Чехословакия, 12 сентября 1938 года

Грузовик с солдатами несся на большой скорости в сторону пограничья. Поручик Бартош, сидя в кузове вместе со своим взводом, раздумывал о превратностях судьбы. Было похоже, что его сегодняшним вечером распорядились, не спрашивая его согласия.

Вообще обстановка в стране накалялась с каждой минутой. 7 сентября Генлейн, ссылаясь на какие-то столкновения членов его партии с полицией, объявил о прекращении всяких переговоров с чешским правительством. Позавчера, 10 сентября, в Германии на партийном съезде выступал Геринг. Его речь была полна угроз и оскорблений в адрес как президента Бенеша, так и всей Чехословакии. На следующий день многие газеты приводили выдержки из его речи. Но в принципе, весь смысл его речи был заключен в первых фразах: «Незначительная часть Европы попирает права человеческой расы… Жалкая раса пигмеев — чехов — угнетает культурный народ, а за всем этим стоит Москва и вечная маска еврейского дьявола!» Вечером по чешскому радио выступил президент Бенеш. В своей спокойной речи он призывал к проявлению доброй воли и выработке взаимного доверия. Когда Бартош вчера возвращался со службы к себе на квартиру, то обратил внимание, что весь вокзал Вильсона забит евреями, которые спешили перебраться в более безопасную часть страны.

Сегодня с утра в Мюнхене на стадионе в день закрытия съезда выступил Гитлер. Его речь также была пропитана ненавистью к Чехословакии и ее президенту. Говорят, в пограничье немцы на всех улицах вывесили динамики и транслировали эту речь. По окончании речи по всем Судетам вспыхнули молодежные беспорядки. Президент Бенеш вынужден был объявить в Судетах военное положение и направить туда войска для наведения порядка. Генлейн уже во второй половине дня объявился в Берлине и оттуда, по германскому радио, заявил, что единственным путем решения вопроса является присоединение Судет к Германии.

Часть, в которой служил Бартош, срочно подняли по тревоге, посадили в грузовики и отправили на ликвидацию беспорядков. Вот так Бартош распрощался с надеждами приятно провести этот вечер.

Лабиринты истории

Речь Гитлера, произнесенная на закрытии съезда, произвела по всей Европе эффект разорвавшийся бомбы. Французский кабинет министров заседал весь день, 13 сентября, перед ним стояла сложнейшая задача: выполнять или не выполнять свои обязательства перед Чехословакией в случае нападения на нее Германии. Уже вечером премьер Даладье потребовал привезти на совещание английского посла сэра Эрика Фиппса. Последнего нашли в Опера-комик и буквально из театрального кресла доставили на совещание. Французы попросили английское правительство провести переговоры с Германией и уладить вопрос наилучшим способом.

В тот день в одиннадцать часов вечера из Лондона в Берлин ушла телеграмма следующего содержания:

«Ввиду крайне осложнившейся ситуации предлагаю немедленно встретиться с Вами, чтобы попытаться найти мирное решение. Согласен прибыть самолетом и готов вылететь завтра же. Прошу назначить удобное для Вас место встречи в самое ближайшее время. Буду благодарен Вам за скорейший ответ».

Чемберлен прибыл в Мюнхен 15 сентября в полдень, откуда специальным поездом отправился в Берхтесгаден. На протяжении всего пути специальный состав встречал эшелоны с танками, артиллерией, солдатами. В Берхтесгадене Чемберлена никто не встретил — его сразу же на машине отправили в Бергхоф, где на верхних ступеньках крыльца его и приветствовал Гитлер.

После чая оба руководителя поднялись на второй этаж для переговоров. Британский посол Гендерсон настоял на том, чтобы немецкого министра иностранных дел Риббентропа до переговоров не допустили. Риббентроп отомстил ему на следующий день, не дав англичанам записи переговоров. Для своего кабинета министров Чемберлену пришлось по памяти восстанавливать, что говорил он и что отвечал Гитлер. Встреча закончилась тем, что Чемберлен сказал, что он не может ответить ничего определенного, пока не проконсультируется со своим кабинетом министров и с французами. Гитлер, со своей стороны, дал Чемберлену слово не предпринимать никаких военных действий до их следующей встречи.

18 сентября Чемберлен провел весь день в переговорах с французами, убеждая их поддержать его политику уступок, а Гитлер в это время издал приказ о повышенной боевой готовности для пяти армий — 2, 8, 10, 12 и 14-й.

19 сентября английский и французский послы в Праге вручили президенту Бенешу англо-французское предложение по урегулированию спорного вопроса. Президент Бенеш отверг это предложение, сказав, что принятие таких условий «рано или поздно поставит Чехословакию в полную зависимость от Германии». Президент Бенеш напомнил французам об их договорных обязательствах перед Чехословакией и предложил передать судетский вопрос на рассмотрение арбитража в соответствии с германо-чешским договором от 16 октября 1925 года. Ни одна из английских или французских газет этого ответа опубликовать не посмела.

21 сентября правительство Польши потребовало от правительства Чехословакии провести плебисцит о присоединении к Польше района вокруг Тешина, где проживала небольшая польская колония. С подобными требованиями обратилась к чехам и Венгрия.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх