Старость


Когда мужчина-Посейдон вступает в последний этап своей жизни и выходит на финишную прямую, уместно снова вспомнить его символ -- жеребца. Сберег ли он связь с инстинктами и чувствами, когда развивал в себе способность просчитывать и строить стратегические планы? Смог ли сохранить единство с конем -- своей инстинктивной натурой -- и в то же время научиться думать, наблюдать и принимать решения? Если да, значит, этот мужчина прожил жизнь искренне и полнокровно.

Или, может быть, он измучил и убил своего "коня", поскольку окружающие его не ценили и порицали за излишнюю эмоциональность? Может, он проклял и подавил своего коня, потому что, появляясь из глубин психики, тот вовлекал его в неприятности (как это было с юным героем пьесы Питера Шеффера "Эквус")? И теперь, в последние годы жизни, не оказался ли он отрезанным от источника глубины и смысла -- не стал ли холодным, поверхностным человеком?

Или его "конская" природа завладела им безраздельно и этот человек так и не смог научиться рассудительности и умеренности? С возрастом жизнь усложняется, и реакции, основанные на инстинктах и аппетитах, в конце концов ведут к поражению. С годами такой мужчина становится все менее привлекательным, -- в отличие от того мужчины-Посейдона, который остается верен своей подлинной природе и при этом развивает собственный потенциал, стремясь выйти на более высокий уровень.

Наивысшие человеческие возможности осуществления данного архетипа представлены в образе самого Посейдона, мчащегося по безмятежному морю в клеснице, влекомой златогривыми конями в окружении танцующих морских тварей. Этот Посейдон (мужчина или женщина) может спуститься в морские глубины, где находится его дом, и упиваться красотой и безмятежностью морских глубин. Он не боится сумрачных теней, в которых посторонний мог бы узреть ужасных чудовищ.

Именно страх рождает "чудовищ" из едва различимых сущностей, живущих в глубинах коллективного бессознательного. Поднимите этих чудищ на поверхность, где их можно увидеть и поговорить с ними, -- и они совершенно изменятся.

Мы все ощущаем присутствие смутных неоформленных невероятно могущественных сил в глубинах своего существа и, возможно, боимся их до тех пор, пока Посейдон -- поэт, писатель, композитор, психолог, танцовщик или художник -- не вынесет их на поверхность. Такой человек, оседлавший собственную инстинктивную природу и близко познакомившийся со своей эмоциональной стихией, переводит наши страхи в формы, доступные человеческому сознанию.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх