Загрузка...



  • Реформа Мария
  • Высшее командование
  • Легионы
  • Преторианская гвардия
  • Римский гарнизон
  • Орлы и знаки (знамена)
  • Музыканты
  • Распределение войск по провинциям
  • СОСТАВ И ОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ

    Армия состояла из тяжеловооруженной легионной пехоты (milites legionarii), легковооруженной пехоты и кавалерии. Легковооруженные пехотинцы (лучники, пращники, метатели дротиков) и всадники назывались вспомогательными войсками (auxilia) и подразделялись на отряды по 400–500 человек. В пехоте отряды назывались когортами (cohortes), в кавалерии алами (alae).

    Реформа Мария

    Императорам в наследство от Римской республики досталась вполне боеспособная армия. Важнейшей вехой в ее истории стала реформа, проведенная при консульстве Гая Мария (впервые избран консулом в 107 г. до н. э.). Суть реформы сводилась к отмене имущественного ценза при наборе в армию и введении регулярной платы за службу. Ранее каждый воин должен был обладать какой-либо собственностью. В основном это были крестьяне, владевшие небольшими клочками земли. В процессе тотального разорения крестьян, которых вытесняли с рынков собственники больших земельных угодий (латифундий), использовавшие бесплатный труд массы рабов, количество римских граждан, обладавших необходимым для службы в армии имущественным цензом, стало к концу II в. — началу I в. до н. э. стремительно сокращаться. Могло дойти до того, что непобедимые римские легионы стало бы некем укомплектовывать. Было еще одно немаловажное обстоятельство. Согласно прежним законам, воины после завершения войны возвращались к своим мирным занятиям, что сказывалось на боеспособности войск, потому что прерывалось обучение воинов. Кроме того, готовность оставить дом выказывал далеко не каждый, каким бы хорошим гражданином он ни был. Нередко бывало, что несгибаемый римский воин мог, возвратясь к родному очагу, увидеть свой дом и участок земли захваченными богатым и могущественным соседом. Бездомные и голодные квириты (полноправные римские граждане) с многочисленными семьями пополняли толпы безработной черни, в массе собиравшейся в крупных городах и прежде всего в Риме. Эти голодранцы, победившие всех врагов Рима, становились весьма опасными для богачей из-за своей многочисленности и агрессивности.

    Решение набирать добровольцев, готовых служить отечеству за некоторую мзду, сняло эту проблему. После проведения реформы римская армия из милиционного образования превратилась в постоянную профессиональную армию (exercitus perpetuus). Все воины (кроме иноземных наемников, набираемых по мере надобности) постоянно находились в лагерях, где проходили военную подготовку.

    Теперь армия получила более крепкую организацию и четкую иерархию командного состава, а также возможности воспитания и обучения войск.

    Походы сулили добычу, и солдаты были готовы терпеть лишения. Авторитет удачливого полководца среди них мог подниматься на недосягаемую для невоенного политика высоту. Но обманутые в надеждах на обогащение солдаты так же легко могли перейти к мятежу против прежде боготворимого полководца.

    Высшее командование

    Всей полнотой военной власти обладал император. Управление войсками осуществлялось через назначаемых им легатов (legati). Они были высшими непосредственными начальниками над войсками. Во времена Юлия Цезаря легаты являлись только командирами легионов. Легаты легионов (legatus legionis) принадлежали к сословию сенаторов и, как уже было сказано, назначались самим императором. В некоторых случаях легат мог совмещать командование легионом с постом губернатора провинции. Тогда легион такого легата, как правило, расквартировывался подальше, чтобы уберечь легата от соблазна воспользоваться им для захвата власти в провинции и измены императору, но помогала эта предосторожность далеко не всегда.

    Чуть ниже в служебной иерархии стояли военные префекты и трибуны. Префекты, имевшие более высокий ранг, командовали кавалерийскими отрядами (praefectus equitum), флотами (praefectus classis) или являлись непосредственными помощниками командующего (praefectus fabrum)[1]. И те, и другие могли командовать отдельными отрядами. Высшее римское командование в целом не имело той строгой иерархии, которая существует в современных армиях, и имело несколько иной характер. Ранги офицеров имели не только военное, но также управленческое значение. Разграничить эти значения практически невозможно.

    Легионы

    Легионы являлись основной ударной силой и гордостью Рима на протяжении почти всей его истории. В момент прихода к власти Августа римская армия насчитывала более 60 легионов — непомерное для государственной казны количество, порожденное бесчисленными гражданскими войнами, когда каждый претендент на власть создавал новые легионы. Эти легионы были далеко не равноценны по качеству подготовки. Оставшийся на вершине власти в гордом одиночестве Октавиан Август сохранил только 28 легионов. Общая численность армии в этот период колебалась между 300–400 тыс. человек, из которых порядка 150 тыс. составляли именно легионеры, т. е. тяжеловооруженная пехота.

    Но даже реорганизованная римская армия порой терпела серьезные неудачи. После разгрома германцами в Тевтобургском лесу (9 г. н. э.) трех легионов (XVII, XVIII и XIX) под командованием Вара восстанавливать их не стали.


    Римский легионер поражает дакийского воина (метопа монумента «Трофей Траяна»)

    Более того, по древней традиции номера этих легионов так и оставались вакантными. Психологический шок от этого удара был так велик, что во избежание стихийных народных волнений пришлось принимать экстраординарные меры: по Риму были расставлены караулы, наместникам провинций продлены полномочия, чтобы «союзников держали в подчинении опытные люди». В Риме прекрасно понимали, что престиж римской власти у покоренных народов после разгрома даже трех легионов значительно поколеблен. Светоний, автор жизнеописаний большинства императоров I в. н. э., пишет, что после этого события Август распустил свою личную охрану из германцев, «несколько месяцев не стриг волос и не брил бороды и не раз бился головою о косяк, восклицая: «Квинтилий Вар, верни легионы!», а день поражения каждый год отмечал трауром и скорбью».

    К концу правления Августа в армии числилось 25 легионов (после гибели трех легионов в Тевтобургском лесу). Унаследовавшие его власть правители не стали сильно изменять их количество, тем более что территориальных притязаний у Рима было немного. В I в. — начале II в. завоевания «ограничились» Дакией, Британией, Мавританией. Временно, да и то скорее символически, была подчинена Парфия. Впоследствии империи приходилось больше обороняться.

    Два легиона для завоевания Британии в 42 г. создал Клавдий. После бурного 69 г., когда подряд сменилось несколько императоров, выдвинутых легионами, размешенными в разных концах империи, из четырех германских легионов были оставлены два. Только в начале правления Домициана (81–96 гг.) был создан еще один легион. Общее число легионов достигло 30. Впоследствии в разных войнах два легиона было потеряно. Император Траян для усиления армии во время волнений в восточных провинциях (132–135 гг.) создал еще два легиона, носивших его имя. Два Италийских легиона в 165 г. набрал Марк Аврелий (161–180 гг.). Септимием Севером (193–211 гг.) были созданы три Парфянских легиона, предназначенных для войны с Парфией.


    Преторианцы (в центре — офицер) в церемониальной одежде (барельеф II в.). Боевое снаряжение состояло из пластинчатого доспеха и железного шлема, как у легионеров

    Второстепенной по отношению к тяжеловооруженной легионной пехоте, хотя и не менее многочисленной частью армии являлись вспомогательные войска (auxilia). Собственно, изначально армией считались именно легионеры. Но со временем уровень выучки легионеров и «оксилариев» (вспомогательных войск) стал более или менее выравниваться.

    В ходе Гражданских войн I в. до н. э. римские граждане были окончательно вытеснены иноземными наемниками из состава конницы. Это неудивительно, если вспомнить, что римляне никогда не были хорошими всадниками. Поэтому потребности армии в кавалерии восполнялись наймом галльских и германских кавалеристов. Конницу и легковооруженную пехоту набирали и в Испании.

    Численность вспомогательных войск, как пехоты, так и кавалерии, была, как правило, равна численности тяжеловооруженных легионеров и иногда даже превосходила ее.

    Во время Пунических войн (264–146 гг. до н. э.) Рим начал использовать в армии отряды, сформированные из жителей Средиземноморья, прекрасно владевших тем или иным типом оружия (лучники с острова Крит, прашники с Балеарских островов). Большую роль в римских войсках начиная с Пунических войн играли нумидийские легкие кавалеристы. Обычай набирать воинов, хорошо владевших своим «национальным» оружием, сохранился и при императорах. В дальнейшем, когда расширение пределов империи закончилось, функция непосредственной охраны границ легла именно на вспомогательные войска. Легионы располагались в глубине провинции и составляли стратегический резерв.

    Преторианская гвардия

    Римская империя имела в своем распоряжении не только легионы, расквартированные в провинциях. Для поддержания порядка в самой Италии и охраны императора Август создал 9 когорт преторианской гвардии (cohortes practoriae) обшей численностью 4500 человек. Впоследствии их число увеличилось до 14 когорт. Во главе каждой из когорт стоял префект претория (praefectus praetorio). Эти отборные войска были образованы из преторианских когорт, существовавших в конце республиканского периода при каждом полководце для его охраны. Преторианцы обладали рядом привилегий: служили 16 лет, а не 26, как простые легионеры, и имели жалование, в 3.3 раза превосходящее жалование легионера. Каждая преторианская когорта состояла из 500 человек. В начале III в. эта численность была увеличена до 1000, возможно, до 1500 человек.

    Август никогда не держал в Риме более трех преторианских когорт, остальные он рассылал на постой в ближние города. При Тиберии преторианцы были собраны и под единым командованием размещены в Риме в одном лагере. В военные походы эти избалованные вниманием императоров воины отправлялись неохотно, однако они с большим энтузиазмом участвовав в заговорах и не раз играли решающую роль в свержении одного императора и воцарении другого. Солдаты в преторианские когорты набирались главным образом из жителей Италии и некоторых соседних провинций, давно присоединенных к Риму. Однако, после того как в конце II в. преторианцы в очередной раз попытались выдвинуть «своего» императора. Септимий Север распустил их и снова набрал, но уже из преданных ему Дунайских легионов. Преторианская кавалерия формировалась из солдат преторианских пеших когорт, прослуживших не менее четырех или пяти лет.

    При исполнении служебных обязанностей во дворце преторианцы носили тоги (традиционная одежда римских богачей и знати), как именитые сановники. На преторианских знаменах были помещены портреты императора и императрицы, а также названия победоносных сражений императора.

    Для усиления преторианской кавалерии была создана императорская вспомогательная кавалерия (equites singulares), набиравшаяся из лучших всадников вспомогательной кавалерии самим императором или его представителями.

    Для личной охраны императора и членов императорской семьи набирались отряды телохранителей из варваров. Особенно часто на эту роль выбирали германцев. Императоры понимали, что слишком близкое соседство с преторианцами не всегда безопасно.

    Римский гарнизон

    Городской гарнизон (cohortes urbanae) находился под начальством городского префекта (praefectus urbi). Эта должность считалась почетной для вышедших в отставку выдающихся сенаторов. Городские когорты были созданы одновременно с преторианскими, и первые их номера (X–XI) следовали сразу после номеров преторианцев (I–IX). Клавдий увеличил число городских когорт. При Веспасиане (69–79 гг.) в Риме было размещено четыре когорты, остальные отправлены в Карфаген и Лугудунум (Лион) для охраны имперского монетного двора. Организация городских когорт была той же, что и в преторианской гвардии. Служили в них, правда, 20 лет. Плата на две трети превосходила плату легионера.

    Муниципальная гвардия (cohortes vigilum) выполняла функции ночной стражи и пожарной охраны. Происхождением своим эти когорты тоже обязаны Августу. Всего их было сформировано 7 (первоначально из освобожденных рабов), по одной на два из 14 районов города. Командовал когортами praefectus vigilum. Служили в них 7 лет.

    Орлы и знаки (знамена)

    Римская армия имела три типа знаков — прототипов современных знамен. Это были: орел (aquila), знак манипулы и когорты (signum) и штандарт (vexillum). Перед знаками приносилась присяга. Их потеря считалась позором. Виновного строго наказывали, подразделение могли расформировать, а в исключительном случае подвергнуть децимации — казни каждого десятого воина.

    Даже в походах знаки несли в руках. Это следует, например, из того, что при ускоренных переходах, затеянных Гаем Калигулой (37–41 гг.) во время шутовского похода на Рейн (Калигула имитировал настоящий военный поход, когда он приказал германцам своей личной охраны изображать врага, а остальным воинам делать вид, что они ведут против них настоящие военные действия), преторианским когортам «вопреки обычаям», как сообщает Светоний, приходилось вьючить свои знаки на мулов. Кстати говоря, преторианцы не простили Калигуле этого «издевательства» и с удовольствием приняли участие в его убийстве в 41 г.

    До Мария стандартного «знамени» для легиона не существовало. Символом легиона могло быть изображение кабана, волчицы, орла и т. д. Но поскольку после реформы легионы стали постоянными подразделениями, появилась необходимость в единой эмблеме, которой стал орел (aquila). Орел легиона представлял собой серебряное (при Цезаре) или золотое (при императорах) изображение этой птицы с венками на крыльях и веретеном и молниями Юпитера в лапах, закрепленное на деревянном древке.


    Знаки легионов

    О значении легионного орла можно судить по многим примерам. Он находился на попечении первой когорты легиона под охраной старшего центуриона. В лагере орел хранился возле палатки полководца в особом помещении (sacellum), где совершались ритуалы поклонения этому символу. Помещение считалось священным и имело статус убежища для преследуемых преступников, как храм в городе. Светоний рассказывает, что Август, будучи в ранге пропретора, в сражении против Марка Антония, когда орлоносец его легиона был тяжело ранен, долго таскал на плече этот знак, при этом сражаясь как солдат.

    Знак центурии или манипулы, а впоследствии и когорты, назывался signum. Он состоял из копья или посеребренного древка и прикрепленной к нему сверху перекладины, на которой помещалось изображение какого-либо животного (волчицы, кабана или др.), раскрытой ладони или венка. На древке помещались заслуженные подразделением знаки отличия: венки (согопае), серебряные чеканные фалеры (phalerae), служивший амулетом серебряный полумесяц и др. На дошечке, крепившейся там же, был написан номер манипулы или когорты.

    Знаки широко использовались и для управления войсками. С их помощью можно было указать направление и тип движения войска (походная колонна, боевой порядок и т. д.). Среди команд, передаваемых знаками, были: выступать из лагеря, в поход, идти вперед, наступать, нападать, вступать в рукопашный бой; отступать, остановиться, повернуть, встречать нападение; становиться лагерем. Изменение положения знаков по сигналу начальника облегчало маневрирование отряда и видоизменение боевого порядка.

    Вексиллум (vexillum) представлял собой четырехугольный кусок материи, прикрепленный к перпендикулярной древку перекладине. Как правило, вексиллум был знаменем кавалерийских отрядов — турм, иногда и отдельных отрядов рекрутов, ветеранов, колонистов и др. Поэтому эти отряды носили название vexillatiores. Вексиллум в качестве награды мог быть прикреплен и к пехотному знаку.

    Большой вексиллум красного цвета выставлялся также как боевое знамя над палаткой полководца или на адмиральском корабле перед вступлением в сражение.

    Каждый легион в качестве эмблемы имел, кроме орла, особый знак — портрет императора (imago), вместе с орлом закрепленный на одном древке. Встречались и другие символы— покровители легиона, обычно изображавшие один из знаков Зодиака.

    Музыканты

    Ударных инструментов в римской армии не было. Все звуковые сигналы подавались с помощью духовых. Трубачи в строю всегда располагались вместе со знаменосцами.



    Военные музыканты: tubicines, cornicines и bucinatores — получили свое название от тех инструментов, на которых они играли.

    Туба (tuba) — длинная прямая металлическая труба, с помощью которой подавался главный сигнал к нападению или отступлению. Cornu (первоначально — бычий рог) — металлический, почти круглый рог. С его помощью общие сигналы, данные трубой, передавались по подразделениям. Буцина (bucina) — большой рожок, посредством которого давались сигналы для смены ночной стражи и утреннего подъема.

    В кавалерии употреблялся еще один вид музыкального инструмента lituus — длинная прямая труба, на конце изогнутая в виде рожта.

    Сигналы к сбору войск, отбою, во время военного суда подавались по приказанию полководца всеми музыкантами, собравшимися возле его палатки. На марше римские музыканты не играли.

    Распределение войск по провинциям

    Общая численность армии была недостаточна для обороны огромных пространств империи. Поэтому первостепенное значение приобретало разумное распределение сил. Еще при Юлии Цезаре (ок. 46–44 гг. до н. э.) войска были выведены из Италии и расположены возле границ, где существовала опасность вражеского вторжения, и в недавно завоеванных провинциях. Август и его преемники. придерживались той же концепции.

    Вполне естественно, что в течение двух веков эти «болевые точки» империи меняли свое местоположение. В I в. н. э. основное внимание императоров было приковано к Рейну, где в это время было сосредоточено около 100 тыс. римских солдат, в том числе 8 легионов. Однако стратегическое значение этого рубежа постепенно ослаблялось. Уже при Траяне (98—117 гг.) там находилось гораздо меньше войск — 45 тыс. человек. В это время в связи с ведущимися войнами в Дакии и Панонии «центр тяжести» военных действий переместился на Дунай. В 107 г. на берегах этой реки, практически на всем ее протяжении, стояло до 110 тыс. солдат. Пять легионов находилось в Мёзии, три — в Дакии, четыре — в Панонии.

    На наиболее подверженных нападениям врагов участках границы Рим старался использовать и отряды иностранных наемников. В первые два века правления императоров их было еще не так много, как впоследствии, когда иностранцы постепенно стали вытеснять из рядов армии коренных римлян, но в I–II вв. этот процесс уже начался.

    Против парфян в Сирии были сосредоточены три легиона. Во время правления династии Флавиев (69–96 гг.) к ним были добавлены еще два, сформированных в Каппадокии. После завоевания Аравии в 106 г. один легион был отправлен и в эту провинцию.

    Войска находились и на менее опасных направлениях. В таких провинциях, как Испания, Северная Африка, Египет, уже довольно давно присоединенных к империи, присутствовали войска, но легионы полного состава там практически никогда расквартированы не были. Из регионов «второстепенных», с точки зрения вероятности масштабных военных действий, исключение составляла Британия, где всегда оставалось три легиона из четырех, участвовавших в покорении острова, что было явной диспропорцией по отношению к площади этой провинции. Это объясняется тем, что британцы были покорены сравнительно недавно и там время от времени вспыхивали отдельные восстания против римлян.

    Что касается Галлии, то с тех пор, как она получила статус провинции (16 г. до н. э.), туда посылали в случае необходимости отряды из Германии или Испании.


    Примечания:



    1

    Под их командованием находились отряды саперов, плотников и кузнецов.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх