Загрузка...



  • После Капачи
  • «Дядюшка Джулио»
  • Знакомство с Трактором
  • Мажордом и специалист по рекламе
  • Глава 11 Террористические акты и «погружение»: 1992-2003 гг.


    Вилла Тото Риины

    Корлеонский сельскохозяйственный колледж представляет собой весьма любопытное здание, по внешнему виду которого вряд ли скажешь, что это государственное учебное заведение. Это новенькое трехэтажное строение снабжено подземной автостоянкой, лифтами, а также встроенной системой воздушного кондиционирования и отопления. Во внутреннем дворе имеется сад с аккуратно вымощенными дорожками. Внешний фасад колледжа изобилует эффектными металлоконструкциями, балконами, декоративными оградами, внушительными воротами и встроенными фонарями. Внутри – письменные столы, классные доски и компьютеры, которые смотрятся нелепо на фоне полов из черного и красного мрамора, дверей из прочной древесины и оштукатуренных стен. На самом деле корлеонский Institute) Professional di Stato per v Agricoltura сначала был не колледжем, а как раз тем, на что он более всего похож: роскошной виллой, построенной местным нуворишем, неким Тото Риина по прозвищу Коротышка.

    Риину никогда не спрашивали о том, что он намерен делать с домом, в который так и не переехал. Но, по всей вероятности, именно туда он собирался поселить всю свою разросшуюся семью, после того как его долгая карьера подойдет к концу. Это здание было чем-то вроде дома престарелых, построенного Рииной из тех соображений, что ему все-таки удастся изменить приговор суда, вернуться домой и насладиться плодами собственных трудов. Можно подшучивать над безвкусицей здания, но при взгляде на него более всего поражает самоуверенность Риины и его полная неспособность понять, что государство имеет полное право усомниться в легитимности состояния, созданного благодаря десяткам убийств.

    К счастью, самоуверенность Риины оказалась необоснованной. К исходу 1995 года у «босса боссов» было конфисковано в общей сложности около 125 миллионов фунтов, главным образом в форме недвижимости. Эта огромная цифра почти наверняка не отражает истинных размеров состояния Коротышки Риины. Его корлеонская вилла была конфискована в 1992 году, а затем, в 1997-м, передана городу, после того как был удовлетворен гражданский иск, возбужденный молодым и мужественным мэром города против клана. Жители Корлеоне знали, что делают, когда превратили виллу Риины в нечто совершенно заурядное – в государственное учебное заведение. Коза Ностра рассматривает все общегосударственные ресурсы, независимо от степени их значимости (источники воды, дороги, больницы, школы), как свою потенциальную добычу. Это приводит к тому, что в течение многих десятилетий мафия отказывала в этих вполне заурядных, но важнейших достижениях прогресса тем сицилийским семьям, которые не были вовлечены в сферу ее деятельности. И когда государство возмещает эти потери за счет имущества мафии, оно не просто наносит финансовый ущерб «людям чести», а напрочь лишает их всех оправданий, которыми они прикрывают свою деятельность. Ведь, несмотря на измены и гибель окружающих, они продолжают верить, что совершают преступления ради своих обожаемых близких.

    С тех пор как в 1984 году Бушетта стал свидетелем обвинения, Риина неустанно обещал своим людям, что, если запугивания и подкуп не помогут Коза Ностре в Палермо, то правосудию придется уступить политическим связям, которыми он располагал в Риме. Проблема, с которой он столкнулся, выполняя эти обещания, заключалась в том, что связи Коза Ностры с христианскими демократами напоминали самолет, который медленно, но верно входит в «штопор». Акты насилия 1980-х стали главной причиной появления направленных против мафии законов, и Коза Ностра всячески стремилась эти законы отменить. Риине требовалось в корне изменить государственную политику, а не просто добиться частичной поддержки «за кулисами». Но чем больше становилось «высокопоставленных трупов», тем меньше политики проявляли желание выставлять себя защитниками мафии.

    Когда в 1991 году Фальконе приехал в Рим, эта проблема уже требовала срочного решения. Мафиози истолковали его переезд в столицу как признак того, что вскоре магистрат увязнет в трясине безвольной итальянской политики, дискредитировавшей себя. Достижения, которых добился Фальконе, оказавшись в министерстве юстиции, полностью разрушили их надежды. Мафиози привыкли относиться к правящим партиям как к своим покорным партнерам по криминальному беспределу. Но теперь Коза Ностра столкнулась со смертельным врагом, действовавшим от имени министра юстиции, который был социалистом, в правительстве премьер-министра, который был христианским демократом. Что касается других перемен, то в 1991 году были приняты новые законы по пресечению отмывания денег, разрешавшие прослушивание телефонных разговоров и наделявшие правительство полномочиями распускать городские советы, в которые проникла организованная преступность. Несмотря на беспокойство, которое причиняли Коза Ностре эти нововведения, внутри организации укоренилось мнение, что Убийца Вердиктов, то есть судья Карневале, служит гарантией того, что в конечном счете все будет в порядке. Поэтому принятый в январе 1992 года вердикт кассационного суда нанес серьезный удар по планам Риины относительно будущего его семьи и по его авторитету внутри Коза Ностры. Таким вот образом самый влиятельный босс за всю историю мафии лишил свою организацию политической опоры.

    На карту оказалась поставленной сама жизнь Риины. Как объясняет следственный судья Гвидо Ло Форте, «в мафии нельзя взять и подать заявление об отставке. Вас просто ликвидируют. Выбор (стоявший перед Рииной и его людьми) заключался в следующем: либо смириться с тем, что их ликвидируют, либо попытаться еще раз доказать всем членам организации, что они обладают силой». Риина выбрал второй вариант и попытался его осуществить через беспрецедентную эскалацию конфликта между Коза Нострой и итальянским государством. Мафия в большей, чем когда-либо, степени нуждалась в том, чтобы подчинить своему влиянию политические процессы, но для этого у нее оставалось лишь одно средство – насилие. Террористические акты призваны были заставить государство пойти на уступки в тех вопросах, которые более всего волновали Риину и его сообщников: практика вынесения приговора на «максипроцессе» и применение утвержденного в 1982 году закона, разрешавшего конфискацию имущества мафиози. «Мы должны начать войну, чтобы заключить мир», – говаривал Риина. В те дни, когда прозвучало заявление кассационного суда, вновь вспомнили о смертных приговорах, вынесенных Фальконе и Борселлино (и долго не приводившихся в исполнение).

    Именно эти годы, то есть 1992 и 1993 (после исторического решения кассационного суда), стали самыми драматическими во всей истории сицилийской мафии. Противоборство Риины с государством превратилось в полномасштабную террористическую кампанию, охватившую материковую часть Италии. Этой кровопролитной акции суждено было закончиться серьезнейшим поражением мафиози, которое впервые со времен Муссолини поставило под сомнение само существование преступной организации. Последствия провалившихся планов Риины спокойно выйти в отставку до сих пор оказывают влияние и на Коза Ностру, и на Италию в целом.

    После Капачи

    «Вито, мой Вито. Ангел мой. Они забрали тебя. Я больше никогда не смогу тебя поцеловать. Я больше никогда не смогу тебя обнять. Я больше никогда не смогу приласкать тебя. Ты мой единственный».

    На официальной церемонии похорон жертв террористического акта в Капачи именно голос Розарии, маленькой и бледной вдовы Вито Шифани, выразил и собственную ее скорбь, и гнев жителей всего города. Ее муж вместе со своими сослуживцами Антонио Монтинаро и Россо Ди Чилло находился в том автомобиле, который принял на себя ударную волну взрыва, погубившего судью Фальконе. У аналоя, перед камерами нескольких национальных телеканалов, Розария Шифани выкрикнула: «Я хочу кое-что сказать людям мафии, которые тоже пришли в эту церковь! Вы же христиане! Умоляю вас ради Палермо, который вы превратили в кровавый город!» Кардинал еще не закончил читать мессу, когда семьи и коллеги погибших полицейских бросились к пяти гробам, чтобы преградить путь приближавшимся к ним правительственным чиновникам: «Это наши покойники, а не ваши!» Розария Шифани безудержно рыдала, из ее рук выскользнула и разбилась бутылка с водой. Словно не заметив этого, она повторяла: «Люди мафии, я прощу вас, но вы будете молить на коленях». Эти ее слова снова и снова цитировались в сводках новостей.

    Итальянские политики испытывали непреодолимую моральную потребность доказывать свою непричастность к совершенному в Капачи убийству Джованни Фальконе. Что уж говорить о простых людях! Буквально на следующий же день после похорон многие из тех, кто, несмотря на проливной дождь, заполнили улицы, прилегающие к церкви Святого Доминика (святой смотрел в заплаканные глаза своих сограждан и видел в них такую же, как у него самого, отчаянную решимость), решили перейти от молчаливого сочувствия к активной поддержке. По всему центру города из окон свешивались лозунги, нанесенные аэрозолем на простыни: «Фальконе жив». «Палермо желает правосудия». «Вышвырните мафию из правительства». «Прекратите убивать наш город». «Комитет простыней» стал одной из многочисленных организаций, объявивших своей целью борьбу с мафией. Слова Розарии Шифани – «Мафиози: на колени» – были напечатаны на футболках людей, которые спустя месяц после трагедии выстроились в живую цепочку, протянувшуюся через весь город. Дерево у дома Фальконе, который, по злой иронии судьбы, жил на улице, носившей имя Эмануэле Нотарбартоло, превратилось в место поклонения и было усыпано цветами, фотографиями и посланиями.

    Невероятно, но 19 июля 1992 года Коза Ностра продемонстрировала, что государство не может защитить даже человека, который шел по стопам Фальконе. Этого человека звали Паоло Борселлино. Взрыв, погубивший его самого и пятерых охранников, можно было услышать на другом конце города. Спустя три дня после гибели Борселлино выбросилась с балкона конспиративной квартиры в Риме девушка по имени Рита Атриа. Дочь мафиози, она, после того как были убиты ее отец и брат, стала давать свидетельские показания. В своей предсмертной записке она написала, что ее больше некому защитить. Как заметил один из участников кампании по борьбе с мафией, то, что творилось тем летом в Палермо, напоминало кровавую трагедию в дурном вкусе: «Мы хотели уйти из театра, но оказалось, что двери заперты».

    Несмотря на устроенную мафией бойню, многие палермцы находили в себе силы протестовать. Среди бесчисленных и незабываемых образов, оставшихся в памяти после массовой сидячей забастовки и многочисленных шествий того времени, – маленький мальчик, принимавший участие в демонстрации, которая прошла от центра города до места гибели Борселлино. Он нес крошечную коробочку для бутербродов, на передней части которой было написано: «Я хочу быть достойным Фальконе», а на задней: «Я хочу быть достойным Борселлино». Всего за несколько месяцев активное меньшинство завладело Палермо и убедило большую часть населения города в необходимости борьбы с мафией.

    На Сицилии было введено чрезвычайное положение. Чтобы полиция могла вернуться к выполнению более привычных для нее обязанностей, на остров направили семитысячный воинский контингент. Солдаты и стали участниками грандиозной облавы на Риину и подчинявшихся ему мафиози. Лишились своих постов чиновники, призванные следить за соблюдением законов и не сумевшие защитить двух погибших судей. Попросили перейти на другую работу главного прокурора Палермо, который неоднократно вступал в перебранки с Фальконе. Исключительное личное мужество проявил судья Джан-карло Казелли из северного города Турина, добровольно согласившийся занять вакантную должность в Палермо и сразу после прибытия на остров взявшийся за дело. Последовали десятки арестов. Был принят закон о защите pentiti, которым чуть позже разрешили менять личность. Заработали созданные Фальконе антимафиозные структуры DIA и DNA. Полиция получила широкие полномочия, в том числе возможность действовать без санкции прокурора. Важнейшей из всех мер стали новые, более суровые условия тюремного заключения для мафиози, которые лишились привычного удобства и более не могли править своими империями из-за решетки.

    Но, как это часто бывало в истории Коза Ностры, успехи оказались весьма противоречивыми. Политическую систему, которая в 1992-1993 годах, казалось, сумела организовать борьбу с мафией, потряс очередной скандал, связанный с коррупцией. Этот скандал начался в феврале 1992 года, когда в Милане был арестован с поличным политик-социалист, пытавшийся при аресте спустить в унитаз взятку в размере 30 миллионов лир. Стремительно проведенная операция «Чистые руки» затронула другие партии и другие города, следователи раскрыли укоренившуюся систему распределения должностей и предоставления политических услуг, охватывавшую бизнес, управление и политику. Искоренялась «партократия». К исходу 1993 года треть членов итальянского парламента находилась под следствием по обвинению в коррупции, а обе главные правящие партии – ХД и социалисты – прекратили свое существование. Сбитые с толку итальянцы наблюдали, не веря собственным глазам, как на экранах их телевизоров происходит настоящая революция.

    В Коза Ностре революции произойти не могло, однако и преступный синдикат охватил «ветер перемен». Предчувствуя неприятности, «люди чести» стали сдаваться полиции еще до террористического акта в Капачи. Ничего подобного в прошлом не случалось. Убедившись же в том, что Риина, даже после убийств Фальконе и Борселлино, не намерен отступать от своей тактики, многие мафиози подались в свидетели обвинения. Среди них был и Гаспаре Мутоло, которого в 1973 году принимал в члены мафии сам Риина и который впоследствии стал крупным наркодилером. Именно он в октябре 1992 года поведал судьям, что Коза Ностра недооценила тот урон, который Фальконе мог нанести ей из министерства юстиции, и что именно вердикт кассационного Суда подтолкнул мафию к убийству Фальконе и Борселлино. Теперь судьи очень четко представляли себе логику рассуждений Риины.

    Именно сведения, полученные от мафиози, спасавшегося от мести Риины, позволили в январе 1993 года арестовать самого «босса боссов». Главной проблемой было опознание Риины: имевшаяся в распоряжении полиции фотография главаря была сделана в 1969 году. Но когда задержанному мафиозо по имени Балдуччо Ди Маджио показали оперативный видеоматериал, он опознал садовника Риины, его сына и жену. На этой видеопленке была запечатлена вилла, находившаяся под наблюдением карабинеров, так как ее часто посещал один из членов мафиозной Комиссии. Группа захвата находилась в полной боевой готовности. Ранним утром следующего дня Риина отправился в ничем не примечательный бар. Когда машина остановилась у светофора на Пьяцца Эйнстейн, на босса и его водителя набросились четверо. Риина не оказал сопротивления, он явно запаниковал и немного оправился от страха, только когда узнал, что засаду устроили карабинеры, а не враждебные ему мафиози. На следующий день в тюрьме на острове Сардиния умер от сердечного приступа наставник и крестный отец Риины Лучано Леджио.

    Италия наконец увидела истинное лицо ужасного Тото Риины. Один журнал поместил на обложке его фотографию с краткой подписью: «Дьявол». Сам Коротышка притворно удивлялся тому, что общественное мнение наделило его сатанинскими чертами. Когда на суде Риина столкнулся лицом к лицу с Томмазо Бушеттой, он отказался говорить с человеком, запятнавшим себя супружеской неверностью: «У нас в Корлеоне живут люди благочестивые».

    В большей степени, нежели кривляние Риины, следствие сбивали с толку вопросы, остававшиеся без ответа и после его ареста. С конца 1960-х годов Риина скрывался от правосудия. За это время он успел жениться, обзавестись детьми, подлечить диабет и отправить детишек в школу, одновременно руководя огромной преступной организацией. Вилла, на которой Риина провел последние пять лет подпольной жизни, находилась в Удиторе – той же самой mafiosissima bor-gata, которая в 70-е годы девятнадцатого века была вотчиной клана Антонино Джаммоны. Как оказалось возможным, что Риина так долго избегал ареста? Тревожные сомнения омрачили результаты операции, благодаря которой Риина наконец был схвачен: после ареста его вокруг виллы в Палермо почему-то не выставили оцепление, и мафиози, разумеется, ее обчистили. Пропали деньги, документы, счета и шубы жены Коротышки… Судьи, прибывшие наконец произвести опись имущества, обнаружили, что на вилле успели даже сделать косметический ремонт. Как такое могло случиться – просто непонятно.

    После ареста Риины руководство Коза Нострой перешло в руки его родственника и давнего партнера Леолуки Баджа-реллы. После без малого двадцати лет главенства Коротышки Коза Ностра не слишком охотно подчинилась Баджарелле. Даже такие твердолобые корлеонцы, как Джованни Бруска, ставший полноправный capomandamento, находили эти перемены тревожащими:

    «После ареста Риины прежнее спокойствие к нам уже не вернулось… Разные боссы стали управлять собственными mandamenti, как считали нужным, для удовлетворения собственных интересов. Не стало того единства, какое было раньше, когда Тото был настоящим отцом семьи, общим саро».

    Неизменным осталось одно: безоговорочная поддержка, которую оказывает ядро группировки корлеонцев стратегии массовых убийств. Говорят, что на одном из собраний Трактор Провенцано заявил: «Все, что делал дядюшка Тото (Риина), продолжается. Мы не остановимся». Спустя месяц после ареста Риины Коза Ностре предложили новое правило, суть которого сводилась к тому, что мафиози вольны заниматься за пределами острова любой деятельностью, независимо от мнений остальных членов организации; Баджарелла, Бруска и другие влиятельные боссы из Палермо и Трапани, ратовавшие за это правило, настаивали, кроме того, на продолжении войны с государством. По словам Бруски, мафиози быстро договорились совершить нападение на Маурицио Костанцо, популярного телеведущего, который приглашал в свою программу различных знаменитостей и который во всеуслышание пожелал, чтобы один мафиозо, который лежал в больнице, притворяясь больным, действительно заболел раком. Также обсуждались планы подрыва Пизанской башни, отравления детского питания в супермаркетах, подкидывания на пляжи Римини шприцев с ВИЧ-инфекцией. Причем, как утверждал в своих показаниях Бруска, обязательно планировалось предупреждать население, чтобы избежать гибели людей. Мафия собиралась посеять в обществе тревогу и заставить государство сесть за стол переговоров.

    В конце концов было решено не утруждать себя «учебными» атаками. Четырнадцатого мая 1993 года в Риме взорвалась бомба. Жертвой должен был стать Маурицио Костанцо, Только по счастливой случайности он не пострадал. Двадцать седьмого мая на виа деи Джорджофили, в самом центре Флоренции, взорвалась заминированная машина. Пять прохожих погибли, сорок были ранены. Двадцать седьмого июля еще пять человек были убиты взрывом бомбы, заложенной на виа Палестро в Милане. Тридцать первого октября бомбу обнаружили на виа деи Гладиатори, неподалеку от Олимпийского стадиона в Риме. Часовой механизм должен был сработать в конце футбольного матча между «Лацио» и «Удинезе», чтобы уничтожить как можно больше карабинеров. Однако из-за неисправности механизма взрыва не произошло.

    В том же 1993 году стало ясно, что противостоянием государству Коза Ностра нажила себе нового врага – церковь. В ноябре 1982 года, в разгар mattanza, папа Иоанн Павел II посетил Сицилию. В ходе своего визита он ни разу не произнес слово «мафия». В мае 1993 года он снова прибыл на остров. Накануне его трехдневного визита ватиканская газета «Osservatore Romano» обратилась к вдове Паоло Борселлино Агнесе с просьбой поделиться воспоминаниями о муже. В своем письме вдова вспоминала о «бесхитростном, но глубоком» христианстве Борселлино и возносила молитвы о том, чтобы Церковь «не компрометировала истинное учение Христа заключением каких-либо тайных соглашений». Группа интеллектуалов-католиков направила письмо в редакцию «Giornale di Sicilia». В этом письме открыто говорилось о «постыдных связях, существующих между представителями католической церкви и сторонниками мафии».

    На Сицилии папа посетил Долину храмов близ Агриженто, где незаконное строительство, которое поддерживала мафия, едва не уничтожило бесценные древнегреческие памятники. Отказавшись от заранее подготовленной проповеди, он выступил с импровизированным обращением, в котором осудил «культуру мафии… культуру смерти, глубоко бесчеловечную и антиевангелическую». Заметно взволнованный папа призывал мафиози одуматься: «Придет день и свершится Суд Божий!» Ответ Коза Ностры последовал 27 июля, когда бомбы взорвались в римских церквях Сан-Джованни ди Латерано и Сан-Джорджо. На сей раз пострадавших не было. Пятнадцатого сентября в Бранкаччо (восточный пригород Палермо) был убит на пороге своего дома отец Пино Пульизи – замечательный представитель той когорты местных священников, которые стояли на антимафиозных позициях. Позже один из его убийц признался, что перед тем как его застрелили, отец Пульизи улыбнулся и сказал: «Я ожидал этого».

    Реакция мафии на вердикт кассационного суда, вынесенный в январе 1992 года, не оставляла сомнений в существовании Коза Ностры. И все же мафия постепенно утрачивала «систему жизнеобеспечения», политические связи и ту псевдорелигию, которую исповедовали многие из ее членов. Более того, между нею и сицилийской культурой уже не ставили знака равенства. Прямым следствием этого стало увеличение числа отступников, измерявшееся сотнями. В 1996 количество pentiti достигло максимума – 424 человека. Под властью одиозного режима корлеонцев, заправлявших в Коза Ностре (и в тюремном заключении, условия которого стали более суровыми) даже влиятельные «люди чести», входившие в состав основной группировки корлеонцев, начинали сотрудничать с правосудием.

    Приведем лишь один пример, который является весьма типичным. Сальваторе Канчеми был capomandamento и входил в состав Комиссии, одобрившей убийство Фальконе и Борселлино. При этом он сознавал, какими последствиями может обернуться взрыв в Капачи. В тот день, когда Канчеми услышал, как Риина излагает свои планы относительно перебежчиков, количество которых росло как снежный ком, в нем что-то надломилось (Риина вещал: «Проблема в этих pentiti, потому что, не будь их, даже весь мир ничего бы нам не сделал. Вот почему мы должны убить их самих и убить их родственников до двадцатого колена, с детей шести лет и старше»). Но только следующим летом, в самый разгар террористической кампании 1993 года, Канчеми заставил себя войти в ворота казармы карабинеров. Впоследствии он сдал государству все свое состояние, которое, по его же оценкам, составляло приблизительно 33 миллиона фунтов стерлингов. Когда на суде Канчеми снова встретился с Томмазо Бушеттой (оба они были членами одного и того же клана и подружились еще в 1970-е годы, в тюрьме), он признался в том, что лично выполнил приказ Риины и задушил двух сыновей Бушетты. Главный в истории мафии перебежчик заключил Канчеми в объятия и сказал: «Ты не мог не выполнить приказа. Я прощаю тебя, потому что знаю, что означает быть в Коза Ностре».

    Располагая показаниями новых pentiti, следователи быстро установили личности тех, кто совершил убийства Фальконе и Борселлино, устроил взрывы на материке, убил отца Пульизи, а также имена многих других преступников. Тем временем корлеонцы сеяли террор внутри Коза Ностры, дабы лишить мужества любого, кто возражал против диктуемой ими стратегии массовых убийств. Но один за другим они падали, сраженные самым безотказным оружием, которое имелось в арсенале мафиози, – выдачей властям. В июне 1995 года полиция ворвалась в квартиру в центре Палермо и арестовала Леолуку Баджареллу. Не прошло и трех лет, как был схвачен второй «босс боссов». А в мае следующего года, через четыре месяца после того, как по приказу Джованни Бруска был задушен и брошен в кислоту юный Джузеппе Ди Маттео, карабинеры оцепили дом неподалеку от Агриженто; в этом доме Бруска скрывался вместе со своей семьей. К тому времени, когда был схвачен Бруска, сицилийская мафия уже отказалась от стратегии массовых убийств и билась в судорогах жесточайшего в своей истории кризиса. Наконец настало время, когда Коза Ностра оказалась на грани полного уничтожения.

    «Дядюшка Джулио»

    Своим жестоким ответом на окончательный вердикт кассационного суда Коза Ностра подвергла опасности собственное будущее. Но в течение нескольких последних лет XX столетия итальянское общественное мнение в большей степени испытывало интерес к прошлому мафии. Ведь драматические события 1992-1993 гг. грозили выставить на всеобщее обозрение историю тайных соглашений политиков и мафиози. Некоторым казалось, что темные страницы итальянской истории вот-вот будут открыты в подвалах здания палермского суда. В октябре 1995 года человек, который в течение четверти века оставался самым влиятельным итальянским политиком, пошел под суд за сотрудничество с мафией. Этим человеком был непревзойденный Джулио Андреотти – христианский демократ, который семь раз избирался на пост премьер-министра Италии. Пресса называла этот суд не иначе как судебным процессом века.

    Драма Андреотти началась 12 марта 1992 года, с убийства Сальво Лимы. Большое значение имеет тот факт, что самой первой жертвой войны, развязанной Рииной против итальянского государства, стал не судья или полицейский, а политик из партии ХД. Лишь спустя несколько недель были убиты Фальконе и Борселлино. Лима, который в прошлом был одним из «младотурков», возглавлял кампанию по «разорению Палермо» и доставал для Томмазо Бушетты билеты в оперу, стал жертвой казни, совершенной с пугающей эффективностью. Он выехал на машине с шофером из своего дома в Монделло (прибрежный пригород Палермо) и направлялся в Палермо, когда в него выстрелил проезжавший мимо мотоциклист. Пули пробили лобовое стекло и одно из колес. Последними словами Лимы были: «Они возвращаются! Madonna sandal Они возвращаются!» Он выбежал из машины, но успел пробежать лишь тридцать метров, прежде чем киллер, который соскочил с мотоцикла, догнал его, выстрелил в спину, а затем сделал контрольный выстрел в затылок.

    Позднее один pentito поделился своими соображениями относительно мотивов убийства этого, как он выразился, eminence grise1 сицилийского отделения ХД.

    «Лима гарантировал, что в Риме все будет улажено..! Причины в том, что Сальво Лима не выполнил обещаний которые дал в Палермо, не обеспечил их исполнение. Какое-то время, во всяком случае, я так слышал, Сальво Лима действительно советовал не беспокоиться… а потом- сами видите».

    Очевидно, речь шла о том самом вердикте кассационного суда, который Лима обещал «уладить в Риме». Нет оснований утверждать с полной определенностью, что он действительно давал столь безрассудные обещания. Важно то, что Риина сумел заставить своих людей поверить, что такие гарантии были предоставлены. Многие из pentiti, которые во время террористической кампании 1992-1993 гг. перешли на сторону властей, подтверждали участие Лимы в делах мафии. С конца 1950-х годов, то есть со времен братьев Ла Барбера, он был посредником между сицилийским преступным миром и правительством, причем как местным, так и национальным. Таким образом, с точки зрения «людей чести», похороны Лимы были одновременно похоронами пакта между Коза Нострой и партией ХД, оформленного еще при доне Кало Вицини и «последнем бандите» Сальваторе Джулиано.

    На следующий день после похорон Лимы популярнейшая итальянская газета «La Repubblica» поместила на первой полосе карикатуру, которая убеждала в том, что это сенсационное убийство явно имело политическое значение. На ней был изображен человек в черном костюме, который, широко раскинув руки, лежал лицом вниз, а из горба на его спине торчал напильник. Любые сомнения по поводу личности этого человека улетучивались при взгляде на низко посаженное, напоминавшее формой летучую мышь ухо над левым плечом. Это, разумеется, был Джулио Андреотти, который уже приближался к трагическому финалу своего последнего срока пребывания на посту премьер-министра. Подпись к карикатуре представляла собой игру слов, разгадать которую было так же просто, как догадаться, что лежащий человек – Андреотти. Слово «напильник» по-итальянски звучит как una lima. Смысл заключался в том, что, по мнению газеты, настоящей целью атаки был не Сальво Лима, а премьер-министр Джулио Андреотти. Другими словами, эта карикатура говорила о том, что Коза Ностра вонзила нож в спину своему другу. В день, когда его убили, Лима ехал в отель «Палас», где ему предстояло уточнить последние детали пышного приема в честь Андреотти. Начиная с 1968 года, когда Лима стал членом парламента и поссорился с «вице-королем» Джованни Джойей, все его многочисленные сторонники встали под знамена фракции ХД, возглавляемой Андреотти. С конца 1940-х годов и до 1968 года Андреотти постоянно входил в состав правительства, поочередно занимая различные посты, но именно поддержка Лимы и его сицилийских сторонников оказалась решающим фактором, который позволил Андреотти сделать головокружительную политическую карьеру. Без этой поддержки Андреотти, вероятно, никогда не стал бы премьер-министром. Благодаря Лиме Андреотти превратился в самого влиятельного итальянского политика. Ни один правящий кабинет не формировался без его одобрения.

    В день похорон Лимы многие видные деятели ХД постарались держаться подальше от Палермо, точно так же, как и лидеры других партий, действующий президент республики и спикеры обеих палат парламента. Некоторые газеты истолковали этот факт как желание властей подчеркнуть, что они не считают обладающего сомнительной репутацией Лиму «своим». По времени его убийство совпало с необычайно щекотливой политической ситуацией. На пятое апреля было намечено проведение общенациональных выборов, которые, как все знали, должны были определить контуры будущего Италии после окончания «холодной войны». Повсюду предрекали, что главой государства, то есть президентом республики, станет Андреотти. Вполне понятно поэтому, что Андреотти оказался в фокусе внимания средств массовой информации, когда приехал на похороны своего друга. Обычно ироничный и невозмутимый, он был бледен и явно ошеломлен. Перед телевизионными камерами он громогласно защищал репутацию Сицилии: «Нельзя отождествлять остров и мафию». В интервью он довольно путано объяснял причины гибели Лимы, которые в его изложении выглядели как помесь теории заговора с элементами мифа о Cavalleria rusticana. Как и вся Сицилия, Лима стал жертвой клеветнической кампании, утверждал Андреотти. «Клеветники хуже убийц. Или, по крайней мере, столь же отвратительны. На моего друга Лиму клеветали десятилетиями». Нападки на репутацию Лимы были прелюдией к политическому убийству, заявлял он. Возможно, оно преследовало цель создать почву для тоталитарного переворота. Отвечая на вопрос, считает ли он, что это убийство является адресованным ему предупреждением, Андреотти сказал, что не знает: «События, которые происходят на Сицилии, истолковывают совершенно по-разному, но зачастую они остаются малопонятными».

    Насколько «малопонятными» считал Андреотти происходившие на Сицилии события, должно было прояснить сенсационное судебное разбирательство, проходившее в подвалах здания палермского суда. В том году, когда погиб Лима, а вся страна была взбудоражена убийствами Фальконе и Борселлино и ошеломлена коррупционным скандалом, который вызвали разоблачения в ходе операции «Чистые руки», прокуратура Палермо запросила у итальянского сената разрешения открыть уголовное дело на Джулио Андреотти «за преднамеренное участие в защите интересов и достижения целей преступного сообщества, известного как Коза Ностра. Под впечатлением убийств Фальконе и Борселлино Томмазо Бушетта, как и те мафиози, которые совсем недавно перешли на сторону властей, стал рассказывать о политических связях мафии. В показаниях постоянно повторялись имена Сальво Лимы и Джулио Андреотти.

    Против Андреотти были выдвинуты убийственные обвинения. Утверждалось, что самый влиятельный политик 1970-х и 1980-х годов участвовал в конфиденциальных деловых встречах с мафиози такого масштаба, как Стефано Бонтате, Тано Бадаламенти, по прозвищу Сидящий громила и Микеле Греко по прозвищу Папа; что Стефано Бонтате даже передал Андреотти в качестве подарка картину. Основное внимание средства массовой информации сосредоточили на том факте, что во время одной из случайных встреч Андреотти целовался с Коротышкой Рииной. Указывали и на то, что внутри Коза Ностры Андреотти обычно называют «дядюшкой Джулио». Куда серьезнее выглядело обвинение в том, что он пытался назначить Убийцу Вердиктов судью Карневале, председательствующим на заключительных слушаниях «максипроцесса». В своем заключении обвинение утверждало, что Андреотти, «упиваясь властью, вступил в соглашение с мафией», но ему не удалось выполнить обещаний, которые он дал мафиози. Поэтому они сначала отомстили его союзнику, Сальво Лиме, а затем подступились и к нему самому. Некоторые перебежчики уверяли, что Риина планировал убить Андреотти или одного из его детей.

    В октябре 1999 года Андреотти был признан невиновным. Заявления перебежчиков признали слишком неопределенными и противоречивыми, чтобы стать доводом в пользу обвинительного приговора. Но объяснение, которым судьи мотивировали свое решение, вряд ли является серьезным доводом в пользу невиновности Андреотти. Более того, оно лишь усилило волновавший общественное мнение интерес к прошлому Италии.

    Доводы в защиту человека, который семь раз занимал кресло премьер-министра, в сущности, сводились к тому, что Андреотти не проявлял прямого участия в делах мафии, что он только позволял своему «оклеветанному» помощнику Лиме самостоятельно улаживать вопросы местной политики, тогда как сам сосредоточился на вопросах общенационального масштаба. Андреотти не причастен к тому, что Лима и ему подобные все глубже погружались в опасную криминальную трясину. Другими словами, один из умнейших и влиятельнейших государственных деятелей Италии делами доказывал, что считает Сицилию «малопонятной».

    Судьи сочли такую защиту малоубедительной, а некоторые доводы – даже лживыми. Лима десятки раз упоминался в документах комиссии по расследованию преступлений мафии. Судьи сошлись на мнении, что и до, и после того, как Лима в 1968 году вступил во фракцию Андреотти, он хвастливо заявлял одному из людей, близких к Андреотти, что у него налажены связи с Томмазо Бушеттой. В 1973 году Андреотти склонялся к тому, чтобы помочь банкиру Микеле Синдона спасти бизнес и уйти от обвинений в уголовных преступлениях, которые угрожали ему как в Италии, так и в США. Имелись и свидетельства того, что Андреотти не испытывал сомнений, принимая в 1976 году в свою фракцию «нахального корлеонского казнокрада» Вито Чианчимино. Судьи признали, что Андреотти «неоднократно проявлял равнодушное отношение к порочным связям (Чианчимино) с преступными структурами».

    Суд обнаружил и еще одно доказательство бесчестного поведения Андреотти, связанное со сбором налогов, которым занимались кузены Сальво – Игнацио и Нино. Судьи заявили, что оба этих человека «органично вписывались в Коза Ностру. (Нино умер своей смертью во время судебного разбирательства, а Игнацио получил мягкий приговор, но затем, в сентябре 1992 года, был застрелен по приказу Риины за то, что не сумел защитить Коза Ностру от судьи Фальконе). Утверждению Андреотти о том, что он якобы не был знаком с кузенами Сальво, «недвусмысленно противоречили» имевшимся уликам. Так, в ходе следствия были обнаружены совместные фотографии. Судьи предположили, что самым правдоподобным объяснением нежелания Андреотти откровенно признаться в контактах с кузенами Сальво является стремление защитить собственную репутацию.

    Но неубедительность доводов защиты Андреотти не была признана свидетельством того, что он систематически и преднамеренно действовал в интересах Коза Ностры.

    За апелляцией обвинения в мае 2003 года последовало подтверждение вердикта о невиновности. В конце июля сделанные судьями разъяснения относительно повторного оправдания были переданы на хранение в канцелярию суда Палермо. Согласно выдержкам, опубликованным в национальной прессе (которые на момент написания моей книги были единственными доступными отрывками из этих разъяснений), судьи постановили, что Андреотти «предоставил себя в распоряжение мафиози и до весны 1980 года, бесспорно, поддерживал с нею надежные, дружеские отношения». До указанной даты у него были «дружеские и прямые связи (с «людьми чести») через Сальво Лиму и его кузенов». В основе этих связей лежал «обмен информацией и широкая электоральная поддержка фракции Андреотти в парламенте. После 1980 года Андреотти демонстрировал «более активное, чем когда-либо ранее, участие в антимафиозной деятельности», причем степень этого участия была настолько высока, что он подвергал опасности и собственную жизнь, и жизни членов своей семьи. (Как часто указывал сам Андреотти, он был премьер-министром в 1991 и 1992 годах, то есть как раз тогда, когда Фальконе работал в министерстве юстиции).

    По мнению членов апелляционного суда, переломный момент в отношениях Андреотти с Коза Нострой наступил в самом начале «сезона охоты на высокопоставленных политиков», после того как в январе 1980 года был убит председатель сицилийского регионального отделения ХД Пьерсанти Маттарелла. Когда-то Маттарелла был связан со Стефано Бонтате и другими мафиози. (На самом деле его отец тоже был христианским демократом, занимался политикой и был известен своей близостью к мафии: именно он был тем самым министром, который еще в 1957 году якобы устроил пышный прием в римском аэропорту прилетевшему из Америки Джо Банану). Но когда в конце 1970-х годов мафия резко ужесточила свои методы, Пьерсанти Маттарелла стал понимать, какими опасностями чреваты связи его партии с организованной преступностью. Важнее всего то, что он попытался освободить от влияния мафии систему распределения финансируемых государством контрактов, которая находилась в ведении местной администрации. Когда Андреотти услышал о планах убить Маттареллу, он, как утверждают судьи, встретился с Бонтате и другими влиятельными «людьми чести» и убеждал их не делать этого. После гибели Маттареллы Андреотти снова встретился с Бонтате, но ему недвусмысленно дали понять, что Коза Ностра считает себя свободной от каких-либо «дружеских обязательств». По мнению судей, Андреотти ни на одном из этапов своего сотрудничества с мафией не сообщал властям о происходящем, не попытался спасти жизнь Маттареллы или предать его убийц в руки правосудия. Узнав от журналистов, в чем его обвиняют, Андреотти заявил, что необходимо рассматривать эти обвинения в контексте всего содержания судебного постановления.

    От обвинительного приговора за связи с Коза Нострой Андреотти спасло то обстоятельство, что в Италии действует закон о сроках давности: все это случилось слишком давно. Выводы судей сводились к тому, что Андреотти должен «ответить перед историей». Бывший премьер-министр заметил, что «меня интересует лишь конечный результат, а в этом случае конечный результат положительный. А что до всего остального, то Бог с ними». Решать, подавать ли апелляцию в кассационный суд, чтобы спасти его репутацию, он предоставил своим адвокатам.

    Оба судебных постановления очевидно указывают на то, что, вопреки всем его утверждениям о малопонятное Сицилии, Андреотти понимал ее достаточно хорошо для того, чтобы держаться своих политических союзников даже тогда, когда ему стало известно по меньшей мере о нескольких совершенных ими злодеяниях. Итальянская демократия серьезно подорвана тем фактом, что в течение столь длительного времени такое количество избирателей оказывало доверие человеку, который подозревался в традиционном использовании мафии как инструмента политического давления на органы местного самоуправления.

    Когда я писал эти строки, Андреотти признали-таки виновным по решению независимого суда и приговорили к двадцати четырем годам тюремного заключения за то, что он приказал мафии убить журналиста, шантажировавшего его в 1979 году. Сейчас бывший премьер-министр является пожизненным сенатором и не сядет в тюрьму, пока обвинение не будет подтверждено кассационным судом, куда уже подана апелляция. Многие из наблюдателей, которые ознакомились с доказательствами, считают маловероятным, что его виновность подтвердится.

    Годы, в течение которых продолжался суд над Андреотти, выдались для Коза Ностры спокойными. Италия очнулась от апатии, только столкнувшись со зверствами начала 1990-х годов. Страну успокоили арестами Риины, Баджареллы и Бруски. И похоже, что скоро Италия снова погрузится в сон, когда узнает об оправдании Андреотти. Когда нет громких убийств, может показаться, что Сицилия расположена очень далеко от Милана или Рима. Но в наступившей тишине Коза Ностра приступила к модернизации своих структур. С тех пор как был схвачен Lo scannacristiani, Италия находится в таком состоянии, что вот-вот упустит историческую возможность разгромить мафию.

    Знакомство с Трактором

    Бернардо Провенцано принадлежит настоящий рекорд. Он находится в розыске по обвинению в убийстве с того самого дня (10 сентября 1963 года), когда он принял участие в нападении на одного из рядовых членов группировки, возглавляемой Микеле Наварра по прозвищу Наш Отец. Это нападение состоялось в Корлеоне. Невероятно, но факт: уже сорок лет он ускользает от правосудия. И, как прежде Риина, он почти наверняка провел большую часть этих лет на западе Сицилии. В Италии он больше всего известен по фотороботу полиции, поскольку на самом свежем фото, которое имеется в распоряжении полицейских, он предстает неловким двадцатишестилетним молодым человеком с набриолиненными волосами. Эта фотография сделана в сентябре 1959 года. Пожалуй, нет более яркого примера того, что означает на практике территориальный контроль мафии, чем вечная способность Провенцано ускользать от ареста.

    На протяжении последних четырех десятилетий роль Провенцано внутри Коза Ностры существенно недооценивалась. Одно время считалось даже, что он мертв. На самом деле одним из показателей того, насколько его недооценили, является его прозвище – Трактор. Об этом узнали благодаря показаниям Антонио Кальдероне, одного из важнейших перебежчиков, которые перешли на сторону властей в 1980-е годы. Задержанный на другом конце острова, в расположенном на востоке Сицилии городе Катанья, он заявил, что Провенцано мало чем отличался от безжалостного убийцы и гораздо менее хитер, чем Коротышка Риина. Однако более информированные pentiti опровергли эти слова. Трактор более известен корлеонцам как Бухгалтер или zu Binnu – «Дядюшка Берни». Говорят, что в отношении бизнеса и политики Провенцано отличается большей сообразительностью, нежели Риина. Доктор Джоакино Пеннино – политик партии ХД, светский лев и мафиозо, ставший в 1994 году свидетелем обвинения, утверждал, что именно Провенцано был гарантией успешной политической карьеры «нахального казнокрада» Вито Чианчимино. В 1981 году и сам Пеннино время от времени размышлял вслух о том, чтобы избавиться от группы Чианчимино в городском совете Палермо. Его вызвали на встречу с Дядюшкой Берни, который без обиняков велел Пеннино «заткнуться и не дергаться».

    В течение многих лет Провенцано находился в тени Риины. Когда Риину полностью поглотила война с государством, Провенцано без лишнего шума укреплял деловые и политические связи, которые всегда обеспечивали сицилийской мафии солидный доход. Он начинал свою деловую карьеру как сборщик долгов в фирме, предоставлявшей ссуды. Эту фирму открыл Лучано Леджио, чтобы пускать в оборот деньги, полученные с торговли наркотиками. Потом Провенцано подвизался в сфере здравоохранения, строительства и (Тони Сопрано было бы любопытно об этом узнать) переработки мусора. Как и большая часть экономики Сицилии, эти сферы преимущественно входили в государственный сектор, а значит, в них господствовали компании, имевшие хорошие связи с политиками.

    Но Дядюшка Берни, разумеется, был далек от роли пассивного наблюдателя. Как давнего члена Комиссии, его заочно приговорили к пожизненному заключению за участие в убийствах некоторых высокопоставленных деятелей, в том числе Фальконе и Борселлино, а также за планирование серии взрывов, прогремевших в 1993 году по всей Италии. В начале 1990-х годов Провенцано затеял войну между Коза Нострой и новой бандитской «ассоциацией», орудовавших в южной и восточной части Сицилии. Первоначально эти банды состояли из тех «людей чести», которых изгнали из Коза Ностры. Они называли себя stidda, что можно перевести и как «яркая звезда», и как «неудачник». Многие из жертв войны Провенцано (300 человек за три года только в провинции Агриженто) оказались подростками-боевиками, которых за мизерные деньги нанимали stiddari. Сменив арестованного в 1995 году Леолуку Баджареллу на посту «босса боссов», Провенцано изменил стратегию Коза Ностры. Судьи назвали его стратегию «погружением», поскольку главной ее целью было вывести Коза Ностру из поля зрения итальянского общественного мнения. Как только Провенцано взял власть в свои руки, убийства видных государственных деятелей сразу же прекратились. А те, кого все-таки убивают (интересно, что почти все они – бизнесмены), умирают вдали от больших городов. При руководстве Провенцано в Палермо и Катанье резко сократилась даже уличная преступность. Судья Роберто Скарпинато, специализирующийся на связях между организованной преступностью, бизнесом и политикой, утверждает, что Дядюшка Берни уловил главное правило постиндустриального общества: «То, что не существует в средствах массовой информации, не существует и в реальности».

    Бывший мафиози, знававший Провенцано, говорит, что тот отличался гораздо большей терпимостью в руководстве, чем Риина и в гораздо большей степени был склонен делиться прибылью. Внутри мафии он известен своей присказкой: «Mangia е fai mangiare» – «Ешь сам и дай есть другим». Некоторые из перехваченных деловых писем «босса боссов» дают представление о стиле его руководства: «Заканчивая письмо, уверяю Вас в том, что нахожусь в полном Вашем распоряжении. Желаю Вам самого наилучшего и передаю свои самые теплые пожелания Вам и Вашему отцу. Да благословит и сохранит Вас Господь». Коза Ностра остается централизованной, но в ней уже нет той диктатуры, какая была при Коротышке Риине. Провенцано считает своей главной целью поддерживать внутренний мир.

    Помимо прочего, Коза Ностра Дядюшки Берни вернулась к рэкету, который всегда был одной из важнейших сфер ее деятельности. За последние несколько лет значительно возросло давление мафии на легальный бизнес, от которого вновь требуют платить pizzo. Различные виды рэкета хорошо вписываются в стратегию «погружения», потому что мафиози в этом случае крайне редко приходится прибегать к таким крайним и вызывающим мерам, как убийства. Поджога, избиения или «показательного» ограбления обычно бывает вполне достаточно для того, чтобы переубедить всякого, кто не желает, чтобы к нему залезали в карман.

    «Покровительство» является и главным способом получения контрактов на проведение общественных работ. В июле 2002 года национальный распорядительный орган общественных работ опубликовал свидетельства того, что на Сицилии систематически разрушается созданная для предотвращения коррупции система «слепых заявок». По подсчетам главного прокурора Палермо, 96% государственных контрактов было заключено с заранее выбранными подрядчиками.

    Ныне значительная доля государственных расходов Сицилии финансируется Европейским союзом из Брюсселя, а не итальянским правительством в Риме. «Программа 2000» – план ЕС по ускорению развития беднейших частей континента; по этому плану бюджет Сицилии предусматривает расходы на сумму 7586 миллиардов евро в течение 5 лет, с 2000 по 2006 год, с целью «значительно и не нанося ущерба окружающей среде снизить экономические и социальные диспропорции, создать условия для длительной конкурентоспособности и полного и свободного доступа к работе, руководствуясь принципами защиты окружающей среды и равных возможностей». Вполне естественно, что новая, «погрузившаяся на дно» Коза Ностра не разделяет этих взглядов на устойчивое развитие Сицилии, во всяком случае, если судить по записанной с помощью средств прослушивания беседе мафиози, которая состоялась летом 2000 года: «Они советуют всем не поднимать шум и не привлекать внимания, потому что мы собираемся поживиться за счет этой Программы». Запись заставляет вспомнить о том, что Сальво Лима в течение двенадцати лет, то есть вплоть до момента, когда его застрелили, был членом Европарламента.

    На Сицилии больше нет фабрик по очистке героина. В последнее время наблюдается тенденция изготовлять наркотики там, где выращивают мак. Но Сицилия все еще остается главным перевалочным пунктом на пути к североамериканскому рынку. После того как в 1981-1982 годы были ликвидированы главные наркодилеры, корлеонцы немедленно передали так называемые «лицензии» оставшимся, чтобы те действовали от их имени. Есть сведения о связях в сфере наркобизнеса, существующих между сицилийской мафией и новыми преступными организациями Восточной Европы. Итальянские и российские секретные службы слышали о первой, случайной встрече между влиятельными «людьми чести» и российской мафией. Эта встреча состоялась в 1992 году в Праге. Похоже, что состоялась и вторая встреча (на которой речь снова шла о торговле наркотиками и оружием) в Швейцарии, на которой присутствовали и американские мафиози.

    Утаить доходы от всей этой противозаконной деятельности, пустить их в оборот, перевести в офшор или куда-либо вложить теперь намного легче, чем это было во времена Стефано Бонтате, Тото Риины и «Божьих банкиров». Будь то торговля цитрусовыми или международные финансы, мафия всегда могла воспользоваться опытом высококвалифицированных специалистов. Ныне эта тенденция только усилилась, поскольку сыновья и дочери «людей чести» получают образование, вполне достаточное для того, чтобы самим стать юристами, банкирами и коммерсантами.

    Главное достижение Провенцано заключается в том, что он сумел приостановить массовый переход мафиози на сторону властей. Он отказался от политики искоренения отступников и их семей, вместо этого стал подкупать тех, кто подался в свидетели обвинения, чтобы уговорить их отречься от своих показаний и вернуться в лоно единомышленников. В то же самое время Провенцано начал проявлять заботу о заключенных, вернул ей традиционно высокое место в списке приоритетов Коза Ностры. В хаосе середины 1990-х годов многие из взятых под стражу «людей чести» не получали своего жалования. Некоторое представление о том, как боссы отреагировали на эту проблему, дают выдержки из писем, которые находившийся в тюрьме босс клана Бранкаччо писал одному из своих помощников:

    «Двадцать наших людей разорили эти суды. У них нет средств для того, чтобы выжить. Значит, надо найти возможность предоставить каждому из них 3 или 4 квартиры, чтобы обеспечить им и их семьям сносное будущее…

    Ребята в тюрьме всегда спрашивают меня, почему после того как меня арестовали, были урезаны суммы ежемесячных выплат… Я имею в виду, что два миллиона (600 фунтов. – Лет.) в месяц едва ли покрывают сумму… Я платил пять миллионов (1500 фунтов. – Лет.)… Настоятельно советую тебе платить по меньшей мере столько же, сколько платил я… Когда я стоял у руля, у нас был фонд ежегодных выплат в размере двухсот миллионов (66 тысяч фунтов. – Лет.) и где-то от миллиарда до полутора миллиардов (330-500 тысяч фунтов. – Лет.) шло на дополнительные выплаты… Те, кто занимается строительством, должны предоставить ребятам квартиры… Любого, кто будет препятствовать, надо заставить платить. А кто воспользуется тем, что ребята оказались за решеткой, тот бесчестный подонок».

    При Провенцано был воссоздан фонд оказания помощи заключенным, формировавшийся за счет отчислений части доходов всеми подразделениями Коза Ностры. Поэтому, как указывает влиятельный судья Гвидо Ло Форте, не удивительно, что «между выгодами, которое предлагает государство, и теми, которые гарантирует мафия, заключенные выбирают последние».

    Во время кризиса 1990-х годов, когда казалось, что Коза Ностра вот-вот потерпит полное поражение, мафиози-отцы весьма неохотно позволяли своим сыновьям вступать в организацию. Теперь возобновились обряды посвящения, хотя отбор кандидатов стал более тщательным. Чтобы воспрепятствовать проникновению потенциальных отступников, отдается предпочтение молодым людям из семей с давними мафиозными традициями. Как говорит Скарпинато, «семейные узы являются иммунитетом от сотрудничества с государством».

    Провенцано собрал вокруг себя плеяду боссов старшего поколения, в отличие от Риины, который приближал к себе молодых убийц. Ярким примером последних может служить Джованни Бруска. Иногда следственные судьи называют возглавляемую Провенцано Комиссию «сенатом». Причиной тому возраст ее членов, которым, за незначительными исключениями, всем уже далеко за пятьдесят, а то и шестьдесят. Эти перемены также вызваны опасениями перед потенциальными отступниками. «Люди чести» солидного возраста больше думают о будущем: у них есть дети, о которых надо заботиться, и наследство, которое надо передать этим детям.

    Связи внутри кланов мафии и mandamenti тоже стали намного более закрытыми, и только немногие «люди чести» выполняют роль каналов связи между отдельными группами. Похоже, что у «людей чести» вошло в привычку скрывать занимаемое ими положение даже от других мафиози.

    Реакция Провенцано на кризис, спровоцированный перебежчиками, оказалась единственно правильной. С 1997 года только один занимавший довольно высокое положение «человек чести» решился стать свидетелем обвинения (о нем будет сказано ниже). Между тем законодатели пытаются ввести строгий контроль за pentiti. Так называемое pentitisimo является весьма спорным оружием судебных слушаний. Вердикт первого суда над Андреотти укрепил позиции тех, кто считает, что отступникам, в сущности, нельзя доверять. В ходе этого дела возникли разногласия, вызванные тем, что один из важнейших свидетелей обвинялся в убийстве другого гангстера, но находился под защитой полиции. С тех пор были урезаны льготы, которые судьи могут предложить отступникам в обмен на их показания. Любые сведения, предоставленные отступником более чем через шесть месяцев после ареста, теперь считаются не заслуживающими внимания. Проблема в том, что шесть месяцев – слишком малый срок для того, чтобы сведения о продолжающейся изо дня в день преступной деятельности могли устареть.

    Провенцано установил pax mafiosa, дабы выиграть время и перестроить организацию, подвергшуюся серьезной опасности в 1980-е годы и в начале 1990-х. Поскольку пушки Коза Ностры на время умолкли, некоторые комментаторы даже высказывали предположение, что мафия умирает и что новый мир Интернета и глобализации слишком современен для того, чтобы в нем мог существовать «полуграмотный головорез» Провенцано. Но за минувшие полтора века мафия успешно отвечала на все вызовы современности, среди которых были и капитализм, и возникновение единого национального государства, утверждение демократии, взлеты и падения великих идеологий (социализма и фашизма), мировые войны, индустриализация и деиндустриализация. Ни девятнадцатый, ни двадцатый век не могли предложить ничего такого, с чем не сумела бы справиться сицилийская мафия. Впрочем, есть небольшая надежда на то, что, продолжая полагаться на традиционные методы, Коза Ностра не сумеет ответить на вызовы двадцать первого века. Но эта надежда невелика. Судья Скарпинато называет мафию «коллективным разумом, способным учиться на собственных ошибках, адаптироваться и противостоять различным методам, используемым в борьбе с ним».

    Судьба этого «коллективного разума» все еще под вопросом. Противодействие, которое оказывает Коза Ностре итальянская правоохранительная система, теперь стало более согласованным и эффективным, чем когда-либо прежде. Например, в июле 2002 года, воспользовавшись миниатюрными маячками глобальной системы навигации и определения местоположения (GPS), вмонтированными в автомобили подозреваемых, полиция арестовала группу людей, которая оказалась Комиссией Коза Ностры в провинции Агриженто. Был арестован весь состав этой Комиссии – пятнадцать человек, в том числе врач, аристократ и член провинциального совета. Предполагалось, что боссы собрались, чтобы избрать нового главаря.

    Но, как часто бывало в прошлом, судьба сицилийской мафии в большей степени зависит не от правоохранительной системы, а от политики, которая оказывает влияние как на равновесие сил внутри мафии, так и на ее связи с избранными народом представителями. Перед Бернардо Провенцано стоит важнейшая политическая задача. Он должен найти способ урегулировать конфликт интересов между боссами, которые все еще на свободе, и исторически сложившейся руководящей группой корлеонцев: людей подобных Риине и Баджа-релле, людей, которые не стали свидетелями обвинения и уже почти десятилетие отбывают пожизненное заключение. Боссам, которые на свободе, нужны мир и «погружение», чтобы осуществить долгосрочную стратегическую программу восстановления мафии. Боссам, которые за решеткой, срочно требуются изменения в законодательстве, в первую очередь реформа условий тюремного заключения (так называемый закон 41-бис), которые не позволяют им действовать из тюрьмы, а также изменение законов о конфискации имущества и даже отмена прецедентов, утвержденных на «максипроцессе», возможно, через законы с обратной силой, снижающие ценность показаний перебежчиков. Другими словами, требования, которые в 1980-е и 1990-е годы привели к войне с государством, все еще не удовлетворены.

    Спустя десятилетие после гибели Фальконе и Борселлино и взрывов бомб в итальянских городах некоторые наблюдатели опасаются, что Коза Ностра уже нашла наделенного властью человека, который готов ей дать то, что она хочет.

    Мажордом и специалист по рекламе

    Шестнадцатого апреля 2002 года был арестован Антонио Джуффре, нынешний главарь mandamento Каккамо по прозвищу Manuzza (Маленькая рука). Этим прозвищем Джуффре обязан своей правой руке, изувеченной несчастным случаем на охоте. Говорят, с тех пор он научился левой заряжать дробовик и стрелять. На заброшенной ферме, где скрывался Джуффре (при нем был заряженный пистолет, шесть тысяч евро наличными, а также образа Падре Пио, Сердца Христова и Мадонны), была обнаружена продуктовая сумка, заполненная письмами, адресованными Бернардо Провенцано. Некоторые предприниматели использовали даже свои фирменные бланки для того, чтобы обратиться к Дядюшке Берни с просьбой об услуге.

    В июне, поняв, что его предали, Джуффре стал сотрудничать со следствием: «Я был помощником Провенцано, моя работа состояла в том, чтобы перестроить Коза Ностру». Самое поразительное, что сообщил Джуффре, – что в 1993 году у Коза Ностры состоялись «прямые контакты» с представителями знаменитого Сильвио Берлускони, этого вечно загорелого итальянского медиамагната с улыбкой эстрадного певца.

    В том же самом 1993 году Коза Ностра организовала целую серию взрывов в материковой части Италии. Берлускони был занят формированием новой политической партии, которая должна была заполнить политический вакуум, образовавшийся после разоблачений коррупционеров в ходе операции «Чистые руки». Согласно Джуффре, предметом обсуждения на встрече между людьми Берлускони и Коза Нострой была возможность создания альянса между мафией и формируемой Берлускони партией, которую назвали «Forza Italia» («Вперед, Италия!»)

    В следующем году Берлускони привел альянс к победе на общенациональных выборах. Но союз оказался кратковременным и рухнул в конце 1994 года. В мае 2001 года, за год до ареста Джуффре, «Forza Italia» добилась триумфа на выборах, и Берлускони стал премьер-министром, за которым стояло внушительное парламентское большинство. Человек, которому нравится, когда его называют il cavaliere (рыцарь), является к тому же и богатейшим итальянцем, состояние которого на время выборов 2001 года оценивалось в 10,3 миллиарда долларов. Помимо всего прочего, ему принадлежат три основных общенациональных телеканала, а также издательская империя. Никто со времени Муссолини не обладал такой властью над Италией и, более того, над Сицилией. Сторонники возглавляемого «Forza Italia» альянса занимают все места в парламенте острова.

    Многие данные указывают на то, что с 1994 года мафиози предписывают своим людям голосовать за кандидатов от партии «Forza Italia». Если вспомнить, как мафия действовала в течение последних полутора столетий, в этом нет ничего удивительного или позорного: политики, обладающие властью, неминуемо становятся самыми уязвимыми жертвами организованной преступности. Известно, что в 1980-е годы Коза Ностра, разочаровавшаяся в христианских демократах, столкнулась с безрадостной перспективой поиска нового политического представителя своих интересов. В конце 1980-х годов мафия сделала деловое предложение социалистической партии. Затем, в начале 1990-х, Коротышка Риина стал обсуждать возможность создания нового движения сицилийских сепаратистов, причем он собирался воспользоваться имевшимися у него деловыми и политическими связями с масонами: «Коза Ностра возрождает мечту о независимости, о том, чтобы стать во главе отдельной части Италии, о своем собственном, то есть о нашем с вами государстве», – цитировал его слова один из перебежчиков. Считается, что, с точки зрения влиятельных боссов Коза Ностры, появление в 1993-1994 годах «Forza Italia» предлагало еще более приемлемое решение: требовалось установить тесные отношения с партией, которая собиралась занять центральное место на итальянской политической сцене, какое когда-то занимала партия ХД.

    Существует много причин не слишком доверять показаниям Маленькой руки, а также избегать всяких отождествлений сицилийского филиала «Forza Italia» с Коза Нострой. Никто в Италии не станет всерьез утверждать, что Берлускони является членом мафии или что его победы на выборах – прямое следствие поддержки мафии. В этом отношении история мафии дает нам наглядный урок: даже в период наивысшего расцвета, то есть в 1970-е и 1980-е годы, Коза Ностра не имела в распоряжении такого количества голосов, какое позволило бы сотрудничавшей с ней политической партии одержать убедительную победу. Своим триумфом Берлускони в большей степени обязан недовольству, которое вызывали его предшественники, эффективной предвыборной кампании и щедро раздаваемым обещаниям.

    Голословные обвинения Джуффре можно трактовать как домыслы, или как пропаганду, с помощью которой вожаки Коза Ностры убеждают рядовых членов организации. Адвокаты Берлускони называют показания этого pentito «скопищем слухов». Но магистраты Палермо вполне серьезно относятся к словам Джуффре, поскольку считают, что они, возможно, отражают последствия весьма примечательных событий почти тридцатилетней давности, которые связывают одного из ближайших помощников Берлускони с Коза Нострой.

    В 1974 году Берлускони искал конюха и мажордома для своего поместья Аркоре, расположенного неподалеку от Милана. Он обратился за советом к Марчелло Дель Утри, который после необычайно стремительного восхождения к вершинам финансового мира Сицилии переехал в Милан, где стал доверенным помощником Берлускони в сфере бизнеса. (Позднее Дель Утри стал главой «Публиталии» – высокоприбыльного рекламного отделения финансовой империи Берлускони. Именно он в 1993 году выдвинул идею создания «Forza Italia»). Дель Утри рекомендовал палермца Витторио Маньяно, который впоследствии занимал должность мажордома в течение двух лет. Недавно Маньяно умер от рака, всего через несколько дней после того, как его приговорили к пожизненному заключению за два убийства. Выяснилось, что этот «мажордом» был «человеком чести» из клана Порта Нуова.

    История мажордома и специалиста по рекламе теперь является предметом судебного разбирательства, которое тянется в Палермском суде ассизов так долго, что большинство итальянцев уже забыло о нем. (Следует подчеркнуть, что Берлускони не является ответчиком, а выступает в роли свидетеля). Обвинение утверждает, что опасения Берлускони относительно того, что его детям грозит похищение, заставили Дель Утри обратиться к Маньяно за защитой. В ответ на эти обвинения Дель Утри заявляет, что он сначала не знал о криминальном прошлом Маньяно и что уволил его, как только узнал правду. Обвинение, напротив, считает, что именно в 1974 году начинались длительные отношения между Дель Утри и сицилийской мафией (сам Дель Утри это весьма энергично отрицает). И все же, согласно обвинению, он, рассказывая о своей роли делового партнера, признал, что был посредником между Берлускони и Коза Нострой, поскольку не хотел, чтобы его босс стал жертвой похищения. Впрочем, Дель Утри поспешил отказаться от своих слов – мол, прихвастнул для красного словца.

    Существует длинный список других обвинений, предъявляемых Дель Утри, в основе которых лежат предположения о его регулярных деловых отношениях с «людьми чести». Так, утверждается, что он пускал в оборот деньги, полученные от торговли наркотиками, и даже что в 1980 году Стефано Бонтате рассматривал возможность посвящения Дель Утри в члены мафии. Кроме того, считается, что он был посредником между Коза Нострой и коммерческим структурами группы Берлускони. В одном случае он, предположительно, обеспечивал перевод оплаты за охранные услуги, предоставленные мафией тем компаниям Берлускони, которые действуют на Сицилии. В другом случае, как утверждается, он содействовал вложению денег мафии в те компании, которые принадлежат Берлускони в Милане. Обвинение утверждает, что в начале 1980-х годов Коротышка Риина монополизировал контакты мафии с Дель Утри, чтобы через него воспользоваться тесными связями Берлускони с социалистической партией.

    Обвинение также полагает, что в начале 1990-х годов Дель Утри пытался заполучить 50% от суммы спонсорского контракта, заключенного между пивной компанией и владельцем баскетбольного клуба Трапани. Предполагают, что он пригрозил владельцу, когда тот отказался платить: «Советую вам крепко подумать. У нас есть и люди, и средства, чтобы убедить вас изменить свое мнение». Еще Дель Утри, который опровергает это пока голословное утверждение, обвиняется и в попытке убедить двух перебежчиков мафии дискредитировать магистратов, а трех других отступников «разоблачить» фиктивный сговор судей, которые якобы желают оклеветать Берлускони и Дель Утри. Это обвинение, как, впрочем, и другие, яростно оспаривает защита.

    Крайне запутанное дело Дель Утри потребовало длительного рассмотрения. По оценкам судей, оно будет вращаться вокруг свидетельств, которые затрагивают события начала 1970-х годов и являются гораздо более исчерпывающими, нежели голословные утверждения Джуффре. Все эти обвинения, разумеется, тщательно анализируются, и, может быть, в конце концов, будут признаны безосновательными. Но они неминуемо наводят на мысль, что в любом случае вынесенный судом вердикт будет иметь огромное значение. Если Дель Утри признают невиновным, многие сочтут, что, как это часто бывало в прошлом, обвинения в причастности к делам мафии использовались в качестве оружия политической борьбы, нацеленного на Берлускони и «Forza Italia». Такой вывод серьезно подорвет доверие как к судьям, так и к перебежчикам из мафии.

    Если же Дель Утри объявят виновным, тогда его печально известные деловые и политические связи с Берлускони поставят под вопрос правомочность выводов суда, сделанных в отношении самого Берлускони. Если Джуффре говорит правду, то в 1993 году Коза Ностра, используя Марчелло Дель Утри, пыталась получить гарантии того, что, оказавшись в правительстве, представители «Forza ltalia» займутся решением вопросов, особо интересующих мафию: отмена вердиктов «максипроцесса», закона о конфискации имущества и сурового закона 41-бис, определяющего условия тюремного заключения. Некоторые борцы с мафией уже готовы предположить (возможно, торопя события), что между сицилийской мафией и политической системой Италии в очередной раз было достигнуто освященное веками согласие. И наконец, если Дель Утри осудят, тогда на вопрос, знал ли Берлускони о деловых контактах своего специалиста по рекламе с «людьми чести», отвечать придется политической и, вероятно, судебной системе страны.

    Но даже если все утверждения Джуффре о якобы имевших место в 1993 году «прямых контактах» между «Forza Italia» и Коза Нострой окажутся безосновательными и даже если Дель Утри оправдают, это не лишит Коза Ностру повода для ликования. Ведь общеизвестно враждебное отношение Берлускони к тем судьям, которых он считает излишне самонадеянными и политически пристрастными. Тяжбы Берлускони с судами, вызванные голословными обвинениями во взятках чиновникам налоговой службы, в предоставлении фиктивных бухгалтерских отчетов и мошенничестве, широко освещались средствами массовой информации. В момент написания этой книги был принят предложенный им закон, согласно которому люди, занимающие пять высших должностей итальянского государственного аппарата, в том числе премьер-министр, получают право неприкосновенности и не могут подвергаться судебному преследованию в течение всего срока пребывания на посту. Первым результатом принятия этого закона стало прекращение судебного разбирательства по обвинению Берлускони в даче крупных взяток судьям ради благоприятного для себя решения спорного вопроса о приватизации. С точки зрения Берлускони, «красные» судьи проводят скоординированную кампанию его дискредитации, используя те же самые методы, какими, как он считает, они пользовались во время операции «Чистые руки», когда уничтожали демократические партии.

    Вот одна из причин того, почему важнейшей задачей «Forza Italia» в правительстве провозглашена реформа системы правосудия. В программе действий, объявленной министром юстиции Роберто Кастелли, говорится, что «в последние годы некоторые элементы судебной власти пытались занять те области деятельности, которые принадлежат политикам, и приложили усилия к тому, чтобы превратить правосудие в спектакль». План министра состоит в том, чтобы «вернуть ответственность за политику правосудия, особенно в области уголовного права, в орбиту ответственности демократического государства». Противники Берлускони опасаются, что цель этого плана состоит в передаче правосудия под контроль правительства.

    В своей борьбе с судьями Берлускони сосредоточил основное внимание на Милане, где сконцентрированы его деловые интересы, а не на Палермо. Тем не менее политика Берлускони может оказать значительное воздействие (пусть даже непреднамеренное) на противоположную часть полуострова. По всей вероятности, будет принят ряд мер, препятствующих выявлению финансовых операций Коза Ностры, в особенности закон, который значительно затруднит получение сведений о счетах в иностранных банках в качестве доказательств на судебных процессах.

    Помимо этих судебных реформ, мафия весьма одобрительно относится к планам Берлускони насчет государственных вложений в инфраструктуру Юга, особенно к плану строительства моста, связывающего Сицилию с материком. Судя по всему, Провенцано частенько произносил следующую фразу: «Вот черт! Ведь если они будут строить этот мост, то каждому что-нибудь перепадет». Хотя Коза Ностра всегда с энтузиазмом рассматривает перспективы участия в проектах, финансируемых государством, независимо от того, кто возглавляет правительство, противники Берлускони утверждают, что некоторые заявления, сделанные его командой, производят такое впечатление, будто они адресованы Дядюшке Берни, которому предлагают принять участие в этих проектах. В августе 2001 года министр инфраструктуры Пьетро Лунарди вызвал настоящую бурю возмущения, заметив, что Италии придется «научиться жить с мафией; каждому следует самостоятельно разобраться с проблемой преступности».

    Некоторые члены партии Берлускони не скрывают враждебного отношения к pentiti, которых обвиняют в том, что они являются орудиями в руках политизированных судей и что они выполняют тайный план дестабилизации политической системы Италии. Прикрываясь стремлением гуманизировать пенитенциарную систему, политики из партий, входящих в правящую коалицию, выступили с идеей предложить мафиози более легкие условия тюремного содержания в обмен на «отстранение» от Коза Ностры (но не на согласие стать свидетелями обвинения). Есть основания считать, что возглавляемое Провенцано крыло Коза Ностры вполне могло бы пойти на такую сделку. В марте 2002 года босс Пьетро Алигьери, который сейчас изучает в тюрьме теологию и о котором известно, что он был весьма близок к Провенцано, написал прокурору письмо с просьбой о переговорах. Он предлагал, чтобы «люди чести» подвергались менее суровым наказаниям в том случае, если они признают и существование Коза Ностры, и власть итальянского государства. В этом предложении усматривают ловушку. Считается, что Провенцано хочет разрешить существующий внутри Коза Ностры конфликт интересов, идя на чисто символические уступки властям. И хотя символы играют важную роль в мире Коза Ностры, но наиболее вероятным результатом «отстранения» будет то, что мафия продолжит свою деятельность в «погруженном» состоянии, тогда как общественное мнение станет полагать ее явлением прошлого.

    Независимо от намерений правительства Берлускони Коза Ностре, несомненно, нравятся те шумные вопли, которые не смолкают в Риме с момента последних общенациональных выборов. Высшие боссы, похоже, убедили рядовых членов мафии, а возможно, даже самих себя в том, что имеют право ожидать от правительства «Forza Italia» не только громких заявлений, но и выполнения обещаний относительно изменений пенитенциарной системы.

    Поэтому противники Берлускони не спускают глаз с правительства, пытаясь уловить малейший намек на уступки основным требованиям Коза Ностры. Успокаивает тот факт, что до сих пор не было замечено ни одного подобного намека. На самом деле боссы на протяжении всей истории мафии всегда разочаровывались в надеждах на то, что они смогут направить политический процесс в нужную им сторону. Мафиози чрезвычайно заинтересованы в установлении контактов с дружественно настроенными итальянскими политиками, но это вовсе не значит, что они понимают итальянскую политику. Некоторые из них не могут понять, что даже тот гипотетический премьер-министр, который поставил бы себе главной целью вести торг с мафией (никто и на мгновение не усомнится в том, что это совершенно не относится к Сильвио Берлускони), неизбежно столкнется с почти непреодолимыми препятствиями. Память о Фальконе и Борселлино стоит на страже таких законов, как закон 41-бис, и чтобы отменить эти законы, политику придется заплатить чрезвычайно высокую цену. Любая правящая партия, которая открыто попытается демонтировать основы законодательства Италии, направленные против мафии, окажет колоссальную услугу своим противникам и, что не менее существенно, своим союзникам по коалиции. (Любое правительство в Италии является коалиционным, и соперничество между партнерами по коалиции почти всегда столь же яростное, как борьба между правящими партиями и оппозицией).

    Неизвестно, что заставляло некоторых боссов возлагать столь большие надежды на «Forza Italia», которая пришла к власти три года назад, но сейчас Коза Ностра начинает испытывать разочарование в правящей коалиции, которая, как ей представляется (быть может, справедливо), состоит из дружественных мафии политиков. Одна из причин, по которым идея «отстранения» не воплотилась в жизнь, состоит в следующем. Считается, что «отстранение» есть воплощение идеи Бернардо Провенцано о компромиссе, как между Коза Нострой и государством, так и между теми мафиози, которые в тюрьме, и теми, которые на свободе. В июле 2002 года Лео-лука Баджарелла, человек, который с 1993 по 1995 год был «боссом боссов» и который, как известно, враждебно относится к идее заключения любого компромисса, продемонстрировал, что его терпение почти иссякло. Он воспользовался явкой в суд, чтобы предупредить общество, что мафиози, оказавшиеся в суровых условиях тюремного содержания, предписанных законом 41-бис, «устали от того, что различные политические партии их постоянно используют, что над ними издеваются, притесняют и обращаются как с товаром». Такой человек, как Баджарелла, никогда не позволит себе пустых угроз. Аналитики истолковали его слова как угрозу, намеренно неконкретную и, возможно, адресованную неким членам правящей коалиции или правительству в целом. Получилось в классическом стиле мафии: тот, кто должен понять, поймет. В октябре 2002 года глава итальянской секретной службы заявил: налицо «конкретный риск» того, что разочарование Коза Ностры в политиках приведет к новой серии убийств.

    В конце 2002 года было принято важнейшее решение, направленное против мафии. Правительство Берлускони модернизировало закон 41-бис, который по сути представлял собой ежегодно обновляемый декрет, придав ему статус постоянно действующего закона. Оценивая это событие, сенатор от «Forza ltalia», долго убеждавший коллег и общество в необходимости внесения декрета 41-бис в свод постоянно действующих законов, заметил, что парламент дал «единственно возможный ответ на вселяющие беспокойство заявления Баджареллы». Однако в глазах таких людей, как Баджарелла, «Forza Italia» совершила позорный поступок, отказавшись от выполнения главного из взятых на себя обязательств. Коза Ностра не заставила долго ждать своей реакции. Вскоре после парламентского голосования по закону 41-бис во время футбольного матча на стадионе Палермо взметнулся стяг с надписью: «Мы все против 41-бис. Берлускони забыл Сицилию». Эта акция была истолкована как предупреждение политикам Сицилии. Вполне возможно, pax mafiosa подходит к концу. Парадокс нынешнего периода в истории Сицилии состоит в том, что если Коза Ностра снова откроет пальбу, это почти наверняка станет признаком скорого ее поражения. Не удивительно, что перебежчик Сальваторе Канчеми недавно заявил: «Меня эта тишина пугает больше, чем взрывы бомб».

    В апреле 2000 года в возрасте семидесяти двух лет умер от рака Томмазо Бушетта. За сорок лет, проведенных на службе у Коза Ностры, и за шестнадцать лет, потраченных на то, чтобы ее уничтожить, он сменил приблизительно 200 вымышленных имен. В последнем продолжительном интервью, которое Бушетта дал за несколько месяцев до кончины, он поделился мыслями о странностях жизни. От тех надежд, которые в 1984 году были у него и у Джованни Фальконе, остались лишь горькие воспоминания:

    «В конце нашей первой беседы мы с Джованни Фальконе обманывали себя, считая, что на сей раз мафии не уцелеть. Что на нашей земле мафии больше не будет. Теперь… мне приходится признать, что я ошибся в своих прогнозах».

    Бушетта пришел к выводу, что Коза Ностра победила: «Все сицилийцы являются врожденными мафиози». Таким образом, человек, который так много сделал для того, чтобы показать лживость утверждений о синонимии мафии и сицилийского характера, впал в пессимизм и в конце жизни сам повторял эти утверждения.

    Для противников мафии, несомненно, наступили тревожные времена. Впрочем, пока еще рано следовать примеру Томмазо Бушетты и становиться фаталистами. Даже в такой страдающей провалами памяти стране, как Италия, весьма маловероятно, что разоблачения Бушетты разделят судьбу доклада Санджорджи. Миф о «сельском рыцарстве» умер. Тайна, которую сицилийской мафии удавалось столь долго скрывать, тайна ее существования раскрыта – раскрыта навсегда. Но все это время силы, гораздо более грозные, чем мифический вымысел, поддерживали мощь Коза Ностры. Судя по всему, ближайшие несколько месяцев или лет покажут, по какому пути пойдет мафия. Находясь вне Коза Ностры, невозможно определить, насколько глубока пропасть между боссами в заключении и боссами, которые еще на свободе. Невозможно определить и соотношение сил. Быть может, они объединятся в новом наступлении на страну и отомстят политикам, которые, как им представляется, бросили их в беде. А может, они потерпят неудачу в гражданской войне, которая снова поставит организацию на край гибели. Хотя, возможно, Бернардо Провенцано сумеет либо усмирить боссов, либо упрятать их в тюрьму. Если он это сделает, Коза Ностра продолжит без лишнего шума восстанавливать свои структуры, вновь заключит договор с политиками и вступит в новую фазу своей жестокой истории – истории, с которой давно следовало покончить.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх