Лондон, 19 августа 1938 года

В этот вечер к одной из вилл на самой окраине города в течение получаса подъехало несколько легковых автомобилей. Но одна машина явно выделялась из общего ряда правительственных машин: это было обычное такси. Из такси вышел подтянутый пожилой мужчина с военной выправкой. Мужчина твердым шагом направился к дверям виллы.

Оказавшись внутри виллы, мужчина передал камердинеру свою шляпу и перчатки и вошел в зал, где к этому времени собралось человек десять. Все взоры сразу же обратились к вошедшему. Сэр Роберт Ванситтарт, главный дипломатический советник при британском министерстве иностранных дел, поспешно подошел к гостю, взял его под локоть, и повернувшись к присутствующим, громко объявил:

— Генерал-полковник в отставке Эвальд фон Клейст. Думаю, теперь мы можем перейти в другой зал и выслушать нашего гостя.

Потом он, не отпуская локтя гостя, подвел его к невысокому полному мужчине и сказал:

— Познакомьтесь, герр генерал, это один из талантливейших политиков Великобритании сэр Уинстон Черчилль.

Генерал слегка, по-военному кивнул головой, а хозяин вечера радушно протянул ему руку.

— Рад встретиться, герр генерал, — с легкой одышкой сказал Черчилль.

Все перешли в соседний зал, посередине которого стоял большой овальный стол. Когда присутствующие заняли свои места, Роберт Ванситтарт встал и сказал:

— Господа, все здесь собравшиеся так или иначе имеют дело с внешней политикой, и все мы знаем, какое сейчас неспокойное время. Наш гость генерал-полковник Эвальд фон Клейст еще этой весной был одним из военных руководителей вермахта. Сегодня он приехал к нам и привез сообщение от лица своих друзей и единомышленников, которые еще стоят у руководства вермахтом, — Он повернулся в сторону фон Клейста: — Прошу вас, генерал.

Фон Клейст, сидевший рядом с хозяином вечера, Черчиллем, встал, окинул взглядом собравшихся и хорошо поставленным твердым голосом начал:

— Сейчас Германия стоит на пороге поистине драматических событий. Я и мои друзья хорошо понимаем это и хотим предотвратить ненужные жертвы не только со стороны Германии, но и со стороны всей Европы. Мы прекрасно понимаем, что если события будут продолжаться в том же ключе, то это приведет к гибели Германии, а это в свою очередь очень болезненно отразится и на всей Европе. Правительство Германии под руководством Гитлера ведет агрессивную внешнюю политику по отношению к соседним государствам. Только что при молчаливом согласии европейских государств, произошел аншлюс Австрии. Теперь на очереди стоит Чехословакия. Дата нападения на Чехословакию уже установлена — это 2 октября этого года. Как мы видим, европейские государства, а главными из них являются Великобритания и Франция, продолжают политику уступок в отношении правительства Германии, что только распаляет аппетит воинствующих политиков в Германии.

Клейст достал носовой платок и вытер лоб.

— Сейчас, в случае нападения на Чехословакию, западные границы Германии останутся без прикрытия, их просто нечем будет прикрывать, оборонительные укрепления по западной линии недостроены. Решительные действия Англии и Франции могут предотвратить агрессию, а значит, и дальнейшее ее расширение. Причем сейчас это можно сделать с минимальными затратами сил. Представьте себе теперь расстановку сил после захвата Чехословакии, учтите, всей Чехословакии, а не только Судет. Тогда в Чехословакии останется небольшой контингент сил, причем большая его часть будет состоять из войск СС. Западная линия укреплений будет не только достроена, но и пополнена новыми сооружениями. Вся экономика Германии сейчас работает на военные нужды, а значит, к этому моменту уже возрастет немецкая армия и к экономическим ресурсам прибавятся ресурсы Чехословакии. Допустим, вы так же спокойно отдадите Германии Польшу. Но все равно в какой-то момент вы сами окажетесь перед этим монстром, но к этому моменту он будет уже в несколько раз сильнее.

Клейст несколько ослабил узел галстука.

— Мы с вами все не молодые люди и еще помним, чего стоила нашим странам прошлая война. Нынешняя война, если мы ее не остановим сейчас, будет намного страшнее. Многие из тех, кого я здесь представляю, служат в генеральном штабе Германии, они сообщают, что уже разработаны планы вторжения в Польшу и Францию. Со своей стороны мы всеми силами стараемся удержать наше правительство от роковых действий. Для этого мы даже готовы пойти на государственный переворот, что и попытаемся сделать, если увещевания не помогут. Мы обращаемся к вам за помощью, как к людям, которые могут трезво оценить обстановку, которые понимают бесцельность предстоящих жертв. Сейчас от вас требуется только занять твердую позицию в этом вопросе и уже этим поддержать нас. Возродите к жизни политику лорда Идена.

Клейст тяжело вздохнул и закончил:

— Я привез расчеты моих друзей из генерального штаба, которые наглядно покажут губительность нынешней политики Германии для всей Европы. Спасибо за внимание.

Генерал фон Клейст сел и на какое-то время в зале установилась тишина. Затем слово взял Уинстон Черчилль.

— Господа, — начал он, — думаю, большинство из вас разделяют точку зрения нашего немецкого гостя. Мы тоже считаем, что занять более жесткую позицию в этом вопросе для Великобритании выгоднее всего, не только выгоднее, но просто необходимо. Но не все в наших силах. Мы, конечно, приложим все усилия, чтобы убедить наше правительство разделить нашу точку зрения, но результата никакого гарантировать не можем. Как это не прискорбно, но наше правительство предпочитает как страус прятать голову в песок, не понимая, что, когда выщиплют хвост, будет уже поздно.

Черчилль слегка развернулся в сторону Клейста, чуть не уронив при этом свой стул.

— К завтрашнему дню я постараюсь подготовить письмо к вашим товарищам. В нем я сообщу, что мы вполне разделяем их точку зрения и приложим все усилия, чтобы поддержать их со своей стороны. Что бы ни говорило наше правительство, но я уверен, как был уверен в 1914 году, что любое нарушение границ или воздушного пространства Чехословакии Германией вызовет вмешательство Франции и Великобритании.

Далее все присутствующие по очереди заверили немецкого гостя в том, что разделяют его точку зрения, что сделают все возможное, советовали ему и его друзьям не падать духом и продолжать начатое дело. Но каждый из выступающих понимал, что их пожелания упираются в прочную стену противоположного мнения, сломать которую будет непросто.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх