Прага, 21 сентября 1938 года

Президент Бенеш не сомкнул глаз всю предыдущую ночь. Наутро он появился в Градчанах осунувшийся, с мешками под глазами и сразу попросил собрать в конференц-зале кабинет министров, лидеров партий и армейское командование. Как только все собрались, президент Бенеш угрюмо описал сложившуюся ситуацию. Когда он выступал, в кабинет неслышно проскользнул курьер и сказал что-то на ухо министру иностранных дел доктору Камилу Крофту. Тот кивнул, и курьер так же неслышно исчез.

Не успел президент Бенеш замолчать, как доктор Крофт встал со своего места.

— Мне только что сообщили, — громко объявил он, — что сегодня утром советский наркоминдел Литвинов, выступая в Женеве, сказал, что Россия намерена до конца выполнять свои договорные обязательства.

Это был луч надежды.

— Вы уверены, что это сообщение верно? — встрепенулся Бенеш.

— Если хотите, мы можем связаться с советским послом в Праге и попросить его подтвердить советскую позицию, — предложил доктор Крофт.

— Сделайте, пожалуйста, это, — попросил Бенеш.

Министр иностранных дел вернулся в конференц-зал спустя час. Вид его был уже не такой радостный.

— Ну, что вы нам скажете, доктор? — поинтересовался Бенеш.

— Советский посол подтвердил слова Литвинова и сказал, что позиция советского правительства в этом вопросе остается прежней. Но мы внимательно просмотрели наш договор с Россией: она сможет прийти нам на помощь только в том случае, если так же поступит Франция.

В зале повисла тишина.

Собрание продолжалось до позднего вечера. Результатом его стало решение принять англо-французское предложение, то есть провести в Судетах плебисцит, который определит дальнейшую судьбу Судет. В результате этого кабинет министров подал в отставку, и генерал Ян Сыровы был назначен главой нового «правительства национального единства».

Лабиринты истории

Хотя в Англии и нарастала оппозиция внешней политике Чемберлена, тот тем не менее сумел заручиться в своих действиях поддержкой правительства и парламента. 22 сентября он снова вылетел в Германию, на этот раз в Годесберг, для встречи с Гитлером. Встреча началась во второй половине дня 22 сентября. Чемберлен с гордостью довел до сведения Гитлера, что Чехословакия приняла все требования Германии. На что получил ответ: «Теперь в этом уже нет никакого смысла».

Услышав такой ответ, Чемберлен даже подпрыгнул. Карточный домик европейского мира, который с такой любовью построил Чемберлен, развалился, а вместе с ним разваливалась и политическая карьера британского премьер-министра. Он с трудом убедил парламент согласится на передачу Германии Судет после плебисцита, но немедленная оккупация уже не влезала ни в какую миротворческую триумфальную арку. Если он согласится на это, то в Англии его точно не поймут.

Теперь Гитлер требовал начать 26 сентября эвакуацию чехов из Судетской области, которая должна была закончится 28 сентября. А с 28 сентября должна была начаться немецкая оккупация Судетской области.

Чемберлен ответил, что без консультации со своим правительством и с правительствами Чехословакии и Франции решить этот вопрос он не может. Переговоры были прерваны на ночь.

После длительных телефонных переговоров Чемберлена с английским и французским правительствами, те послали чехословацкому правительству телеграмму, в которой говорилось, что они «не берут на себя ответственность советовать ему не проводить мобилизацию».

23 сентября в 10 часов 30 минут чехословацкое правительство объявило полную мобилизацию.

23 сентября переговоры между Гитлером и Чемберленом возобновились. В разгар этих переговоров Гитлеру принесли сообщение, что в Чехословакии объявлена полная мобилизация. Гитлер сразу же схватился за это сообщение и, козыряя им, использовал его как доказательство того, что Чехословакия не согласна ни с какими мирными предложениями.

Чемберлен попытался заметить, что Германия первая объявила мобилизацию. Гитлер полностью отрицал какую бы то ни было мобилизацию в Германии. Кончилось тем, что Чемберлен с новым меморандумом вылетел в Лондон для консультаций.

24 сентября Чемберлен столкнулся с твердой оппозицией, которую возглавлял Дафф Купер, первый лорд адмиралтейства. К оппозиции присоединился даже лорд Галифакс.

К вечеру того же дня пришло сообщение из Франции, что французское правительство полностью отвергло Годесбергский меморандум и объявило частичную мобилизацию.

25 сентября в Лондон прибывают французский премьер Даладье с представителями своего правительства. К этому моменту приходит сообщение, что Чехословакия тоже отвергла Годесбергский меморандум. Франции ничего не остается, как подтвердить верность своему союзническому долгу. Загнанная в угол Англия объявляет, что в случае военного конфликта она поддержит Францию.

26 сентября Чемберлен отправляет Гитлеру письмо, в котором уговаривает последнего «не сжигать мостов». Письмо повез Гораций Вильсон.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх