Загрузка...



  • Вербовка и обучение
  • Военная дисциплина. Наказания и награды
  • Повседневная жизнь
  • Содержание и жалование
  • Культы
  • Ветераны
  • ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ВОИНОВ

    Вербовка и обучение

    После реформ Мария римская армия стала наемной. Легионная пехота могла формироваться только из римских граждан, в то время как вспомогательные войска состояли из представителей покоренных Римом народов. После Гражданских войн I в. до н. э. всем италийцам, жившим к югу от реки По, было предоставлено римское гражданство. Это означало, что различия между римскими и союзническими легионами больше не существовало. Гражданскими правами постепенно стали наделяться западные провинции (Испания, Южная Галлия, «Провинция» — нынешняя историческая область Франции — Прованс). На Востоке институт гражданства не имел такого распространения, поэтому, чтобы не вступать в противоречие с законом, новобранцы из тех краев получали этот статус при вступлении в легион. Подобные меры позволяли расширить доступ армии к людским ресурсам.


    Одна из разновидностей катапульт, называемая «скорпионом»

    Итак, набор в римскую армию вследствие реформ Мария отличался прежде всего тем, что взамен обязательного призыва был введен принцип добровольности. Но из-за того, что уровень этой самой добровольности среди граждан в I–II вв. оставлял желать лучшего, власти очень скоро стали прибегать к услугам жителей наиболее романизированных провинций, таких, какими являлись Далмация или Галлия. В случае, если добровольцев не хватало, применялся принудительный набор. При этом, чтобы не спровоцировать волнений, власти, как правило, не скупились на благие посулы. Иосиф Флавий свидетельствует: «После войны против Антиоха большая часть римских граждан, однако, стала уклоняться от службы. Чтобы пополнять армию, пришлось пользоваться услугами специальных вербовщиков из неимущих слоев. В этот период даже в конницу большее количество людей поставляли провинции, граждане были в ней лишь офицерами».

    В начале II в. император Адриан приказал принимать на службу не только римских граждан, но и жителей провинций. Хорошим подспорьем для пополнения легионов было существование в провинциях, не имевших гражданского статуса, сыновей легионеров и «оксилариев», которые унаследовали гражданские права от отслуживших в армии отцов. Некоторые выгоды, связанные с возможностью обогатиться на войне, в принципе привлекали провинциалов к службе больше, чем жителей Италии, поэтому в армии первых было, как правило, больше, чем выходцев с этого прекрасного полуострова, с которым им так тяжело было расставаться. Тем не менее среди солдат легионов коренные италийцы встречались всегда. Говоря об этническом составе легионов, нельзя забывать и о том, что в них зачастую вливались и местные жители тех краев, где располагались постоянные лагеря. Во всяком случае, известно, что в правление Адриана приблизительно 70 % легионеров были выходцами из западных провинций (Германия, Галлия, Британия).

    Прежде чем стать легионером, доброволец должен был сначала заполучить рекомендательное письмо от члена своей семьи, уже находящегося в армии, либо, за неимением такового, от какого-нибудь третьего лица, занимающего хотя бы и незначительный государственный пост. С этим документом доброволец представал перед своего рода призывной комиссией или советом (probatio), членами которого были офицеры легиона. Такие комиссии часто возглавлял правитель провинции. Во время испытания проверялись как физические, так и личные качества рекрута. Отбор производился очень тщательно, поскольку мощь легиона и армии в целом ставилась в прямую зависимость от качеств будущего солдата. Довольно высокие требования предъявлялись и при вступлении во вспомогательную кавалерию.

    Новобранец (tiron) должен был иметь минимальный рост около 1,75 м, располагать приличной внешностью и крепким сложением. Эти нехитрые условия требуют некоторых комментариев. По свидетельствам сторонних наблюдателей, жители Апеннинского полуострова были людьми невысокими. Особенно часто это подмечали рослые галлы и германцы. Это отчасти может служить причиной того, что доля «италиков» в легионах постепенно сокращалась.

    Пройдя испытания комиссии, новобранец в возрасте приблизительно 18 лет должен был произнести клятву (sacramentum). От современной присяги «сакраментум» отличалась своим религиозным значением. Она являлась не только юридическим актом, подтверждающим обретение статуса солдата, но своего рода выражением некой мистической связи между новобранцем и его командиром[6]. Для суеверных римлян все эти обряды имели глубокий смысл. По окончании церемонии будущий солдат записывался в легион, в котором ему предстояло служить. Тогда же ему предоставлялась небольшая сумма денег (viaticum), после чего под охраной офицера вместе с другими рекрутами он отправлялся к своему легиону. По прибытии в лагерь свежеиспеченный воин приписывался к определенной центурии. Его имя, возраст, особые приметы заносились в списки подразделения. После этого начинался изнурительный этап обучения.

    Иосиф Флавий отмечает: «…они с такой легкостью выигрывают битвы; ибо в их рядах никогда не происходит замешательства и ничто их не выводит из обычного боевого порядка; страх не лишает их присутствия духа, а чрезмерное напряжение не истощает их сил». Эти достоинства римских солдат он объяснял постоянными упражнениями и учениями, бывшими уделом не только новичков, но и поседевших ветеранов (впрочем, за некую сумму денег, врученную центуриону, можно было всегда избежать особо утомительных обязанностей). Однако большинству легионеров регулярные взятки были не по средствам. Тем более что проверки и инспекции следовали одна за другой. Чиновники тоже не сидели без дела.

    Высшее командование, вплоть до императора, лично инспектировало легионы и внимательно следило за состоянием военного обучения.

    Изначально обучение не было систематическим, но примерно с начала I в. до н. э. оно стало обязательным элементом военной жизни.

    Первичное обучение легионера состояло в том же, что и по сей день составляет основу обучения новобранцев в большинстве армий мира. И пока новобранец не ознакомился с основами дисциплины и ведения боя, его ни под каким видом не могли поставить в строй.

    Три раза в месяц солдаты совершали марши, по 30 км каждый. Половина пути проделывалась шагом, половина бегом. Солдат обучали держать место в строю во время движения и перестроений. В конечном итоге именно благодаря высокой строевой выучке легион мог осуществлять все свои перестроения и перемещения почти с математической точностью. Но добиться этого было довольно тяжело. Вряд ли когда-нибудь удастся подсчитать количество палок, обломанных центурионами при постижении солдатами этой науки. Четкое выполнение перестроений ценилось римлянами очень высоко и считалось основным ключом к достижению побед.

    Легионеры должны были уметь маршировать в двух различных ритмах. Первый из них — «военный шаг». В этом ритме подразделение должно было проходить около 30 км за 5 часов по ровной местности. Второй — «удлиненный шаг» — позволял за то же время преодолевать более 35 км.

    Строевое обучение дополнялось физическими упражнениями, включавшими прыжки, бег, метание камней, борьбу и плавание. Этими упражнениями занимались все от новичков до офицеров.

    Но главное внимание уделялось строительству лагеря. От солдат требовалось производить работы правильно и, главное, быстро. Для этой цели новобранцам приходилось строить множество «учебных лагерей». Если в обычной практике легионы строили их раз в день, то новобранцы должны были это делать дважды. Строить и вновь снимать.

    Новобранцы обучались и верховой езде. Через эти занятия, выполнявшиеся как в полном снаряжении, так и без него, должны были пройти все солдаты.

    Позже новичков начинали обучать владению оружием. Эта часть подготовки во многом повторяла методы обучения в школах гладиаторов. Оружие для тренировок было деревянным, шиты — плетеными. По размерам и форме они были вполне идентичны настоящим, но почти вдвое превосходили их по весу. Для отработки ударов использовался врытый в землю деревянный столб в рост человека. На нем легионер отрабатывал удары по воображаемым голове и ногам противника. Основной целью упражнения была отработка удара с тем, чтобы при его нанесении выпад был не слишком глубок, так как при этом увеличивалась вероятность поражения правой стороны атакующего, не защищенной щитом. Отрабатывались также броски пилума на разные дистанции и по разным целям.

    На следующем этапе будущий легионер переходил к той стадии обучения, которая, как и у гладиаторов, называлась armatura. С этого момента для обучения начинали использовать боевое оружие. Легионер получал меч, один или несколько пилумов и щит.

    Навыки владения оружием развивали в поединках на мечах или копьях, острия которых для безопасности были прикрыты деревянными наконечниками. Для поддержания азарта широко использовались вознаграждения победителям поединка и наказания для неудачников. Преуспевшие получали двойной рацион, в то время как проигравшие должны были вместо обычного зерна довольствоваться ячменем.

    Упражнения с оружием были направлены на закалку не только тела, но и духа солдат. Флавий, видимо, наблюдавший их вблизи, считал, что «они напоминают или бескровные сражения, или кровавые упражнения». Похоже, упражнялись всерьез.

    Во время учебных походов новички знакомились с тактическими приемами боя, а также с различными видами построений.

    По окончании этого этапа солдаты расставались со статусом новобранцев и вливались в состав легиона. Тем не менее на протяжении всей дальнейшей службы их ожидали те же упражнения и занятия, которым посвящалась большая часть каждого дня, кроме праздничных. Манипулы и центурии занимались строевой подготовкой и, разделившись на две группы, сражались между собой. Всадники практиковались в скачках с препятствиями, отрабатывали атаку на пехоту. Кавалерия и пехота в полном походном снаряжении ежемесячно совершат три 15-километровых марша.

    Практика постоянного обучения была настолько характерной чертой римского военного быта, что даже Сенека, столь далекий в своих трудах от суеты повседневности, отмечал: «Солдаты в мирное время идут в поход, хоть и не на врага, насыпают ваш, изнуряют себя ненужной работой, чтобы хватило сил на необходимую».

    Военная дисциплина. Наказания и награды

    Ни в одной другой армии древности не было такой строгой дисциплины. Основным ее выражением было безусловное повиновение приказам. Поддержанию строгого порядка, прежде всего, содействовало то, что солдаты никогда не оставались без дела. Кроме того, известный принцип «кнута и пряника» применялся в армии с неизменной последовательностью.

    Военные законы карати смертью не только за дезертирство и оставление строя во время боя, но и за менее значительные проступки, такие, как оставление поста в карауле, потеря оружия, воровство, ложное свидетельство против товарища, трусость. Менее значительные преступления наказывались выговорами, уменьшением жалованья, разжалованием, назначением на тяжелые работы и телесными наказаниями. Были и позорящие наказания. Например, Август приказывал провинившемуся целый день стоять перед преториумом, иногда — в одной тунике и при боевом поясе.

    Если проступок числился за всей манипулой или легионом, казнили каждого десятого, двадцатого или сотого, выбираемых по жребию, остатьных переводили на ячменный хлеб.

    Суровее военного закона бывала порой неограниченная личная власть полководцев, которой они пользовались, невзирая на чины и заслуги. Август, славившийся почитанием «традиционных добродетелей древности», разрешат легатам свидания с женами только в зимнее время. Римского всадника, отрубившего своим сыновьям большие пальцы рук, чтобы избавить их от военной службы, приказал продать с торгов со всем имуществом. Тиберий покарал бесчестием начальника легиона за то, что тот послал нескольких солдат сопровождать своего вольноотпущенника на охоту. С другой стороны, освобождение от наказаний, наложенного бесчестия и обвинений в смутные времена являлось реальной мерой, призванной склонить войска на свою сторону или упрочить свой авторитет в более спокойное время.

    Поощрения тоже могли быть разного рода: похвала, повышение по службе, увеличение жалованья, участие в разделе добычи, освобождение от работ в лагере, денежные выплаты и знаки отличия в виде серебряных или золотых запястий (armillae), носимых на предплечье. Существовали и специфические награды для разных родов войск: в кавалерии — серебряные или золотые шейные цепочки (torques), в пехоте — нагрудные серебряные или золотые фанеры с изображением полководца или головы какого-либо божества.

    Офицеров награждали почетным копьем без острия (hasta pura) и почетным личным флагом — небольшой вексиллум. Высшими знаками отличия были венки (согопае), самым почетным из которых считался лавровый венок триумфатора (corona triumphalis). Существовали и другие венки: corona civica — за спасение гражданина, corona muralis — первому взобравшемуся на стену, corona vallaris — первому взошедшему на вал неприятельского укрепления, corona navalis — первому взошедшему на неприятельский корабль.

    Награды раздавались солдатам в присутствии всего войска.

    С этой точки зрения показателен рассказ Иосифа Флавия о церемонии организованной Титом после взятия и разграбления Иерусалима: «Тотчас же он приказал назначенным для этой цели лицам провозгласить имена тех, которые в этой войне совершили какой-нибудь блестящий подвиг. Вызывая их поименно, он хвалил подходивших и выказывал столько радости, как будто их подвиги осчастливили лично его; тут же он возложил на них золотые венки, золотые шейные цепи, дарил большие золотые копья или серебряные знамена и каждого из них возводил в высший чин. Кроме того, он шедрой рукой наделял их из добычи золотом, серебром, одеждой и другими вещами. Вознаградив таким образом всех по заслугам, он благословил все войско и при громких ликующих криках солдат сошел с трибуны и приступил к победным жертвоприношениям. Огромное количество быков, стоявшее уже у жертвенников, было заколото, и мясо их роздано войску. Он сам пировал вместе с ними три дня, после чего часть войска была отпущена, куда кому угодно было».


    Надгробие Марка Целия из Рейнской области. Диски на груди — наградные фалеры. На руках видны наградные браслеты

    В честь полководца, одержавшего крупную победу, могла быть назначена благодарственная служба в храмах (supplicatio). Но высшей наградой являлся триумф — торжественный въезд в Рим. По традиции право на него имел полководец, облеченный высшей военной властью (imperium), когда он в качестве главнокомандующего одержат решительную победу на суше или на море в объявленной войне с внешним врагом. По этому определению в I–II вв. н. э. право на триумф имели только императоры, считавшиеся верховными командующими армиями.

    По древней традиции до дня триумфа полководец должен был оставаться за пределами города. В назначенный день он с торжественным шествием через триумфальные ворота выступал по направлению к Капитолию. По этому случаю улицы украшались венками, храмы были открыты. Зрители приветствовали шествие криками, а солдаты пели песни.

    Во главе шествия находились правительственные должностные лица и сенаторы, за ними следовали музыканты, далее везли добычу и изображения покоренных стран и городов. Шли жрецы, юноши в праздничных одеждах, вели белых быков, назначенных для жертвоприношения, и знатных военнопленных в оковах. Дальше следовала золотая колесница триумфатора, запряженная четверкой белых коней. Впереди шли ликторы, музыканты и певцы. Триумфатор стоял на колеснице, увенчанный лавровым венком, одетый в пурпурную вышитую золотом тунику (tunica palmata — одежда Юпитера Капитолийского) и в пурпурную же, украшенную золотыми звездами тогу (toga picta). В руках он держал скипетр из слоновой кости, украшенный сверху золотым орлом, и лавровую ветку. Сзади на колеснице стоял государственный раб, державший над его головой золотую корону. Толпа приветствовала триумфатора криками: «Оглянись назад и помни, что ты человек!»


    Наградные венки: corona muralis, corona vallaris, corona navalis (слева направо)

    Шествие замыкали солдаты в лавровых венках, со всеми знаками отличия. Прибыв к храму Юпитера Капитолийского, триумфатор слагал свою добычу на руки статуи бога, произносил молитву, совершал жертвоприношение, а затем раздавал солдатам подарки и награды. После этого следовало пиршество.

    Победителю-полководцу (не императору) предоставлялось только право при торжественных случаях надевать триумфальные украшения и знаки, которыми их стали награждать цезари со времен Августа. Среди украшений были цепи, расшитые пальмовыми листьями туники, тоги (toga picta), лавровые венки.

    В честь победоносного полководца ставили памятники (tropaea), первоначально из переплавленного неприятельского оружия, а впоследствии из мрамора и меди, воздвигались триумфальные арки, колонны, мраморные и бронзовые статуи. Доспехи, отнятые у вражеского предводителя, приносились в жертву Юпитеру (luppiter Feretrius). Вообще же военная добыча шла на уплату жалования войскам, а также частично посвящалась богам.

    Конечно же, награды получали не только победители. Так, например, во время африканского триумфа Цезаря юный Август был награжден, несмотря на то что в войне не участвовал.

    Повседневная жизнь

    Годы службы в армии далеко не всегда приходились на походы и сражения. Во II в. жизнь армии была более размеренной. Экспедиции стали редкими. Войска в основном размещались в постоянных лагерях, уклад жизни которых очень напоминал жизнь большинства обычных городов «Рах Romanum», со всеми бытовыми удобствами античной цивилизации (бани, театры, гладиаторские бои и др.).

    Будни легионера мало отличались от буден солдата любой другой эпохи — учения, караулы, патрулирование дорог. Но кроме военных занятий солдаты обязаны были выполнять многочисленные строительные работы. Они возводили лагерные постройки и укрепления, строили дороги, мосты, сооружали пограничные укрепленные линии и следили за их сохранностью. Позади основного вала с дозорными вышками всегда строилась военная дорога, по которой вдоль границы могли быть переброшены войска. Со временем такими укрепленными линиями были усилены границы империи на севере Британии — Адрианов вал, между Днестром и Прутом — Троянов вал и в Африке — Триполитанский вал.

    Важной стороной деятельности армии было ее участие в процессе романизации провинций, в которых она размещалась. Ведь армия использовалась не только для выполнения военных работ, но также для строительства каналов, водопроводов, водяных резервуаров, общественных зданий. Дело дошло до того, что в III в. военным нередко приходилось полностью брать на себя выполнение целого ряда гражданских функций. Легионеры часто становились служащими (секретари, переводчики и т. н.) в различных местных гражданских департаментах. Все это способствовало распространению римского образа жизни, его органичному переплетению с местными нравами и обычаями на территориях, как правило, не имевших до того достаточно высокого уровня цивилизации.

    Содержание и жалование

    За службу в армии легионер регулярно получал жалование (stipendium). Первый раз плата службу была поднята Цезарем. Тогда она составила 226 денариев[7]. Центурионы традиционно получали в два раза больше. Им оно выплачивалась каждые четыре месяца. Потом, 150 годами позже, плата была увеличена Домицианом. Следующее повышение состоялось еще через сто лет.

    Для оплаты войск существовала своего рода «тарифная сетка», согласно которой пехотинец вспомогательных войск получал в три раза меньше, а кавалерист — в два раза меньше, чем легионер, хотя плата кавалериста, возможно, и приближалась к жалованию легионера. Большие денежные вознаграждения выплачивались солдатам после побед или при восшествии на трон нового императора. Выплаты и подарки (donatives), естественно, делали службу более привлекательной.

    Это, конечно, не исключало мятежей в армии, возникавших на экономической почве, а также из-за жестокой дисциплины или большого объема работ, которыми обременяли легионеров. Любопытно, что Тацит сообщает о восстании в летнем лагере трех легионов, произошедшем сразу же после смерти Августа, кроме прочего, требовавших уравнения в жаловании с преторианцами. С большим трудом удалось ликвидировать это восстание, удовлетворив основные требования бунтовщиков. Почти одновременно восстали рейнские легионы. Позже мятеж легионеров на Верхнем Рейне был вызван тем, что они не получили обещанные Гальбой награды за победу над галлами.

    Солдаты часто пытались скопить деньги, даже при том, что они должны были сами обеспечивать себе пропитание, одежду, обувь, оружие и доспехи (со скидками, но из собственной платы), не говоря уже о так называемом «новогоднем обеде» для командиров и выплатах в «похоронный фонд». Затраты на продовольствие и одежду были постоянными. Оружие, конечно же, приобреталось единожды. Некоторые солдаты могли себе позволить украсить свой доспех золотом и серебром. Часть денег неизбежно шла на взятки. Так, например, ни один император так ничего и не смог поделать с «традицией» платить центурионам за предоставление отпуска. Так что, отдавая «кесарю кесарево» на поле боя, центурион считал себя вправе на «центурионово» в лагере.

    Половина любого вознаграждения (donatives) сохранялась для солдата до дня его отставки. За сбережения легионеров отвечали знаменосцы, которые занимались этим в дополнение к другим своим обязанностям.

    На продовольствие солдат ежемесячно получал четыре меры (modius) зерна и некоторое количество соли. Зерно (обычно пшеницу) солдаты мололи на ручных мельницах, а из муки пекли хлеб. Только служащие во флоте получали хлеб печеным, потому что на кораблях было опасно разводить огонь. Мясо играло второстепенную роль. Овощи, стручковые плоды и прочие продукты выдавались только тогда, когда недоставало зерна. Провинции обязаны были натурой или деньгами помогать содержанию войска. Для похода провиант заготавливали по муниципиям (округам) и провинциям специально.

    Главным интендантом войска, т. е. заведующим хозяйственной частью и кассой войска, был квестор. Под его начальством находились разные низшие должностные лица по делам казначейства и продовольствия и писцы.

    Культы

    Религия и культы оказывали сильное влияние на жизнь древних. Военные не были исключением. Как любой гражданин, солдат или офицер почитал римских богов, особенно Юпитера, Юнону и Минерву.

    Объектом поклонения были также «знамена». Отсюда берут начало современные почести, оказываемые этим регалиям, правда, не настолько окрашенные в мистические тона.

    Столь же естественным для солдат было поклонение императору, почитавшемуся не только верховным командующим, но и верховным жрецом. Дни рождения, дни вступления на престол и дни побед императоров отмечались регулярно. В 14 г. впервые была создана коллегия жрецов для почитания обожествленного Августа. Подобные коллегии возникали и позже при обожествлении (apotheosis) других императоров.

    Коллегии жрецов отвечали за разные сферы взаимодействия со сверхъестественными силами. Понтифики ведали богослужением и жертвоприношениями и следили за правильностью выполнения обрядов. Авгуры, гарусники, сибилины занимались гаданиями и толкованием знамений. Помимо традиционных коллегий, возникали и другие. В императорский Рим проникали самые разнообразные культы из провинций. Римляне, не запиравшие свой пантеон перед иноземными божествами, довольно часто становились приверженцами заморских богов, не прекращая поклонения собственным. Тем не менее традиционные гадатели были постепенно вытеснены халдейскими астрологами и восточными магами. Некоторые из пришлых культов распространялись по всей империи.


    Изображение Юпитера Долихена

    Помимо общеримских, солдат имел и собственных богов-покровителей. Выбор был почти безграничен. Ими могли быть классические (эллинизированные римские), а также местные боги. Среди солдат по всей империи распространилось поклонение сирийскому божеству Митре, отождествлявшемуся с Юпитером Долихеном.

    Большую роль играли различные суеверия, такие, как опасение злого глаза, колдовства и неудачи. Последнее, тесно связанное с представлением о роке, очень характерно для античного сознания. Чтобы не отпугнуть удачу, не гневить пришедших на помощь в нужное время богов, в ознаменование побед на месте, где они были одержаны, воздвигали алтари и памятники, совершались жертвоприношения, часть трофеев обязательно посвящалась храмам.

    Во множестве встречающиеся у Светония упоминания о тех или иных знамениях и их толкованиях можно считать прекрасными примерами бытовавших воззрений того времени. Так. например. Божественный Август перед началом боя при Акции (30 г. до н. э.) повстречал человека, имя которого можно перевести как «Удачник», погоняющего осла по имени «Победитель». После победы Август поставил им медный памятник в святилище, устроенном на месте его лагеря. Тиберий считал добрым знаком, если накануне сражения вдруг сам собою опрокидывался и гас светильник, и говорил, что эта примета проверена его предками во всех войнах. В справедливости и даже богоугодности похода на Рим Гальбу убедило море, принесшее к городу Дертозе пустой корабль без кормчего и моряков, но с большим грузом оружия.

    Птицы считались вестниками богов, поэтому по их поведению довольно часто пытались составить представление о последствиях предпринимаемых действий. Этим занималась коллегия жрецов — авгуров. Они наблюдали за знамениями, к которым относились высота полета птиц, клевание кур (если они это делали охотно, гадание предвещало удачу), гром, молнии и т. д. Некий Клавдий Пульхр, у которого при гадании перед морским сражением цыплята не хотели брать корм, вышвырнул их в море, сказав, как бы насмехаясь над знамением: «Пусть они пьют, если не хотят есть». В сражении он был разбит. Хотя последняя история относится к временам более ранним, тем не менее подобный способ гаданий сохранялся в римских войсках и во времена императоров.

    Интересен рассказ о том, что передовое войско Вителлия вел за собой парящий над их знаками орел, тогда как при выступлении самого императора против Вителлия конные статуи императора рухнули с перебитыми ногами, а лавровый венок с его головы свалился в воду. В довершение неприятных знамений в Виенне на плечо, а потом и на голову императору вспорхнул петух.

    В те же смутные времена, последовавшие за смертью Нерона (68 г.), еще более омрачено предзнаменованиями было выступление в поход предшественника Вителлия, Оттона: «священные щиты (ancilia — И.Г.) в то время были вынесены и еще не спрятаны, что издавна считается зловещим, жрецы Матери богов[8] начинали в этот день свои слезные вопли, и гадания были явно недобрыми, жертва отцу Диту оказалась угодной, тогда как при этом жертвоприношении лучшим знаком бывает обратное; при выходе из города его задержал разлив Тибра, а на двадцатой миле дорога оказалась прегражденной обвалом здания» (Светоний). Поход, конечно, оказался неудачным.

    Конечно же, эти примеры можно отнести к разряду легенд, коими окружали себя и своих предков римляне, тем не менее они точно передают их отношение к явлениям подобного рода.

    Ветераны

    Ветеранами (veterani) назывались солдаты, которые по окончании обязательного срока службы оставались со своим легионом.

    Первоначально легионер служил 16 лет. Затем на 4 года он переходил в разряд ветеранов. До окончательного увольнения ветераны находились в составе самостоятельных отрядов, имевших особые знамена (откуда и названия — vexillarii, vexilla veteranorum), и в случае надобности были обязаны участвовать в боевых действиях. По окончании этого срока ветеран отправлялся в полную отставку (missio honesta, exauctoratio). Окончательно отслуживших солдат (emeritus) под знаменем отводили в военную колонию для постоянного поселения.


    Изображение авгура

    Ветераны имели ряд привилегий и меньшее число обязанностей по сравнению с местными жителями. Они были освобождены от некоторых налогов, имели ряд льгот, например, при начале торговой деятельности, и главное, после 197 г. имели возможность легально жениться.

    Официально ни легионерам, ни «оксилариям» жениться не позволялось. Поступление в легион повсеместно было одной из форм развода. Фактически же солдаты заключали браки, которые не были законными только с юридической точки зрения, но власти, как правило, считались с таким положением дел. Так что солдат вполне мог оставить свою собственность «жене» по одному устному заявлению. Проблему, однако, представлял статус детей легионеров. Если легионер женился на женщине, не имеющей гражданства, их дети также его не получали. Сыновья легионеров могли получить гражданство, поступив на службу. Только позже детям стало предоставляться гражданство вместе с получением гражданства их отцами.


    Ancilia — священные щиты. В первые дни марта салии (жрецы бога Марса) совершали торжественные шествия по городу, ударяя копьем по священным щитам. Но преданию, один из этих щитов упал с неба. Остальные же были сделаны по его образцу

    Стремление властей при Августе сократить расходы на увольнительные пособия привело к тому, что срок обычной службы был увеличен до 20 лет плюс 5 лет в качестве ветерана. Это вызвало волнения в легионах сразу же после смерти Августа. Тиберий пошел на уступки воинам, но они просуществовали недолго, и срок службы для легионеров и «оксилариев» стал опять равняться 25 или 26 годам[9].

    Выходя в отставку, солдат получал документ (diploma) — две соединенные кольцами бронзовые пластинки, на которых были нанесены имена командира его подразделения и свидетелей его последней прощальной церемонии. Документ свидетельствовал о том, что его владелец обладает правами гражданина[10]. Это было крайне важно для тех, кто до вступления в легион не имел гражданства. Помимо этого, отслужившему солдату предоставлялось вознаграждение (praemia militiae) в размере десяти годовых «окладов». В I в. н. э. денежные вознаграждения были заменены раздачей земельных участков, которые ветераны могли получить в той провинции, какую они сами выбирали. Когда цена на землю (примерно во II в.) стала падать, были возобновлены денежные выплаты.

    Очень часто бывшие солдаты одного легиона селились одной колонией ветеранов (colonia). Они превращались в мирных граждан. Образование таких колоний являлось наилучшим решением для правителей, так как ветераны оставались жить в тех же землях, где они до этого служили, и могли в случае необходимости усилить местные войска.

    Постепенно колонии становились основой территориальной защиты империи, являясь надежным резервом для регулярных войск.


    Примечания:



    1

    Под их командованием находились отряды саперов, плотников и кузнецов.



    6

    Пропустившие эту ежегодную клятву могли караться смертной казнью.



    7

    До Цезаря строго определенной платы не существовало.



    8

    Великая Мать (Magna Mater), она же малоазиатская богиня Кибела. Служили ей фригийские жрецы.



    9

    Для «оксилариев» срок службы составлял 30 лет. В эпоху правления династии Флавиев этот срок был сокращен до 25 лет.



    10

    Солдаты вспомогательных подразделений получали римское гражданство только со времен правления Клавдия (41 г.).








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх