Богов активизируют люди и события


Архетипическая, или "типичная" для того или иного бога, реакция может быть активизирована -- или, используя термин Юнга, констеллирована -- извне каким-либо человеком или событием. Например, мальчик пришел домой с синяком под глазом. В одном отце это может пробудить злопамятного мстительного Посейдона, -- он, не разобравшись, в чем дело, захочет отплатить тому, кто поступил так с его сыном. Но в другом отце тот же синяк возбудит презрение к ребенку за то, что тот вообще ввязался в драку, -- так Зевс относился к своему сыну Аресу. Когда Арес был ранен, Зевс не только не проявил сочувствия, но и осудил его. Он обзывал своего сына нытиком и никогда не упускал возможности отметить, насколько несносен и сварлив этот Арес.

Самые неожиданные реакции может спровоцировать также неверность партнера. Что происходит, когда мужчина узнает об измене жены или о том, что у женщины, которую он считал "своей", есть еще один любовник (пусть даже он сам женат на другой, а это для него роман на стороне)? Стремится ли он, подобно Зевсу, сокрушить соперника? Или, подобно Аполлону, попытается уничтожить саму женщину? Или, как Гермес, захочет узнать все детали? Или разработает хитроумный план, чтобы застукать пару на горячем и выставить на суд общественности, как поступил бы Гефест?

В историческом контексте мы видим примеры, когда та или иная ситуация пробуждает какого-либо бога в целом поколении мужчин. Например, в 60-е годы молодые люди с дионисийскими наклонностями искали экстатического опыта, экспериментируя с психоделическими препаратами. Для многих это обернулось психиатрическими заболеваниями. Немало было и тех, кто пережил духовное просветление. В такой ситуации и в то время мужчины, в общем-то не имеющие дионисийских склонностей, проявили их, и в результате ныне они более чувственны и эстетически развиты, чем могли бы быть.

Некоторые мужчины, воевавшие во Вьетнаме, пошли туда добровольно, поскольку изначально отождествляли себя с Аресом, богом войны. Другие же призывники попали на войну против своей воли: просто ребятам не повезло. В обоих случаях данная ситуация активизировала в них аспекты личности, свойственные Аресу. Многие из них обрели чувство локтя, верность долгу и глубокое ощущение мужской солидарности, которые при иных обстоятельствах в них не развились бы. Другие познали "одержимость" аресовой слепой яростью и жаждой убийства, -- с кем-то это случилось после того, как на его глазах друг подорвался на мине, кто-то просто попал во власть аресовой групповой психологии. В результате мужчины, которые в иных обстоятельствах, даже будучи пьяными, в драку не ввязались бы, совершали немыслимые зверства и убивали мирных жителей.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх