Загрузка...



  • Походный порядок
  • Обоз
  • Римский военный лагерь
  • АРМИЯ В ПОХОДЕ

    Армия на марше называлась agmen. Надо отметить, что в войнах легионы никогда не использовались в полном составе. Одна или две когорты оставались в постоянном лагере. Прежде всего это касалось малоопытных легионов. Легионы редко действовали поодиночке. Для небольшого похода выделялись три или четыре легиона. Для вторжения на территорию сильного противника их число могло доходить до восьми или десяти. Численность такой армии доходила до 50 тыс. человек, не считая вспомогательных войск.

    Походный порядок

    В поход выступали с восходом солнца, а часто и раньше. Походный порядок (ordo agminis) римской армии был довольно подробно описан

    Иосифом Флавием в книге «Иудейская война»: «Авангард образует всегда легион, назначающийся по жребию, бросавшемуся ежедневно». Поход Тита к Иерусалиму «открывали отряды царей (римских союзников) и все прочие вспомогательные войска; за ними шли строители дорог и квартирмейстеры, а также вьючные животные с багажом предводителей; за ними, под прикрытием тяжеловооруженных воинов, следовал сам полководец, окруженный многочисленным отборным войском и копьеносцами. Вслед за ними и непосредственно перед машинами ехали принадлежавшие к легионам всадники, а позади машин — трибуны под прикрытием отборного войска и начальники со своими когортами. За ними появлялись полевые знамена с орлом в середине, предшествуемые трубачами». С помощью знаков-знамен передавались сигналы.

    В другом месте Флавий описывает иной порядок движения передовых войск (agmen primum): «Веспасиан выступил из Птолемаиды и двинул свое войско в поход в принятом по римскому обычаю порядке. Легкие вспомогательные отряды и стрелков (лучников) он выслал вперед для отражения непредвиденных неприятельских нападений и осмотра подозрительных лесов, удобных для засад. За ними следовало отделение тяжеловооруженных римлян. За ними следовали разведчики (castrorum metatores или exploratores), по 10 человек из каждой центурии, которые при приближении к цели перехода посылались вперед для определения места и разметки временного лагеря. Они несли как собственную поклажу, так и инструменты для отмеривания лагеря». За ними двигались «саперы» (antecursores) с топорами (dolabra), которым надлежало «выровнять извилистые и бугристые места по главной дороге и срубить мешающие кустарники, дабы войско не уставало от трудностей похода. Следом продвигался большой кавалерийский отряд, охранявший обоз командующего и его штаба. Командующий следовал сразу за обозом, в окружении своей личной охраны, образованной из отряда вспомогательных войск, вслед за ним ехали принадлежащие к легионам всадники, затем шли мулы, навьюченные осадными машинами[3] и другим военным снаряжением; после появлялись легаты, начальники когорт с трибунами, окруженные отборным войском».

    Дальше «тесными рядами по шести человек в каждом» двигались легионы (agmen legionum). По краям колонны шли командиры (центурионы, optiones), следившие за порядком в строю.

    Замыкали походный порядок: обоз, остальные вспомогательные войска и наемники. Этот довольно сильный арьергард (agmen novissimum или extremum) должен был прикрыть тылы армии и препятствовать дезертирству, особенно распространенному в рядах союзников. Поскольку армия на марше была не совсем готова к столкновению с противником, точное место следующей остановки держалось в тайне. Разведчики же выдвигались далеко вперед, используя сведения, полученные от лазутчиков (speculatores).

    Двигались войска с такой скоростью, чтобы колонна не растягивалась и отряды в случае необходимости могли сгруппироваться для боя. Порядок движения должен был сохраняться неукоснительно. Если неприятель был близко, войска двигались в боевом порядке.

    Нормальный дневной переход (justumiter) равнялся приблизительно 30 км и продолжался около семи часов. Если войска шли форсированным маршем (magna itinera и maxima itinera), он мог достигать 50 км и более. Так, например, во время экспедиции против галльского племени лузитанов войска Гальбы (68–69 гг.) однажды преодолели более 90 км.

    Обоз

    Армия во все времена сопровождалась большим обозом, бывшим не только сильным искушением для врага, но и неизбежной обузой для собственного войска. После реформы Мария обоз римской армии значительно сократился. Этого удалось достичь за счет того, что поклажа каждого легионера весьма возросла. Отныне каждый легионер нес на себе не только все свое оружие, но и строго определенный набор предметов снаряжения. Причем часть этого набора предметов относилась к хозяйству подразделения и распределялась между всеми солдатами этого подразделения. Вес груза, переносимого легионером, составлял примерно 23 кг. Нагруженные всем этим скарбом легионеры получили ироническое прозвище «mulus Marianus» — мулы Мария. Зато, сократив размер обоза, Марий сделал армию более маневренной.

    Кладь (sarcinae) переносили на деревянном шесте (furca), оканчивающемся своего рода рогаткой. Основными предметами, входившими в багаж легионера, являлись: просторный плащ (sagum), личные вещи, уложенные в кожаный мешок, а также топор, веревки, кожаные ремни, корзина. К этому набору следует прибавить еще трехдневный запас пищи (cibaria): немолотое зерно, вяленое мясо, а также разную утварь (vasa), посуду для варки пищи и колья (vallus) для укрепления лагеря, кандалы для пленных, серпы и цепи. В тех краях, где снабжение армии было затруднено, запас провизии мог рассчитываться на 15 дней и более. Во фляги, для лучшего утоления жажды, наливали специальный напиток, называемый posca — смесь воды и уксуса.

    Шест с поклажей помещался на левом плече, в правой руке легионер нес пилумы. На боку был подвешен шит, покрытый тканым или кожаным чехлом.


    Способ переноса поклажи (carcina)

    Более тяжелые предметы везли в обозе (impedimenta). Этот груз был уложен на повозки и навьючен на ослов, иногда на верблюдов. Отвечали за груз обозные служители (calones). Обоз перевозил запасное оружие, провиант, палатки (papilio), осадные машины и кухонные принадлежности, в том числе камни жерновов, так как зерно никогда не мололи заранее, чтобы оно сохранялось как можно дольше.

    При отступлении обоз, конечно же, шел впереди с частью войска, а основные силы следовали за ним. Во время отступления от Иерусалима (66 г.), желая ускорить движение армии, Цестий Галл приказал уничтожить обозы. По его приказу были убиты мулы и другие вьючные животные, кроме тех, что перевозили осадные машины. Тем не менее впоследствии они были захвачены иудеями.

    Перед сражением багаж и обоз помещали в одном месте и для прикрытия оставлялся отряд. Если же войско выступало в битву из лагеря, то поклажу и обоз оставляли в нем.

    Римский военный лагерь

    Иосиф Флавий писал: «…внезапным нападением неприятель не может иметь успех, ибо, вступая в страну неприятеля, они (римляне) избегают всякого столкновения с ним до тех пор, пока не устраивают себе укрепленного лагеря». В походе римляне делали это каждый вечер. Независимо от погоды, удаленности от врага, усталости легионеры должны были разбивать укрепленный лагерь (castra aestiva). Поэтому расстояния переходов часто обозначались просто числом лагерей. Благодаря этому неукоснительно соблюдаемому обычаю армия получала возможность нормального отдыха в укрепленном и охраняемом месте.

    Строительство походного лагеря, как и все в жизни римского легионера, было продумано и подчинено строгому порядку. К концу дневного перехода вперед высылалась группа разведчиков для выбора места ночевки. Наиболее подходящими для лагеря считались места легкие для защиты (чаще всего на склоне холма), с одной или нескольких сторон прикрытые естественными преградами, близкие к источникам воды, с минимальной растительностью, но вблизи от леса и фуража. Выбрав место, начальник группы, как правило трибун, втыкал белый флаг там, где должна быть расположена палатка командующего (praetorium) в центре будущего лагеря.

    По отношению к этой точке определялись все остальные части лагеря, помечаемые большими цветными флагами.

    К моменту прибытия основной массы войск местность уже была размечена. Солдаты, оставив свои доспехи и оружие, но со щитами, отправлялись на линию лагерных укреплений (munitio). Часто доспехи и оружие не снимали и работали вооруженными. По периметру лагеря вырывался ров (fossa) и насыпался сплошной вал (vallum), укреплявшийся дерном, иногда камнями или — при продолжительной стоянке — плетнем. Сверху вал усиливался палисадом из деревянных кольев (pila muralia — заостренные с двух сторон, высотой около 1,60 м).

    Когда строительство укреплений было завершено, устанавливались палатки для полководца и высших офицеров. Каждый офицер имел собственную палатку. В 60-метровом квадрате вокруг претория располагались палатки высших офицеров и штаба (principia). Солдатские палатки ставились в последнюю очередь. Пространство между укреплением и первыми рядами палаток (не менее 30–50 м) оставлялось свободным для перемещения отрядов внутри лагеря и главным образом для того, чтобы разместить палатки вне досягаемости вражеских стрел и камней.

    Палатки (tentoria, tabernacula) состояли из деревянного каркаса, обтянутого грубым полотном или выделанными шкурами (pelles). Работы по разбивке лагеря совершались за 3–5 часов, после чего солдаты устраивались на ночевку.

    Лагерь, в котором войско проводило более одной ночи, назывался castra stativa. Летний лагерь назывался castra aestiva, а постоянный лагерь или зимние квартиры — castra hiberna. Постоянные лагеря с более мощными укреплениями, строившиеся римлянами по берегам Рейна и Дуная, постепенно становились подобием небольших городков. Вместо палаток в них строились деревянные бараки или казармы (casae), для начала покрывавшиеся соломой или шкурами, а позже и черепицей, если за время стоянки успевали наладить ее производство. В палатке обычно помещалось 8—10 человек, барак же предназначался для центурии. В рейнских лагерях бараки строились из камня уже во времена Нерона. По этому примеру в других регионах деревянные постройки также постепенно заменялись каменными. Вокруг постоянных лагерей возникали рынки, строились школы, мастерские, больницы и т. д. Некоторым из таких лагерей обязаны своим происхождением современные города (например, Кельн).

    Римские военные лагеря организовывались приблизительно одинаково. Лагерь имел четырехугольную, обыкновенно продолговатую форму. Его размеры, если судить по реконструкции лагеря XVI легиона на нижнем Рейне, были около 450x650 м. Лагерь пересекали две главные улицы, каждая из которых оканчивалась двумя главными воротами: porta praetoria (обращенные к неприятелю) и porta decumana, за которыми ставили палатки маркитанты и торговцы (lixae, mercatores), следовавшие за войском. Было еще двое ворот porta principalis dextra и porta principalis sinistra. Проще говоря, ворота имелись с каждой из четырех сторон лагеря, но двое из них считались главными. Все ворота были достаточно широки, чтобы не создавать препятствий для движения вьючных животных и возможных вылазок.


    Лагерный квартал, занимаемый одной центурией:

    1 — палатки центурионов;

    2 — палатки легионеров;

    3 — загон для вьючных животных

    Центром лагеря — praetorium — назывались как сама палатка полководца, так и площадь вокруг нее. Перед палаткой стоял алтарь (ага), на котором полководец совершал жертвоприношения. Справа от алтаря находилось место для гаданий (augurale) и quaestorium (площадь с палаткой квестора; первоначальный смысл звания квестор — казначей. Фактически квестор был одним из высших должностных лиц в легионе). Слева находился трибунал, покрытая дерном насыпь, с которой полководец обращался к войску и на которой производил суд, и форум, служивший местом для солдатских сходок. Налево и направо от этого центрального квартала стояли палатки высших офицеров и телохранителей полководца.

    Сзади претория через улицу помещались вспомогательные войска. В другой части лагеря, по обеим сторонам via praetoria (главная улица лагеря), располагались остальные войска.

    Жизнь военного лагеря подчинялась определенному порядку. «С наступлением утра, — пишет Иосиф Флавий, — солдаты группами являются с приветствием к центурионам, эти — к трибунам, с которыми все офицеры вместе с той же целью приходят к полководцу. Последний, по обычаю, объявляет им пароль дня, а также и приказы для сообщения их своим подчиненным».

    Доставка продовольствия, дров, подвоз воды производились назначаемыми по очереди отрядами. Все совершалось только по сигналам трубы, включая прием пищи, отбой и подъем.

    Помимо хозяйственных работ лагерная жизнь состояла из караулов и работ по укреплению лагеря. От несения лагерной службы освобождались офицеры, жрецы и ветераны.

    Караулы подразделялись на дневные (excubiae) и ночные (vigiliae). Существовали другие виды караульной службы — custodiae (караулы на валу, у обоза, ворот) и stationes — сторожевые патрули на территории лагеря (pro castris) или перед лагерем (pro portis). Каждые из четырех ворот обычно охраняла одна когорта. Днем окрестности лагеря охраняли всадники, а ночью отряды пехоты.

    Ночные караулы менялись четыре раза (смена по 3 часа). Сигнал к смене караула давал трубач — буцинатор. Время определялось по водяным часам.

    Снятие лагеря (castra movere) также осуществлялось последовательно. После первого сигнала трубы солдаты начинали снимать и складывать палатки, по второму — палатки, поклажа и осадные машины навьючивались на животных. Солдаты готовились к выступлению из лагеря. «В это же время они сжигают шанцы для того, чтоб не воспользовался ими неприятель, в той уверенности, что в случае надобности они без особого труда смогут соорудить на этом месте новый лагерь. Третий трубный сигнал возвещает выступление — выстраиваются ряды и всякий замешкавшийся солдат спешит занять свое место в строю. Тогда вестник, стоящий у правой руки полководца, троекратно спрашивает на родном языке: все ли готово к бою. Солдаты столько же раз громко и радостно восклицают: «Да, готово!» Нередко они, предупреждая окончание вопроса, полные воинственного воодушевления, с простертыми вверх руками издают только один воинственный клич». «Тогда они выступают в путь и подвигаются молча, в стройном порядке. Каждый остается в линии, как в сражении» (Иосиф Флавий, «Иудейская война»).


    План римского лагеря: 1 — форум; 2 — палатки трибунов и префектов; 3 — квартал, в котором располагались палатки интендантов и казначеев; 4 — палатки отборных войск; 5 — палатки вспомогательных войск; 6 — кварталы, занимаемые палатками легионеров


    Примечания:



    3

    Машины чаше всего перевозились в разобранном виде.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх