Дюссельдорф, 10 ноября 1938 года

Все эти дни Вальтер Шелленберг постоянно находился в возбужденном состоянии. Его переговоры с английскими разведчиками шли как нельзя лучше. Он чувствовал, что с каждым днем доверие к нему англичан растет прямо на глазах. Следующий день был очень важен: Вальтер должен был представить англичанам «генерала» из генерального штаба. Он уже представил им одного «генерала» из армии, который на самом деле был его хорошим знакомым, работающим на самом деле психиатром. Но сейчас надо было продемонстрировать еще одного, теперь уже из генерального штаба. На роль такого генерала он выбрал одного крупного промышленника, у которого было высокое почетное звание в вермахте и вполне приличный чин в СС. В этот день Вальтеру нужно было быть в форме, но тревога перед операцией никак не давала уснуть, поэтому он, в конце концов, решил принять снотворное.

Телефон трезвонил добрые пять минут, прежде чем Вальтер Шелленберг сумел открыть глаза и осознать окружающую его действительность. Пожалуй, со снотворным он переборщил. Гауптштурмфюрер взял трубку и хриплым со сна голосом сказал:

— Капитан Шеммель у аппарата.

Под этим именем Вальтер проживал здесь в гостинице, под этим же именем он вел переговоры с англичанами.

— Это рейхсфюрер Гиммлер, — раздалось на другом конце провода, — Вы в курсе того, что сегодня произошло?

Несмотря на качество и количество снотворного, сон резко покинул Шелленберга.

— Боюсь, что нет, рейхсфюрер, — уже почти совсем бодро ответил гауптштурмфюрер.

— Сегодня на фюрера произведено покушение. К счастью, неудачное. Но фюрер за всем этим видит длинную руку лондонских секретных служб. Когда вы вновь встречаетесь с английскими разведчиками?

— Завтра, рейхсфюрер.

— Арестуйте их и доставьте в Берлин. Если для этого потребуется нарушить голландскую границу, не стесняйтесь. Используйте отряд СС, прикомандированный к вам для вашей охраны, которую, кстати, вы совершенно не заслужили. Действуйте.

— Но, рейхсфюрер…

— Никаких «но». Это приказ. И даже не мой, а фюрера. Выполняйте.

— Слушаюсь, рейхсфюрер.

Вальтер положил трубку на рычаги и еще какое-то время продолжал непонимающе смотреть на телефонный аппарат, стараясь понять, откуда Гиммлер узнал про эту операцию и почему спутал ему все карты. Потом сбросил с себя оцепенение вместе с последними остатками сна, оделся и отправился в номер к командиру отряда СС. Надо было срочно обсудить ход предстоящей операции.

Командир отряда проснулся моментально. Очевидно, его нервы были в полном порядке и в снотворном не нуждались. Он немедленно вызвал к себе своего помощника, и они втроем уселись обсуждать план предстоящей операции. Отрядом командовал молодой, коренастый, всегда веселый оберштурмфюрер Карл Вебер. Помощником у него был такой же молодой, высокий белобрысый унтерштурмфюрер Макс Буш. Выслушав приказ фюрера, оба офицера задумались: на первый взгляд задание было невыполнимо.

— Вы никакими коврижками не сможете заманить их на нашу территорию? — поинтересовался Буш.

— Это исключено, — покачал головой Шелленберг, — Англичане слишком подозрительны. Они начали сейчас мне верить, но еще не настолько.

— Тогда опишите нам подробно все по порядку, — попросил Карл.

— Я вам уже говорил, — вздохнул Шелленберг. — Я жду их в кафе, которое находится в прямой видимости от таможенного пункта. Они подъезжают, забирают нас из кафе и везут куда-нибудь на квартиру.

— Сколько их будет? — поинтересовался унтерштурмфюрер.

— Два — точно, плюс шофер, — пожал плечами Вальтер, — Велика вероятность того, что с ними будет представитель голландской разведки. Они работают в тесном контакте.

— Допустим, мы их захватим в кафе в тот момент, как только они встретятся с вами, — вслух рассуждал Карл, — И что дальше? Если они работают в тесном контакте с голландцами, то их наверняка прикрывает полиция. У нас начинается перестрелка с полицией, а в это время они поднимают тревогу среди пограничников. В результате мы в ловушке.

Макс встал, потянулся, подошел к окну и закурил. С минуту он стоял, курил и что-то внимательно разглядывал за окном, потом повернулся к своим собеседникам.

— Я вижу только один вариант, — рубанув воздух рукой с сигаретой, сказал он, — Когда англичане подъезжают к кафе, мы на полной скорости проскакиваем через пограничный шлагбаум, подлетаем к кафе, затаскиваем этих типов к себе в машину и так же на полной скорости задним ходом удираем на нашу территорию. Все. Несколько человек заблаговременно перейдут границу и будут прикрывать нас с флангов. При таком раскладе у нас появляется одно преимущество — внезапность, и надо сделать так, чтобы оно компенсировало все остальные преимущества противника.

— Это афера, — почти простонал Шелленберг.

— У вас есть лучший вариант? — ехидно спросил Макс.

— Пожалуй, это лучшее, что сейчас можно придумать, — поддержал своего помощника командир отряда. — Пока остановимся на этом. До утра у нас еще есть время подумать. А утром еще раз встретимся, обсудим новые варианты и приступим к инструктажу людей.

— Это безумие, — покачал головой Шелленберг.

— Гауптштурмфюрер, вы же сами сказали, что это приказ лично фюрера. Приказы фюрера или выполняют, или гибнут при их выполнении, — вдруг резко оборвал его Карл.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх