Берлин, 17 января 1938 года

Это утро началось для Хельмута Миллера с неприятностей: во-первых, он простудился, всю ночь кашлял и уснул только под утро, поэтому жена его еле добудилась; во-вторых, он порезался, когда брился; а в-третьих, просматривая за завтраком утреннюю газету, он опрокинул на нее кофе. На службу он явился мрачнее тучи, прошел сразу в свой кабинет и, сев за стол, начал просматривать подготовленные для него секретарем бумаги.

Первое, что ему попалось под руку, был большой конверт малинового цвета. Гауптман Миллер раскрыл конверт и вынул оттуда пачку фотографий, на которых во всевозможных игривых позах была изображена молодая женщина, стриженная под мальчика и облаченная только в ожерелье из искусственного жемчуга. Гауптман Хельмут Миллер был начальником отдела криминальной полиции, курировавшим дела о проституции и порнографии, и такие фотографии, по долгу службы, видел не единожды. Он несколько удивился, не поняв, зачем вдруг дело рядовой проститутки положили ему на стол, но решил разобраться с этим позже и начал засовывать фотографии обратно в конверт. Как раз в этот момент к нему в кабинет зашел его помощник, увидев, чем занят его шеф, он тихо сказал:

— Посмотрите внимательно, кто на них изображен, герр гауптман.

Мюллер снова разложил перед собой несколько фотографий, попробовал более внимательно рассмотреть женщину, но ничего примечательного или знакомого так и не обнаружил. Тогда он взял одну из фотографий и заглянул на обратную сторону и обнаружил там четкую карандашную надпись «мадам Грюн». Но и это ему ничего не говорило. Он уже было хотел спросить у помощника, что особого он должен был увидеть в этих снимках, как вдруг перед его глазами всплыла заметка из недавней газеты. В заметке описывалась помпезная свадьба фельдмаршала фон Бломберга и фройлян Грюн. К заметке прилагалась и фотография, но на фотографии на первом плане были дружки жениха: Геринг и Гитлер. У гауптмана перехватило дыхание. Теперь он понял, почему этот конверт оказался у него на столе.

Хельмут снова сложил фотографии в конверт, положил конверт на стол, закурил и начал размышлять. Что делать с этим подарком? И вообще, откуда он взялся?

— Откуда это взялось, Карл? — поинтересовался он у помощника.

Тот пожал плечами:

— Я сегодня обнаружил это вместе с другими бумагами, которые накопились в ожидании вашей подписи. Наверное, кто-то из инспекторов наткнулся на это дело.

Гауптман с минуту продолжал сидеть за столом, куря и постукивая ребром конверта о поверхность стола. Наконец он решительно загасил недокуренную сигарету, взял конверт и вышел из кабинета.

Уже через пять минут гауптман Хельмут Миллер стоял перед директором уголовной полиции оберштурмбанфюрером СС Артуром Небе. Тот долго и внимательно рассматривал снимки, потом разложил их на столе в два ряда и поднял взгляд на гауптмана.

— Господи, и эта шлюха целовала руку фюрера! Вы уверены, что это фрау Бломберг? — спросил Небе.

— Никак нет, герр оберштурмбанфюрер, — отчеканил Миллер, — Я не видел ни одной фотографии фрау Бломберг.

— К сожалению, я тоже, — задумчиво признался Небе. — Идите, гауптман.

Когда Миллер вышел из кабинета директора полиции, тот подошел к окну и погрузился в размышления. Если разразится скандал, то Бломбергу на своем месте уже не усидеть. Самое простое было бы уничтожить снимки, но их, скорее всего, видели уже многие. Но и просто сдать их в архив тоже нельзя. Конечно, он должен бы принять такое же простое решение, как и гауптман Миллер, и отнести их своему шефу, Гейдриху. Но Гейдрих только и мечтает получить в руки такой козырь против вермахта. Нет, это слишком опасно и громко. Дело надо попробовать решить как-нибудь без особого шума. Единственный выход в данной ситуации — привлечь к делу кого-то из высших чинов. Но кого? Гиммлер и Гейдрих отпадают сразу: эти мечтают подмять под себя вермахт, и тихое решение этого скандала им не выгодно. Геринга? Но этот, пожалуй, тоже не заинтересован замять такой скандал: он, похоже, сам метит в главнокомандующие. Искать помощи среди командиров вермахта? Это был бы выход, но там тоже есть люди, которые пляшут под дудку СС. В конце концов, Небе решил посоветоваться со своим другом, начальником берлинской полиции графом фон Гелльдорфом.

Через пятнадцать минут Небе сидел в кабинете Гелльдорфа и следил, как хозяин кабинета перебирает снимки. Выждав достаточное время. Небе поинтересовался:

— И что ты на это скажешь?

— Дело дрянь, — признался Гелльдорф, — Кто-то очень хочет хорошенько тряхнуть вермахт. Весь вопрос кто? Это вполне может быть кто-то из окружения Гиммлера, но и сам вермахт сбрасывать со счетов нельзя. А самое противное то, что за всем этим может стоять совет или даже приказ фюрера. Что бы ты сейчас ни решил, пока эти карточки у тебя в руках, твоя голова — в петле.

— Я это и сам прекрасно понимаю. Постоянно перебираю в голове все командование вермахта, но никак не могу придумать, к кому там можно обратиться за помощью.

— Слушай, а ведь это идея! — воскликнул Гелльдорф, — Погоди-ка…

Граф вскочил и быстрым шагом вышел в приемную. Через полминуты он вернулся, держа в руках вчерашний номер «Дойче альгемайне цайтунг». Гелльдорф победно бросил перед Небе газету и ткнул в нее пальцем.

— Вот тебе и ответ на вопрос, — победно объявил он.

Небе непонимающе уставился на газету, он был в таком взволнованном состоянии, что не мог вникнуть в смысл даже названия заметок.

— Где? — спросил Небе. — Какой ответ?

Гелльдорф усмехнулся.

— В светской хронике, объявление о помолвке. «Генерал артиллерии Вильгельм Кейтель имеет честь сообщить о помолвке своего сына, Карла-Хайна, с дочерью фельдмаршала, Доротеей Бломберг».

Небе присвистнул.

— Да, это, пожалуй, действительно выход. Если еще к тому же вспомнить, что в Генеральный штаб Кейтеля вытащил Бломберг, то лучшей фигуры нам не найти. Послушайте, дружище, я почти не знаком с Кейтелем, а вы с ним вроде бы встречались. Может быть, вы и поговорите с генералом? Здесь все же нужен какой-то доверительный разговор.

Гелльдорф на минуту задумался, потом кивнул головой и сказал:

— Хорошо, оставьте мне все это. Я договорюсь с Кейтелем об аудиенции.

Небе с огромным облегчением положил в дополнение к фотографиям досье на профессиональную проститутку Эрну Грюн и легкой походкой вышел из кабинета.

Историческая справка

Граф Вольф Генрих Гелльдорф — родился 14 октября 1896 года в Мерсебурге. В 1914 году поступил в армию фаненюнкером[1]. Во время Первой мировой войны — командир пулеметной роты, лейтенант 12-го гусарского полка. За боевые заслуги награжден Железными крестами 1-й и 2-й степеней. Участник капповского путча 1920 года, после которого бежал в Италию и вернулся только после амнистии в 1924 году. С 1924 года член Ландтага Пруссии. В начале 1931 года назначен командиром группы CA «Берлин». С 25 марта 1933 года полицай-президент Потсдама. 11 ноября 1933 года избран депутатом рейхстага. С июля 1935 года полицай-президент Берлина.

Артур Небе — родился 13 ноября 1894 года в Берлине. Участвовал добровольцем в Первой мировой войне, закончил ее в чине оберлейтенанта. За боевые заслуги награжден Железным крестом 1-й степени. В 1920 году поступает на службу в Берлинскую полицию. С 1931 года член НСДАП и СС. С 1936 года возглавил германскую криминальную полицию (крипо), входившую в состав Службы Безопасности. Считался одним из ведущих криминалистов Германии, ему поручались расследования всех важнейших дел.

Вильгельм Бодевин Иоган Густав Кейтель — родился 22 сентября 1882 года в Хельмшероде, Брауншвейг. В 1901 году фаненюнкером поступил в 46-й артиллерийский полк, в 1902 году произведен в лейтенанты. Окончил школу артиллерийских инструкторов (Ютеборг), а в 1914 году курсы офицеров резерва Генерального штаба. С 1908 года полковой адъютант. Участник Первой мировой войны, воевал на Западной фронте. С 1915 года командир батареи в своем полку. В марте 1915 года переведен в штаб 15-го резервного корпуса в качестве представителя Генерального штаба. В конце 1915 года познакомился с фон Бломбергом. В 1916–1917 годах служил в штабе корпуса и в 199-й пехотной дивизии, а в декабре 1917 года получил назначение в Большой Генеральный штаб (Берлин). С 21 декабря 1917 года начальник оперативного отдела штаба корпуса морской пехоты во Фландрии. После демобилизации армии остался служить в чине капитана в рейхсвере: в 1919–1922 годах инструктор кавалерийской школы, затем — в штабе 6-го артиллерийского полка. С 1 февраля 1925 года служил в организационном управлении Военного министерства. С 1 ноября 1927 года командир 2-го дивизиона 6-го артиллерийского полка. С 1 октября 1929 года возвращается в Генеральный штаб начальником организационного управления. В 1931 году совершил поездку в СССР. В октябре 1933 года Кейтель назначен командующим пехотой 3-й пехотной дивизии, а также соединений дивизий в Потсдаме. В 1934 году после расширения рейхсвера получил в командование новую 12-ю пехотную дивизию (Лейбниц). 1 октября 1934 года проводится еще одна реорганизация, и Кейтель получает в командование новую 22-ю пехотную дивизию. С октября 1935 года сменяет генерала Рейхенау на посту начальника Военного управления. Вместе с генералом Йодлем работает над реорганизацией армии с целью сосредоточения в одних руках руководства всех родов войск. Против этого выступают фон Фрич, Редер и особенно Геринг. В январе 1939 года сын Кейтеля женится на дочери фон Бломберга.


Примечания:



1

Фаненюнкер — особо отличившийся юнкер, которому предоставлялось право и честь нести знамя своего подразделения





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх