Берлин, 5 ноября 1937 года

В ту пятницу с утра зарядил мелкий осенний дождик. Берлинцы старались без нужды лишний раз на улицу не показываться. Здесь можно было встретить только спешащих на службу клерков да отправившихся за продуктами кухарок.

Около четырех часов дня к зданию рейхсканцелярии одна за другой подкатили несколько роскошных машин, а уже ровно в четыре часа в приемной у кабинета рейхсканцлера собралась группа из шести человек. Сегодня фюрер вызвал к себе на специальное совещание военного министра и главнокомандующего вооруженных сил фельдмаршала фон Бломберга, главнокомандующего сухопутных войск генерал-полковника барона фон Фрича, главнокомандующего генерального штаба генерал-полковника фон Бека, главнокомандующего флота гроссадмирала доктора Редера, главнокомандующего ВВС генерал-полковника Геринга, министра иностранных дел барона фон Нейрата. Кроме них на совещании должен был присутствовать адъютант Гитлера полковник Хоссбах.

Все шестеро приглашенных уже получили директиву, подписанную фельдмаршалом фон Бломбергом с грифом «Совершенно секретно». Директива начиналась словами: «Несмотря на факты, указанные в директиве ниже, неустойчивое политическое равновесие в мире, не исключающее неожиданных инцидентов, требует постоянной готовности вооруженных сил Германии к войне <…> чтобы быть в состоянии использовать военным путем политически благоприятные условия, если таковые возникнут. Подготовка вооруженных сил к войне должна вестись в течение мобилизационного периода 1937/38 года в соответствии с изложенными соображениями». Далее Бломберг разъяснял возможные варианты развития событий:

«1. Война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Западе (ситуация „Рот“).

2. Война на два фронта при сосредоточии главных усилий на Юго-Востоке (ситуация „Грюн“)».

В первом варианте рассматривалась возможность внезапного нападения Франции на Германию. Во втором — война на Востоке могла начаться с внезапной операции против Чехословакии с целью упредить нападение превосходящих сил вражеской коалиции. Министерству иностранных дел предлагалось заранее подготовить необходимые материалы, чтобы оправдать последнюю акцию с точки зрения международного права.

Министерству иностранных дел предлагалось так же провести «особые меры подготовки» в трех других вариантах:

«1. Вооруженная интервенция против Австрии (операция „Отто“).

2. Военные конфликты с красной Испанией (операция „Рихард“),

3. В войне против Германии участвуют Англия, Польша и Литва (расширенный вариант операций „Рот“ и „Грюн“)».

Всем было понятно, что инициатором этой директивы является отнюдь не Бломберг и что идея ее зародилась здесь, в рейхсканцелярии. Сейчас все стояли и ждали, что получат какие-то разъяснения на этот счет. Наверное, больше всех других этой директивой был возмущен барон Константин фон Нейрат: она не оставляла камня на камне от той внешней политики, которую с таким старанием и любовью планировал и уже проводил в жизнь министр иностранных дел.

Никакого восторга эта директива не вызывала и у фон Бломберга, хотя он и являлся ее автором, и у фон Фрича: они оба считали, что армия к большой войне еще не готова и для такой подготовки потребуется гораздо больше времени и сил. Доктор Редер прекрасно понимал, что если германский флот на данный момент и может нейтрализовать польский флот в Балтийском море и обеспечить безопасное сношение с Пруссией и Швецией, то до флотов Англии и Франции ему еще очень далеко. Учитывая все это, вся группа находилась в очень мрачном настроении.

Ровно в 16 часов 15 минут двери кабинета распахнулись, и всех приглашенных впустили в кабинет. Кабинет рейхсканцлера отличался изысканной простотой — массивный резной письменный стол, книжный шкаф и несколько стульев, все старое, добротное, роскошное. В углу стоял большой глобус на красивой, тоже резной подставке, но изготовленный уже, очевидно, в недалеком прошлом.

Эта встреча продлилась вплоть до половины девятого вечера.

Говорил в основном Гитлер.

— То, что я сейчас скажу, плод моих долгих размышлений за четыре года пребывания у власти, — начал он, — Суть всего этого так важна, что в случае непредвиденных обстоятельств я прошу считать это моей последней волей. Суть всей германской политики должна заключаться в том, чтобы беречь и преумножать расу. А здесь вопрос в первую очередь упирается в пространство. Немцы имеют право на большее пространство, чем другие народы. Но это должна быть земля не где-то там, за морями, а здесь, в центре Европы. Для Германии вопрос стоит так: немецкая земля должна находиться там, где Германия может достичь наибольшего успеха наименьшей ценой.

Говоря о сохранении расы, — продолжал фюрер, — мы не должны забывать и о тех десяти миллионах немцев, которые проживают в приграничных странах. Эти наши братья по крови терпят оскорбления и унижения и всей душой надеются на нашу помощь. Но нельзя забывать, что это еще и огромный интеллектуальный и физический ресурс.

Далее Гитлер обрисовал политическую позицию каждой из европейских стран. Соединенные Штаты он рассматривал не иначе как грязную еврейскую лавочку, о которой не стоит и говорить, хотя Англия и Франция могут воспользоваться этой лавочкой как арсеналом. Главными врагами Германии он считал Англию и Францию, на которые он и делал основной упор.

Фон Нейрат, фон Бломберг и фон Фрич попробовали несмело возразить, но тут же были резко оборваны. В половине девятого все приглашенные в мрачном молчании покинули кабинет. Всю дорогу домой фон Нейрат обдумывал случившееся, а уже дома почувствовал острую боль в сердце и вызвал врача. Сомнений у него не было: это начало второй мировой войны, и Германия непременно ее проиграет.

Ночью, после ухода врача, сердце у фон Нейрата отпустило. Он лежал в кровати и обдумывал сложившуюся ситуацию. Завтра, а точнее уже сегодня, он напишет докладную, где выскажет все свои возражения, затем встретится с Бломбергом, Фричем и, пожалуй, пригласит еще и доктора Шахта, который до последнего времени был министром экономики. Он попробует привлечь их на свою сторону, и совместными усилиями они попытаются отговорить Гитлера от этой затеи.

Историческая справка

Людвиг Бек — родился 29 июня 1880 года в Бирбахе, в семье крупного промышленника. В 1898 году поступил на военную службу. Участник Первой мировой войны, занимался штабной работой и дослужился до должности начальника штаба армии. После войны остался в рейхсвере. Еще в 1930 году, будучи командиром полка, заступился за офицеров Людина и Шерингера, которых обвинили в национал-социалистической пропаганде. С 1 октября 1933 года начальник Войскового управления (некая замена Генеральному штабу, иметь который по условиям Версальского договора Германия не имела права; 1 июля 1935 года Войсковое управление преобразовано в Генеральный штаб). Сторонник сохранения за профессиональными военными управления вермахтом. С 1936 года генерал-полковник.

Вернер фон Бломберг — родился 2 сентября 1878 года в Штаргарде, Померания. Сын полковника. Окончил военное училище в Гросс-Лихтерфельде. 13 марта 1897 года поступил лейтенантом в 73-й фузилерный полк. В 1907 году окончил военную академию. С 1907 по 1910 год служил в Большом Генеральном штабе. С января 1914 года командир роты 103-го пехотного полка. За планирование операций во время Первой мировой войны награжден орденом «Pour le Merite». С 1920 года начальник штаба бригады в Деберице, с 1 мая 1921 года начальник штаба 5-й дивизии. С 1924 года начальник отдела боевой подготовки при военном министерстве. С 1927 года начальник Войскового управления. Один из инициаторов создания на территории СССР учебных центров, где проходили подготовку танкисты, летчики и штабные офицеры. В конце 1929 года назначен командующим 1-м военным округом (Кенигсберг). В августе 1930 года встретился с Гитлером и согласился использовать CA в качестве вспомогательной военной силы. В начале 1932 года назначен руководителем делегации на переговорах по разоружению в Женеве. 10 января 1933 года получил пост военного министра. 20 апреля 1936 года получил звание генерал-фельдмаршала.

Вернер фон Фрич — родился 4 августа 1880 года в Бенрахе, Рейнланд, недалеко от Дюссельдорфа. 21 сентября 1898 года поступил в 25-й пеший артиллерийский полк, в 1900 году произведен в лейтенанты. В 1903 году окончил Военную академию и переведен в штаб 1-й гвардейской пехотной дивизии. После создания рейхсвера назначен начальником штаба Северного отдела обороны, затем начальник оперативного отдела штаба 1-го военного округа (Кенигсберг). С 1 марта 1930 года командир 1-й кавалерийской дивизии (Франкфурт-на-Одере), а потом командующий 3-м военным округом (Берлин). С 1 февраля 1934 года командующий сухопутными войсками, генерал-полковник.

Барон Константин фон Нейрат — родился 2 февраля 1873 года в Кпейн-Глаттбахе, Вюртемберг, в семье обершталмейстера Вюртембергского двора. Окончил Тюрингский и Берлинский университеты. В 1897 году поступил на службу в правительство Вюртемберга. С 1901 года на дипломатической работе. С 1903 года вице-консул в Лондоне. В 1908 году переведен в центральный аппарат министерства иностранных дел. В 1914–1915 годах сотрудник посольства в Константинополе, в те же годы состоял на службе в 119-м гренадерском полку, дослужился до чина капитана, награжден железными крестами 1-й и 2-й степеней. В 1917–1918 годах шеф гражданского кабинета короля Вюртемберга и обер-гофмейстер двора. С 1919 года посланник в Константинополе, с 1921 года посол в Риме, а с октября 1930 по май 1932 года посол в Лондоне. Участвовал в работе Лондонской конференции. 2 июня 1932 года назначен имперским министром иностранных дел в кабинет фон Папена, эту должность сохранил и в правительстве Гитлера. С 1940 года группенфюрер СС.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх