ГЛАВА 13

АРХИВОИНСТВУЮЩИЙ АТЕИСТ

Итак, не бойтесь их. Ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было узнано.

((Мат. 10, 26))

История христианства исчисляется тысячелетиями. Христианство возникло и распространилось по всему миру, оказывая в течение многих столетий огромное влияние на весь ход человеческой истории. Оно стало духовной основой жизни человека.

Начиная с IV века нашей эры (с 301 г.) христианство становится государственной религией многих стран. В Х веке в христианскую семью вошло и Великое Российское государство…

При русском царе Иване IV Грозном окончательно оформилась концепция православного государства. Спустя три с половиной века «первый вождь революции» В.И.Ульянов стал разрабатывать концепцию государства атеистического.

Как же произошла эта метаморфоза, ведь он был православным россиянином?

Володя Ульянов был крещен в Симбирской Николаевской Церкви 16 128 апреля 1870 года. Спустя 17 лет он предает свою веру и становится неверующим, ярым врагом Православной Церкви и вообще любой другой религии. Справедливости ради должен сказать, что отец его, Илья Николаевич, был глубоко верующим человеком и как педагог воспитывал своих детей и чужих в духе любви к Богу. Сохранился документ, адресованный попечителю Казанского учебного округа, под которым стоит подпись Ильи Николаевича Ульянова. В нем, в частности, говорится:

«…Преподавание только тогда и плодотворно, когда носит на себе печать истины. А истина проявляется тогда, когда в преподавателе Закона Божия ученики видят человека Божия, соединяющего с надлежащим образованием святость жизни и постепенную ревность о славе Божией и о вечном спасении учеников, – если уроки наставления его исходят из сердца, полного христианской любви, то они проникнут и в сердце детей; когда и все прочие наставники ведут детей в том же духе уважения к Церкви и религии»968.

Как же могло случиться, что сын почтенного и верующего человека вдруг становится на антирелигиозный путь? Какой «бес» в него вселился? Не пробудились ли в нем гены прадеда?

Так или иначе, но Володя Ульянов превращается в вероотступника и решительно становится на путь борьбы с религией.

Еще в 1905 году в статье «Социализм и религия» Ленин требует «бороться с религиозным туманом»969. Подняв на щит безнравственный лозунг «Религия есть опиум народа», он с присущим ему фанатизмом и настойчивостью воспитывал у большевиков чувство ненависти к религии, особенно к христианству. Он разрабатывает антирелигиозную доктрину и направляет ее против Русской Православной Церкви и многомиллионной массы верующих. Реакционная сущность ленинского воинствующего атеизма со всей откровенностью представлена в следующем высказывании: «Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость,…самая опасная мерзость, самая гнусная зараза»970.

Конечно, каждый вправе определить свое отношение к Богу, но выражать в Его адрес непристойные слова – значит публично признать свою невоспитанность.

В печати и публичных выступлениях Ленин в вопросе борьбы с религией вроде бы не высказывал против позиций Маркса и Энгельса. Напротив, во всем с ними соглашался. Например, в статье «Об отношении рабочей партии к религии», опубликованной в газете «Пролетарий» 13 (26) мая 1909 года, он писал: «Обвиняя, желавшего быть ультрареволюционным, Дюринга971 в желании повторить в иной форме ту же глупость Бисмарка972, Энгельс требовал от рабочей партии уменья терпеливо работать над делом организации и просвещения пролетариата, делом, ведущим к отмиранию религии, а не бросаться в авантюры политической войны с религией»973. На деле же Ленин готов был в одно мгновение уничтожить все Церкви и храмы, учинить физическую расправу над духовенством.

Я часто задумывался над вопросом, почему Ленин с такой неприязнью и ненавистью относился к религии вообще, к Православной Церкви в частности. Оказывается, вождя большевиков не устраивало то, что Церковь выступала против насилия и террора в общественных отношениях, против всякого рода проявлений зла по отношению к людям, властям и государства. Так, в Святом Евангелии в этой связи говорится: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога». А «противящийся власти противится Божию установлению». И далее: «И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести» (Рим. 13, 1,2, 5). Отсюда и обязанности людей в обществе: «Повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело» (Тит. 3, 1).

Разумеется, до прихода к власти возможности активной борьбы с религией у Ленина были ограничены. Но, осуществив государственный переворот, он объявил беспощадную борьбу всем верованиям. Провозгласив лозунг «Церкви и тюрьмы сровняем с землей», он приступает к террору против Церкви.

Первый удар был нанесен уже 26 октября 1917 года, когда монастырские и церковные земли были изъяты государством. Ленин дает указание «провести беспощадный массовый террор против… попов»974. По его инициативе была подвергнута запрету деятельность Поместного Собора – самого представительного собрания (съезда) духовенства и мирян Православной Церкви.

Бездушным актом антирелигиозного вандализма большевиков стал обстрел Кремля в ноябре 1917 года. Как считают специалисты, с военной точки зрения в нем не было никакой необходимости, поскольку юнкера, занимавшие Кремль, по свидетельству участника тех событий – Давидовского, опасаясь оказаться в плену, ночью покинули его пределы. Красногвардейцы и рабочие отряды утром 3 ноября беспрепятственно вошли в Кремль через Никольские ворота. Красноречивые факты приводит в своей книге «Как большевики захватили власть» известный русский историк С.П. Мельгунов: «Немногочисленный командный состав, который формально был привлечен к орудийному обстрелу Москвы, искал всякого повода для того, чтобы уклониться от стрельбы… Появились, правда, чужаки, которым мало было дела до Кремлевских „святынь“ – как одним из налаживающих обстрел, явился артиллерист из военнопленных, майор австрийского ген. штаба».

Кстати, касаясь событий в Москве октября-ноября 1917 года, должен отметить, что в годы коммунистического режима был распространен миф о кремлевском расстреле, якобы учиненном над красногвардейцами юнкерами 56-го запасного стрелкового полка. Между тем установлено, что никаких расстрелов в Кремле не было: все это было выдумкой большевистских идеологов, пытавшихся искусственно породить у народа ненависть к русскому офицерству.

Антирелигиозная пропаганда возведена в ранг государственной политики. В стране организуются судебные процессы над духовенством – «пособниками врагов революции», – оно подвергается непрерывной травле и террору.

Должен сразу отметить, что в борьбе с религией Ленин не был одинок. В этой омерзительной акции активное участие принимали его ближайшие соратники и единомышленники. Это Свердлов, Сталин, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Дзержинский, Володарский, Ярославский, Демьян Бедный, Скворцов-Степанов и многие другие.

23 января (5 февраля) 1918 года правительство издает «Инструкцию по проведению в жизнь декрета от 20 января 1918 года „Об отделении церкви от государства“.

25 января (7 февраля) Поместный Собор975 Русской православной Церкви выразил свое отношение к декрету. В постановлении в этой связи говорилось: «1. Изданный Советом народных комиссаров декрет об отделении Церкви от государства представляет собой, под видом закона о свободе совести, злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против нее гонения.

2. Всякое участие в издании сего враждебного Церкви узаконения, так и попытка провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к Православной Церкви и навлекает на виновных кары вплоть до отлучения от Церкви…»

В постановлении Поместного Собора содержалось и осуждение и требование:

«I. Московский Кремль объявить собственностью русского народа и всякое посягательство на него признавать оскорблением народной веры и чувств.

2. Все имеющие военное значение учреждения перевести из Кремля, и помещения таковых предоставить под культурные, благотворительные и просветительные учреждения.

3. Защиту и охрану Кремля Священный Собор от имени православного русского народа вверяет православному населению православной Москвы, о чем должно быть объявлено Московскому населению особым посланием»976.

Резко отрицательно отреагировала широкая общественность на антинародный декрет правительства в отношении Церкви. Повсеместно отмечались возмущения и недовольства политикой большевистского правительства. Несмотря на декрет о печати, публиковались статьи и отдельные работы, в которых осуждались действия правительства в отношении Православной Церкви. Так, например, весной 1918 года типография товарищества Рябушинских выпустила книжку Н. Зенина «Трилогия. Христос и Антихрист». В ней автор прямо указывает, от кого исходят беды народов вообще, христиан в частности: «…К. Маркс, Лассаль, Энгельс, Лафарг и т.п., это у немцев, но ведь и у нас вожаки с.-д. из тех же: Стекловы-Нахамкисы, Троцкие-Бронштейны, Зиновьевы-Апфелбаумы, Каменевы-Розенфельды и другие…»977

В ответ большевистское правительство усилило наступление на Православную Церковь, ужесточило репрессивные меры против проповедников и всех верующих.

28 августа (9 сентября) Патриарх Тихон 129 направил в СНК послание, в котором, в частности, писал:

«…Участились преследования церковных проповедников, аресты и заключения в тюрьмы священников, и даже епископов. Таковы: безвестное похищение Пермского епископа Адроника, издевательская посылка на окопные работы Тобольского епископа Гермогена и затем казнь его, недавний расстрел без суда Преосвященного Макария, бывшего епископа Орловского…» Патриарх Тихон просил отменить «Инструкцию по проведению в жизнь декрета от 23 января 1918 года»978.

Но 30 августа прозвучали выстрелы в Ленина. Хотя этот акт был для большевиков весьма неприятен, но, с другой стороны, он стал «удачным» поводом для усиления террора против всех их политических противников, в числе которых находились, разумеется, и служители русской Православной Церкви.

5 сентября было созвано заседание СНК. Не скрывая своих намерений, организаторами заседания (Свердлов и Дзержинский) был вынесен на обсуждение вопрос о необходимости применения в стране массового террора. После краткого доклада главы террористической организации – ВЧК, Совет Народных Комиссаров принял следующее постановление:

«Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью, что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большой планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей, что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры»979.

Постановление подписали: народный комиссар юстиции Д.И. Курский, народный комиссар по внутренним делам Г.И. Петровский и управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевич.

Началось планомерное уничтожение «классовых врагов».

По российской земле потекли реки крови. Жестокостям, террору, насилию и вандализму большевиков не было предела; Озабоченный судьбами миллионов россиян, Патриарх Тихон направил в СНК очередное послание:

«13(26) окт. 1918. Послание Патриарха Тихона Совету Народных Комиссаров

«Все, взявшие меч, мечом погибнут». (Мф. 26, 52)

Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего Отечества, называющие себя «народными» комиссарами.

Целый год держите в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции. Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?

Поистине, вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (Мф. 7.9-10). Народу, изнуренному кровопролитной войною, вы обещали дать мир «без аннексий и контрибуций».

От каких завоеваний могли отказаться вы, приведшие Россию к позорному миру, унизительные условия которого даже вы сами не решались обнародовать полностью? Вместо аннексий и контрибуций великая наша Родина завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото.

Вы отняли у воинов все, за что они прежде доблестно сражались. Вы научили их, недавно еще храбрых и непобедимых, оставить защиту Родины, бежать с полей сражения. Вы угасили в сердцах воодушевлявшее их сознание, что «больше сея любве никто же имать, да кто душу свою положит за други свои» 130 (Ин. 15, 13). Отечество вы подменили бездушным интернационализмом, хотя сами отлично знаете, что когда дело касается защиты Отечества, пролетарии всех стран являются верными его сынами, а не предателями.

Отказавшись защитить Родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска.

Против кого вы их ведете?

Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян поставить торжество призраку мировой революции.

Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью, часто без всякого следствия и суда, даже без упрощенного, вами введенного суда. Казнят не только тех, которые перед вами в чем-либо провинились, но и тех, которые даже перед вами заведомо ни в чем не виновны, а взяты лишь в качестве «заложников», этих несчастных убивают в отместку за преступления, совершенные лицами не только им не единомышленными, а часто вашими же сторонниками или близкими вам по убеждению. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем невинных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределенной «контрреволюционности». Бесчеловечная казнь отягчается для православных лишением последнего предсмертного утешения – напутствия Святыми Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения.

Не есть ли все это верх бесцельной жестокости со стороны тех, которые выдают себя благодетелями человечества и будто бы сами когда-то много потерпели от жестоких властей?

Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью: прикрываясь различными названиями – контрибуций, реквизиций и национализаций, – вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабеж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду. Сначала под именем «буржуев» грабили людей состоятельных; потом, под именем «кулаков», стали уже грабить более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая, таким образом, нищих, хотя вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.

Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния – убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к Небу об отмщении грехами и преступлениями.

Вы обещали свободу…

Великое благо – свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы не дали: во всяческом потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств, грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно. Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, когда семья, а иногда население целых домов, выселяются, а имущество выкидывается на улицу, и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и разграбление? Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение, без опасения попасть под обвинение в контрреволюции? Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного осуждения и обличения заглушен; печать, кроме узко большевистской, задушена совершенно.

Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря, заставляете епископов рыть окопы (епископ Тобольский Гермоген) и посылаете священников на грязные работы. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное достояние, собранное поколениями верующих людей, и не задумались нарушить их посмертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль – это священное достояние всего верующего народа. Вы разрушаете исконную форму церковной общины – приход, уничтожаете братства и другие церковно-благотворительные просветительные учреждения, разгоняете церковно-епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви. Выбрасывая из школ священные изображения и запрещая учить в школах детей вере, вы лишаете их необходимой для православного воспитания духовной пищи.

«И что еще скажу. Не достанет мне времени» (Евр. XI, 32), чтобы изобразить все те беды, какие постигли Родину нашу. Не буду говорить о распаде некогда великой и могучей России, о полном расстройстве путей сообщения, о небывалой продовольственной разрухе, о голоде и холоде, которые грозят смертью в городах, об отсутствии нужного для хозяйства в деревнях. Все это у всех на глазах. Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ божий и запечатлев в ней образ зверя. Сбываются слова пророка – «Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; мысли их – мысли нечестивые; опустошение и гибель на стезях их» (Ис. 59, 7).

Мы знаем, что наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь повода для обвинения Нас в противлении власти, но чем выше будет подниматься «столп злобы» вашей, тем вернейшим будет оно свидетельством справедливости Наших обличении.

Не наше дело судить о земной власти, всякая власть, от Бога допущенная, привлекла бы на себя Наше благословение, если бы она воистину явилась «Божиим слугой» на благо подчиненных и была «страшная не для добрых дел, но для злых» (Рим. XIII, 3-4). Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних, истребление невинных, простираем Мы Наше слово увещания: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лук. XI, 51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф. XXVI, 52).

Тихон, Патриарх Московский и всея Руси»980.

Однако послание Патриарха Тихона СНК не возымело действия. Напротив, большевистское правительство с удвоенной силой стало осуществлять террористические акты против народа России. С особой жестокостью большевики стали расправляться со священнослужителями. Судя по документу и практическим делам, был взят курс на обезглавливание православной церкви. В 1917-1922 годах жертвами большевистского террора стали многие видные деятели Православной Церкви. Жесточайшим пыткам был подвергнут Пермский архиепископ Андроник: палачи вырезали у него щеки, выкололи глаза, обрезали уши и нос, и в таком изуродованном виде водили его по городским улицам, а затем расстреляли. Приехавший в Пермь в связи с этим трагическим событием Черниговский архиепископ Василий был схвачен большевистскими ультра и тут же расстрелян. В страшных муках и страданиях ушел из жизни епископ Тобольский и Сибирский Гермоген. Изуверы привязали его к колесу парохода и включили ход. Митрополит Киевский и Галицкий Владимир также был изувечен и расстрелян антихристами. Был убит и Петр Крутицкий.

Священнослужителей подвергали аресту, зверски пытали, топили в прорубях и колодцах, бросали в огонь, отравляли, заживо погребали, оскорбляли…

Весной 1922 года началась очередная, наиболее массовая и особо жестокая кампания против Православной Церкви и священнослужителей. Организатором и вдохновителем этой чудовищной, кровожадной акции был все тот же Ленин. 28 марта в «Известиях» был опубликован список «врагов народа». Первым в нем был указан Патриарх Тихон. 29 мая 1922 года большевистские палачи арестовали митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина, архиепископа Сергия, епископа Венедикта, протоиерея Н.Ф. Огнева, председателя правления православных приходов Петрограда профессора уголовного права Петроградского университета Ю.П. Новицкого, присяжного поверенного и юрист-консультанта Лавры И.М. Ковшарова, настоятеля Казанского собора Н.К.Чукова, ректора Богословского института Л.К. Богоявленского, настоятеля Исаакиевского собора А.П. Чельцова, служителя Церкви Н.А. Елагина. В ночь с 12 на 13 августа митрополит Вениамин, архимандрит Сергий, Ю.П. Новицкий и И.М. Ковшаров решением трибунала были расстреляны. Остальным расстрел был заменен различными годами тюремного заключения. Арестовали и архиепископа Могилевского Константина Мстиславского. По всей стране прокатилась новая волна репрессий и террора. Не избежал террора и Патриарх Московский и всея Руси Тихон. При участии Ленина 4 мая 1922 года Политбюро постановляет за «антисоветскую деятельность» привлечь Патриарха Тихона к судебной ответственности. А 6 мая он был взят под стражу. Лишь тогда, когда Ленин из-за болезни вынужден был отойти от политической деятельности, в июне 1923 года ВЦИК принял постановление «О прекращении дела по обвинению Патриарха Тихона в антисоветских преступлениях».

Особо большие человеческие потери понесло православие при изъятии церковных ценностей. В этот период было расстреляно около 8100 священников и монахов. В их числе 63 религиозных деятеля. По данным Д.А. Волкогонова, «арестованных, сосланных и расстрелянных было не менее 20 тысяч»981.

Опасаясь расстрела, ареста и преследований, многие монахи покидали Россию, находили убежище в соседней Финляндии, а также в славянских странах. По сути, Ленин становится главным полицейским России, инквизитором и вандалом.

Сотни и тысячи памятников, возведенных в городах России до 1917 года, были снесены по личному указанию Ленина. Вместе с церквами и памятниками русского зодчества выбрасывались из истории имена тех, кто навеки прославил Россию. Так, с приходом к власти большевиков крейсеры «Адмирал Нахимов», «Адмирал Лазарев», «Память Меркурия» были соответственно переименованы на «Червона Украина», «Красный Кавказ», «Коминтерн». Линейный корабль «Севастополь» стал именоваться «Парижской коммуной».

То, что большевистские идеологи были большими спецами фальшивок, говорит следующий факт.

В 35-м томе сочинений Ленина (с. 569) говорится, что 4(17) января 1918 года «Ленин председательствует на заседании Совнаркома, на котором обсуждаются вопросы об антисоветской политике Викжеля, о передаче учреждений красного креста и Всероссийского союза городов в государственную собственность и др.». Однако лукавые составители указанного выше тома не рискнули расшифровать содержание «др.». Между тем среди многочисленных неопубликованных документов, хранящихся в бывшем партархиве ЦК КПСС, значится специальное решение, принятое СНК именно 4 (17) января. Речь шла о реквизиции помещений Александро-Невской ларвы. На этом же заседании было принято постановление об упразднении придворного духовенства и реквизиции всего имущества, имеющегося в придворных церквах. В соответствии с постановлением реквизиции подлежало имущество церквей Московского Кремля.

После разгона Учредительного собрания Ленин перешел к более решительным действиям против Православной Церкви, призывая большевиков к «бескомпромиссному наступлению на реакционную поповщину», советуя не отрекаться «от задачи партийной борьбы против религиозного опиума, оглупляющего народ»982. 20 января (2 февраля) 1918 года он подписал «Декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви». В нем подчеркивалось: «Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют»983. Кроме того, в декрете говорилось: «Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием»984, иными словами, конфискуются. Для расширения оперативных действий Ленин 22 января (4 февраля) 1918 года направил радиограмму «Всем, всем», в которой прямо говорилось, что «опубликован декрет о полном отделении церкви от государства и о конфискации всех церковных имуществ»985.

Радиограмма, по сути, являлась директивой местным органам немедленно приступить к грабежу. Используя ее, революционные фанатики громили Церкви и храмы, жестоко преследовали духовенство. Мародерство большевиков достигало неслыханных размеров. Параллельно с грабежом шел процесс варварского разрушения Церквей и храмов – неповторимых памятников архитектуры. Жгли иконы и церковную утварь.

Вандализму, проявленному большевиками в отношении Церкви, несомненно способствовали директивы и указания Ленина. Так, 3 августа 1918 года он поручил архитектору Н.Д. Виноградову «проведение работы по снятию памятников деятелям царской эпохи» и установлению памятников «революционному народу и его героям»986.

В 1917 году в России было около 78 тысяч храмов и Церквей. В Москве насчитывалось 568 храмов и 42 часовни987. Из этого числа за годы Советской власти было разрушено 426, многие были закрыты и обезображены. Число церквей, разрушенных в стране, исчисляется тысячами. В 1922 году в Москве был снесен великолепный исторический памятник архитектуры – Часовня Александра Невского на Моисеевской площади (ныне часть Охотного ряда между гостиницей «Москва» и Госдумой РФ), построенная архитектором Чичаговым в 1883 году в память воинов, погибших в русско-турецкой войне.

Большевики взорвали, а затем сровняли с землей величественный и неповторимый памятник русской культуры и зодчества Храм Христа Спасителя, построенный на народные средства в ознаменование победы России над армией Наполеона. Позже были снесены Собор Казанской Божьей Матери на Красной площади, построенный в 1636 году в честь победы народного ополчения Минина и Пожарского над интервентами, и Часовня Иверской Божьей Матери в историческом проезде…

Во исполнение ленинского декрета об отделении Церкви от государства были закрыты свыше 200 московских домовых храмов.

Многие Церкви большевики стали переоборудовать под клубы. Превращали их в мастерские, склады и даже в конюшни, свинарники и гаражи. Когда они сносили и оскверняли Церкви и храмы, Демьян Бедный сочинял свои безбожные стихи:

Теперь мы сносим – горя мало,
Какой собор на череду…
Для нас она 131 не древней статью,
Не православной благодатью,
А красотой иной мила…

Большевистский вандализм коснулся и монастырей. При активном участии ВЧК и Наркомюста из Чудова, Богоявленского, Вознесенского, Сретенского, Скорбященского, Заиконоспасского и других монастырей были выдворены монахи, насельники и насельницы.

В массовом порядке монастыри стали закрываться. Их новоиспеченные правители использовали для всяких других дел, например, для загона скота.

На 1-е января 1918 года в России насчитывалось 1253 монастыря и скита988. А в 1969 году, если верить советскому изданию, Русская Православная Церковь имела 7,5 тысяч храмов и 16 монастырей989.

Должен сказать, что в актах вандализма, погромах и других преступных деяниях в отношении Церкви причастны не только Ленин, Сталин, Троцкий и другие члены ленинского Политбюро. В этих злодейских поступках «прославился» и небезызвестный Хрущев. При его активном участии в 1960-1964 годах в стране было закрыто 20000 храмов, 69 монастырей, где было 30000 духовенства. В годы правления Брежнева закрыли еще 8000 храмов и 18 монастырей, где было около 10000 духовенства990.

Большевистские ультра дошли до такого кощунства, что в Церкви Рождества Богородицы в Москве, где захоронены герои Куликовской битвы иноки Пересвет и Осляба, устроили компрессорную станцию завода «Динамо».

От большевистского вандализма и грабежа пострадали и другие Христианские Церкви. До октября 1917 года Армянская Апостольская Церковь имела на территории Российской империи 19 епархий, 1478 церквей и приходов. После октябрьского переворота все епархии и большинство приходов вынуждены были прекратить свою деятельность. Были закрыты все духовные школы. К началу первой мировой войны в России насчитывалось свыше 200 действующих католических костелов. Спустя 30 лет их осталось всего 2 – в Москве и Ленинграде.

Большевики грабили не только христианские Церкви, но и мусульманские мечети, буддийские храмы и еврейские синагоги.

Ленин не признавал свободу совести и прежде всего свободу религиозной совести, предполагающей присутствие в личности духовного начала. Он со всей жестокостью вытравливал из россиян все то, что составляло их духовную основу. Широкие слои населения России оказывали сопротивление идеологической экспансии большевиков в их жизнь. И это вполне объяснимо: классовая мораль коммунистов была чужда общечеловеческой духовности и нравственности. В борьбе с религией Ленин никого не щадил и с особой жестокостью относился к верующим коммунистам. 30 мая 1919 года он «пишет записку в Оргбюро ЦК о необходимости исключения из партии коммунистов, участвующих в церковных обрядах и придерживающихся религиозных предрассудков»991. В целях антирелигиозной пропаганды Ленин требует немедленно заказать для голодающей России антирелигиозные киноленты за границей992. В замечаниях на проект решения ЦК «О задачах РКП(б) в Туркестане» он рекомендует разработать «способы борьбы с духовенством и панисламизмом»993. В проекте постановления Политбюро ЦК РКП(б) о свободной продаже книг, хранящихся на складах Москвы, он требует изъять из продажи «книги духовного содержания, отдав их в Главбум на бумагу»994.

В стране свирепствовал жесточайший голод, погибали миллионы людей, а в это время партийные лидеры и высокопоставленные чиновники наркоматов, ЦК РКП(б) и ВЦИК на конфискованные у Церкви ценности лечились и отдыхали за границей. В целях антирелигиозной пропаганды большим тиражом стал издаваться журнал «Безбожник», на страницах которого публиковались пасквилянтские статьи в адрес Церкви и ее деятелей. Большевистское правительство запретило производить колокольные звоны.

Ленин использовал любые средства, любую возможность и удобный случай, чтобы вести борьбу с религией. В статье «К четырехлетней годовщине октябрьской революции» он особо подчеркнул: «Мы с религией боролись и боремся по-настоящему»995. В начале 20-х годов в партийных документах появился еще более чудовищный антирелигиозный лозунг: «Поповская голова для нас – это пень, на котором партия затесывает свои коммунистические колья». Нет, Владимир Ильич боролся не с религией: он боролся с многовековой историей России, с духовным миром и нравственностью людей.

С начала 1922 года начался новый этап разграбления Церквей и храмов. Следует отметить, что большую активность в этом омерзительном и безнравственном деле проявил соратник Ленина Л. Троцкий. Под видом помощи голодающим, он становится инициатором издания правительственного постановления об изъятии церковных ценностей. Приведенный ниже документ – свидетельство тому.

Кстати, в этой безнравственной акции приняла участие и жена Троцкого – Наталья Ивановна. Возглавляя Отдел по делам музеев, охране памятников и Главнауку при Наркомпросе, она 4 марта 1922 года подписала «Инструкцию по ликвидации церковного имущества».

Ленин пристально следил за тем, чтобы ценности из храмов и Церквей изымались как можно быстрее. Однако это безнравственное мероприятие продвигалось туго. Помехой была гражданская война, а также противодействие верующих. В связи с этим Президиум ВЦИК 16 февраля 1922 года постановил «приступить немедленно к изъятию ценностей храмов всех вероисповедований»996. Но и этим постановлением ВЦИК Ленин не удовлетворился. 12 марта он продиктовал срочную телефонограмму Молотову: «Немедленно пошлите от имени Цека шифрованную телеграмму всем губкомам о том, чтобы делегаты на (XIV. – А.А.) партийный съезд привезли с собой возможно более подробные данные и материалы об имеющихся в церквях и монастырях ценностях и о ходе работ по изъятию их»997. Таким варварским путем советское правительство пополняло государственную казну!

«В секретном фонде» Ленина бывшего архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС содержались 3724 неопубликованных документальных материалов. Среди них – документы, приводящие в ужас. Вот докладная записка наркома внешней торговли Л.Б. Красина от 10 марта 1922 года, адресованная Ленину. В ней новоиспеченный большевистский нарком обосновывает необходимость создания за границей синдиката по продаже драгоценностей, реквизированных из Церквей и храмов. Ознакомившись с докладной запиской, Ленин пишет резолюцию:

«11/III. т. Троцкий! Прочтите, пожалуйста, и верните мне. Не провести ли директивы о сем в п. бюро? 132 (сведения насчет числа „очищенных“ церквей, надеюсь, заказали?) Привет! Ленин».

А вот ответ Троцкого, на котором Ленин сделал лаконичную надпись «В архив»: «В.И., из церквей не изъято фактически почти ничего. Комиссия из т. Лебедева – председателя от ВЦИК, Красикова и Сосновского (последний для агитации) за время моего пребывания вне Москвы ни разу не собиралась. Сейчас дело реорганизовано и, наряду с политической подготовкой последнего „удара“, ведется через особую московскую комиссию (Сапронов, Уншлихт, Стуков, Галкин) организационно-техническая подготовка самого изъятия, с таким расчетом, чтобы оно произошло без политических осложнений. Привлекаем к моменту натиска значительное количество попов, в том числе архиереев, и, кажется, митрополита, которые стоят на изъятие и поддержат против патриарха в критический момент. Воспользовавшись растяпанностью наших действий, патриарх выпустил контрреволюционное воззвание с ссылками на постановление соборов и пр. Изъятие ценностей будет произведено, примерно, к моменту партийного съезда. Если в Москве пройдет хорошо, то в провинции вопрос решится сам собой. Одновременно ведется подготовительная работа в Петрограде. В провинции кое-где уже изъяли, но подсчет, хотя бы и приблизительный пока еще невозможен.

Главная работа до сих пор шла по изъятию из упраздненных монастырей, музеев, хранилищ и пр. В этом смысле добыча крупнейшая, а работа далеко еще не закончена.

12/III-1922 Ваш Троцкий

Послезавтра получите цифровую справку (очень грубую). Троцкий»998.

Не думаю, что эти бандитские сочинения нуждаются в каких-либо комментариях.

О жесточайшем и омерзительном терроре, организованном Лениным против духовенства и Русской Православной Церкви, повествует нижеприведенный документ, написанный собственноручно Лениным 19 марта 1922 года:

«Товарищу Молотову для членов Политбюро. Строго секретно. Просьба ни в коем случае копий не снимать, а каждому члену политбюро (тов. Калинину тоже) делать свои пометки на самом документе. Ленин.

По поводу происшествия в Шуе, которое уже поставлено на обсуждение Политбюро, мне кажется, необходимо принять сейчас же твердое решение в связи с общим тоном борьбы в данном направлении. Так как я сомневаюсь, чтобы мне удалось лично присутствовать на заседании Политбюро 20 марта, то поэтому я изложу свои соображения письменно.

Происшествие в Шуе должно быть поставлено в связи с тем сообщением, которое недавно РОСТА переслало в газеты не для печати, а именно сообщение о подготовляющемся черносотенцами в Питере сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей. Если сопоставить с этим фактом то, что сообщают газеты об отношении духовенства к декрету об изъятии церковных ценностей, а затем то, что нам известно о нелегальном воззвании Патриарха Тихона, то станет ясно, что черносотенное духовенство во главе со своим вождем совершенно обдуманно проводит план дать нам решающее сражение именно в данный момент.

Очевидно, что на секретных совещаниях влиятельнейшей группы черносотенного духовенства этот план обдуман и принят достаточно твердо. События в Шуе лишь одно из проявлений этого общего плана.

Я думаю, что здесь наш противник делает громадную ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть и несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне.

Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществить их самым энергичным образом и в самый короткий срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут. Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что международному положению России для нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже чересчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена полностью. Кроме того, главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов, т.е. эсерам и милюковцам, борьба против нас будет затруднена, если мы именно в данный момент, именно в связи с голодом проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства.

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Самую кампанию проведения этого плана я представляю следующим образом:

Официально выступать с какими бы то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин, – никогда ни в коем случае не должен выступать ни в печати, и иным образом перед публикой тов. Троцкий.

Посланная уже от имени Политбюро телеграмма о временной приостановке изъятий не должна быть отменяема. Она нам выгодна, ибо посеет у противника представление, будто мы колеблемся, будто ему удалось нас запугать (об этой секретной телеграмме, именно потому, что она секретна, противник, конечно, скоро узнает).

В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем нескольких), причем дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал как можно больше, не меньше, чем несколько десятков, представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро даст детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров.

Самого Патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он несомненно стоит во главе этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать Дзержинского, Уншлихта лично делать об этом доклад в Политбюро еженедельно.

На съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и ревтрибунала. На этом совещании провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать.

Для наблюдения за быстрейшим и успешнейшим проведением этих мер назначить тут же на съезде, т.е. на секретном его совещании, специальную комиссию при обязательном участии т. Троцкого и т. Калинина, без всякой публикации об этой комиссии с тем, чтобы подчинение ей всей операции было обеспечено и проводилось не от имени комиссии, а в общесоветском и общепартийном порядке. Назначить особо ответственных наилучших работников для проведения этой меры в наиболее богатых лаврах, монастырях и церквях.

Ленин.


Прошу т. Молотова постараться разослать это письмо членам Политбюро вкруговую сегодня же вечером (не снимая копий) и просить их вернуть Секретарю тотчас по прочтении с краткой заметкой относительно того, согласен ли с основою каждый член политбюро или письмо возбуждает какие-нибудь разногласия. Ленин»999 (выделено мной. – А.А.).

Омерзительное письмо! Подобное сочинение могло выйти лишь из-под пера мизантропа. И тем не менее оно сделало свое грязное дело. Были изъяты церковные ценности в Страстном монастыре и в Храме Христа Спасителя в Москве. Началось планомерное изъятие церковных ценностей по всей стране. В Красногорском государственном архиве кино-фотодокументов сохранились киноленты, в которых запечатлены грабительские акции большевиков1000. Награбленные из Церквей и храмов ценности большевистское правительство переправляло за рубеж. Для закупки хлеба для голодающих россиян?

Посмотрим, что конкретно было сделано правительством Ленина, чтобы спасти от голода и смерти миллионы граждан России.

Да, правительство действительно закупило около 3 млн. пудов хлеба и незначительное количество других сельскохозяйственных продуктов1001. Если учесть, что в рассматриваемый период 1 пуд ржи стоил 1 руб. 37 коп., а 1 пуд пшеницы 2 руб. 93 коп.1002, то на закупку хлеба было затрачено максимум 9 млн. рублей. Это было весьма и весьма мало. При этом следует учесть, что голодом были охвачены не только губернии Поволжья. Голод поразил еще пять южных губерний Украины – Николаевскую, Екатеринославскую, Донецкую, Запорожскую, Одесскую. В этих губерниях голодало 40% из общего числа населения. В указанных губерниях официально было зафиксировано до 50 случаев людоедства1003. Между тем хлеб в стране имелся, но он отправлялся за границу. Фактов более чем достаточно. Так, например, в июне 1922 года в Мареупольском порту в течение нескольких недель находилось около 300 тысяч пудов хлеба1004. Так что действия советского правительства по оказанию помощи голодающим были незначительными, если не сказать большего. Для сравнения отметим, что АРА к сентябрю 1922 года закупила для России хлеба, продуктов питания и других товаров на 66 млн. долларов1005. Было доставлено голодающим России около 30 млн. пудов продовольствия, одежды, медикаментов1006. Благотворительную помощь бедствующим людям России оказывали также Комитет Нансена, Международный Союз помощи детям, Французский Красный Крест, Шведский Красный Крест, Швейцарский Красный Крест, Итальянский Красный Крест, Католическая миссия и другие. Создается мнение, будто у советского правительства не было больше средств для закупки гораздо большего количества хлеба и других сельскохозяйственных продуктов для голодающих губерний. Однако это не так, и это видно из следующих фактов.

Так, в Отчете VIII (ликвидационного) отдела Народного Комиссариата Юстиции VIII Всероссийскому Съезду Советов за 1920 год подчеркивалось: «Общая сумма капиталов, изъятых от церковников, по приблизительному подсчету, исключая Украину, Кавказ и Сибирь, равняется – 7150000000 руб.»1007.

Изъятие церковных ценностей продолжалось и в последующие годы. К 1 апреля 1923 года большевистские конкистадоры изъяли ценностей в количестве: золота – 26 пудов 8 фунтов 36 золотников; серебра – 24 565 пудов 9 фунтов 51 золотник; серебряных монет – 229 пудов 34 фунта 66 золотников; изделий с жемчугом – 2 пуда 29 золотников; бриллиантов и других драгоценных камней – 1 пуд 34 фунта 18 золотников1008.

Операция по изъятию церковных ценностей к маю 1922 года дала в руки советского правительства астрономическую сумму – 8 триллионов рублей 133 (в дензнаках того времени)1009! Для сравнения отметим, что бюджет Советской России на 1922 финансовый год был определен в 76449669882 рубля1010.

И тем не менее население Поволжья в тяжких страданиях погибало. Судите сами: из 31 миллиона 714 человек, составляющих население пострадавших от засухи районов Поволжья, голодали 20113800 человек1011.

Исследователь И.Я. Трифонов в своей книге, без ссылки на источник, пишет, что «с лета 1921 г. по апрель 1923 г. Советское государство передало голодающему населению 160 млн. пудов хлеба, израсходовав на борьбу с голодом 156 млн. рублей золотом»1012. Эти сведения не подкреплены документами или иными материалами. Если советское правительство действительно оказало бы такую большую помощь голодающим, то вряд ли погибло бы столько людей.

Деньги правительство расходовало на разные сомнительные цели. Об этом ярко свидетельствуют приведенные ниже документы:

23 сентября 1921 года член коллегии Наркомвнешторга, председатель комиссии по экспорту при СТО М.В. Рыкунов обратился к секретарю Политбюро со следующим запросом:

«Для создания экспортного фонда, который является в данное время насущной задачей Н.К.В.Т., требуется до 4000 миллиардов рублей. Наркомфин не в состоянии снабдить нас таким количеством денежных знаков.

В распоряжении Н.К.В.Т. имеется 6 1/2 миллионов колод карт, которые по минимальной расценке (10000 руб.) составят 65 миллиардов рулей в советских знаках. Часть данного запаса карт передана ближайшим заграничным Отделениям Н.К.В.Т. (Польше, Латвии, Литве, Эстонии), другую часть предположено сдать нашим Уполномоченным Областных Управлений для реализации на территории Р.С.Ф.С.Р. Чрезвычайная Комиссия по Экспорту, оставляя в стороне этические соображения и исходя из нужд создания экспортного фонда, просит Вас поставить на одном из ближайших заседаний Полит-Бюро вопрос о разрешении сдачи части запаса карт для реализации на внутреннем рынке. О последующем прошу известить»1013.

Письмо Л.Б.Красина В.И.Ленину от 15 сентября 1921 года:

«На Вашу записку вх. 854/14.IX о забронировании 100000 золотом за т. Томским с указанием на необходимость войти „в рассмотрение по существу“ отвечаю: при отпуске золота я не могу руководствоваться иными принципами, чем те, которых придерживается Ц.К. Р.К.П.

Ц.К., за исключением опрометчивой ассигнации 30 миллионов Гуковскому и свыше 40 миллионов Ломоносову (в обоих случаях наши реальные потери были огромны), никому нигде подотчетных в золоте не представлял. Я сам, Нарком Внешней торговли, не имею в своем распоряжении никакого золотого фонда и по неоднократно дававшимся мне директивам «не вправе ни одного золотого рубля расходовать без предварительного разрешения Совнаркома».

При таких условиях давать Томскому аванс в 100 тысяч руб. на торговые надобности полагаю излишним и противоречащим общему нашему порядку.

Если же Ц.К. из других соображений найдет нужным Томскому дать, что вот я и пишу: больше 50000 ни в коем разе не давать.

Вся эта «пограничная и приграничная работа», вообще говоря, дала нам очень мало, и если Томский (по докладу «пограничников») просит 100, то дать ему 50 – это даже слишком щедро. На торговые же цели – ни гроша. Пусть учится торговать без золота или каждый раз с мотивировкой запрашивает Москву»1014.

Как видим, у советского правительства было более чем достаточно средств, чтобы не допустить гибели свыше 5 млн. человек, но оно не сделало это. Советское правительство во главе с Лениным совершило тягчайшее и чудовищное преступление перед народом России, перед всем человечеством. Они никогда не простят этого большевистским мизантропам.

Несмотря на большую занятость, связанную с ведением государственных дел, Ленин, придя к власти, стал разрабатывать все новые, более изощренные способы и формы борьбы с религией. На почве патологической ненависти к Церкви у Ленина рождается идея, несовместимая с общечеловеческой моралью. 22 октября 1918 года при разграблении церковного имущества в Александро-Свирском монастыре Олонецкой губернии впервые в истории православной России были вскрыты мощи святых. Ленинский эксперимент принес успех: было реквизировано 40 пудов чистого серебра.

Окрыленный успехом, «пролетарский вождь» входит во вкус. В начале января 1919 года, в разгар гражданской войны, он дает указание осуществить беспрецедентную в истории цивилизацию акцию – организовать в монастырях и храмах публичные вскрытия могил видных деятелей русской Православной Церкви. Для этого выделялись специальные группы, которые под непосредственным руководством партийных и советских органов власти должны были выполнить поставленную задачу. Такого надругательства над чувствами верующих история еще не знала.

28 января 1919 года в 4 часа дня состоялось вскрытие раки святого отца Тихона в Богородицком монастыре в городе Задонске Воронежской губернии. Все это происходило на глазах многочисленной разгневанной толпы. Фильм «Вскрытие мощей Тихона Задонского»1015 снимал фотограф Б.И. Корзун. Главную цель, которую ставили перед собой организаторы этой зловещей акции, – показать, что мощи святых тлеют и что Церковь якобы путем обмана грабит людей, а заодно проверить, не хранятся ли в могилах святых отцов драгоценности.

8 февраля в 4 часа 15 минут в Митрофановском монастыре в Воронеже было произведено вскрытие раки святого Митрофания. И здесь это, с позволения сказать, мероприятие не прошло без возмущения народа.

Процесс вскрытия был заснят кинематографистами. Фильм демонстрировался в Москве и по всей стране.1016

Ленин строго следил за выполнением своих указаний. По свидетельству управляющего делами СНК В.Д. Бонч-Бруевича, он при разговорах, связанных с кино, спрашивал: «Неужели у нас нет сил… разработать всевозможные сюжеты для борьбы с религией… Снимают ли киноленты, когда вскрывают мощи различных святых? Показать то, чем были набиты попами эти чучела, показать, что покоилось, какие именно „святости“ в этих богатых раках, к чему так много веков с благоговением относился народ и за что так умело стригли шерсть с простолюдина служители алтаря, – этого одного достаточно, чтобы оттолкнуть от религии сотни тысяч лиц», – не раз говорил Владимир Ильич»1017.

Но и этого было для Ленина, очевидно, недостаточно. Он решается осквернить могилу легендарной личности, чье имя золотыми буквами вписано в героическую историю России: вскрыть мощи преподобного Сергия Радонежского (1321-1391), основателя и игумена Троице-Сергиевой Лавры, который благословил князя Дмитрия Донского перед битвой на Куликовом поле в 1380 году.

Этот, мягко выражаясь, непристойный и безнравственный акт был совершен большевистскими фанатиками 11 апреля 1919 года с 20 часов 50 минут до 22 часов 50 минут. Вскрытие древней раки с мощами святого отца Сергия проводилось на виду рыдающего народа. Во время этой низменной процедуры снимался заранее запланированный киноотделом Наркомпроса фильм «Вскрытие мощей Сергия Радонежского»1018. Его снимали кинооператоры Д. Вертов, Л. Кулешов и Э. Тиссе. О чудовищном надругательстве над останками отца Сергия свидетельствует также запись в протоколе вскрытия: «Нижняя челюсть отделилась, в ней семь зубов… Всюду много мертвой моли, бабочек и личинок»1019. На следующий день, во время заседания Совнаркома, учитывая особый интерес Ленина к событиям в Троице-Сергиевой Лавре, ему передал записку член коллегии наркомата юстиции П. Красиков. В записке говорилось: «Владимир Ильич, Сергия Радонежского в Троицкой Лавре благополучно вскрыли. Ничего, кроме трухи и старых костей, не оказалось. Монахи присутствовали, доктора, кинематографисты, понятые от волостей и представители жителей и толпы, собравшейся у лавры. Протокол и киноленты будут готовы к опубликованию. П. Красиков»1020. На обороте этой записки Ленин начертал поручение секретарю: «Надо проследить и проверить, чтобы поскорее показали это кино по всей Москве»1021. Потом потребовал дать ему эти фотографические снимки, отснятые во время вскрытия в Троице-Сергиевой лавре. Бонч-Бруевич «лично показывал ему фотографии из киноленты… и он остался ими весьма удовлетворен»1022.

«Заключительной» кощунственной акцией против Православной Церкви и верующих людей явилось принятие двух документов. 1) На проходящем под председательством Ленина заседании СНК 16 июня 1920 года было принято постановление: «Поручить Наркомюсту разработать вопрос о порядке ликвидации мощей во всероссийском масштабе». 2) 21 июня 1920 года Ленин подписывает декрет СНК «Об обращении Троице-Сергиевой лавры в музей».

Должен отметить, что вскрытия мощей святых Православной Церкви совершались на территории многих губерний России. Так, с 1 февраля 1919 года по 28 сентября 1920 года в Архангельской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Московкой, Новгородской, Олонецкой, Псковской, Тамбовской, Тверской, Саратовской и Ярославской губерний было совершено 63 вскрытия1023.

Кощунственные деяния большевиков не прекращались и в последующие годы. 12 мая 1922 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры в Петрограде было произведено вскрытие раки легендарного великого князя Александра Невского, причисленного к лику святых. Вскрытие осуществили вооруженные специальными партийными мандатами «тов. Урбанович и Наумов»1024.

Разграблению подверглась и сама Александро-Невская лавра. Оттуда было вывезено 4 пуда золота, более 41 пуда серебра, 40 бриллиантов различных величин. Грабители пошли за добычей и в Новодевичий монастырь. Вот циничная публикация «Петроградской правды» от 5 мая 1922 года об этом походе: «…изъято всего 30 пудов. Главную ценность представляют две ризы, усыпанные бриллиантами. На одной только иконе оказался 151 бриллиант, из которых 31 крупных… кроме того, на ризе были жемчужные нитки и много мелких бриллиантов. На другой иконе оказалось 73 бриллианта… 17 рубинов, 28 изумрудов, 22 жемчуга. Большую ценность… представляют венчики икон, почти сплошь усыпанные камнями… По определению оценщиков Губернского финансового Отдела, все эти камни представляют крупную ценность, так как один бриллиантовый карат теперь оценивается в 200 миллионов рублей. Таким образом, изъятые ценности Ново-Девичьего монастыря стоят в общей сложности около ста миллиардов».

Был совершен поход и в Исаакиевский собор. О его результате та же газета 22 мая сообщала: «18 мая проходило изъятие ценностей из Исаакиевского собора. Изъятые ценности вывезли на 2-х грузовых автомобилях. При изъятии присутствовало много публики, содействующей в работе членам комиссии. Ценности доставлены непосредственно в Губфинотдел, где производится точная опись и взвешивание их».

Не отставали от питерских реквизиторов и их московские коллеги. Берлинская газета «Накануне» 11 мая подробно сообщала о вывезенных ценностях из столичных храмов. Вот основные цифры награбленного: более 2-х пудов золота, 3 тысячи пудов серебра в изделиях, 3658 бриллиантов и алмазов, 1178 рубинов, 1387 изумрудов, 902 других драгоценных камня, прочих дорогих камней общим весом 1 пуд и 72 золотника.

Реквизиция церковных ценностей вызвала возмущение широких слоев населения. Начались массовые волнения верующих в Владимирской, Вологодской, Ивановской, Костромской, Олонецкой, Рязанской, Северо-Двинской, Тверской, Ярославской и других губерниях. Пресса отмечала, что к концу правительственной кампании по изъятию церковных ценностей было зафиксировано более 1400 столкновений между представителями власти и прихожанами церквей. Власти беспощадно расправлялись со священнослужителями и верующими людьми. К концу 1922 года число жертв от большевистских судебных расправ над священниками и верующими гражданами России составило более 6 тысяч человек1025.

Власти ни на день не останавливали наступление на Церковь. Они изобретали все новые формы и методы борьбы с религией. Судите сами. 2 октября 1922 года Ленин, после первого приступа болезни, приведшего к частичному параличу правой руки и правой ноги и расстройству речи, возвращается из Горок в Москву и приступает к работе. А 13 октября Оргбюро ЦК РКП(б) принимает решение «О создании комиссии по антирелигиозной пропаганде». Нетрудно догадаться, какими методами и средствами собиралась вести партия «меченосцев» антирелигиозную пропаганду, если учесть, что этим решением в состав комиссии вводились руководители и ответственные сотрудники ГПУ. Именно они, в первую очередь, были организаторами вандализма и террора против Православной Церкви!

Должен отметить, что для антирелигиозной пропаганды большевистское правительство не жалело средств. Возглавлял эту безнравственную, с позволения сказать, работу соратник Ленина Ярославский. Вот один из его пропагандистских призывов: «Пора нам рассеять туман, который буржуазия на нас напустила. Долой эту сволочь, эту религию»1026 (выделено мной. – А.А.). По инициативе Ярославского стал издаваться журнал «Безбожник», на страницах которого печатались всякие грязные и пошлые статьи и стихи против Церкви и священнослужителей, в нем помещались многочисленные антирелигиозные лозунги. Вот содержание некоторых большевистских лозунгов: «Богослужение – инструмент массового убийства»1027. «Богородица – покровительница разбойников»1028.

Многотысячным тиражом изготовлялись плакаты, которые развешивались на улицах и в общественных местах городов. Читателю небезынтересно будет ознакомиться с текстом одного из таких плакатов, выпущенных большевистскими пропагандистами:

«Бросим шутить с попами шутки, в яму богов и чертей и все предрассудки».

В партийной печати продолжали публиковаться статьи, в которых оскорбляли Патриарха Тихона и других деятелей Православной Церкви. Так, например, в статье, опубликованной в «Известиях» 17 февраля 1924 года, говорилось: «Тихон – большое поповское чучело, набитое магизмом, рутиной, ремеслом и червонцами…»

С религией активно боролся и наркомат просвещения во главе с Луначарским. «Икона, – писал он, – перед которой висит лампада в функционирующей церкви, в десять тысяч раз опаснее, чем икона в собрании Остроухова»1029.

Вот таким способом большевистские идеологи пытались искоренить религию на российской земле.

Репрессивные меры большевистского правительства против священнослужителей и верующих граждан России, погромы и расхищения ценностей Церквей, храмов и монастырей вызвали негодование широкой общественности не только внутри страны, но и Европы. В этой связи лорд Керзон открыто заявил, что «эти преследования и казни являются частью сознательной кампании, предпринятой советским правительством с определенной целью уничтожения всякой религии в России и замены ее безбожием»1030.

Однако главари большевиков совершенно не реагировали на возмущения российских граждан, а тем более мировой общественности.

Воинствующие атеисты торжествовали. Вручив безбожникам лозунг «Борьба с религией – борьба за социализм», они тем самым провозгласили открытое наступление на церковные организации и попрание религиозных настроений широких слоев населения, деятельность и взгляды которых со временем стали все более откровенно рассматриваться как контрреволюционные и антисоветские.

Не суждено было торжествовать антихристам. Несмотря на жесточайший террор и преследования, организованные воинствующими атеистами и мракобесами против верующих граждан России, им не удалось лишить их чувств и разума верить в Бога, любить Бога. Вандалам не под силу было «все церкви сравнять с землей», как этого хотел их вождь. Словно фениксы, из пепла и руин стали возрождаться храмы, часовни и монастыри на российской земле, продолжая быть духовными местами верующих россиян. Иначе и быть не могло. Выступая в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца 29 декабря 1997 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II 134 сказал: «…Русская Православная Церковь на протяжении своей тысячелетней истории всегда была со своим народом – в радости и в испытаниях. Так было, так есть и так будет»1031.






 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх