Государственные интересы России

Когда говорится о государственных интересах России того периода, надо отдавать отчет, что речь идет об интересах царского режима, правящих кругов России, не имеющих никакого отношения к национальным интересам российского народа. Раз так, то тогдашние государственные интересы были столь же империалистичны, как и аналогичные интересы любой другой империалистической державы. Т. е. я буду исходить в дальнейшем из логики и психологии правящих кругов России.

Уже само присоединение России через различные договоры (1894 г. — Франция, 1907 г. — Англия) к Антанте говорит о том, что Россия решила реализовывать свои государственные интересы с помощью названных государств. Хотя они и не были четко обрисованы в некой доктрине национальных интересов или национальной безопасности в то время, имелось в виду следующее: ослабление германского конкурента в целях захвата Константинополя и соответственно вожделенных проливов, присоединение турецкой Армении, а разгром Австро-Венгрии давал возможность присоединить западно-украинские и польские земли, находившиеся под властью Габсбургов. Не так уже много целей, чтобы ввязываться в мировую войну.

Главная же проблема заключалась в другом. Ставя подобные цели перед собой, царская Россия, судя по всему, не понимала некоторых простых вещей. Во-первых, даже если бы она в результате и оказалась в числе победителей, то ни Париж, ни Лондон Константинополь России не отдали бы. Если бы у них действительно были бы такие желания, они это могли сделать и в 1878 г. (Берлинский конгресс), и в ходе упоминавшихся Балканских войн. То же самое касается и западно-украинских и польских земель. Во-вторых, правящая элита в целом не понимала, видимо, и того, что страны Антанты, толкая Россию против австро-германского блока, отнюдь не имели в виду усиливать Россию, а как раз наоборот, расчет строился именно на ослабление России, чтобы, наконец, добиться низведения ее до роли малозначащего государства ни то, что мировой, но даже и региональной политики. Уже в ходе войны, подвязанная под финансовую, военную и экономическую «помощь», Россия начала терять экономический суверенитет. После же войны была очень большая вероятность потери и политической независимости. В-третьих, делая ставку на Францию и Англию в решении своих, даже империалистических задач, царская Россия игнорировала один из важных принципов внешней политики — дружить с соседями, а свои империалистические задачи достигать с их же помощью на других участках мировой политики. Раз уж Россия вступила на капиталистическую стезю, то и надо было действовать по западным законам капитализма, а не в соответствии с русским умостроем: сам погибай, а товарища выручай. Тем более, что "товарищи"-то были самые нормальные капиталистические хищники.

Исходя из этой логики, надо было организовывать тройственный альянс именно с Германией и Австро-Венгрией против дальних врагов — Франции и Англии, а на Востоке — с Китаем против Японии и США. Такой мощный срединно-континентальный блок имел очень большие шансы очистить Европу от франко-английского доминирования, а на Востоке установить российско-китайскую гегемонию против океанических держав. Это — естественная конфигурация: материковые державы против океанических, соответствующая законам геостратегии империализма. В некоторой степени она была актуальна и в 30-40-е годы.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх