Военный потенциал России

Главным стимулятором и одновременно потребителем экономических успехов России в то время была военная сфера. Страна имела самую многочисленную сухопутную армию в мире и превосходила все государства по расходам на военный потенциал относительно бюджета. Последующие две таблицы дают представление о численности сухопутных армий и военных расходов основных государств Европы на конец XIX века.

Таблица 3 Численность европейских армий в 1899 г.
Ист.: Россия: Энциклопедический словарь, с. 176.

Таблица 4 Военные расходы (сухопутные силы) основных государств Европы в 1897 г

Ист.: Россия: Энциклопедический словарь, сс. 179–180.

В 1899 г. расходы на военный потенциал составляли 27,8 % от всего бюджета. В последующем этот порядок (более 25 %) сохранялся, причем, если на содержание сухопутных сил их уровень с 1880 г. сокращался, то по линии Морского министерства он неуклонно увеличивался (см. Таблицу 7). Для сравнения, у Англии эта сумма составляла в 1897 г. — 40 %, у Франции — 27,6 %.[7]

Правда, в то время мы продолжали уступать основным морским державам по флоту в количественном отношении, т. е. шли за Великобританией, Францией, Италией, Испанией, но опережали Соединенные Штаты и Японию. В последнем случае, это не помешало нам проиграть войну самураям. По расходам на флот мы опережали только Германию, Италию и Австрию, уступая всем остальным.

Перед первой мировой войной Россия уже превосходила по совокупным военным расходам и численности сухопутных войск каждую из крупнейших стран Европы, продолжая, правда, уступать по расходам на ВМФ. Две нижеприведенные таблицы демонстрируют нашу военную мощь на тот период.

Таблица 5 Расходы на войско и флот (в млн франков)

Ист.: Эдмонд Тэри. "Экономическая Европа". Париж, 1911. В: В.И. Ленин. Тетради по империализму, т. 28, с. 181.

Таблица 6 Численность армии и военные расходы в 1914 г.

Ист. "The Economist", January 9, 1915, p. 51.

В таблице 6 обращают на себя внимание минимальные цифры для Англии, привыкшей загребать жар чужими руками.

Надо признать, что военному строительству в России отдавался приоритет на протяжении всей ее истории со времен Петра I, что подтверждается и периодом всего XIX века. Например, при Николае I в 1850 г. на военные нужды тратилось 42,1 % от расходной части бюджета.

Проблема начала XX века заключалась в том, что наше военное строительство находилось в руках иностранцев и в значительно большей степени отвечало коммерческим и стратегическим интересам европейских держав, нежели интересам России.

Очень важна следующая таблица. В ней представлены расходы и их доли в совокупном бюджете основных министерств царской России — цифры, которые нам понадобятся в последующем анализе.

Таблица 7 Государственные расходы (в тыс. рублях ассигнованных до 1840 г., далее — серебряных, с 1881 г. — в тыс. рублях; в скобках — доля в % от всего бюджета)

Ист.: А.П. Хромов (1950), сс. 446, 450, 514, 515, 518, 519, 524–527.

Необходимо обратить внимание, прежде всего, на расходы по линии МИД. Они всегда меркли на фоне военных расходов, что подтверждает аксиоматический тезис: болтовня стоит значительно меньше, чем реальная военная сила, которая и определяет, в конечном счете, роль государства в мире. При абсолютном увеличении средств на содержание МИД с 1804 г. по 1913 г., их удельный вес в бюджете падал, скатившись с 1,2 % при Александре I до 0,4 % при Николае II (см. таблицу выше).


Примечания:



7

См. Россия: Энциклопедический словарь. Л.: Лениздат, 1991, с. 205.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх