Берлин, 24 января 1938 года

Когда генерал-полковник фон Фрич прибыл в рейхсканцелярию и доложил о своем прибытии Хоссбаху, тот, грустно улыбнувшись, провел его в библиотеку. В библиотеке генерал увидел Гитлера, Гиммлера и Геринга. Генерал отсалютовал и как молоденький юнкер застыл по стойке смирно.

— Мне очень печально, генерал, — начал Гитлер, — слышать про вас такие неприятные вещи. Вы прекрасно знаете, что это уголовно наказуемое преступление и преступлением это было объявлено не вчера. Как это ни прискорбно, но занимать такой высокий пост, как ваш, после всего этого просто невозможно.

— Это гнусная клевета, — твердо произнес генерал фон Фрич.

— Мне бы очень хотелось в это поверить, — сказал Гитлер и сделал знак рукой.

Гиммлер подошел к боковой двери, которую бедняга Фрич сразу и не приметил, открыл ее, и в библиотеку Гейдрих ввел перепуганного Шмидта. Фрич никак не ожидал встретить в рейхсканцелярии такого гнусного и низкого типа, и от этого его передернуло.

— Вы нам рассказывали про этого офицера, герр Шмидт? — вкрадчиво спросил Гитлер.

— Да, господин фюрер, именно он, — заикаясь, почти шепотом, сказал Шмидт, — Это и есть господин Фрич.

За время своего жизненного пути, который в основном проходил по тюрьмам и притонам, Шмидт потерял большую часть своих зубов и поэтому шепелявил. Имя Фрич он произнес так, что получилось нечто среднее между Фрищ и Фриш.

На какое-то время Фрич потерял дар речи: он просто не знал, что сказать. Наконец он выдавил из себя:

— Даю вам слово офицера, что все это гнусная клевета. Я прошу дать мне возможность оправдаться.

Гитлер сделал знак, и Гейдрих увел за собою свидетеля.

— Я дам вам такой шанс, генерал, — сказал Гитлер, кивнув головой, — Пусть это дело разберет офицерский суд чести. Так как, к сожалению, на данный момент наша армия находится без руководства, то, я думаю, председателем суда будет наш главнокомандующий авиации господин Геринг. Это боевой офицер и, думаю, вы не будете возражать. Об остальных членах он договорится с оставшимися членами генерального штаба. Но до решения суда вам, генерал, придется отправиться в отпуск. Отдохните и подумайте.

— Слушаюсь, мой фюрер, — отчеканил Фрич.

Щелкнув каблуками, генерал-полковник развернулся и вышел из библиотеки.

— Да, вы были правы, Генрих, — сказал Гитлер, обращаясь к Гиммлеру, — Пруссия как кузница военных кадров себя изжила.

Герман Геринг выскочил из библиотеки, прошел в приемную Гитлера и там плюхнулся на диван. Хоссбах с удивлением увидел, что на глазах у Геринга были слезы, а сам главнокомандующий военной авиации не переставая шептал:

— Это он, какой ужас! Он его узнал! Узнал!..





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх