Оберзальцберг, 7 июня 1938 года

В приемной Гитлера собрались адмирал Канарис, группенфюрер Гейдрих и генерал-полковник Кейтель. Все трое были срочно вызваны сюда сегодня утром. Причина для всех троих была неясна, поэтому все трое нервно ожидали вызова в кабинет. Наконец дверь отворилась и присутствующих пригласили в кабинет.

Гитлер был, как все последнее время, во взвинченном состоянии. Он нервно расхаживал по кабинету, время от времени бросая взгляды на присутствующих.

— Итак, господа, — начал он, — я собрал вас для того, чтобы потребовать от вас уточненные данные по Чехословацкой армии. Вы мне уже докладывали, но сейчас ситуация изменилась: Чехословакия объявила частичную мобилизацию, начала готовить новые укрепления, там каждый день происходит передислокация войск. Мне нужны новые, уточненные сведения. Последние данные. Все это касается вас, адмирал, и вас, группенфюрер. Что касается вас, генерал-полковник, то вы должны в соответствии с полученными данными откорректировать план «Грюн». При этом учтите возможность вмешательства Франции и Англии. Мы продолжаем строительство оборонительных укреплений на западной границе. Рассчитывайте так, что вся оккупация Судет займет не более трех-четырех дней. Эти три-четыре дня наши армии на западных рубежах должны сдерживать англо-французского агрессора до подхода наших войск из Судет. Задача сложная, но выполнимая. Англичане и французы должны понять, что чешское правительство полностью деградировало и не может поддерживать управление страной, именно поэтому я и настаиваю на быстрейшей оккупации Судет.

Гитлер молча прошелся по кабинету, потом заговорил снова:

— Я знаю, что даже среди высшего командования армии достаточно людей, не верящих в наши планы. И чем человек более старой закалки, тем менее он верит в наши планы. В ближайшее время я соберу молодой командный состав армии и выступлю перед ними с речью, они меня поймут и поддержат. Вспомните, Кейтель, как многие ваши коллеги отнеслись к планам аншлюса. Как к этому относился тот же фон Бек. А теперь они все посрамлены. Да, все. И хотят примазаться к чужой славе. Сейчас повторяется все та же ситуация.

Фюрер еще долго обсуждал общие вопросы сложившейся ситуации.

Через два часа все были отпущены.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх