскому, въ его домђ, во ожиданіи пріуготовленія торжественнаго ея вшествія въ Москву. А тогдаже было дано дозволеніе всђмъ благороднымъ пріђзжать въ оное село для принесенія своего поздравленія Государынђ. Долгорукіе знали, что множество благородныхъ были весьма недовольны учиненными ими статьями, которыя въ руки нђкоторыхъ родовъ всю власть правительства вручали; и сего ради имђли великую осторожность, дабы кто какой записки подходя къ рукђ неподалъ; и сего ради всегда кто изъ Долгорукихъ стоялъ возлђ Государыни, повелђвая всђмъ, подходящимъ къ рукђ, имђть руки назади, непринимая руку Монаршу на свою, какъ сіе обыкновенно есть.

И подлинно, еще прежде прежде въ Москву Императрицы Анны, извђстно было Долгорукимъ и другимъ что нђкоторымъ уменьшеніе власти Монаршей, противно было, яко сіе оказалось, что Павелъ Ивановичь Егузинской, Генералъ-Прокуроръ, зять же Канцлера Гаврилы Ивановича Головкина, послалъ тайно отъ себя офицера Петра Спиридоновича Сумарокова съ письмомъ, увђЁ щающимъ Герцогиню Курляндскую неподписывать посланныя къ ней съ Князь Василій Лукичемъ пункты.

Сіе письмо было онымъ Княземъ Долгоруковымъ поймано, и онъ посланнаго немилосердно самъ билъ, о таковомъ писаніи сообщилъ въ Московской вельможъ Совђтъ, который и намђрялся Павла Ивановича немедленно казнить; по предложенія Князь Григорья Алексђевича Долгорукова превозмогли, чтобъ таковую щастливую перемђну кровью подданнаго необогрять и онъ впредь до рђшенія посаженъ былъ подъ жестокую стражу.

Сказалъ я уже выше, что духъ благородной гордости и тведости упалъ въ сердцахъ знатнорожденныхъ Россіянъ, и тако хотя великая честь ощущала неудовольствіе; но никто ни къ чему смђлому приступити недерзалъ. - Однако естли неточно пользою отечества побуждены, то собственными своими видами, нашлися тате, которые предпріяли разрушить сіе установленіе. - Феофанъ Прокоповичь, Архіепископъ Новгородскій, мужъ исполненный честолюбія, хотђлъ себђ болђе силы и могущества пріобрђсти. Василій Никитичь Татищевъ, человђкъ разумный и предпріятельный искалъ своего счастія. - Князь Антіохъ Дмитріевичь, человђкъ ученый предпріятельный, но бђдный, по причинђ права перворожденія брата своего Дмитрія Дмитріевича, искалъ себђ и почестей и богатства, которое надђялся, черезъ умыселъ свой противу установленія, получить, и тђмъ достигнуть еще до желанія его жениться на Княжнђ Варварђ АлексђЁ евнђ Черкаской, дочери и наслђдпицђ Князь Алек. Мих. Черкаскаго, богатђйшаго изъ Россійскихъ благородныхъ. Сіи три связанные дружбою, разумомъ и своими видами учинили свое расположеніе для разрушенія сдђланнаго Долгорукими узаконенія. Они вопервыхъ открылись въ семъ Князь Алек. Мих. Черкаскому, человђку весьма недовольному Долгорукими, а паче за причиненное ими оскорбленіе Кн. Никитђ Юрьевичу Трубецкому, его шурину. Сей человђкъ молчаливый, тихій, коего разумъ никогда ни въ великихъ чинахъ, не блисталъ, но повсюду являлъ осторожность, невошелъ токмо самъ въ сей умыселъ, а довольствовался токмо стараться о мнђніяхъ подданныхъ Императрицђ сообщить. Сіе онъ исполнилъ черезъ свояченницу свою, Праско-вью Юрьевну Салтыкову, супругу Петра Семеновича; ибо Салтыковы нђсколько въ свойствђ съ Императрицею. Сія жена хитрая и нашла способъ, бывъ при надзираемой Императрицђ, наедикђ ей записку о начинающихся намђреніяхъ сообщить.

Однако воспослђдовала коронація, и Императрица Анна Іоановна, не яко самодержавная, но яко подчиненная нђкіемъ установленіямъ была коронована. Долгорукіе и ихъ сообщники нђсколько успокоились, мня, что сила клятвы, учиненной Императрицею при коронаціи воздержить ее сдђлать какую перемђну. Тщетная надежда. Императрица послђ коронаціи своей нестоль стала наблюдаема, а потому о продолженіи умысла возвратить ей самодержавство удобнђе извђстія получала, а Прокоповичь и Кантемиръ, сочиня челобитную отъ всђхъ гражданъ, на смђхъ множе-ству недовольныхъ дали ее подписать и наконецъ вдругъ въ назна-ченный день, подъ предводительствомъ Кн. Черкаскаго, представъ на аудіенцію къ Императрицђ, подали ей челобитную, по прочтеніи которой, яко снисходя на желаніе народное, подписанные пункты были принесены, ею самою были разодраны, она самодержавною учинилась, и вскорђ нещастіе Долгорукихъ послђдовало.

Обстоятельства сіи хотя казались-бы и несовмђстны съ описаніемъ состоянія нравовъ, однако если кто прилежно разсмотритъ оныя, то умоначертаніе народное и перемђны мыслей ясно усмотритъ; и такь можно сказать, что бываемыя перемђны въ государствахъ всегда суть соединены съ нравами и умоначерташемъ народнымъ. Воззримъ-же теперь, какъ при правленіи сея Импе-ратрицы наивящше упала твердость въ сердцахъ, и какъ роскошъ наиболее стала вкореняться; а для показанія сего надлежитъ разсмотрђтъ, во первыхъ, обычаи самой сей Императрицы, второе, обычаи ея любимца Бирона, послђ бывшаго Герцогомъ Курляндскимъ и его могущество и третіе состояніе двора и какія были сдђланы при сей Государынђ учрежденія въ разсужденіи великолђпности онаго.

Императрица Анна не имђла блистательнаго разума, но имђЁ ла сей здоровый разсудокъ, который тщетной блистательности въ разумђ предпочтителенъ. Съ природы-нраву грубаго, отчего и съ родительницею своею въ ссорђ находилась и ею была проклята, кажъ мнђ извђстно сіе по находящемуся въ архивђ Петра Великаго одному письму отъ ея матери, отвђтственному на письмо Императрицы Екатерины Алексђевны, чрезъ которое она прощаетъ дочь свою сію Императрицу Анну. Грубой ея природной обычай несмягченъ былъ ни воспитаніемъ, ни обычаями того вђка, ибо родилась во время грубости Россіи, а воспитана была и жила тогда какъ многія строгости были оказуемы; а сіе учинило, что она нещадила крови своихъ подданыхъ и смертную мучительную казнь безъ содраганія подписывала; а можетъ статься еще къ тому была побуждаема и любимцемъ своимъ Бирономъ. Не имђла жадности къ славђ, и потому новыхъ узаконеній и учреждений мало вымышляла, но старалась старое, учрежденное, въ порядкђ, содержать. Довольно для женщины прилежна къ дђламъ и любительница была, порядку и благоустройства; ничего спђшно и безъ совђту искуснђйшихъ людей государства неначинала, отчего всђ ея узаконенія суть ясны и основательны. Любила приличное великолђпіе Императорскому сану, но толико, поелику оно сходственно было съ благоустройствомъ государства.

Не можно оправдать ее въ любострастіи ибо подлинно, что бывшій у нее Гофђ - мейстеръ Петръ Михайловичь Бестужевъ имђлъ участіе въ ея милостяхъ, а потомъ Биронъ и явно любимцемъ ея былъ, но наконецъ, при старости своихъ лђтъ является, что она его болђе яко нужнаго друга себђ имђла, нежели какъ любовника.

Сей любимецъ ея, Биронъ, возведенный ею въ Герцоги Курляндскіе, при россійскимъ дворђ, имђющій чинъ оберъ-камергера, былъ человђкъ, рожденный въ низкомъ состояніи въ Курляндіи, и сказываютъ, что онъ былъ берейторъ, которая склонность къ лошадямъ до смерти сохранялась. Впрочемъ былъ человђкъ одаренный здравымъ разсудкомъ, но безъ малђйшаго просвђщенія, гордъ, золъ, кровожаждущъ и непримирительный злодђй своимъ непріятелямъ. Однако касающее до Россіи, онъ никогда не старался, во время жизни Императрицы Анны, что либо въ ней пріобрђсти, и хотя въ разсужденіи Курляндіи снабжалъ ее сокровищами россійскими, однако зная, что онъ тамъ отъ гордаго курляндскаго дворянства ненавидимъ, и что онъ инако, какъ сильнымъ защищеніемъ Россіи не можетъ сего герцогства удержать, то и той пользы пользамъ Россіи подчинялъ. Впрочемъ былъ грубъ яко свидђтельствуетъ единый его поступокъ, что ђздивъ на малое время къ границамъ Курляндіи и нашедъ мосты худы, отчего и карета его испортилась, призвавъ сенаторовъ, сказалъ что онъ ихъ вмђсто мостовинъ велитъ, для исправленія мостовъ, положить. Сіе первые правительства присутствующіе, къ которымъ Петръ Великой, толикое почтеніе имђлъ принуждены были отъ любимца чужестранца востерпђть безмолственно. Толико уже упала твердость въ сердцахъ Росіянъ. Правленіе Императрицы Анны было строгое а иногда и тираническое. За самыя малђйшія дђла сажали въ Тайную Канцелярію, и въ стђнђ сдђланныя казармы Петербургской крђпости недовольны были вместить сихъ нещастныхъ; казни были частыя, яко Долгорукіе, бывъ прежде за тщаніе ихъ ограничить власть Монаршу сосланы, а потомъ за туже вину изъ Сибири перевезены и переразнены въ Шлюсельбургђ, и бывший и не сосланъ Кн. Сергій Григорьевичь Долгоруковъ, назначенный уже въ Польское посольство, за то что увђдано было, что Долгоруковъ Князь Алексђй Григорьевъ съ сыномъ и другіе сочинили духовную, которой, якобы при смерти своей Петръ Второй признавалъ, что имђлъ сообщеніе съ Княжною Екатериною Алексђевною и оставлялъ ее беременну, я сего ради оказывалъ свое желаніе возвести ее на престолъ - духовную сію переписывалъ, но тогдаже силою своихъ представленій учинилъ сіе безумное сочиненіе безчещущее Княжну Долгорукову, безъ всякія пользы уничтожить, также смертную казнь токмо за переписку претерпђлъ; - и учиненъ былъ указъ дабы Долгорукихъ непроизводить. Было гонђніе и на родъ

Голициныхъ. Кн. Дмитрій Михайловичь, человђкъ разумнђйшій того вђка, былъ сосланъ въ ссылку и напрасное его осужденіе довольно видно по самому Манифесту его сосланія; дђти его Кн. Сергій Дмитр., дабы отдалить его отъ двора, сосланъ былъ въ Казань въ Губернаторы, а Кн. Алексђй Дмит. бывшій тогда уже Штатскимъ Дђйствительнымъ Совђтникомъ, посланъ нижнимъ ОФицеромъ въ Кизляръ.

Кн. Петръ Михаил. Голицынъ, который и услуги Бирону показалъ, безъ всякаго суда изъ Камеръ - Геровъ посланъ былъ въ Нарымъ въ управители; а наконецъ Артемій Петровичь Волынскій, Оберъ - Егеръ - мейстеръ, по единой его ссорђ и непріязни Бироновой, былъ съ принужденіемъ имъ воли самой Государыни, мучительными пытками пытанъ, а потомъ казненъ. Дђло его толь жало доводило его до какаго наказанія, что мнђ случилось слышать отъ самой нынђ царствующей Императрицы что она прочетши съ прилежностью, запечатавъ, отдала въ Сенатъ, съ надписаніемъ, дабы наслђдники ея прилежно прочитывали оное и остерегались бы учинить такое неправосудное безчеловђчіе.

Но можно сказатъ съ единымъ стихотворцемъ. На пышные верхи громъ чаще ударяетъ.

Хотя трепеталъ весь дворъ, хотя небыло ни единаго вельможи, который-бы оть злобы Бирона неждалъ себђ несчастія; но народъ былъ порядочно управляемъ. Не былъ отягощенъ налогами, законы издавались ясны, а исполнялись въ точности, страшилися вельможи подать какую либо причину къ несчастію своему, а небывъ ими защищаемы, страшились и судьи что неправое сдђлать, мздоимству коснуться. Былъ управленъ кабинета, гдђ безъ подчиненія и безъ робости единъ другому каждый мысли свои изъяснялъ, и осмђливался самой Государинђ при докладахъ противурђчить; ибо она неимђла почти никогда пристрастія то или другое сдђлать, но искала правды; и такъ покрайней мђрђ месть въ таковыхъ случаяхъ отогнана была; да можно сказать и не имђла она льстецовъ изъ вельможей; ибо просто наслђдуя законамъ дђла надлежащимъ порядкомъ шли. Лђта же ея и болђзни ей неоставляли время - что другое предпріимать. Чины и милости всђ по совђту или лучше сказать поизвеленію Бирона, Герцога Курляндскаго, истекали; имђла она для своего удовольствія нђсколько женщинъ, а именно: Княгиню Аграфену Александровну Щербатову, къ которой, какъ по веселому ея нраву, такъ и по другимъ причинамъ привязана была; Анну Федоровну Юшкову и Мельгариту Федоровну Манахину, которыхъ еще Императрица знала въ молодости своей, когда онђ были при дворђ простыми дђвушками. Любила шутовъ и дураковъ и были при ней Кн. Никита Федоровичь Волконскій, Балакиревъ и Кн. Михаило Голицынъ, которые иногда и шутками ее весилили. Се вящій знакъ деспотичества, чтО благороднђйшихъ родовъ люди, въ толь подлую должность были опредђлены. Но вмђсто ее, всђ вельможи дрожали передъ Бирономъ; единый взглядъ его благороднђйшихъ и именитђйшихъ людей въ трепетъ приводилъ; но толь былъ грубъ и неприступенъ, что ниже и мести мђста давалъ; однако были нђкоторые преданные, то есть ГраФъ Остерманъ, котораго онъ другомъ почиталъ и уважалъ его по дђламъ, принимая оть него совђты, и Князь Александръ Борисовичь Куракинъ, оберъ-Шталмейстеръ угождалъ ему лошадьми, яко умный человђкъ льстилъ ему словами и яко веселый веселилъ иногда и Государыню своими шутками, и часто сдђланныя имъ въ пьянствђ продерзости, къ чему онъ склоненъ былъ, ему прощались; Петръ Федоровичь Балкъ шутками своими веселилъ Государыню и льстилъ Герцогу, но ни въ какія дђла впущенъ небылъ.

Сказалъ уже я выше, что Императрица Анна Ивановна любила приличное своему сану великолђпіе и порядокъ, и тако дворъ, который еще никакаго учрежденія не имђлъ, былъ учрежденъ, умножены стали придворные чины, сребро и злато на всђхъ придворныхъ возблистало, и даже ливрея царская сребромъ была покровенна; уставлена была придворная конюшенная канцелярія и экипажи придворные все могущее блистаніе того времени во-зымђли. Италіанская опера была выписана, и спектакли начались, такъ какъ оркестра и камерная музыка.

При дворђ учинились порядочные и многолюдные собранія, балы, торжества и маскарады.

А все вышеписанное и показуетъ, какіе шаги, обстоятельства-ми правленія и примђрами двора, злые нравы учинили. Жесто-кость правленія отняла всю смђлость подданныхъ изъяснять свои мысли, и вельможи учинились не совђтниками но дакалыцика-ми Государевыми - и его любимцевъ, во всђхъ такихъ дђлахъ въ которыхъ имђли причину опасаться противурђчіемъ своимъ неудовольствіе приключить, любовъ къ отечеству убавилась и самство и желаніе награжденні возрасло. Великолђпіе введенное у Двора понудило вельможъ, а подражая имъ и другихъ умно-жить свое великолђпіе. Оно уже въ платьяхъ, столахъ и другихъ украшеніяхъ начинало изъ мђры выходить; такъ что самою Им-ператрицею Анною примђчено было излишнее великолђпіе, и изданнымъ указомъ запрещено было ношеніе золота и серебра на платьђ, а токмо позволено было старое доносить, которыя пла-тья я были запечатаваны.

Но тщетное приказаніе когда самъ дворъ, а паче тогда по при-чинђ сыновей Герцога Курляндскаго, людей молодыхъ, въ рос-кошъ сей впалъ. Не токмо сей роскошъ видђнъ былъ на торже-ственныхъ одђяніяхъ придворныхъ и другихъ чиновъ людей; но даже мундиры гвардіи офицеровъ оной ощущала; а паче мунди-ры конной гвардіи, которые тогда были синіе съ красными об-шлагами, выкладены петлями и по швамъ широкимъ золотымъ галуномъ. Многіе изъ знатныхъ людей стали имђть открытые сто-лы, яко Фельдмаршалъ ГраФъ Минихъ, Вицъ - Канцлеръ Графъ Остерманъ, хотя впрочемъ весьма умђренно жилъ; Гаврила Ива-новичь Головкинъ, Генералъ-Адмиралъ ГраФъ Николай Федоро-вичь Головинъ и другіе. Число разныхъ винъ уже умножилось и прежде незнаемыя: шампанское, бургондское и капское стало привозиться и употребляться на столы.

Уже вмђсто сдђланныхъ изъ простаго дерева мебелей стали не иные употребляться, какъ англинскія, сдђланныя изъ красна-го дерева мегагеня; домы увеличились, и вмђсто малаго числа комнатъ уже по множеству стали имђть, яко свидђтельствуютъ сіе того времени построенныя зданія; стали домы сіи обивать штофными и другими обоями, почитая неблагопристойнымъ имђтъ комнату безъ обои; зеркалъ, которыхъ сперва весьма мало было, уже во всђ комнаты и большія стали употреблять. Екипа-жи тоже великолепіе возчувствовали, богатыя, позлащенныя ка-реты, съ точеными стеклами, обитыя бархотомъ, съ золотыми и серебрянными бахрамами; лучшія и дорогія лошади, богатыя тя-желыя и позлащенныя и посеребрянныя шоры, съ кутасами тол-ковыми, и съ золотомъ или серебромъ, такоже богатыя ливреи стали употребляться. И паче таковой роскошъ былъ видђнъ, ибо онъ по приказанію учиненъ, во время сватьбы Принцессы Анны Меклембургской, племянницы Императрициной за Принца Ан-тона Ульриха Брауншвейскаго.

Всякій роскошъ приключаетъ удовольствіе и нђкоторое спокойствіе, а потому и пріемлется всђми съ охотою и помђрђ пріятности своей роспространяется. А отъ сего, отъ великихъ принимая малые, повсюду началъ онъ являться. Вельможи про-живаясь привязывались болђе ко двору, яко къ источнику милос-тей, а нижніе по вельможамъ, для тойже причины.

Исчезла твердость, справедливость, благородство, умерен-ность, родство, дружба, пріятство, привязанность къ Божію и къ гражданскому закону и любовь къ отечеству; а мђста сіи начина-ли занимать: презрђніе божественныхъ и человђческихъ долж-ностей, зависть, честолюбіе, сребролюбіе, пышность, уклонность, раболђпность и лесть, чђмъ каждый мнилъ свое состояніе дђлать и удовольствовать свои хотђнія. Однако между множества людей оставалось еще великое число, которые небывъ толь близко у двора, сохраняли древнюю строгость нравовъ; и правосудіе, ест-ли не по склонности, но покрайней мђрђ по страху казней испол-няемое еще въ довольномъ равновђсіи вђкъ свой сохраняло. При таковыхъ обстоятельствахъ (по краткомъ правленіи Принцессы Анны, вмђсто сына Іоанна Брауншвейскаго, именованнаго наслђдникомъ Имперіи, умирающею Императрицею Анною) Принцесса Елисавета, дщерь Петра Великаго и Императрицы Екатерины взошла на Россійскій престолъ.

Умалчивая, какимъ образомъ было учинено возведеніе ея на всероссійский престолъ гренадерскою ротою преображенскаго полку и многія другія обстоятельства, приступая къ показанію ея умоначертанія, яко служащему къ показанію причинъ развратности нравовъ. Сія Государыня изъ женскаго полу въ молодости своей была отмђнной красоты, набожна, милосердна, сострадательна и щедра, отъ природы одарена довольнымъ разумомъ, но никакого просвђщенія не имђла, такъ что меня увђрялъ Дмитрій

Васильевичь Волковъ, бывшій конференцъ Секретарь, что она не знала, что Великобританія есть островъ; съ природы веселаго нрава и жадно ищущая веселій; чувствовала свою красоту и страстна украшать ее разными украшеніями; лђнива и недокучлива къ всякому требующему нђкоего прилежанія дђлу, такъ что за лђностью ея иетокмо внутреннія дђла Государственныя многія иногда лђты безъ подписала ея лежали; но даже и внђшнія государственныя дђла, яко трактаты по нђскольку мђсяцевъ, за лђностью ея подписать имя у нея лежали; роскошна и любострастна, дающая многую повђренность своимъ любимцамъ, но однако такова, что всегда надъ ними власть монаршу сохраняла.

Хотя она при шествіи своемъ принять всероссійскій престолъ, предъ образомъ Спаса Нерукотвореннаго обђщалась, что естли взойдетъ на прародительскій престолъ, то во все царствованіе свое повелђніемъ ея никто смертной казни преданъ небудетъ; однако принявъ престолъ, многихъ изъ вельможъ повелђла судить: въ чемъ? Въ томъ, что они къ царствующимъ тогда государямъ были привязаны, и что не почитая ее наслђдницею престола, но опаса-ясь имя ея родителя и рожденіе ея, давали сходственные съ пользою тђхъ государей, предосудительные ей совђты, и иные были осуждены на смерть, приведены къ ешафоту, и хотя освобожденіе отъ казни получили, но были въ ссылки разосланы. Таковъ былъ отличной своимъ разумомъ Генералъ - Адмиралъ ГраФђ - Остерманъ, который управленіемъ своимъ министерскихъ дђлъ многія пользы Россіи пріобрђлъ; таковъ былъ Фельдмаршалъ Графъ Минихъ, многажды победитель надъ Турками и первый изъ европейскихъ вождей, который укротилъ гордость сего вражескаго христіанамъ народа. Сіи и нђкоторые другіе были за усердіе ихъ къ Императрицђ Аннђ и Принцу Іоанну сосланы въ ссылку. Но одни-ли они усердны къ нимъ были и вђрно имъ служили? Вся Россія 14 лђтъ въ томъ уже преступленіи была, а окружающіе дворъ, послђдуя изволеніямъ Императрицы Анны и весьма малое уваженіе къ Принцессђ Елисаветђ имђли; слђдственно и всђ справедливо должны были опасаться ея мщенія; хотя не казни, но ссылки. Сему единый примђръ приложу. При восшествіи на престолъ былъ дежурнымъ Генералъ - Адъютантомъ Графъ Петръ Семеновичь Салтыковъ, человђкъ злой и глупый, имђлъ свђденіе о намђреніяхъ Принцессы Елисаветы, и когда вышеименованный дежурный Генералъ - Адъютантъ былъ арестованный приведенъ предъ вновъ возшедшую Императрицу и палъ предъ ней на колђни, тогда родственникъ сего Василий Федоров. Салыковъ ему сказалъ, что вотъ теперь ты стоишь на колђняхъ передъ нею, а вчера и глядђть бы нехотђлъ и готовъ бы всякое ей зло сдђлать. Пораженъ такими словами немогъ ГраФъ Петръ Семеновичь ничего отвђтствовать. Но милостивое снисхожденіе самой Государыни, запретившей врать Василий Федоровичу, его ободрило. Въ такомъ страхђ находился весь дворъ, а гдђ есть страхъ, тутъ иђсть твердости.

Первый бывшій не весьма любимымъ при дворђ Принцессы Анны, Князь Никита Юрьевичь Трубецкій вошелъ въ силу.

Человђкъ умный, честолюбивый, пронырливый, злой и мсти-тельной, бывъ пожалованъ въ Генералъ Прокуроры, льстя новой Императрицђ и, можеть быть, имђлъ свои собственные виды, представлялъ о возобновленіи всђхъ законовъ Петра Великаго. Почитающая память родителя своего Императрица Елисавета на сіе согласилась и всђ узаконенія Императрицы Анны, который были учинены въ противность указамъ Петра Великаго, о кромђ о правђ перворожденія въ наслђдствђ, были уничтожены, между коими многіе весьма полезные обрђтались. Льстя Государю, надлежало льстить и его любимцу, а сей былъ тогда Алексђй Григорьевичь Разумовской, послђ бывшій Графомъ. Сей человђкъ изъ Черкасъ изъ козаковъ былъ ко двору Принцессы Елисаветы привезенъ въ пђвчіе, учинился ея любовнпкомъ, былъ внутренно человђкъ добрый, но недальнаго разсудку, склоненъ, какъ и всђ Черкасы къ пьянству, и такъ сей его страстью старались ему угождать: Степанъ Федоровичь Апраксинъ, человђкъ такъ - же благодђтельный и добраго разположенія сердца, но мало знающъ въ вещахъ, пронырлйвъ, роскошенъ, честолюбивъ а потому, хотя и небылъ пьяница, но неотрекался иногда въ излишность сію впадать; и привезенный изъ ссылки ГраФъ Алексђй Петровичь Бестужевъ, бывшій при Императрицђ Аннђ Кабинетъ Министромъ и добрымъ пріятелемъ Бирону, за котораго онъ и въ ссылку былъ сосланъ, человђкъ умный, чрезъ долгую привычку искусный, въ политическихъ дђлахъ любитель государственной пользы; но пронырливъ золъ и мстителенъ, сластолюбивъ, роскошенъ и собственно имђющій страсть къ пьянству. Сіи двое, пивъ съ нимъ вмђстђ и угождая сей его страсти - сочинешіе партію при дворђ, противную Кн. Ю. Трубецкому.

Были еще другіе, носящіе милость на себђ монаршу; сіе суть родственники императрицыны, по ея матери Императрицђ Екатёринђ Алексђевнђ, и по бабкђ ея Натальи Кириловнђ, и оные, первые были Ефимовскіе, Скавронскіе и Гендриковы, о которыхъ о всђхъ генерально можно сказать, что они были люди глупые и распутные; но умнђе, или лучше сказать, поживђе изъ нихъ изъ всђхъ былъ, но и тотъ былъ недалекъ, Николай Наумовичь Чеглоковъ, за котораго ближняя свойственница Государынина, Марья Симоновна Гендрикова была выдана; и Михалайло Ларіоновичь Воронцовъ, женатый на Аннђ Карловнђ Скавронской, двоюродной сестрђ Императрицы, послђ пожалованный графомъ и бывшіе канцлеромъ, коего тихой обычай недозволялъ оказывать его разумъ; но по дђламъ видно, что онъ его имђлъ, а паче духъ твердости и честности во душђ его обиталъ яко самыми опытами онъ имђлъ случай показать. Вторые были Нарышкины, и хотя родъ сей и довольно многочисленъ, ао ближнимъ родствспникомъ своимъ щитала Императрица Александра Львовича Нарышкина, къ которому всегда отличное уважение показывала.

Потомъ были въ особливомъ уваженіи у двора тђ, которые знали о намђреніяхъ Императрицы взойти на престолъ, и сіе были, окромђ Михаила Ларіоновича Воронцова, князь Гессенъ Готбургскій и его супруга Княгиня Катерина Ивановна, и Василій Федоровичь Солтыковъ съ его женою.

Признательность Императрицы простиралась и на тђхъ, которые у двора ея съ вђрностыо ей служили а сіе были два брата Александръ и Петръ Ивановичи Шуваловы, котораго втораго жена Мавра Егоровна и любимица Императрицина была, и о сей послђдней четђ буду имђть случай впредь упомянуть; Скворцовъ, Лялинъ, Возжинскій и Чулковъ, изъ которыхъ нђкоторые и изъ подлости были.

Всђ сіи разныя награжденія получили, а недостаточные стали обогащены; и какъ не одно рождение, и по долголђтнимъ службамъ полученные чины стали давать преимущество у двора, то и состоянія смђшались, и что изъ подлости или изъ незнатныхъ дворянъ произшедшій; обогощенный по пышности дђлалъ, того знатный, благородный или заслуженный но (не?) награжденный человђкъ за стыдъ почиталъ не дђлать. Когда смђшались состоянія, когда чины начали изъ почтенія выходить, а достатки не стали ровняться; единые, отъ монаршей щедроты получая многое, могли много проживать, а другіе имђя токмо рожденіе и службу и не болыной достатокъ, съ ними восхотели равны быть, тогда естественно роскошъ и сластолюбіе сверху внизъ стало переходить и разорять нижнихъ; а какъ сластолюбие никогда предђловъ излишностямъ своимъ не полагаетъ, и самые вельможи стали изыскивать умножить оное въ долгахъ своихъ.

Дворъ, подражая или, лучше сказать, угождая Императрицђ, въ злототканныя одежды облекался, вельможи изыскивали въ одђяніи - все что есть богатђе, въ столђ - все что есть дрогоцђннђе, въ питье - все что есть рђже, въ услугђ - возобновя древнюю многочисленность служителей, приложили къ оной пышность въ одђяніи ихъ. Екипажи возблистали златомъ, дорогія лошади, не столь для нужды удобныя, какъ единственно для виду, учинились нужны для воженія позлащенныхъ каретъ. Домы стали украшаться позолотою, шолковыми обоями во всђхъ комнатахъ дорогими мебелями, зеркалами, и другими. Все сіе составляло удовольствіе самымъ хозяевамъ, вкусъ умножался, подражаніе роскошнђйшимъ народамъ возрастало и человђкъ дђлался почтителенъ по мђрђ великолђпности его житья и уборовъ.

Очевидный будучи свидђтель роду житья и сластолюбія тогдашняго времени, я нђкоторые примђры потщуся представить. ГраФъ Алексђй Петровичь Бестужевъ имђлъ толь великій погребъ, что онъ знатный капиталъ составилъ когда послђ смерти его былъ проданъ Графомъ Орловымъ; палатки, которыя у него становливались на его загородномъ дворђ на каменномъ острову, имђли шелковыя веревки. Степанъ Федоровичь Апраксинъ всегда имђлъ великій столъ, гардеробъ его изъ многихъ сотъ разныхъ богатыхъ кавтановъ состоялъ, въ походђ когда онъ каман-довалъ россійскою арміею противу Прусскаго короля, всђ спокойствія, всђ удовольствія, какія можно было имђть въ цвђтущемъ торговлею градђ, съ самою роскошью, при звукђ оружій и безпокойствђ маршей, ему послђдовали. Палатки его величиною городъ составляли, обозъ его болђе нежели 500 лошадей отягчалъ, и для его собственнаго употребленія было съ нимъ 50 заводныхъ, богато убранныхъ лошадей. ГраФъ Петръ Борисовичь Шереметевъ, сперва Камеръ-Геръ, а потомъ Генералъ-Аншефђ и Генералъ-Адъютантъ, богатђйшій тогда въ Россіи человђкъ, какъ по родителђ своемъ Графђ Борисъ Петровичђ Шереметевђ, такъ и по супругђ своей ГраФинђ Варварђ Алексђевнђ, урожденной

Княжнђ Черкаской, дочери и наслђдницђ Кн. Ан. Мих. Черкаскаго, человека такоже весьма богатова, человђкъ весьма посредственный разумомъ своимъ, лђнивъ, незнающъ въ дђлахъ, и однимъ словомъ таскающій, а не носящій свое имя и гордящійся единымъ своимъ богатствомъ, все въ угодность монархинђ со всђмъ возможнымъ великолђпіемъ жилъ. Одежды его наносили ему тягость оть злата и сребра и блистаніемъ ослђпляли очи, екипажи его, къ чему онъ и охоты не имђлъ, окромђ что лучшаго вкуса были наидрагоцђннђйшіе, столъ его великолђпенъ, услуга многочисленна, и житье его однимъ словомъ было таково, что не однажды случалось, что нечаянно пріђхавшую къ нему Императрицу съ немалымъ числомъ придворныхъ, онъ въ вечернемъ кушаньи, якобы изготовляясь могъ угощать; а сіе ему достоинствомъ служило и онъ во всякомъ случађ у двора, не взирая на разныя перемђны, въ разсужденіи его и особы былъ особливо уважаемъ. Графъ Ив. Гр. Чернышевъ, сперва камеръ-юнкеръ, а потомъ камеръ-геръ, человђкъ не толь разумный, коль быстрый, увертливый и праворный и, словомъ, вмђщающій въ себђ всђ нужныя качества придворнаго, многіе примђры во всякомъ родђ сластолюбія подалъ. Къ нещастію Россіи, онъ не малое время путешествовалъ въ чужіе край; видђлъ все что сластолюбіе, роскошъ, при другихъ европейскихъ дворахъ, наипріятнђйшаго имђЁ ють; онъ все сіе перенялъ, все сіе привезъ въ Россію, и всђмъ симъ отечество свое снабдать тщился. Одђянія его были особливаго богатства и вкуса, и ихъ толь много, что онъ единажды вдругъ 12 кавтановъ выписалъ. Столъ его со вкусомъ и изъ дорогихъ вещей содђланный, обще вкусъ, обоняніе и видъ привлекалъ; екипажи его блистали златомъ и самая ливрея его пажей была шитая серебромъ; вина у него были на столђ наилучшія и наидорожайшія; и подлинно онъ самъ нђкоторое пріимущество получалъ, яко человђкъ, имђющій вкусъ, особливо всегда былъ уважаемъ у двора, женился на богатой невђстђ Ефимовской, подлђ государыни, и любимый ею, потомъ учинился другомъ Фавориту Ив. Ив. Шувалову, чрезъ него прежде другихъ тогда весьма въ почтеньи находящуюся ленту польскую бђлаго орла получилъ, а симъ же защищеніемъ чрезъ сенатъ за малую цђну, то есть, неболђе 90,000 руб. получилъ мђдные заводы, гдђ слишкомъ на 100 м. готовой мђди было, и которые чрезъ нђсколько лђтъ приведенные имъ въ разоренье, съ великимъ искомъ на нихъ за 700,000 продалъ обратно коронђ.

Вкореняющаяся такая роскошъ проникла и въ такія состояніи людей, которыябы по чинамъ и обстоятельствамъ своимъ не имђЁ ли нужду ея употреблять. Князь Борисъ Сергђевичь Галицинъ, сперва отбђгающій огь службы поручикъ или капитанъ, а потомъ отставной маіоръ, оную въ Москвђ колико возможно оказывалъ; богатыя одђянія его и жены его, ливрея, екипажи, столъ, вины, услуга и прочее, все было великолепно. Таковое роскошное житье привлекло ему нђкоторый родъ почтенія, но изнуряло его состояніе, какъ и дђйствительно онъ какъ отъ долговъ приватнымъ людямъ, такъ и отъ долговъ казнђ разоренный умеръ, и жена его долгое время должна была страдать и претерпђвать нужду въ платежђ за безуміе своего мужа, для оплаты нажитыхъ долговъ.

Тако сластолюбіе повсюду вкоренялось, къ разоренію домовъ и къ поврежденію нравовъ. По гдђ оно наиболђе оказало вредныхъ своихъ дђйствій? И гдђ оно, соединяся съ пышностью и сластолюбіемъ, можно сказать, оказало свою побђду надъ добрыми нравами? Сіе было въ особђ Графа Петра - Ив. Шувалова. Имя сего мужа, памятное въ Россіи, не токмо всђмъ вредомъ, который самъ онъ причинилъ, но и примерами, которые онъ оставилъ къ подражанію. Родъ Шуваловыхъ у насъ никогда въ великихъ чинахъ не бывалъ и отецъ его Шувалова Иванъ Максимычь, въ молодости своей, у брата роднаго моего дђда Кн. Юрья Фед. Щербатова былъ знакомцемъ. Вошедъ въ службу, долговременнымъ продолженіемъ оныя достигъ наконецъ до генералъ-маіорскаго чину, былъ губернаторомъ у города Архангельскаго, откудова отецъ мой его смђнилъ, а оттуда былъ употребленъ въ губернаторы или въ Ригу или въ Ревель, гдђ и умеръ. Онъ былъ человђкъ умной и честной, имђлъ двухъ сыновей - Александра и

Петра Ивановичей, которымъ давъ приличное воспитаніе, опредђлилъ ихъ на службу ко двору Цессаревны Елисаветы Петровны. Въ царствованіе Импер. Анны Ивановны старались наполнять дворъ сей цессаревны такими людьми, которые бы ни знатности рода, ни богатства неимђли, и тако сія достигли изъ пажей, даже до камеръ-юнкеровъ.

Петръ Ив. Шуваловъ былъ человђкъ умный, быстрый, честолюбивый, корыстолюбивый, роскошный, былъ жснатъ на Марфђ Егоровнђ Шепелевой, женщинђ, исполненной многими пороками, а однако любимицђ Императрицыной; онъ пользуясь напамятованіемъ преждней своей службы, когда бывъ при дворђ ея яко цессаревны, раздђлялъ ея утђсиенія и милостью Императрицы къ женђ его, съ самаго начала принят престола Имп. Елисаветы Петровны отличную сталъ имђть силу; вскорђ былъ пожалованъ въ камеръгеры и разумомъ своимъ, удобнымъ и къ дђламъ и къ лести, силу свою умножилъ; пожалованъ былъ въ Генералъ Порутчики и присутствовать въ Сенатъ. Тутъ соединяя все что хитрость придворная наитончайшаго имђетъ, т. е. не токмо лесть, угожденіе монарху, подслуживаніе любовнику Разумовскому, дареніе всђмъ подлымъ и развратнымъ женщинамъ, который были при Императрацђ (и которыя единыя были сидђльщицы у нея по ночамъ, иныя гладили ея ноги,) къ пышному немного знаменующему краснорђчію, проникнулъ онъ что доходы Государственные неимђютъ порядочнаго положенія, а Императрица была роскошна и сластолюбива; тогда какъ Сенать, неимђя свђденія о суммахъ, гдђ какія находятся, всегда жаловался на недостатокъ денегъ, сей всегда говорилъ, что ихъ довольно и находилъ нужныя суммы для удовольствія роскоши Императрицы. Дабы на умножающееся сластолюбіе имђть довольно денегъ, тогда какъ другіе, взирая на недостатокъ народный, недерзали ничего накладывать, сей, имђя въ виду свою пышность и собственныя свои пользы, увеличилъ тщаніями своими доходы съ винныхъ откуповъ, а для Удовольствія своего корыстолюбія, самъ участникомъ оныхъ учинился. Монополіи старался вводить, и самъ взялъ откупъ табаку, рыбныя ловли на Бђломъ и Ледяномъ морђ и лђса Олонецкіе, за все получая себђ прибыль. При милосерднђйшей Государынђ, учредилъ родъ инквизиціи, изыскующій корчемство, и обагрилъ россійскія области кровію пытанныхъ и сђченныхъ кнутомъ и пустыни Сибирскія и рудники наполнилъ сосланными въ ссылку и на каторги; такъ что считаютъ до 15,000 человђкъ, претерпђвшихъ такое наказаніе. Взирая на торговлю, умножилъ пошлины на товары, безъ разбору, и тЬмъ пріумноженіемъ убытку по цђнђ оныхъ, при умноженіи сластолюбія, принужденно многихъ въ раззореніе повлекъ. Умножилъ цђну на соль, а симъ самымъ приключилъ недостатокъ и болђзни въ народђ. Коснувшись до монеты возвышалъ и уменыналъ ея цђну, такъ что пятикопђешники мђдные привелъ ходить въ грошъ, а бђдные подданные на капитали мђдныхъ денегь хотя не вдругъ, по три пятыхъ капиталу своего потеряли; по его предложенію, дђлана была монета медная по 8 руб. съ пуда, а потомъ передђлавана по 16 р. съ пуда.

Хотя ни одно изъ сихъ дђйствій небыло учинено безъ тайныхъ прибытковъ себђ, но еще дошедши до чину Генералъ - Фельдцейхмейстера, и бывъ подкрђпляемъ родственникомъ своимъ

Иваномъ. Ив. Шуваловымъ, котораго ввелъ въ любовники къ любострастной Императрицђ, тогда какъ повсюдова въ Европђ умножали артилерію и Россія, имђя тысячи пушекъ, моглабы токмо ихъ переливъ, снабдить армію и флотъ, онъ множество старыхъ пушекъ въ мђдную монету передђлалъ, приписуя себђ въ честь, что якобы неизвђстное и погибшее сокровище въ сокровище обрђтающееся обратилъ. - Немогши скрыть свои желанія корыстолюбія силою и властію своей а пользуясь узаконеніемъ

Петра Великаго, чтобы заводы рудокопные отдавать въ приватныя руки, испросилъ себђ знатные заводы и между протчими лучшій въ Государствђ Гороблагодатскій, и сіе съ такою безсовђстностію, что когда сей заводъ, могущій приносить прибыли многія сты тысячь руб. былъ оцђненъ въ 90,000, то онъ неустыдился о дорогой оцђнкђ приносить жалобу Сенату, и получилъ его по новой перецђнкђ, гдђ не справедливость и не польза

Государская была соблюдаема, но страхъ его могущества, не съ большимъ за 40 т. руб.; заводъ, при которомъ было приписныхъ до 20 т. душъ, заводъ приносящій послђ ему до 200 т. руб. и который послђ взятъ былъ обратно короною за его долги, за 750 т. р. Откупы, монополіи, мздоимство, торговля, самимъ заведенная и грабительствы государственныхъ имђній немогли однако его жадность и сластолюбіе удовольствовать; учредилъ банкъ, невидимому, могущій бы полезнымъ быть подданнымъ, и оный состоялъ въ мђдной монетђ, занимая изъ котораго должно было платить по 200 и черезъ нђсколько лђтъ внести капиталъ серебромъ. Но кто симъ банкомъ воспользовался? Онъ самъ взявъ миліонъ, Готъ, взявшій у него на откупъ Олонецкія лђса и взятыя деньги отдавшій ему. Армяне взявшіе въ монополію Астраханской торгъ, и большую часть взятыхъ денегъ отдавшіе ему; Князь Борисъ Сергђевичь Голицынъ, который толь мало взятьемъ симъ пользовался, что увђряютъ, якобы въ единое время изъ 20 т., имъ взятыхъ, токмо 4 тысячи въ пользу себђ употребилъ.

Властолюбіе его равно какъ и корыстолюбіе предђловъ не имђло. Недовольствуясь, что онъ былъ Генералъ-Фельдцехмейстеръ, Генералъ-Адъютантъ и Сенаторъ, восхотђлъ опричную себђ армію сдђлать, представление его такъ, какъ и все чиненное имъ, было принято, и онъ сочинилъ армію, состоящую изъ 30,000 пђхоты, разделенную въ шесть легіоновъ, или полковъ, каждой по 5 т. человђкъ, которые ни отъ кого кромђ его независђли. Является, что въ Россіи рокъ таковыхъ безнужныхъ затђй есть скоро родиться и еще скорђе упадать. Армія сія, сочиненная изъ лучшихъ людей Государства, пошла въ походъ противъ Прусскихъ войскъ, много потерпђла, ничего не сдђлала, часть ея превращена была въ состояние подъ его начальствомъ Фузильерные полки, а потомъ и совсђмъ исчезла.

Мало я незабылъ, исчисляя честолюбивыя затђи сего чудовиЩа, упомянуть о изобрђтенныхъ имъ, или лучше сказать съ подражанія старинныхъ, и отброшенныхъ голбицъ, который Шуваловскими назывались и коихъ коническая камера чинила, что весьма далеко отдавали, а елипсической каплиберъ, что размђтисто на близко картечами стрђляли, и единороговъ, которые и нынђ есть въ употребленіи, ради легости ихъ. Онъ выдумку свою всему предпочитая, гербы свои на сихъ новыхъ орудіяхъ изобразилъ, гналъ всђхъ тђхъ, которые дерзали, о неудобности ихъ, нынђ доказанной, говорить, яко между прочимъ содержалъ подъ арестомъ Князь Павла Николаевича Щербатова, сказавшаго по пріђздђ своемъ изъ арміи, что ихъ дђйствіе весьма близко, неможетъ быть инако дђйствительно, какъ на совершенно гладкомъ мђстђ; что отдача назадъ голбицъ можетъ самимъ дђйствуютцимъ имъ войскамъ вредъ нанести и разстроить ихъ порядокъ; что тягость ихъ неудобна ни къ воженію ни къ постановленію послђ выстрђла на прежнее мђсто, и наконецъ, что достойно смђху то, что ихъ толь секретными почитаютъ, и съ особливою присягою къ нимъ люди употреблены, которые даже отъ главныхъ начальниковъ, сокрываютъ сей мнимый секреть, съ обидою оныхъ, коимъ ввђрено начальство арміи, а немогутъ они знать ни секрета ни дђйствія употребляемыхъ въ ней орудій; а самое сіе разстроиваетъ всю дисциплину въ войскђ, что введенные въ сіе, таинство, якобы отличные люди отъ другихъ, не по достоинству, но по опричности своей, излишные чины получаютъ, и болђе другихъ ихъ всемощнымъ начальников уважаемы суть.

Между многихъ таковыхъ развратныхъ его предпріятій, начаты были однако два по его предположеніямъ, то есть - генеральное межеванье и сочиненіе новаго уложенія. Но за неоспоримую истину должно сіе принять, что развратное сердце влечеть за собою развратный разумъ, который во всђхъ дђлахъ того чувствителенъ бываетъ. Хотя неможно сказать, что намђреніе генеральнаго межеванія неполезно было Государству и чтобы межевая инструкція несодержала въ себђ много хорошихъ узаконеній; во многія въ ней находятся и такія которыя несходственно со справедливостью, но недальновидности его ли самаго, или его окружающихъ, были для собственныхъ ихъ пользъ учинены. А исполненіе еще хуже было. Порочнаго сердца человђкъ выбиралъ порочныхъ людей, для исправленія разныхъ должностей; тђ не на пользу общественную, но на свои прибытки взирая также порочныхъ людей ободряли, отчего множество тогдаже произошло злоупотребленій; и не пользою обществу сіе межеваніе учинилось, но учинилось вђрнымъ способомъ къ нажитку опредђленныхъ, къ грабежу народа. Сочиненіе уложенья нелучшій успђхъ имђло; ибо были къ сему толь полезному дђлу Государства опредђлены люди не тђ, которые глубокою наукою состояніе Государства и древнихъ правъ, сообщенныхъ съ наукою логики и моральной философіи, а равно ихъ долговременными исполненіемъ безпорочно своихъ должностей, могли удостоиться имени законодателей и благотворителей своего отечества. Но Емме человђкъ ученый, но грубъ и безчеловђченъ съ природы; Дивовъ, глупый, намђтливый на законы человђкъ, но мало смыслящій ихъ разумъ, а къ томуже корыстолюбивый; Ешковъ, добрый, немзоимщикъ и знающій по крайнђй мђрђ не россійскіе законы человђкъ, но ленивый, праздный и не твердый судья; Козловъ, умный а знающій законы человђкъ, но токмо предъ тђмъ вышелъ изъ подъ слђдствія мздоимствамъ и воровствамъ. Глђбовъ, угодникъ Гр. Шувалову, умный по наружности человђкъ, но соединяющій въ себђ всђ пороки, которые самъ онъ Петръ Ивановичь имђлъ. Такіе люди, таково и сочиненіе. Нам полнили они свое сочиненіе множество пространными статьями, по которымъ каждый хотђлъ или свои дђла рђшить, или начавши новыя воспользоваться разореніямъ другихъ. Наполнили его неслыханными жестокостями пытокъ и наказаній, такъ что когда по сочиненіи оное было, безъ чтенія Сенатомъ и другихъ Государственныхъ чиновъ, поднесено къ подписанію Государыни, и уже готова была сія добросердечная Государыня нечитая подписать, перебирая листы, вдругъ попала на главу пытокъ, взглянула на нее, ужаснулась тиранству и неподписавъ, велђла переделывать. Такъ чудеснымъ образомъ, избавилась Россія отъ сего безчеловђчнаго законодательства.

Но я слишкомъ отдалился отъ моей причины, колико она ни достойна любопытства, и токмо ее продолжилъ для показанія умоначертанія сего именитаго мужа, а развратность вельможи влекла примђромъ своимъ и развратность на нижнихъ людей. И подлинно, до его правленія, хотя были взятки, были неправосудія и былъ развратъ; но все съ опасеніемъ строгости законовъ, и народъ хотя малое что давая немогъ справедливо жаловаться, что разоренъ есть отъ судей. Но съ возвышеніемъ его, неправосудіе чинилось съ наглостью, законы стали презираться, и мздоимствы стали явныя. Ибо довольно было быть любиму и защищаему имъ, Гр. Шуваловымъ, иль его метресами, иль его любимцами Глђбовымъ и Яковлевымъ, чтобы не страшася ничего, всякія неправосудія дђлать и народъ взятками разорять. Самый Сенать, трепетавъ его власти, принужденъ былъ хотђніямъ его повиноваться, и онъ первый, же правосудіе изъ сего вышняго правительства изгналъ. Чрезъ исканіе Анны Борисовны Графини Апраксиной, дочери Кн. Бор. Васил. Голицына, при Княгинђ Аленђ Степановнђ Куракиной, рђшено было дђло между Князя Голицына и Кн. Елены Васил. Урусовой, въ бђглыхъ крестьянахъ, и хотя она была права, во рђшеніемъ Сената приведена была въ разореніе; защищалъ онъ, собщася съ Гр. Александромъ Борис. Батурлинымъ, Князей Долгорукихъ, по дђлу и деревняхъ Анны Яковлевны Шереметевой, дочери именитаго Кн. Якова Фед. Долгорукова, чтобы лишить неправо принадлежащей части Кн. Якова Александровича и сестру его Кн. Марью Алек. Долгорукихъ и тесть мой на сіе голосъ подалъ, то сказано ему было отъ вышеименованаго Батурлина, что естли онъ отъ сего дђла неотступитъ, они найдуть способъ толико его обнести у Государыни, что можетъ быть онъ свое упрямство и ссылкою заплатить.

Немогу и упустить, чтобы неупомянуть объ единомъ узаконении сего Гр. Петра Ив. Шувалова, учиненномъ для собственнаго его прибытку, и разрушающемъ супружественную связь, которая досего у насъ свято сохранялась. Между прочими вещами связующими супруговъ и, сходственно съ Божіимъ закономъ, подчиняющими женъ мужьямъ своимъ, было узаконеніе, что жена безь воли мужа своего имђнія продать и заложить немогла, а мужъ всегда долженъ былъ позволеніе свое въ крђпости подпискою означить. Гр. П. И. Шувалову нужда была купить одну деревню, непомню у какой Графини Головкиной, живущей особливо отъ мужа своего, а потому и немогущей его согласіе имђть, предложилъ, чтобы сей знакъ покорства женъ уничтожить; по преддоженію его яко все сильнаго мужа въ государствђ былъ учиненъ указъ, онъ деревню купилъ и симъ подалъ поводъ, по своенравіямъ своимъ женамъ отъ мужей отходить, разорять ихъ дђтей и отошедшимъ разоряться.

Довольно думаю описалъ я разные, клонящіяся по своимъ собственнымъ прибыткамъ предпріятіи Графа Шувалова, наводящія тогда же мнђ огорченія нетокмо, по самому злу, чинившемуся тогда, но и по подаваемому примђру, о которомъ я пророчествовалъ, что онъ множество подражателей себђ найдетъ. Яко и дђйствительно воспослђдовало. К. В. (1) показаніемъ, что онъ умножаетъ доходы, хотя то часто со стенаніемъ народа, въ такую силу вошелъ, что владычествуетъ надъ закономъ и Сенатомъ, К. П. (2) нетокмо всю армію по военной Коллегии подъ властью своею имђетъ, но и особливую опричную себђ дивизію изъ большей части арміи сочинилъ, и нерегулярпыя всђ войска въ опричину себђ прибралъ, стараясь во всђхъ дђлахъ толико превзойти Графа Шувалова, колико онъ другихъ превосходить.

(1) Князь Вяземскій.

(2) Квязь Потемкинъ.

Мнђ должно теперь помянуть о его нравахъ и роскоши. Безпрестанно въ замыслахъ и безпрестанно въ дђлахъ, не могъ онъ имђть открытаго дому и роскошь свою великолђпнымъ затђямъ показывать. Но былъ сластолюбивъ и роскошенъ въ приватномъ своемъ житьђ. Домъ его убранъ колико возможно лучше потогдашнему состоянію; столъ его маленькій наполненъ былъ всђмъ тђмъ, что есть драгоценнейшее и вкуснђйшее; десерть его былъ по тогдашнему наивеликолђпнђйшій; ибо тогда какъ многіе изъ жившихъ вђкъ вкусу ананасовъ незнали, а объ аланђ и неслыхивали, онъ ихъ въ обильствђ имђлъ и первый изъ приватныхъ завелъ ананасовую болыпую оранжерею. Вины употребляемые имъ, нетокмо были лучшіе, но недовольствуяся тђми, которые обыкновенно привозятся и употребляются, дђлалъ дома вино анана-совое. Екипажъ его былъ блестящъ златомъ, и онъ первый цукъ англійскихъ, тогда весьма дорогихъ, лошадей имђлъ. Платье его также соответствовало пышности, злато, сребро, кружевы, шитье на немъ блистали и онъ первый по Графђ Алексђе Григ. Разумовскомъ имђлъ бриліантовыя пуговицы, звђзду, ордена и еполетъ, съ тою только разностію, что его бриліантовые уборы богатђе были. Въ удоволъствіе своего любострастія всегда имђлъ многихъ метресъ, которымъ нежалђя деньги сыпалъ, а дабы тђло его могло согласоваться съ такою роскошью, принималъ ежедневно горячія лекарства, которыя и смерть его приключили. Однимъ словомъ, хотя онъ тогда имђлъ болђе 400,000 рублей доходу, но на его роскошъ, любострастіе и дары окружающимъ Императрицу недоставало, и онъ умеръ имђя болђе миліону на себђ казеннаго долгу.

Примђры таковые немогли нерозлиться на весь народъ и повсюду роскошь и сластолюбіе умножились. Дамы стали великолђпно убираться и стыдились неанглійскія мебели имђть; столы учинились великолђпны, и повары, которые сперва не за перваго человђка въ домђ считались стали великія деньги въ жалованье получать. Такъ что Фуксъ, бывшій поваръ Императрицынъ и служившій ей въ Цесаревнахъ, хотя имђлъ бригадирскій чинъ, но жалованья получалъ по 800 руб. въ годъ, а уже тогда и приватные стали давать рублей по 500, окромђ содержанія.

Лимоны и померанцы немогли быть дороги въ Петербургђ, куда они кораблями привозятся, но въ Москвђ они были толь рђдки, что развђ для больнаго или для особливо великаго стола ихъ покупали, учинились и въ Москвђ въ изобильствђ. Вины дорогіе и до того незнаемые не токмо въ знатныхъ домахъ вошли въ употребленіе; но даже и нискіе люди ихъ употреблять начали и за щегольство щитали ихъ разныхъ сортовъ на столъ подавать, даже что многіе подъ тарелки въ званные столы клали записки разнымъ винамъ, дабы каждый могъ попросить какое кому угодно. Пиво английское, до того и совсемъ небывшее въ употребленіи, но введенное въ употребленіе Граф. Анною Карловною Воронцовой, которая его любила, стало нетолько въ знатныхъ столахъ ежедневно употребляться; но даже подлые люди, оставя употребленіе русскаго пива, онымъ стали опиваться. Свђчи, которыя болыпею частью долго употреблялись сальныя, а гдђ въ знатныхъ домахъ и то передъ господами, употребляли вощаныя, но и тђ изъ желтаго воску, стали вездђ, да и во множествђ, употребляться бђлыя восковыя. Роскошь въ одеждахъ всђ предђлы превзошелъ, парчевыя, бархотныя съ золотомъ и серебромъ и шелками, ибо уже галуны за подлое почитали, и тђ въ толикомъ множествђ, что часто гардеробъ составлялъ, почти равный капиталъ съ прочимъ достаткомъ, какого придворнаго или щеголя, а и у умђренныхъ людей онаго всегда великое число было.

Да можно-ли было сему иначе быть, когда самъ Государь прилагалъ все свое тщаніе, къ украшенію своея особы, когда онъ за правило себђ имђлъ каждый день новое платье надђвать, а иногда по два и по три надень, и стыжусь сказать число, но увђряютъ, что нђсколько десятковъ тысячь разныхъ платьевъ послђ нея осталось.

Мундировъ тогда, кто имђлъ токмо достатокъ, кромђ должности своей ненашивали и даже запрещено было въ оныхъ танцовать при дворђ.

Экипажи были умђреннаго съ прочимъ великолђпія, уже русскаго дђла карета въ презрђніи была, и надлежало имђть съ заплатою нђсколькихъ тысячь рублевъ Французскую, и съ точеными стеклами, чтобы шоры и лошади оной соотвђтствовали и прочее. Однако при всемъ семъ еще очень мало было сервизовъ серебрянныхъ, да и тђ болыпая часть жалованный государемъ. Степанъ Федоровичь Апраксинъ, человђкъ пышной и роскошной, помнится мнђ, до конца жизни своей, на фаянсђ ђдалъ, довольствуясь имђть чаши серебрянныя, и я слыхалъ отъ Ивана Лукьяновича Талызина, что онъ первый изъ собственныхъ своихъ денегъ сдђлалъ себђ сервизъ серебренный.

При сластолюбивомъ и роскошномъ Государђ неудивительно, что роскошь итмђла такіе успђхи; но достойно удивленія, что при набожной Государынђ, касательно до нравовъ, во многомъ божественному закону противуборствія были учинены. - Сіе есть въ разсужденіе храненія святости брака, таинства по исповђданіи нашея вђры.

Толь есть истинно, что едыный порокъ и единой проступокъ влечетъ за собою другіе. Мы можемъ положить сіе время нача-ломъ, въ которое жены начали покидать своихъ мужей; не знаю я обстоятельствъ перваго, страннаго разводу; но въ самомъ дђлђ онъ былъ таковъ. Иванъ Бутурлинъ, а чей сынъ незнаю, имђлъ жену Анну Семеновну; съ ней слюбился Степанъ Федоровичь Ушаковъ и она отошедь отъ мужа своего, вышла за своего любовника и, публично содђявъ любодђйственный и противный церкви сей бракъ, жили. Потомъ Анна Борисовна ГраФиня Апраксина, рожденная Княжна Галицына, бывшая же въ супружествіе за Графомъ Петромъ Алексђевичемъ Апраксинымъ, отъ него отошла. Я не вхожу въ причины, чего ради она оставила своего мужа, который подлинно былъ человђкъ распутнаго житья; но знаю, что разводъ сей нецерковнымъ, но гражданскимъ порядкомъ былъ суженъ. Мужъ ея, якобы за намђреніе учинить ей какую обиду въ Нђмецкомъ позорищђ, былъ посаженъ подъ стражу, и долго содержался, и наконецъ велђно ей было дать ея указную часть изъ мужня имђнія, при живомъ мужђ; а именоваться ей по прежнему Княжною Голицыной. И такъ отложа имя мужа своего, приведши его до посажденія подъ стражу, наслђдница части его имђнія учинилась потому токмо праву, что отецъ ея кн. Борись Вас. имђлъ некоторый случай у двора, а потомъ по разводђ своемъ она сдђлалась другомъ Княгини Елены Степановны Куракиной, любовницы Графа Шувалова.

Примђръ такихъ разводовъ вскорђ многими другими женами былъ послђдуемъ, и я токмо двухъ въ царствованіе Имп. Елисаветы Петровны именовалъ, а послђ ихъ можно сотнями считать.

Еще Петръ Великій, видя, что законъ нашъ запрещаеть Князь Никитъ Ивановичу Репнину вступить въ четвертый бракъ, позволилъ ему имђть метресу и дђтей его, подъ именемъ Репнинс-кихъ, благородными призналъ. Такоже Кн. Ив. Юрьевичь Трубецкой, бывъ плђненъ Шведами имђлъ любовницу, сказываютъ благородную женщину, въ Стокголмђ, которую онъ увђрилъ, что онъ вдовъ, а отъ нея имђлъ сына, котораго именовали Бецкимъ, и сей еще при Петрђ Великомъ почтенъ былъ благороднымъ, и уже былъ въ ОФицерскихъ чинахъ. Такому примђру послђдуя, при царствовали Императрицы Елисаветы, в…Кн. Вас.

Влад. Долгорукова, Рукинъ, на равнђ съ дворянами былъ производимъ. Алексђй Даниловичь Татищевъ, нескрывая холопку свою, отнявшую у мужа жену, въ метресахъ содержалъ, и дђти его дворянство получили. А сему подражая, толико сихъ в… дворянъ умножилось, что повсюдова толпами ихъ видно. Лицыны, Рапцовы, и прочіе, которые или дворянство получаютъ, либо послучаю, или за деньги до знатныхь чиновъ доходять, что кажется хотятъ истребить честь законнаго рожденія и не закрытно содержа метрессъ, являются знатные люди насмђхаться и святостью закона, и моральнымъ правиламъ, и благопристойности. И та ко можно сказать что и сіи злы, толь обыкновенныя въ нынђшнее время отрыгнули корень свой въ сіе царствованіе.

Такое было расположеніе нравовъ при концђ сея Императрицы, и она, скончавшись, оставила престолъ свой племяннику своему, сыну старшей своей сестры Анны Петровны, бывшей за Герцогомъ Голштинскимъ, Петру Федоровичу, государю, одаренному добрымъ сердцемъ, естли можетъ оно быть въ человђкђ, неимђющемъ ни разума, ни нравовъ; ибо впрочемъ онъ не токмо имђлъ разумъ весьма слабый, но яко и помђшанный, погруженный во все пороки, въ сластолюбие, роскошъ, пьянство и любострастіе. Сей взошедшій на всероссійскій престолъ, къ поврежденнымъ нравамъ бывъ самъ съ излихвой поврежденъ, равно по природному своему расположенію, такъ что и во все время царствованія Императрицы Елисаветы, старались наиболђе его нравы испортить, не могъ исправленія имъ сдђлать.

Сей Государь имђлъ при себђ главнаго своего любимца - Льва Александ. Нарышкина, человђка довольно умнаго, но такова ума, который ни къ какому дђлу стремленія неимђетъ, трусливъ, жаденъ къ честямъ и корысти, удобенъ ко всякому роскошу, шутливъ, и словомъ по обращеніямъ своимъ и но охотђ шутить болђе удобенъ быть придворнымъ шутомъ нежели вельможею. Сей былъ помощникъ всђхъ его страстей.

Взошедши сей Государь на всероссійскій престолъ, безъ основательнаго разума и безъ знанія во всякихъ дђлахъ восхотђлъ поднять вольнымъ обхожденіемъ воинскій чинъ. Всђ офицеры его Галстинскіе, которыхъ онъ малый корпусъ имђлъ и Офицеры гвардіи часто имђли честь быть при его столђ, куда всегда я дамы приглашались. Какіе сіи были столы?

Тутъ вздорные разговоры съ неумђреннымъ питьемъ были смђшаны; тутъ послђ стола поставленный пуншъ и положенный трубки, продолженія пьянства и дымъ отъ куренія табаку представляли болђе какой то трактиръ, нежели домъ Государской; коротко одђтый и громко кричащій оФицеръ выигрывалъ надъ прямо знающимъ свою должность. Похвала Прусскому Королю, тогда токмо преставшему быть нашимъ непріятелемъ, и униженіе храбрости россійскихъ войскъ, состовляли достоинство пріобрести любленіе Государево; и Графъ Захаръ Григорьевачъ Чернышевъ, при бывшей пробђ Российской и Прусской, взятой въ плђнъ артилеріи за то что старался доказать и доказалъ, что Россійская артилерія лучше услужена, не получилъ за сіе Андреевской ленты, которыя тогда щедро были раздаваемы.

Имђлъ Государь любовницу, дурную и глупую Графиню Елисавету Романовну Воронцову; но ею, взошедъ на престолъ, онъ доволенъ не былъ; а вскорђ всђ хорошія женщины подъ вожделеніе его были подвергнуты; увђряютъ, что Александръ Ивановичь Глђбовъ, тогда бывшій Генералъ - Прокуроръ и имъ пожалованный купно и въ Генералъ-Кригсъ-Комисары, подвелъ падчерицу свою Чеглокову, бывшую послђ въ супружествђ за Александромъ Ник. Загряскимъ, и уже помянутая мною выше Княгиня Елена Степановна Куракина была привожёна къ нему на ночь Львомъ Александ. Нарышкинымъ, и я самъ отъ нет го слышалъ, что безстыдство ея было таково, что когда по ночеваніи ночи, онъ ее отвозилъ домой по утру рано; и хотђлъ для сохраненія чести ея, а болђе, чтобы неучинилось известно сіе Граф. Елисаветђ Романовнђ, закрывши гардины ђхать, она напротивъ того, открывая гардины, хотђла всђмъ показать, что она съ, Госуда-ремъ ночь переспала.

Примђчательна для Россіи сія ночь, какъ разсказывалъ мнђ Дмитрій Васильевичь Волковъ, тогда бывшій его секретаремъ. Петръ Третій, дабы сокрыть отъ Граф. Елис, Романовны, что онъ въ сію ночь будетъ веселиться съ новопривозною, сказалъ при ней Волкову, что онъ имђетъ съ нимъ сіе ночь препроводить въ исполненіи извђстнаго имъ важнаго дђла въ разсужденіи благоустройства Государства. Ночь пришла, Государь пошелъ веселиться съ Княгинею Куракиною), сказавъ Волкову, чтобы онъ къ завтрему какое знатное узаконеніе написалъ, и былъ запертъ въ пустую комнату съ датскою собакою. Волковъ; не зная ни причины, ни намђренія Государскаго, незналъ о чемъ начать писать, а писать надобно. Но какъ онъ былъ человђкъ, догадливый, то вспомнилъ нерђдкія вытверженія Государю, отъ Графа Романа Ларіоновича Воронцова о вольности дворянства; сђдши написалъ маниФестъ о семъ. - По утру его изъ заключенія выпустили, и манифестъ былъ Государемъ апробованъ и обнародованъ.

Нетокмо ГосуДарь угождая своему любострастію, тако благородныхъ женщинъ употреблялъ, но и весь дворъ въ такое пришелъ состояніе, что каждый почти имђлъ незакрытую свою любовницу; а жены не скрываясь ни отъ мужа, ни родственниковъ, любовниковъ себђ искали. Исчислю-ли я къ стыду тђхъ женъ, которыя не стыдились впадать въ такія любострастія? Съ презрђніемъ стыда и благопристойности, иже сочиняетъ единую изъ главнђйшихъ добродђтелей женъ. Нђтъ да сокроются отъ потомства имена ихъ а роды ихъ, да не обезчещутся напамятованіемъ преступленія ихъ матерей и бабокъ; и тако довольствуясь описать какой былъ развратъ, подробно о любострастіяхъ ихъ, ни о именахъ ихъ не помяну; ибо въ самомъ дђлђ съ угрызеніемъ сердца моего принуждаю себя и тутъ гдђ необходимо должно поминать, именуя таковыхъ по причинђ сочиненія сего, опредђленнаго сокрыться въ моей Фамиліи.

И тако развратъ въ женскихъ нравахъ, угожденіе государю, всякаго роду роскошь, и пьянство составляло отличительныя и умоначертанія двора, а оттуда они уже нђкоторые разлилися и на другія состоянія людей, въ царствованіе Императрицы Елисаветы Петровны, а другія разливаться начали, когда супруга сего Петра Третьяго, рожденная Принцесса Ангальтъ - Цербская Екатерина Алексђевна, взошла съ низверженіемъ его, на россійский престолъ. Не рожденная отъ крови нашихъ государей, жена свергнувшая своего мужа возмущеніемъ и вооруженною рукою, въ награду за столь добродђтельное дђло корону и скиптръ россійской получила, купно и съ именованіемъ благочестивыя государыни, яко въ церквахъ о нашихъ государяхъ моленіе производится.

Не можно сказать, чтобы она не была качествами достойна править толь великой Имперіей, естли женщина возможетъ поднять сіе иго, и естли однихъ качествъ довольно для сего вышняго сану. Одарена довольной красотою, умна, обходительна, великодушна и сострадательна по системђ, славолюбива, трудолюбива по славолюбію, бережлива, предъ - пріятельна и нђкое чтеніе имђющая. Впрочемъ мораль ея состоить на основаніи новыхъ философовъ, то есть неутвержденная на твердомъ камени закона Божія, а потому какъ на колеблющихся свђтскихъ главностяхъ есть основана, съ ними обще колебанію подвержена. Напротивъ- же того ея пороки суть: -любострастна и совсђмъ ввђряющаяся своимь любимцамъ; исполнена пышности во всђхъ вещахъ, самолюбива до безконечности и немогущая себя принудить къ такимъ дђламъ, которыя ей могутъ скуку наводить; принимая все на себя, не имђетъ попеченія о исполненіи, а наконецъ толь перемђнчива, что рђдко и одинъ мђсяцъ одинакая у ней система въ разеужденіи правленія бываеть.

Со всђмъ тђмъ вошедши на престолъ и неучиня жестокова мщенія всђмъ тђмъ, которые до того ей досождали, имђла при себђ любимца своего, который и воспомоществовалъ ей взойти на престолъ, человђка взросшаго въ трактирахъ и въ неблагопристойныхъ домахъ, ничего не учившагося и ведущаго до того развратную молодаго человђка жизнь; но сердца и души доброй.

Сей, вошедши на вышнюю степень, до какой подданный можетъ достигнуть, среди кулашныхъ боевъ, борьбы, игры въ карты, охоты и другихъ шумныхъ забавъ, почерпнулъ и утдвердилъ въ сердцђ своемъ нђкоторые полезные для государства правила, равно какъ и братья его. Оные состояли никому немстить, отгонять льстецовъ, оставить каждому человђку и мђсту непрерывное исполненіе ихъ должностей, нельстить государю, выискивать людей достойныхъ и не производить какъ токмо по заслугамъ, и наконецъ отбђгать отъ роскоши, которыя правила сей Григорій Григорьевичь (Орловъ), послђ бывшій графомъ и наконецъ княземъ, до смерти своей сохранялъ. Находя, что карточная азартная игра можетъ другихъ привести въ раззорђніе, играть въ нее пересталъ; хотя его явные были неприятели ГраФы Никита и Петръ Ивановичи Панины, никогда ни малђйшаго имъ зла не сдђлалъ; а напротивъ того въ многихъ случаяхъ имъ дђлалъ благодђянія и защищалъ ихъ отъ Гнђву Государыни.

Изрубившему измђническимъ образомъ брата его Алексђя Григорьевича не только простилъ, но и милости сдђлалъ (Алексей и Федоръ Григорьевичи Орловы славились своей силою Въ Петербургъ толъко одинъ человекъ, кичился сильнее ихъ: это былъ Шванвичь, (отецъ того Шванвича, который присталъ къ Пугачеву и сочинялъ для него немецкіе указы). Онъ могъ сладитъсъ каждымъ изъ нихъ порознъ - но вдвоемъ Орловы брали надъ нимъ верхъ. Разумеется они часто сталкивалисъ другъ съ другомъ; - когда случалосъ что Шванвичу попадалъ одинъ изъ Орловыхъ то онъ билъ множество лъстецовъ, которые тщилисъ обуз-датъ его самолюбіе, никогда успіху неиміли, а напротиву того боліе грубостію можно было снискатъ его любовъ, нежели лес-тъю, никогда въ управленіи непринадлежащаго ему міста невходилъ, а естлибы и случилосъ ему за ново попроситъ, никогда не сердился, ежели ему въ томъ отказывали, никогда не лъстилъ своей Государыні, къ которой неложное усердіе имілъ и говорилъ ей съ нікоторою грубостъю всі истины, но всегда на милосердіе подвигалъ ея сердце, чему и самъ я многожды самовидцемъ бывалъ; старался и любилъ выискиватъ людей достойныхъ, поелику понятіе его могло постигатъ, но не токмо такихъ, которые по единому ихъ достоинству облагодітелъствовалъ, но ни же ближнихъ своихъ любимцевъ, не любилъ инако производитъ какъ по мірі ихъ заслугъ, и первый знакъ его благоволенія былъ заставлятъ съ усердіемъ служить отечеству и въ опаснійшія Орлова, когда попадались оба брати, - то они били Шванвича. Чтобы избежатъ такихъ напрасныхъ дракъ они заключили между собой условіе, по которому одинъ Орловъ долженъ былъ уступатъ Шванвичу и где бы ни попался ему повиноватъся безпрекословно, двоеже Орловыхъ берутъ верхъ надъ Шванвичемъ и онъ долженъ покорятъся имъ такъже безпрекословно. Шванвичъ встретилъ однажды ведора Орлова въ Трактиръ и въ силу условія овладелъ билъярдомъ, виномъ и бывшими съ Орловымъ женщинами. Онъ однакожъ недолго пользовался своей добычей, вскоре пришелъ въ трактиръ къ брату Алексей Орловъ и Шванвичъ долженъ былъ въ свою очередъ уступитъ бильярдъ, вино и женщинъ. Опъянелый Шванвичъ хотілъ было противитъся, но Орловы выталкали его изъ трактира. Взбешенный этимъ, онъ спрятался за воротами и сталъ ждатъ своихъ противниковъ. Когда Алексей Орловъ вышелъ Шванвичь разрубилъ ему палашемъ щеку и ушелъ. Орловъ упалъ; - ударъ нанесенной нетвердой рукой не былъ смертеленъ, - и Орловъ отделался продолжителъною болезнъю и шрамомъ на щеке. Это было незадолго до 1762 г. Орловы возвысилисъ и могли бы погубитъ Шванвича, - но они не захотели мстить ему; онъ былъ назна-ченъ Кронштадтскимъ комендантомъ и стараніями Орлова смягченъ былъ приговоръ надъ его сыномъ, судившемся заучастіе въ Пугачввскимъ бунте) мђста употреблять яко учинилъ съ Всеволодомъ Алексђевичемъ Всеволожскимъ, котораго въ пущую въ Москвђ язву съ собою взялъ и тамъ употребилъ его къ дђлу; хотя съ молоду развратенъ и роскошенъ былъ, но послђ никакой рос-коши въ домђ его невидно было; а именно домъ его отличнаго въ убранствђ ничего не имђлъ, столъ его не равнялся съ столами, какіе сластолюбы имђютъ; екипажи его, хотя былъ и охотникъ до лошадей и до бђгуновъ, ничего чрезвычайнаго не имђли, и наконецъ, какъ сначала такъ и до конца, никогда ни съ золотомъ, ни съ серебромъ платья не нашивалъ, но всђ его хорошія качества были затмђны его любострастіемъ; онъ презрђлъ что должно ему къ своему Государю и къ двору государскому, учинилъ изъ двора государева домъ разпутства; не было почти ни одной Фрейлины у двора, которая неподвергнута бы была его исканіямъ и коль много было довольно слабыхъ, чтобы на оныя преклониться, и сіе терпимо было Государыней, и наконецъ 13 лђтнюю двоюродную сестру свою Катерину Николаевну Зиновьеву изнасильничалъ, и хотя послђ на ней женился, но не прикрылъ тђмъ порокъ свой, ибо уже всенародно оказалъ свое дђяніе и въ самой женитьбђ нарушилъ всђ священные и гражданскіе законы.

Однако во время его случая, дђла довольно порядочно шли, и Государыня, подражая простотђ своего любимца, снисходила къ своимъ подданнымъ, небыло многихъ раздаяній, но было исполненіе должностей и пріятство Государево вмђсто награжденій служило. - Люди обходами не были обижаемы и самолюбіе Государево истинами любимца укращаемо часто было.

Однако понеже добродђтели нетоль есть удобны къ подражанію, сколь пороки, мало последовали достойнымъ похвалы его поступкамъ; но женщины видя его и братій его лобострастіе, гордились и старались ихъ любовницами учиниться, и разрушенную уже приличную стыдливость при Петрђ Третьемъ, долгою привычкою во время случая Орловыхъ, совсђмъ ее погасили; тђмъ наипаче, что сей былъ способъ получить и милость отъ Государыни. Не падете, но отлученіе его отъ мђста любовника, подало случай другимъ его мђсто у любострастныя Императрицы занять, и можно сказать, что каждый любовникъ, хотя уже и коротко ихъ время было, какимъ нибудь порокомъ за взятые миліоны одолжилъ Россію (о кромђ Васильчикова, который ни худа ни добра несдђлалъ) Зоричь ввелъ въ обычай не помђрно великую игру; Потемкинъ властолюбіе, пышность, подобострастіе ко всђмъ своимъ хотђніямъ, обжорливость и слђдственно роскошъ въ столђ, лесть, сребролюбіе, захватчивость и можно сказать всђ другіе, знаемые въ свђтђ пороки, которыми или самъ преисполненъ или преисполняетъ окружающихъ, и тако далђ въ Имперіи. Заводовскій ввелъ въ чины подлыхъ малороссіянъ; Корсаковъ преумножилъ безстыдство любострастія въ женахъ; Ланской жестокосердіе поставилъ быть въ чести; Ермоловъ неуспђлъ сдђлать ничего, а Мамоновъ вводить деспотичество въ раздаяніе чиновъ и пристрастіе къ своимъ родственникамъ.

Сама Императрица, яко самолюбивая женщина, нетолько примђрами своими, но и самымъ ободреніемъ пороковъ является - желаетъ ихъ силу умножить; она славолюбива и пышна, то любитъ лесть и подобострастіе; изъ окружающихъ ее Бецкой, человђкъ малаго разума, но довольно пронырливъ, чтобъ ее обмануть; зная ея склонность къ славолюбію, многія учрежденія сдђлалъ, яко сиропитательные домы, дђвичій монастырь, на новомъ основаніи Кадетской Сухопутный Корпусъ и Академію Художествъ, Ссудную и сиротскую казну, поступая въ томъ яко александрійскій архитекторъ, построющій Фару, на коемъ зданіи на алебастрђ имя Птоломея царя изобразилъ, давшаго деньги на строеніе, а подъ алебастромъ на мраморђ свое изваялъ, дабы, когда отъ долготы временъ алебастеръ отпадетъ, единое его имя видно было. Такъ и Бецкой, хотя показывалъ видъ, что все для славы Императрициной дђлаетъ, но нетокмо во всђхъ проэктахъ, на разныхъ языкахъ напечатанныхъ, имя его яко перваго основателя является, но ниже оставилъ Монархинђ и той власти, чтобъ избрать правителей сихъ мђстъ, а самъ повсюду начальникомъ и деспотомъ былъ до паденія его кредиту. Дабы закрыть сіе всђ способы были имъ употреблены: ей льстить, повсюду похвалы гремђли ей, въ рђчахъ, въ сочиненіяхъ и даже въ представляемыхъ балетахъ на театрђ, такъ что я самъ единожды слышалъ при представленіи въ Кадетскомъ корпусђ балета Чесменскаго боя, что она сказала мнђ: 11 me loue tant, qu'enfin іl me gatera. Щастлива бы была естлибы движенія душевныя послђдовали симъ рђчамъ но нђсть!

Когда сіе изрђкла душа ея пышностью и лестью упивалась. Неменьше Иванъ Перфильевичь Елагинъ употреблялъ стараній приватно и всенародно ей льстить. Бывъ директоръ Театру, разныя сочиненія въ честь ея слагаемы были, балеты танцами возвышали ея дђла, иногда слова возвђщали пришествіе Россійскаго Флота въ Морею, иногда бой Чесменскій былъ похваляемъ, иногда войска съ Россіею плясали.

Также Кн. А. А. Вяземскій Генер. Прокуроръ, человђкъ неблистательнаго ума, но глубокаго разсужденія, имђвшій въ рукахъ своихъ доходы государственные, искуснђйшій способъ для лщенія употребилъ. Притворился быть глупымъ, представлялъ совершенное благоустройство Государства подъ властію ея, и говоря, что онъ, бывъ глупъ, все едиными ея наставленіями и бывъ побуждаема духомъ ея дђлаетъ, и иногда премудрость ея нетокмо ровнялъ, но и превышалъ надъ Божіей, а симъ самымъ учинился властитель надъ нею. Безбородко ея секретарь, нынђ уже ГраФъ, члень иностранной Коллегіи, ГоФмейстеръ, Генералъ Почть Директоръ и все въ разсужденіи правительства, за правило имђетъ никогда противу ея неговорить, но похваляя исполнять всђ ея велђнія и за сіе непомђрныя награждешя получилъ.

Дошедшая до такой степени лесть при дворђ, и отъ людей въ дђла употребленныхъ, начали другими образами льстить. Построитъ-ли кто домъ, на данныя отъ нея отчасти деньги или на наворованные, зоветъ ее на новоселье гдђ на люминаціи пишетъ: Твоя отъ твоихъ тебђ приносимая; или подписываетъ на домђ: щедротами Великія Екатерины, забывая приполнить, но разореніемъ Россіи; или давая праздники ей, дђлаютъ сады, не-чаянныя представленія, декораціи, вездђ лесть и подобострастіе изъявляющія.

Къ коликому разврату нравовъ женскихъ и всей стыдливости - примђръ ея множества имђнія любовниковъ, единъ другому часто наслђдующихъ, а равно почетныхъ и корыстями снабженныхъ, обнародывая черезъ сіе причину ихъ щастія, подалъ другимъ женщинамъ. Видя храмъ сему пороку сооруженный въ сердцђ Императрицы, едвали за порокъ себђ щитаютъ ей подражать; но паче мню почитаетъ каждая себђ въ добродђтель, что еще столько любовниковъ неперемђнила.

Хотя при поздыхъ лђтахъ ей возрасту, хотя сђдины покрыва-ютъ уже ея голову и время нерушимыми чертами означило старость на челђ ея, но еще не уменьшается въ ней любострастіе. Уже чувствуетъ она, что тђхъ пріятностей, каковыя младость имђетъ, любовники въ ней находить не могутъ, и что ни награжденія, ни сила, ни корысть, не можетъ замђнить въ нихъ того дђйствія, которое младость можетъ надъ любовникомъ произвести. Стараясь закрывать ущербъ, лђтами приключенный, отъ простоты своего одђянія отстала и хотя въ молодости и не любила златотканныхъ одђяній, хотя осуждала Императрицу Елисавету Петровну, что довольно великій оставила гардеробъ, чтобъ цђлое воинство одђтъ, сама стала ко изобрђтенію приличныхъ платьевъ и богатому ихъ украшенію, страсть свою оказывать; а симъ не токмо женамъ но и мущинамъ подала случай къ таковомуже роскошу. Я помню, что, вошедъ ко двору въ 1768 году, одинъ былъ у всего двора шитой золотомъ краевой суконной кафтанъ, у Василья Ильича Бибикова; въ 1769 году въ Апрђлђ мђсяцђ Императрица разгневалась на Графа Иванъ Гри-горьевича Чернышева, что онъ въ день рожденія ея въ шитомъ кавтанђ въ Царское село пріђхалъ, а въ 1777 году, когда я от-сталъ отъ двора, то уже всђ и въ простые дни златотканныя съ шитьемъ одђянія носили и почти уже стыдились по одному борту имђть шитье.

Не можно сказать, чтобы Императрица была прихотлива въ кушаньђ, но можно сказать, что еще слишкомъ умђренна; но бывшій ея любовникъ, а оставшись всемогущимъ ея другомъ Кн. Гр. Алек. Потемкинъ, не токмо прихотливъ въ ђдђ, но даже и обжорливъ; неосторожность Оберъ-ГоФђ Маршала Кн. Ник. Мих. Голицына приготовить ему какого-то любимаго блюда-повергла его подлогу ругательству оть Потемкина и принудила идти въ отставку, то послђ сего каждый разсудитъ; наследники Кн. Голицына Григорій Никитичь Орловъ и Кн. вед. Серг. Борятинской неупотребляютъ - ли теперь все свое тщание дабы удовольствовать сего всемогущаго въ Государствђ обжору и подлинно столъ Государевъ гораздо великолђпнђе и лучше нынђ сталъ; а также дабы угодить сему другу монаршу повсюду стала стараться умножать великолђпіе въ столахъ, (хотя долею оно довольно было), и отъ вышнихъ до нижнихъ болђзвь сія роскоши и желаніе лучшими вещами насытиться распространилась.

Общимъ образомъ сказать, что жёны болђе имђютъ склонности къ самовластию, нежели мужчины; о сей же съ справедливостью можно увђрить, что она наипаче въ семъ случађ есть изъ женъ жена. Ничто ей не можетъ быть досаднђе, какъ то, когда докладывая ей по какимъ дђламъ, въ сопротивленіе воли ея, законы поставляютъ, и тотчасъ отвђтъ отъ нее вылђтаетъ; къ развђ я немогу, невзирая на законы сего учинить. Но ненашли никаго, ктобы осмђлился отвђтствовать ей, что можетъ яко деспотъ, но съ поврежденіемъ своей славы и повђренности народной. Дђла многія свидђтельствуютъ ея самовластие: 1. Возвращеніе Марьи Павловнђ Нарышкиной отъ Талызина деревень, утвержденныхъ купчими и самымъ владђніемъ. 2. Дђло дђтей Кн. Бориса Вас.

Голицына о прадђда ихъ Стрешневскихъ деревняхъ, беззаконно описанныхъ; Сенатомъ-же сіе беззаконіе признано и докладомъ испрашивано было позволеніе ихъ законнымъ наслђдникамъ возвратить и подпись на докладђ: быть по сему являлся сдђлать справедливое удовлетвореніе онымъ, но послђ изъ комнаты было истолковано, что быть по сему знаменовало: быть въ описи. Акимъ Ив. Апухтинъ докладывалъ ей по Военной Коллегіи объ отставкђ однаго Генералъ - Маіора, получилъ повелђніе отставить безъ чина; но какъ онъ зачалъ представлять, что законы точно повелђваютъ Генералъ - Маіорамъ давать чины при отставкђ; получилъ въ отвђтъ, что она превыше законовъ и дать ему не хочетъ сего награжденія. Таковые примђры видимые въ самомъ Государђ непобуждаютъ - ли и вельможъ къ подобному же самовластію и къ несправедливостямъ, и стенящая отъ таковыхъ наглостей Россія ежедневные знаки представляетъ, коль есть заразителенъ примђръ Государской.

Такое расположеніе мыслей и паче въ особђ преданной своимъ любимцамъ, естественно влечетъ за собой пристрастіе и неправосудіе; многіе могъ бы я примђры представить одному и другому; но довольно ежели я скажу, что не любя Сахарова, яко человђка дурныхъ нравовъ (который однако, долгое время бывъ камердинеромъ ея, пользовался ея довђренностью, хотя не лучше былъ), дђло его безъ разсмотрђнія было отдано въ архивъ, якобы дурные правы должно было дђломъ по деревнямъ наказать, въ каковомъ случађ и развратный человђкъ можетъ имђть справедливость, и тутъ не нравы и расположеніе судятся, но что кому принадлежитъ исключительно до всего другаго. И дђло Вахмейстера о беззаконно описанныхъ у дђда его Лифляндскихъ имђніяхъ, призванное справедливымъ всђми департаментами сената, рђшеніе получило, что оныя таки отданы Генералу Брауну, за которыхъ и остаться. Графъ Романъ Ларіоновичь Воронцовъ, во все время своей жизни призванный мздоимцемъ, былъ опредђленъ въ намђстники въ Владаміръ и не преставалъ обыкновенныя свои мздоимства производить; несокрыты оныя были отъ Государя, который токмо двоезнаменующимъ знакомъ, присылкою большаго кошелька его укорилъ. Но какъ онъ уже умеръ и раззореніе народа дошло до крайности, тогда повелђно слђдовать его и губернаторской поступокъ; хотя и 7 лђтъ раззоренье народное продолжалось, а слђдствіе повелђно учинить токмо за два года. Таковые примђры, часто случающіеся, не подаютъ - ли подданнымъ побужденія подобнымъ поступкамъ для пользъ своихъ подражать? Случилось мнђ читать въ одной книгђ ясный примђръ, что тщетно будеть стараться начертить вђрный кругъ, когда, центръ невђренъ и колеблющъ, никогда черта круга вђрно несойдется; и слова Св. Писанія ясно же означающія должность носильниковъ: учителю, исправься самъ.

Можно - ли подумать, чтобы Государь, чинящій великія раздаянія, Государь, къ коему стекаются большей частью, сокровища всего государства, могъ быть корыстолюбивъ? Однако сіе есть; ибо инако я немогу назвать введеніе толь всђми политическими писателями охуляемаго обычая чины за деньги продавать; а сему есть множество примђровъ: развратный нравами и корыстолюбивый откупщикъ Лукинъ, давъ 8 тысячь двору, изъ наворованыхъ денегъ и подара его въ народное училище, чинъ капитанскій получилъ; и Прокофій Демидовъ, привоженный подъ висилицу за пашквили, бывшій подъ слђдствіемъ за битье въ домђсвоемъ секретаря Юстицъ- Коллегіи, дђлавшій безпрестанно наглости и проказы, противные всякому благоучрежденнему правленію, за то, что съ обидою дђтей своихъдавалъденыи въ сиропитательный домъ чинъ генералъ-маіорскій иолучилъ, а за даніе 5 тысясь въ пользу народныхъ школъ, учинено ему всенародно объявленное черезъ газеты благодареніе, якобы Государь не могъ полезныхъ учрежденій завести безъ приниманія денегъ оть развратныхъ людей, и якобы деньгами могли ему искупаться развратные нравы. Примђръ сей еще другихъ заразительнђе учинился. Чины стали всђ продажны, должности недостойнђйшимъ стали даваться и кто болђе за нихъ заплатить, а и тђ, платя, на народђ взятками стали сіе восмђщать.

Купцы, воровствомъ короны обогатившіеся, болыпіе чины получали, яко Логиновъ, бывший откупщикъ, не токмо воръ по откупамъ, но и приличившійся въ воровствђ коммиссаріатской суммы, чины штатскіе получилъ; Фалђевъ, въ подрядахъ съ Государемъ взимая вездђ тройную цђну не токмо самъ штатскіе чины и дворянство получилъ, но и всђхъ своихъ прислужниковъ въ штабъ - офицеры и въ Офицеры произвелъ.

Торговля впала въ презрђніе, недостойные вошли во дворяне, воры и злонравные награждены, развратность ободрена, и все подъ очами и знашемъ Государя; то можно-ли послђ сего правосудія и безкорыстности отъ нижнихъ судей требовать?

Все царствованіе сей Самодержицы означено дђяніями, относящимися къ ея славолюбію. Множество учиненныхъ его заведеній, являющихся для пользы народной заведенныхъ, въ самомъ дђлђ несуть, какъ токмо знаки ея славолюбія, ибо естли-бы дђйствительно имђли пользу государственную въ виду, то учиня заведенія, прилагали бы старанія и о успђхђ ихъ, недовольствуясь заведеніемъ и увђреніемъ, что въ потомствђ она яко основательница оныхъ, вђчно будетъ почитаться, о успђхђ не радили, и видя злоупотребленія ихъ не пресђкали.

Свидђтельствуетъ сіе заведеніе сиропитательнаго дому, дђвичьяго монастыря для воспитанія благородныхъ дђвицъ, переправленіе кадетскаго корпуса и пр., изъ которыхъ въ первомъ множество малолђтнихъ померло, а и по нынђ чрезъ 20 слиш-комъ лђтъ, мало или почти никого ремесленниковъ не вышло; во второмъ ни ученыхъ ни благонравныхъ дђвицъ не вышло, какъ толико, поелику природа ихъ симъ снабдила; и воспитаніе болђе состояло играть комедіи, нежели сердце, нравы и разумъ исправлять; изъ третьяго вышли съ малымъ знаніемъ и съ совершеннымъ отвращеніемъ всякаго повиновенія. Зачатыя войны еще сіе свидђтельствуютъ; по пристрастію возвели на Польской престолъ Понятовскаго, хотђли ему противъ вольностей Польскихъ прибавить самовластія; взяли въ защищеніе десидентовъ, и вмђсто, чтобы стараться сихъ, утђсненныхъ за законъ, въ Россію къ единовернымъ своимъ призывать, ослабить тђмъ Полыпу и усилить Россію, - чрезъ сіе подали причину къ Турецкой войнђ, счастливой въ дђйствіяхъ, но болђе Россіи стоющей, нежели какая прежде бывшая война, послали флотъ въ Грецію, который божескимъ защищеніемъ побђду одержалъ; но мысль въ сей посылкђ была единое славолюбіе. Раздђлили Польшу а тђмъ усилили Австрійскій и Бранденбурской домы и потеряли у Россіи сильное дђйствіе ея надъ Полышею, пріобрђли или лучше сказать похитили Крымъ, страну по разности своего климата служащую границею Россіанамъ. Составили учреждений, которыя нестыдятся законами называть, и содђланныя наместничества наполня безъ разбору людьми, съ разрушеніемъ всего перваго, ко вреду общества, къ умноженію ябедъ и разоренья народнаго, да и за тђми надзиранія неимђютъ, исправляютъ-ли точно, по даннымъ наставлеіямъ. Испекли законы, правами дворянскими и городовыми названные, которые болђе лишеніе нежели даніе правъ въ себђ вмђщаютъ и всеобщее дђлаютъ отягощеніе народу. Таковое необузданное славолюбіе такъже побуждаетъ стремиться къ созиданію неисчетнаго числа и повсюду великихъ зданій, земледђльцы многою работою стали отъ ихъ земли корыстію отвлекаемы, доходы государственные едва ли достаютъ на такія строенія, которые и построившись въ тягость онымъ своимъ содержаніемъ будутъ; и приватные подражая сей охотђ, основанной на славолюбіи, чтобъ, чрезъ многія вђка пребывающія зданія, имя свое сохранить, безумно кинулись въ такія строенія и украшенія ихъ.

Единые отъ избытка, для спокойствія и удовольствія своего въ созиданіи домовъ, огородовыхъ бесђдахъ многія тысячи полагають; другой изъ пышности, а третій наконецъ, послђдуя вредному примђру, тоже сверхъ достатку, своего дђлаетъ и чтобы неотстать отъ другихъ, а всђобще находя себђ спокойствіе и удовольствіе, мало по малу, въ раззоренье сей роскошью прихо-дятъ, тяготятъ себя и государство и часто недостатокъ своихъ доходовъ лихоимствомъ и другими охулительными способами наполняютъ.

Совђсть моя свидђтельствуетъ мнђ, что всђ коль ни есть червы мои повђствіи; но они суть непристрастны и единая истина и развратъ, въ которой впали всђ отечества моего подданные, отъ коего оно стонетъ, принудило меня оныя на бумагу преложить; и тако подовольному описанію нравовъ сея Императрицы, довольно можно расположеніе души и сердца ея видђть. Дружба чистая никогда невселялась въ сердце ея и она готова лучшаго Своего друга и слугу предать въ угодность любовника своего. Не имђеть она материнскйхъ чувствъ къ сыну своему, и объ всђхъ за правило себђ имъетъ ласкать безмђрно и уважать человека, пока въ немъ нужда состоитъ, а потомъ по пословицђ своей, выжатой лимонъ кидать. ПримЬры сему суть: Анна Алексђевна Матюшкина, всегда и во время гоненія ея бывшая къ ней привязана, наконецъ отброшена стала; ГраФъ Алексђй Петровичь Бестужевъ, спомоществующій ей, когда она была Великою Княгинею, во всђхъ ея намђреніяхъ и претерпђвшій за нее несчастіе, при концђ жизни своей, всей ея повђренности лишился и послђ смерти его она его бранила; ГраФъ Никита Ивановичь Панинъ, спомоществующій взойти ей на престолъ, при старости отнятія всђхъ должностей своихъ видђлъ и, можеть быть, сіе кончину его приключило; Николай Ивановичь Чечеринъ, служившій ей совсђмъ возможнымъ усердіемъ и носивший ея милость, толико наконецъ оть нее гнанъ былъ, что безвременно животъ свой окончилъ; Князь Александръ Михайловичь Голицынъ, Фельдмаршалъ, безмолвный исполнитель всђхъ ея велђній, безъ сожалђнія отъ нея умеръ, ибо хотя и извђстна была еще по утру о его смерти, но тотъ день весела на концертъ вышла и давъ время своему веселію, отходя спросила любовника своего Ланскаго, каковъ Кн. Александръ Михайловичь, и получа извђстіе о смерти его, сдђлала видъ тогда за плакать, а сіе и показуетъ колико Фальшивое имђетъ сердце. Графиня Прасковья Александровна, долгое время ея любимица и другъ, наконецъ была отъ двора отогната и въ печали умерла. По сему да судитъ каждый, могутъ-ли частныя чувствовала дружбы возгнђздиться по такимъ примђрамъ въ подданныхъ.

Представивъ сію печальную картину, кажется что уже не настоитъ нужды сказывать: имђетъ - ли она вђру къ закону Божію; ибо еслибъ сіе имђла, то-бы самый законъ Божий могъ исправить ея сердцђ и направить стопы ея на путь истины. Но несть, упоенна безразсмысленнымъ чтеніемъ новыхъ писателей, законъ христіанскій хотя довольно набожной быть притворяется) ни за что почитаетъ. Коль ни скрываетъ своихъ мыслей, но оное многажды въ бесђдахъ ея открываются; а дђянія иначе доказуютъ, многія книги Вольтеровы, разрушающая законъ, по ея велђнію были переведены, яко: Кандидъ, Принцесса вавилонская и прочія, и Белизеръ Мармонтелевъ, неполагающій никакой разности между добродђтели язычниковъ и добродђтели христианской, не токмо обществомъ, по ея.велђніямъ былъ переведенъ, но и сама участницею перевода онаго была; и терпђніе, или лучше сказать, позволеніе противныхъ закону браковъ, яко Князей Орлова и Голицына на двоюродныхъ ихъ сестрахъ, и Генерала Баура на его падчерицђ, наиболђе сіе доказуютъ. И тако можно сказать, что въ царствованіе ея, и сія нерушимая подпора совђсти и добродђтели разрушена стала.

Таковыми степенями достигла Россія до разрушенія всђхъ добрыхъ нравовъ, о каковомъ при самомъ началђ я помянулъ. Плачевное состояніе, о коемъ токмо должно просить Бога, чтобъ лучшимъ царствованіемъ сіе зло истреблено было. А до сего дойдтить инако не можеть, какъ тогда, когда мы будемъ имђть Государя искренно привязаннаго къ закону Божію, строгаго наблюдателя правосудія, начавши съ себя умђреннаго въ пышности царскаго престола, награждающего добродетель и ненавидящаго пороки, показующаго примђръ трудолюбія и снисхожденія на совђты умныхъ людей, тверда въ предприятияхъ, но безъ упрямства, мягкосерда и постоянна въ дружбђ, показующаго собой примђръ своимъ домашнимъ соглааемъ съ своею супругою, и гонящаго любострастіе, щедра безъ расточительности для своихъ подданныхъ и искавшаго награждать добродђтели, качества и заслуги безъ всякаго пристрастія, умђющаго раздђлить труды; что принадлежить какимъ учрежденнымъ правительствамъ и что Государю на себя взять, и наконецъ могущаго имђть довольно великодушія и любви къ отечеству, чтобы составить и предать основательныя права Государству, и довольно тверда, чтобы ихъ исполнять.

Тогда изгнанная добродђтель, оставя пустыни, утвердить средь градовъ и при самомъ дворђ престолъ свой, правосудіе не покривить свои вђски ни для мзды ни для сильнаго, мздоимство и робость отъ вельможъ изгонятся, любовь отечества возгнђздится въ сердца гражданскія, и будуть не пышностью житья и не богатствомъ хвалиться, но безпристраспемъ, заслугами и безкорыстностью. Не будугь помышлять, кто при дворђ великъ и кто упадаетъ, но имђя въ предметђ законы и добродђтель будутъ почитать ихъ, яко компасомъ, могущимъ довести ихъ и до чиновъ и до достатка.

Дворяне будутъ въ разныхъ должностяхъ съ приличною ревностью званію ихъ; купцы перестануть стараться быть офицерами и дворянами, каждый сократится въ свое состояніе, и торговля, уменыиеніемъ ввоза сластолюбіе побуждающихъ чужеземныхъ товаровъ, а отвозомъ россійскихъ произведеній, процвђтетъ; искуствы и ремеслы умножатся, дабы внутри Россіи содђлать нужное къ пышности и великолђпію нђкоего числа людей.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх