Баланс сил — многополярность — война

Озаглавленная в подзаголовке тема не имеет прямого отношения к общей проблематике брошюры, но поскольку ныне модно говорить о многополярности как наиболее желаемой международной конструкции, есть смысл все-таки хотя бы коротко на ней остановиться.

По утверждению Г. Киссинджера, к середине 1890-х годов закончился период господства системы баланса сил. В его интерпретации эта система "работает хорошо" или является жизненной при наличии хотя бы одного из трех условий. Первое условие требует, чтобы любое государство обладало свободой в выборе любого союзника в зависимости от потребностей текущего момента. Такая система, по его мнению, существовала в XVIII веке и в период правления Бисмарка до 1890 г. При втором условии «балансир» не опасается, что какая-либо из существующих коалиций станет доминирующей. В качестве примера Киссинджер приводит ситуацию после заключения франко-русского договора 1891 г. до середины 1890-х годов. Наконец, третье условие предполагает наличие сильных альянсов при отсутствии «балансира», но с низким уровнем взаимодействия (очевидное противоречие, но пока это неважно — О.А.), что ведет к различного рода компромиссам или изменениям в самом блоке.[80] Из контекста рассуждений Киссинджера вытекает, что он является как раз сторонником концепции баланса сил, которая придает международным отношениям некую упорядоченность и стабильность.

Действительно, если придерживаться данной теории, то можно согласиться с Киссинджером в том, что при описанных им условиях баланс сил возможен. Правда, на бумаге. В реальности же, если признать существование системы баланса сил в указанные Киссинджером периоды, мир имел сплошные войны. И это естественно, поскольку баланс сил на самом деле является отражением многополярной структуры международных отношений, в рамках которой каждый из центров силы стремится к гегемонии, в том числе и с помощью организаций блоков или альянсов. Причем, слабые страны того или иного альянса так или иначе выполняют подсобную роль, в конечном счете, в пользу своего более сильного патрона или лидера альянса. По-моему, это очевидный факт. И чем больше всевозможных «полюсов», тем ожесточеннее борьба за гегемонию, ведущая к бесконечным войнам и конфликтам.

Начало XX века знаменует собой расцвет многополярного мира. В то время в качестве «полюсов» выступали Великобритания, Германия, Франция, Австро-Венгрия, США, Россия и оперяющаяся Япония. В отличие от предыдущего века в зону интересов «полюсов», за исключением Японии и Австро-Венгрии, попадала не только Европа, но и Восточная Азия. То есть борьба между ними разворачивалась на двух фронтах: на Западе и на Дальнем Востоке. Расширение географического пространства за сферы влияния усложняло формирование коалиций, поскольку интересы некоторых центров силы совпадали на Западе, т. е. в Европе, и одновременно расходились на Востоке. Например, такое состояние испытывали отношения между США и Россией, Великобританией и Россией: совпадение интересов в Европе, расхождение на Дальнем Востоке. И наоборот, совпадение интересов России с Германией на Востоке, расхождение в Европе. Как бы ты ни было, в начале века сложился классический многополярной мир с естественной игрой в баланс сил (формирование различных коалиций и блоков), который неизбежно вел к войнам.

Я в данном случае не касаюсь истоков борьбы за сферы влияния. Они достаточно глубоко проанализированы учеными, прежде всего марксистского направления. Важно то, что эти причины, прежде всего экономические, в конечном счете дают возможность сформулировать закон силы, действующий в системе международных отношений.

Он гласит: как только государство достигает уровня экономической мощи и военного потенциала, адекватного мощи и потенциалу ведущих государств мира, оно требует для себя нового статуса, означающего на деле соответствующей доли сфер мирового влияния.

Поскольку старые великие державы, как правило, противятся подобным требованиям, то приобретение такой сферы влияния осуществляется путем разрушения старой структуры взаимоотношений, включая и соответствующую ей систему безопасности.



Примечания:



8

См. Россия: Энциклопедический словарь, с. 331



80

Henry Kissinger. Diplomacy, p. 181–182








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх