Берлин, 15 октября 1938 года

Унтерштурмфюрер СС Пауль Фогель, весело насвистывая, вошел в технический отдел гестапо и направился к кабинету номер 32. В кабинете сидел молодой человек, который занимался подделкой документов. Это был высокий худой парень, довольно симпатичный на лицо. Когда-то он хотел стать художником и иллюстрировать книжки. Ему казалось такое занятие очень заманчивым: сидишь, читаешь новые книжки, а потом рисуешь к ним картинки, так, как ты все это себе представляешь. Он даже прошел курс в художественном училище и попытался устроиться в типографию, но там его не взяли. У них пока были свои художники, а заказов на иллюстрированные издания было не так уж и много. Примерно в это время он познакомился с девушкой Эрной. Девушка ему очень нравилась, но вот сама девушка предпочитала крепких парней в военной форме и в конце концов нашла себе приятеля в артиллерийском училище.

Карл, так звали нашего художника, очень переживал случившееся, и вот тут-то ему и посоветовали вступить в СС. Во-первых, ему выдадут форму, которая у некоторых котируется даже выше, чем армейская. Во-вторых, СС явно поможет ему с работой. Этого было достаточно, чтобы Карл пришел в ближайшее отделение СС. А дальше помог случай. Один из членов их группы попросил Карла написать за него рапорт командиру, так как у Карла был очень красивый почерк. Ради смеха Карл написал этот рапорт почерком командира. На следующий день командир отряда вызвал Карла к себе и поинтересовался, любой ли почерк может подделать Карл. Через неделю Карл в форме унтерштурмфюрера СС приступил к работе в СД. Однажды он встретил Эрну с ее новым другом. Карл прошел мимо надменно, сделав замечание своему удачливому сопернику за то, что тот не совсем четко отдал ему честь.

— Вы сделали то, что я вас просил? — спросил Пауль, заходя в комнату, где работал Карл.

Карл оторвался от работы, посмотрел на вошедшего и ответил:

— Да, вот ваше письмо. От такого письма и немец заплачет.

Он передал Паулю фотографию письма, которое писал старик Гриншпан своему сыну. И тетрадный листок с новым письмом.

— Я все описал, как ты и просил, а может, даже и пострашней. Зачем вам это?

— Да начальство велело провести одну операцию: убрать одного придурка руками еврея, чтобы на нас не кричали, что мы уничтожаем инакомыслящих.

— Он что, такая большая шишка, что его исчезновение заметят?

— Нет, но он отсиживается в Париже. А этих лягушатников медом не корми, дай посплетничать.

— Ну, удачи тебе, — пожелал Карл.

— Спасибо.

Пауль аккуратно сложил письмо в папку, которая была у него в руках, и, махнув на прощанье Карлу рукой, вышел. У него впереди маячила приятная поездка в Париж.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх