Загрузка...



Глава 14 «У России имеются боевые ЗГРЛС»

Конечно, Россия это не СССР с его громаднейшим экономическим и военным потенциалом. Но и у нее в современных условиях нашлись силы для создания загоризонтных локаторов. Основу для них создал Франц Кузьминский и другие ученые из НИИДАР. Единомышленники Кузьминского не бросали в рыночное лихолетье эту, не сулящую огромных барышей, сложнейшую работу и незаметно, без рекламной шумихи создавали новое российское радиолокационное чудо. Под руководством главного конструктора Федора Фёдоровича Евстратова созданы уникальные загоризонтные радиолокационные комплексы. Решена задача обнаружения надводных и воздушных целей в ближней и дальней ионосферной зоне.

Для удовлетворения любопытства читателей расскажу, что это дело началось еще в 1982 году. В тот период против Франца Кузьминского, по словам генерал-лейтенанта в отставке Героя Социалистического Труда Михаила Марковича Коломийца — начальника специального управления по вводу систем ПКО, ПРО, СПРН 4 ГУМО, начались гонения. Как отметил генерал Коломиец некоторые должностные лица, в том числе и бывшие соратники Кузьминского, пытались в ошибках создания боевой загоризонтной системы обвинить именно главного конструктора. «Но это не так, — категорично заявил генерал Коломиец, — Кузьминский был человеком с высокими организаторскими способностями, четко и логично выражающий свои мысли, к работе относился с полной самоотдачей. Лейтмотив его деятельности: «Все трудное мы делаем немедленно, а невозможное — несколько позже». Выходец из КБ-1, в работе не щадил ни себя, ни подчиненных. О загоризонтной локации и возникших проблемах Михаил Маркович высказался весьма прямолинейно, по-военному: «Скажу лишь, что проблема оказалась значительно сложнее отнюдь не по вине главного конструктора. К тому времени изученность состояния ионосферы, особенно в северных широтах, была недостаточной. И это была не вина, а беда главного конструктора — здесь требовалась координация усилий десятков НИИ, по крайней мере, Президиумом Академии наук СССР».

Я уже отмечал, что Франц Кузьминский был поставлен в крайне сложные условия. Он и его команда работали над сложнейшей наукоемкой проблемой. И он близок был к разгадке тайны природы. Но время и обстоятельства были против него.

В то же время, возможностями боевых ЗГРЛС заинтересовались в ВМФ СССР. В 1982 году Евстратов предложил главкому ВМФ адмиралу флота Советского Союза Сергею Георгиевичу Горшкову использовать ЗГРЛС для контроля надводной и воздушной обстановки режимом поверхностной волны в ближней 200-мильной зоне, а в дальней зоне, порядка 3000 километров, вести радиолокационную разведку через ионосферу, посредством пространственной волны. Главкому ВМФ было известно положение, которое сложилось с боевыми ЗГРЛС для Войск ПВО. Однако военно-морские эксперты объективно рассмотрели предложение Евстратова и Горшков не побоялся взять на себя ответственность за выделение средств на их создание. Строительство военно-морской ЗГРЛС было санкционировано специальным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР 24 декабря 1982 года. Ее назвали «Волна». Главный конструктор Евстратов с коллективом учёных и инженеров спроектировали эту ЗГРЛС максимально мобильной. Вся аппаратура, включая мощный вычислительный комплекс, размещалась в транспортируемых кабинах. Это значительно снизило затраты на сам радар. Под него готовилась лишь площадка, для размещения кунгов и кабельного хозяйства. В радаре был применен новейший тип антенны. При длине 1500 метров она имела высоту всего 5 метров. По металлоемкости, объёму строительно-монтажных работ эта антенна в сотни раз была меньше прежних антенн для загоризонтных радаров ПВО. Флот весьма оперативно подошел к созданию своей системы. В 1983 году под городом Находка на тихоокеанском побережье в одной из бухт было выбрано место для дислокации «Волны». В 1984 году началось строительство жилого городка, инженерных систем, площадки для радара.

ЗГРЛС «Волна» была сложным и наукоемким объектом. По опыту создания радаров для Войск ПВО для проведения монтажно-настроечных работ было создано Дальневосточное производственно-техническое предприятие.

Научно-техническое руководство созданием объекта, разработку программно-алгоритмического комплекса осуществляли заместитель главного конструктора Валентин Николаевич Стрелкин, заместитель главного конструктора Эфир Иванович Шустов, Виктор Андреевич Собчук и вверенные им коллективы разработчиков.

Первая очередь ЗГРЛС «Волна» была построена уже в 1986 году. Ее использовали для экспериментальных работ по обнаружению в ближней зоне научно-исследовательского судна «Океан», сторожевого корабля Тихоокеанского флота «Летучий». Эти работы ученые и конструкторы вели до сентября 1987 года. В результате была достигнута дальность загоризонтного обнаружения кораблей поверхностной волной свыше 300 километров. А далее ученые и конструкторы стали работать над тем, чтобы ЗГРЛС обнаруживала надводные и воздушные объекты на дальностях до 3000 км в пределах первого ионосферного скачка. В 1987 году впервые были зафиксированы положительные результаты по обнаружению кораблей и самолётов на дальностях до 2800 километров. Это дало возможность завершить экспериментальные работы и провести дальнейшее дооборудование этого радара до опытного образца.

С 1987 по 1990 годы проводились работы по модернизации программно-алгоритмическое комплекса ЗГРЛС «Волна», повышению ее энергетического потенциала. Эти работы оказались настолько успешными, что в 1990 году радар устойчиво обнаруживал и сопровождал авианесущие группировки США в Тихом океане на дальностях свыше 3000 километров.

Государственные испытания ЗГРЛС «Волна» прошли в 1992 году. Радар обнаруживал корабли и воздушные цели пространственным лучом на дальностях 1000-3000 километров. В том же году локатор был передан ВМФ России. Он поступил на вооружение Тихоокеанского флота для решения задач обнаружения надводных и воздушных целей.

В 1999 году НИИДАР при непосредственной поддержке ВМФ построил на полуострове Камчатка экспериментальный образец низкопотенциальной ЗГРЛС поверхностной волны «Телец». Осенью того же года «Телец» обнаруживал корабли ВМС США на дальностях до 250 километров, а также осуществлял загоризонтное обнаружение самолётов.

Возможно, скоро можно будет рассказать о новых загоризонтных радарах, успешно используемых в интересах ПВО. Но вот тут необходимо отметить следующие моменты.

Еще несколько лет назад в открытой зарубежной печати можно было почерпнуть информацию о ведущихся на Западе и особенно в США разработках принципиально нового класса оружия для использования его в воздушно-космической сфере вооруженной борьбы. Это гиперзвуковые летательные аппараты (ГЗЛА). Они способны действовать в воздухе, космосе. При этом быстро переходить из одной среды в другую. И вдруг поток этой информации иссяк. Лишь в отдельных специализированных изданиях можно узнать, что работы по ГЗЛА все больше приобретают практическую направленность, то есть рабочие чертежи и макеты могут вскоре превратиться в реальные сверхсовременные летательные аппараты. Они будут практически неуязвимыми. Естественно, в российском Минобороны забеспокоились на предмет появления такого класса вооружения. Тут еще НАТО неудержимо расширяется и увеличивает и без того свой огромный потенциал воздушных средств нападения. А в России ныне большая часть территории осталась без радиолокационного прикрытия. Не то, что ГЗЛА, обычные иностранные вертолеты могут безнаказанно пересекать границы. Поэтому еще в ноябре 2002 года коллегия Минобороны РФ рассмотрела и одобрила проект концепции создания системы воздушно-космической обороны государства. Документ весьма обширный. В его разработке принимали участие все главные командования Видов Вооруженных сил РФ, военно-научные центры. В документе есть разделы по построению системы ВКО России, этапность этой работы. Одним словом, учтены все основные вопросы, указаны новые угрозы и определено, как с ними бороться. Не буду пересказывать весь документ. А только отмечу, что наряду с созданием перспективных средств поражения СВКН вероятного противника предлагается совершенствовать системы управления войсками и главное развивать систему предупреждения о ракетном нападении и радиотехнические войска ПВО. Все ясно и понятно. Надо быть готовыми отразить возможные новые угрозы по типу воздушно-космических операций в Югославии или Ираке.

Проблема новых форм вооруженной борьбы так же активно обсуждается и Вневедомственным экспертным советом по проблемам ВКО. Есть в нашем государстве и такой орган, куда вошли известные ученые, военные. Так на заседании президиума этого совета 8 июня 2007 года сопредседатель совета генерал армии Анатолий Михайлович Корнуков сообщил, что по результатам рассмотрения разработки новой загоризонтной РАС еще в октябре 2006 года Председателю Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ — первому заместителю Председателя Правительства РФ Сергею Борисовичу Иванову было направлено обращение о поддержке этих работ, которые ведет ОАО «НПК «НИИДАР». Обращение, так сказать, было услышано и внимательно прочитано. В результате аппарат Правительства РФ отправил соответствующие поручения в ряд ведомств. Из них в совет по проблемам ВКО, по словам генерала армии Корнукова, поступили письма. Например, ВРИО начальника Вооружения Вооруженных сил РФ В.Г. Михеев сообщил, что предложения Вневедомственного экспертного совета по проблемам ВКО будут учтены при формировании плана реализации Концепции Воздушно-космической обороны. Предложения совета по ВКО в отношении ЗГРЛС поддержал и заместитель руководителя Федерального агентства по промышленности Станислав Борисович Пугинский. Так почему же до сих пор не было поддержано создание перспективной ЗГРЛС, зачем вообще она нужна?

На эти и другие вопросы ответил в беседе член совета по проблемам ВКО, заместитель генерального директора ОАО «Конструкторское бюро-1», доктор технических наук, бывший начальник управления заказов и поставок вооружений Войск ПВО, генерал-майор запаса Сергей Константинович Колганов:

«Наше обращение к первому заместителю Председателя Правительства РФ Сергею Борисовичу Иванову вызвано необходимостью поддержки этого направления радиолокации. Загоризонтная радиолокация и новейшие разработки по ЗГРЛС стали еще более актуальными для обороноспособности государства в связи с безденежьем. Ведь прежде в Советском Союзе системой ЗГРЛС решалась задача увеличения времени предупреждения о ракетно-ядерном нападении. В созданной системе Ракетно-космической обороны ЗГРЛС дополняли информацию спутниковой системы предупреждения, которую создал Анатолий Иванович Савин. Нужно это было для повышения достоверности информации спутниковой системы потому, что на первых порах она работала посредственно. А во-вторых, всегда лучше иметь два источника такой стратегический информации, чем один.

Проект ЗГРЛС для Войск ПВО страны «Дуга», как известно, был первой попыткой практической реализации боевой загоризонтной локации. Но эта попытка, на мой взгляд, по тем временам была чрезмерной смелой. ЗГРЛС должна была обнаруживать стартующие американские баллистические ракеты на третьем скачке после двух отражений от ионосферы радиолокационной энергии. Но затухание радиолокационного сигнала, распространяющегося на огромную дальность, было колоссальным, отсюда для первых ЗГРЛС требовались колоссальные мощности электромагнитной энергии. Поэтому надежность работы боевых станций главного конструктора Франца Кузьминского была невысокой. Плюс работа тех ЗГРЛС очень сильно зависела от текущего состояния ионосферы, которая, как известно нестационарно «дышит». Крайне сложно было спрогнозировать это «дыхание» и в соответствии с ним распространение в ионосфере радиоволн. И хотя в «Дуге» предпринимались серьезнейшие меры для того, чтобы компенсировать этот эффект и другие проблемы, но чрезмерно смелый проект нередко заходил в тупик во время доработки уже созданных боевых средств.

После создания в городе Николаев экспериментальной ЗГРЛС количество сторонников и скептиков этого смелого проекта только увеличилось. Более того, уже по ходу дальнейшей разработки выяснилось, что радиолуч отражается не от точки в ионосфере, а от области, которая, как я уже отметил, нестандартно «дышит». И только лет через десять после начала этих работ НИИДАР несколько переделал антенную систему, алгоритмы работы станции и обозвал открытое явление особого отражения от ионосферы — скользящим модом. После этого были приняты контрмеры в аппаратуре и алгоритме ЗГРЛС и получились более-менее устойчивые результаты по обнаружению целей.

Но ведь мало кто знает, что параллельно с проектом «Дуга» в рамках системы «Щит», которая должна была противодействовать угрозе крылатых ракет США, начались в НИИДАРе работы по созданию односкачковой ЗГРЛС. Эта станция должна была накрыть наш Север радиолокационным полем. Но тогда эти работы были прекращены из-за наличия в северных широтах так называемых авроральных областей ионосферы. Они вообще дают непредсказуемое отражение радиолуча. И фактически являются очень мощной помехой для ЗГРЛС. Поэтому противосамолетная ЗГРЛС в рамках системы «Щит» была закрыта. А работы по «Дуге» продолжались и начались получаться очень устойчивые обнаружения. В этом сложнейшем деле огромную роль сыграла экспериментальная ЗГРЛС под Николаевом, потому что на ней были отработаны все технологии, которые НИИДАР успешно использовал для создания нового поколения ЗГРЛС. Не зря Франц Александрович Кузьминский создал николаевский филиал и вложил в него столько сил и энергии.

В 1986 году в результате Чернобыльской катастрофы в зону отчуждения попал западный узел «Дуга-1» и был закрыт. И практически сразу было принято решение о прекращении работ на восточном узле «Дуга-2». Объект якобы был законсервирован. Но слава богу, что благодаря главному теоретику загоризонтной локации, доктору технических наук Эфиру Ивановичу Шустову при создании второго поколения ЗГРЛС были использованы новые принципы и новые технологии. Прежде всего, был положен принцип поверхностной волны, который буквально на «ура» поддержал наш ВМФ. Параллельно разрабатывалась для войск ПВО ЗГРЛС «Контейнер». Она была мобильным вариантом радара. Однако первыми покупателями этого нового поколения русских боевых ЗГРЛС стали китайцы. У нас же в войсках ПВО по-прежнему к загоризонтным радарам существует какое-то недоверие. Как ни странно разработку ЗГРЛС для войск ПВО поддержали не радиотехнические войска, а разведка ПВО. «Контейнер» позволяет решать в интересах разведки самые различные задачи. Даже уже была разработана карта размещения ЗГРЛС «Контейнер» по территории страны. Это позволяло в очень короткие сроки полностью накрыть радиолокационным полем всю территорию государства и вести разведку воздушного пространства даже за границами для своевременного выявления конфликтных ситуаций. Радар обладал дальностью обнаружения от 1000 до 2000 километров по обнаружению самолетов.

Но раньше, если серьезной проблемой было утверждение проекта, то сейчас добавилась еще проблема денег. В условиях, когда ныне МО РФ не может позволить себе создать даже подобия единого радиолокационного поля, которое было над государством в советский период, только «Контейнер» способен как то обеспечить безопасность государства в воздушном пространстве. Он будет давать своевременную информацию предупреждения о воздушном нападении или его угрозе. Но, к сожалению, пока ЗГРЛС «Контейнер» в российские войска не поступает. Есть только единичные образцы этого радара.

На одном из заседаний Вневедомственного совета по проблемам ВКО был заслушан доклад НИИДАР по ЗГРЛС. Совет по ВКО активно поддержал это направление создания радиолокаторов. Ведь в настоящее время использование в ПВО боевых ЗГРЛС — это единственный путь создать в государстве хотя бы минимальную систему информационного предупреждения о полетах авиации в пределах России. Другими средствами, из-за недостаточно выделенных ассигнований на оборону, немыслимо создать сплошное радиолокационное поле. Нужно всего-навсего 10-12 ЗГРЛС «Контейнер» для создания единого радиолокационного поля государства. Обычных радиолокационных станций для этого потребуются тысячи. Один же «Контейнер» будет работать в полосе от 1000-2000 километров и в секторе 180 градусов. Думаю, что кроме самолетов он будет вскоре обнаруживать и баллистические ракеты. Первый «Контейнер» был испытан и показал устойчивое обнаружение целей еще в начале 2000 года. Но пока на вооружение Российской армии он не принят.

Да, заслуги Франца Кузьминского в отечественной загоризонтной радиолокации очевидны. На мой взгляд, статьи Кисунько в популярной в советский период газете «Советская Россия» и в других издания крайне необъективны. Это эмоции человека, крупного руководителя, не простившего некоторым людям своей отставки с высокого поста. Однако за выступлениями Кисунько, очевидно, кто-то стоял, или были какие-то силы в государстве, которые знали его отношение к Маркову, Ненашеву и умело использовали его для удара по боевой системе ЗГРЛС, а вместе с тем и по Минобороны, и военно-промышленному комплексу всего государства в целом.

В настоящее время загоризонтная локация и с поверхностной волной, и классическая жизненно необходимы для решения задач противосамолетной обороны в возможной воздушно-космической войне. Наше государство не скоро сможет по своим финансовым возможностям восстановить наземное радиолокационное поле до требуемого уровня. Повторяю, что ныне, только «Контейнеры» могут создать сплошное радиолокационное ноле. С помощью него может наводиться на цели наша боевая истребительная авиация. Для зенитно-ракетных войск пока «Контейнеры» дают неточную информацию. Тут имеется некоторая проблема, но она вполне решаема. Кстати, новые автоматизированные системы управления для войск уже учитывают совмещение с ЗГРЛС «Контейнер».

Весьма любопытную информацию дал для книги Сергей Константинович Колганов. Конечно, я постарался проследить, используя свои возможности, дальнейшую судьбу поручения по поддержке создания ЗГРЛС в интересах ВКО России первого заместителя Председателя правительства РФ Сергея Иванова. От него поручение поступило в Федеральное агентство по промышленности и в Минэкономики и торговли. И там это поручение, как-то тихо, что ли затаилось, или его чиновники положили под сукно в своих столах. На мой взгляд, в этом не повинны силы из-за рубежа, которые препятствуют новейшим российским вооруженческим разработкам. Просто продолжается конфликт Марков — Кузьминский уже во втором поколении. Происходит банальное столкновение российских фирм за сферы своих интересов и за бюджетные средства. Ряд известных фирм в настоящее время чувствуют опасного конкурента в лице НИИДАР и не хотят допускать этот институт к вопросам радиолокационного перевооружения российской армии. Но так можно доконкурировать, что называется, до ручки. Видно кому-то история нашей страны не идет впрок. Забыли, как в результате чиновничьих игр оставили Красную Армию накануне Второй мировой войны без автоматического стрелкового оружия, зенитных орудий и еще многого другого. Не дай бог, если придется в возможной воздушно-космической войне остаться без надежного радиолокационного поля. Так что слова главного конструктора первых боевых ЗГРЛС Франца Александровича Кузьминского относительно обороноспособности государства не потеряли своей актуальности. Он начал трудный научно-конструкторский поиск по созданию очень нужного стране радиолокационного вооружения. Нынешние специалисты НИИДАР продолжили его дело. У России сегодня есть загоризонтные радиолокаторы, которым по силам обнаружить и предупредить возможную воздушно-космическую угрозу. А самому Францу Кузьминскому необходимо воздать должное в государстве за его самоотверженный научный труд.

На этом закончено мое восемнадцатилетнее журналистское расследование о трагедии и триумфе боевой системы ЗГРЛС и ее главном конструкторе. Опять в старый портфель упакованы все добытые, нередко с большим трудом, материалы. Эта книга у кого-то вызовет неподдельный интерес, а у кого-то наоборот ярость и раздражение. Может быть, я невольно допустил некоторые ошибки в технических терминах. Прошу меня за это извинить. Одно скажу, что попытался честно разобраться в истории боевой системы ЗГРЛС, показать какие замечательные люди, профессионалы с большой буквы ее создавали.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх