Берлин, 27 марта 1938 года

В приемную Гитлера вошел Гейдрих, он ответил на партийное приветствие нового адъютанта фюрера майора Шмундта и попросил его доложить о нем фюреру. Гитлер принял Гейдриха незамедлительно. Когда Гейдрих четко отсалютовал и встал навытяжку напротив письменного стола, Гитлер сказал:

— Вы опять с каким-нибудь проектом, Рейнгард? Последнее время вы неистощимы на выдумки.

— Никак нет, мой фюрер.

— А ваш последний проект по создания настоящей Службы безопасности во многом очень хорош. Я уже обсуждал с Гиммлером кое-какие его положения, он тоже во многом вас поддерживает. Думаю, в ближайшее время мы превратим этот проект в приказ.

— Это пойдет только на пользу дела, мой фюрер.

— А вот ваша идея о доме терпимости с проститутками-разведчицами у меня вызывает сомнения. Шлюхам нельзя доверять.

— Вы неправильно поставили акценты, мой фюрер, — улыбнувшись, возразил группенфюрер. — Разведчицы-проститутки, а не проститутки-разведчицы. Поверьте мне, когда мы организуем этот салон, то узнаем намного больше дипломатических тайн, чем если бы завербовали половину дипломатического корпуса, находящегося в Берлине. Вас, наверное, просто предвзято проинформировали об этом моем проекте.

— Может быть и так. Так что вас сегодня привело ко мне, если не очередной проект?

— Чехословацкие дела, мой фюрер. Завтра в Берлин приедет председатель «Судетской немецкой партии» господин Генлейн. Я бы хотел, чтобы вы приняли его и дали бы инструкции о том, как ему вести себя дальше. Наши успехи в Австрии придали ему рвения.

— Но ведь до этого его инструктировали вы и Лоренц.

— Это так, мой фюрер, но в данном случае было бы очень полезно вам его принять. Вопрос о Чехословакии сейчас наиболее актуален, и вы, конечно, понимаете, что если Генлейн вернется домой и будет рассказывать, что его принимал сам фюрер, его авторитет поднимется еще больше. Да он и сам с большим уважением отнесется к тому, что ему скажет фюрер, а не какой-то полицейский генерал.

— Не надо так себя принижать, Рейнгард, вы в первую очередь группенфюрер СС, а скоро вообще будете шефом большого управления, которое сами же и спланировали. Но Генлейна я, конечно, приму и не только из тех соображений, о которых говорили вы, но я еще хочу услышать из первых уст о том, что творится там, в Судетах.

— Судеты уже практически готовы присоединиться к нам. Нам осталось только закончить дипломатическую подготовку. Генлейновские «Шпорт абтайлунген» ждут своего сигнала, чтобы выступить. А по эту сторону границы ждет приказа добровольческий корпус из судетских беженцев. Можно считать, что и эту битву мы уже выиграли.

— Мне всегда нравилась ваша вера в наше дело, Гейдрих. С такими, как вы, мы выполним все наши планы.

— Спасибо, мой фюрер.

Историческая справка

Конрад Генлейн — родился 6 мая 1898 года в Мафферсдорфе в Богемии. Сын немца и чешки. Образование получил в Торговой академии. Участник Первой мировой войны. В период с 1919 по 1925 год работал служащим в «Дойче банке», затем начинает преподавать физкультуру в гимназии. В 1931 года вступил в Немецкую гимнастическую ассоциацию в Чехословакии. В 1933 году создает «Германский патриотический фронт», цель которого предоставление автономии Судетам. В 1934 году проводит первый массовый митинг (около 20 000 участников). В 1935 году переименовывает фронт в Судетскую немецкую партию (СНП), с этого момента СНП тайно финансируется по линии Имперского министерства иностранных дел Германии. В рамках партии создает «Шпорт абтайлунген», аналог германского CA.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх