Берлин, 11 марта 1938 года

В этот вечер около тысячи высокопоставленных особ и дипломатов отдыхали в «Хауз дер флигер» (Дом авиации). Здесь играл симфонический оркестр, пели лучшие оперные певцы Германии, танцевал государственный балет. И хотя новоявленный фельдмаршал Генрих Геринг всю ночь и весь этот день провел в телефонных переговорах с Веной, давая инструкции как руководителю австрийских нацистов Зейсс-Инкварту, так и германскому военному атташе Муффу, в самый разгар вечера он появился в концертном зале.

Геринг торопливо шел по залу, внимательно оглядываясь по сторонам. Весь его вид говорил о том, что он кого-то ищет. Наконец он, очевидно, увидел того, кого искал, и ускорил шаг, он подошел к чешскому министру доктору Войтеху Мастны, взял его под руку и повел в сторонку. Когда они оказались скрытыми от посторонних глаз, Геринг сказал:

— Герр Мастны, простите, пожалуйста, что мне придется несколько испортить вам столь приятный вечер, но к этому меня вынуждают срочные дела. Видите ли, буквально в последние часы у Германии несколько затуманились отношения с Австрией. Думаю, вам это уже известно. Я хочу вас заверить, что данный инцидент можно рассматривать как нечто вроде семейной ссоры и не больше. Вы сами прекрасно знаете, что Австрия и Германия всегда жили одними интересами. Даю вам честное слово, что в отношении Чехословакии у Германии нет никаких враждебных намерений. Наоборот, мы всячески стремимся наладить с вашей страной теплые, дружеские отношения. Поэтому я хотел бы, чтобы вы немедленно связались с вашим руководством в Праге и получили бы от них заверения, что Чехословакия не предпримет никаких необдуманных шагов в сложившейся ситуации, таких как, например, мобилизация. Мы бы очень хотели, чтобы ваше руководство правильно поняло сложившееся положение и подтвердило нам это. — Милые бранятся, только тешатся, — с улыбкой закончил Геринг.

— Я сейчас же отправлюсь в посольство и напрямую свяжусь с президентом Бенешем, — с такой же очаровательной дружеской улыбкой ответил доктор Мастны, — После этого я сразу же позвоню вам.

Войтех Мастны ровным шагом направился к выходу. Беспокойство германского руководства он прекрасно понимал, он уже в уме не раз за сегодняшний день просчитывал сложившуюся ситуацию и ее возможные последствия. «Заверения им потребовались, как бы не так, — раздраженно думал он. — Но если Чехословакия не протянет руку помощи Австрии, то это будет глупость, равносильная самоубийству».

Какое-то время Геринг провожал чешского посла взглядом, потом вышел из-за колонны и тоже направился к выходу, правда, по дороге задержавшись около группы старших офицеров.


Через полтора часа доктор Войтех Мастны позвонил фельдмаршалу Герингу и заверил его, что в сложившейся ситуации чехословацкое правительство не предпримет никаких шагов. На другом конце провода облегченно вздохнули.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх