Д.Лапин. Письмо Троцкому. 5 августа

Дорогой товарищ Троцкий, посылаю Вам привезенную мною в Москву и посланную в журнал «Коммунистический Интернационал» и программную комиссию VI конгресса [Коминтерна] критику проекта программы, написанную мною. Я не посылал этой критики с места жительства, так как хотел сначала побывать в Москве и ознакомиться с тем, что написали Вы и тов. Радек к VI конгрессу. В Москве мне удалось ознакомиться с двумя главами Вашей критики (СССР и Китай), заявлением VI конгрессу и довольно большим набором Ваших писем[16]. После этого я решил (разумеется, посоветовавшись с товарищами), что написанная мною работа небесполезна, особенно принимая во внимание, что тов. Радек ушел в работу над Лениным и, по-видимому, по этой причине ничего не написал к VI конгрессу по наиболее близким ему международным вопросам, затрагиваемым в моей статье. Сейчас я посылаю Вам и тов. Радеку эту статью и решил Вам написать в дополнение к ней, хотя у меня и мало надежды получить от Вас ответ по причинам, не зависящим от Вас и от меня.

1) Я нахожу — и хочу обратить на это Ваше внимание — что Вы чересчур «удалились на Восток». Я имею в виду, разумеется, не Ваше физическое удаление, в котором Вы сравнительно мало повинны, а Ваше духовное удаление от европейских [дел] в область проблем Востока. Даже к вопросу об Америке Вы за последнее время подходите большею частью с тихоокеанского конца. Мне вполне понятно, что а) при отсутствии у нас «внутри партии» хотя бы одного человека, способного охватить все мировое развитие в целом, именно Вы должны сосредоточить свое внимание на вопросах мировой политики и б) существуют достаточно веские соображения, чтобы Вы сосредоточили свое внимание на тех революциях, которые стоят на грани демократических и социалистических — Китай, Россия. Все же, европейский капитализм и европейское революционное движение имеют настолько еще большое значение, там происходит достаточно много нового, что необходимо, чтобы Вы и этой «старушке» уделили немного внимания (повторяю: особенно при бездействии тов. Радека в этой области).

«Колечка Балаболкин»[17] считает своим долгом (по крайней мере, с тех пор как он стал «генвождем») изображать на каждой «Fugung»[18] (конференциях, съездах, конгрессах) какое-нибудь новое теоретико-политическое откровение. Заботы о достаточной фактической обоснованности его открытий он обычно проявляет очень мало: ведь ему ничего не стоит на следующей Fugung отказаться от самой последней идеи и выдвинуть на место нее новую. По мнению Д. Марецкого (см. его статью о Бухарине в БСЭ[19], т. VIII), это даже свидетельствует о большом «идейном росте» учителя. Хуже только становится «учителю» от того, что его фантазия явно начинает истощаться. Но и тут при своей печатной монополии Бухарин нашел выход: он вытаскивает свой старый, залежавшийся идейный товар, отвергнутый Лениным, опровергнутый жизнью и забытый современниками. По последней причине он может сойти за новый.

По моему мнению, именно этого сорта откровение последнего времени: госкапитализм Бухарина. Последний неспособен дать оценку всем новейшим явлениям последнего времени — рационализации, новым слабым проявлениям классового сотрудничества при господстве реакции (коалиционное правительство в Германии)[20], росту социал-демократии, диспропорции между идейным влиянием коммунистов и их организационным охватом — на выручку явилось «слово»: госкапитализм. Совсем по Гете[21]: где понятия не хватает, там слово помогает, из слов системы создаются, словами диспуты ведутся и т. д. «Слово» госкапитализм легло, правда, в основу целой теоретической фантазии, изобретенной Бухариным еще во время войны; но это не мешает этому «слову» сходить теперь за «новое». Госкапитализм стал на теперешнем конгрессе подлинным «убежищем от невежества». Вы не знаете, чем характеризуется «третий период» послевоенной истории? Очень просто — ростом производительных сил и сращиванием хозяйства и государства, т. е. госкапиталистическими тенденциями. Что такое рационализация? Технические успехи и госкапиталистические тенденции. Отчего растет социал-демократия? Оттого, что она сращивается с государством, что является одним из проявлений госкапиталистических тенденций (по теории Бухарина 1916 г. госкапитализм означает не только подчинение хозяйства государству, но и «всасывание» в себя последним «всех» общественных организаций, всех классов буржуазного общества — см. его статью «Об империалистическом государстве») и т.д.

Радикально раскритиковать эту теорию означает противопоставить ей наш на фактах основанный анализ основных явлений и форм хозяйства и политики послевоенного времени (вопрос о госкапитализме есть в первую очередь вопрос о формах взаимоотношений между хозяйством и государством). Этого я не смог сделать по ряду причин, и я ограничился анализом бухаринской постановки вопроса, его насквозь противоречивой теории, для обоснования которой он стаскивает аргументы с бору и с сосенки, а также дал историческую справку о происхождении и злоключениях этой теории. Очень хотел бы знать Ваш взгляд на постановку этого вопроса в общей форме.

2) Важен ли этот вопрос политически? Я думаю, что очень важен. И не только потому, что эта теория сразу же закрепляется Бухариным программно: она может стать в настоящей обстановке обобщенной формулировкой оппортунизма, служащей западноевропейским дополнением к построению социализма в «одной стране». Ведь суть «госкапиталистических тенденций» еще по «экономике переходного периода»[22] сводится к «нацио нализации», к самоорганизации капитализма в национальных рамках, или «внутри страны», как повторял несколько раз Бухарин в своем докладе на XV съезде. Я думаю далее, что не даром и не зря из проекта программы выпущено хотя бы малейшее указание на международные картели и тресты и на их борьбу за экономический раздел мира и все противоречия борьбы сводятся к борьбе государств за территориальный раздел мира. Далее того же порядка формулировка в заключительной резюмирующей характеристике империализма, что его противоречия, порождая войны, «приводят к распаду единого мирового хозяйства».

Я думаю, что можно без преувеличения свести суть бухаринской теории госкапитализма к притуплению экономических — и как логический вывод — классовых противоречий внутри отдельных стран и вынесению этих противоречий на мировую арену в форме войн между государствами. Недаром же он говорит в своем докладе о внутренних противоречиях и их обострении в самых общих декларативных, кратких и бессодержательных словах. Недаром же задача подготовки борьбы за революцию подменяется теперь борьбой с опасностью войны как чуть ли ни единственной задачей коммунистов на весь предстоящий период.

3) Обратили ли Вы внимание на то, что все правые элементы различных национальных секций охотнее всего распространяются о внешнеполитических противоречиях, опасности войны и необходимости защиты СССР в китайской революции? При теперешней пассивной установке почти всех руководств национальных секций К[оммунистического] И[нтернационала] (NB: эта пассивность руководства признается во всех почти очерках о национальных секциях, очерках, напечатанных в «Обзоре деятельности ИККИ и секций Коминтерна между V и VI конгрессами»[23], см. особенно очерк о французской коммунистической партии) лозунг борьбы с опасностью пока еще все же неблизкой войны может стать лозунгом выжидания войны для совершения революции после нее, вместо того чтобы подготовлять партию к совершению революции еще до войны и без нее. Наконец, Вы хорошо отметили в своей записке об Англии, что у центристов особенно велика бывает «любовь к дальнему»: ведь легче ратовать за защиту СССР и китайской революции и изобличать «пораженцев» обороны СССР в своей среде, чем вырабатывать революционную линию борьбы с буржуазией и социал-демократией своей страны и вырабатывать подходящие лозунги.

4) В отношении последних Бухарин договорился до чудовищной нелепости с точки зрения революционной логики и не менее чудовищного оппортунизма с точки зрения революционной политики. Он считает оппортунизмом и изо всех сил изобличает как таковой лозунги национализации промышленности, рабочего контроля, но готов допустить борьбу за рабоче-крестьянское правительство и крохоборческие требования (налоги, зарплата и пр.), а также против опасности войны при капитализме, как центральные лозунги действия компартии в ближайшие нереволюционные годы. Оппозиция должна, по моему мнению, обязательно сказать свое мнение о лозунгах борьбы в ближайшие годы до революционной ситуации. Смущаться тем, что оппозицию обвинят в правом уклоне и брандлеризме не приходится (в чем уже нас ни обвиняли?). Тем более, что Брандлер, во-первых, выдвинул лозунг «Produktionskontrolle»[24] вместо рабочего контроля, т. е. смазал классовый характер лозунга, что действительно может явиться источником оппортунизма, во-вторых, совершенно не связал его с вопросом о национализации и конфискации.

Русская оппозиция, в особенности Вы, должна заняться этим вопросом не только потому, что это нужно в интересах борьбы компартии в ближайшие годы, но и для создания ясности в головах самих оппозиционеров. Отсутствием ясности в отношении лозунгов при нереволюционной обстановке объяснялось бесплодие платформы немецких товарищей по внутренним вопросам и неимоверная путаница у французов. Замечательно уже то, что по этому вопросу существует трогательное согласие от Бухарина до Урбанса. Разница только та, что бухаринские лозунги сбиваются на экономизм, а урбансовские на синдикализм.

В самый последний день моего пребывания в Москве мне довелось видеть номер урбансовской «Фольксвилле»[25] № 117 от 31 мая с воззванием об итогах выборов 20 мая. Я списал оттуда лозунги, которые Урбане выдвигает. Вот они все:

«За выборы стачкомов, ответственных только перед избирателями.

За объединение революционных фабзавкомов.

За расширение прав фабзавкомов.

За восстановление свободы стачек в борьбе за повышение зарплаты и сокращение рабочего времени.»

И это все. Ни единого политико-экономического лозунга. Ни единого лозунга, выходящего за пределы предприятия и затрагивающего частную собственность. Это, разумеется, путь синдикализма. Но и «программа действий» Маслова (к конгрессу Ленинбунда), если Вы ее видели, не была богаче идеями и лозунгами для классовой борьбы внутри страны. Вряд ли веддингцы[26] более дальновидны. Наконец, сравнение с бухаринской программой действия показывает, что в ней только прибавляется несколько специфических социал-демократических требований к буржуазному государству в духе старой программы—минимум.

5) Нежелательность и вред Вашего ухода от европейских дел особенно видны на примере Англии. Из стачек 1926 г. мы никаких выводов не сделали для самого английского рабочего движения и тактики английской коммунистической партии. (Англо-русский комитет — это, главным образом, вопрос тактики ВКП). А между тем в Англии произошел крутой переворот в рабочем движении — не менее крутой, чем в Германии во время войны. А выводов никто не сделал. Решение об изменении избирательной тактики, принятое IX пленумом ИККИ, вопроса не исчерпывает. Не только на выборах, но и в повседневной борьбе надо определить отношение коммунистов к рабочей партии[27]. Мы не голосуем и не призываем голосовать за Макдональдов. Ну, а как быть, например, с политическими взносами профсоюзов, которые идут в избирательный фонд тех же Макдональдов? Уплачиваем мы их, призываем уплачивать и содействуем сбору? У английских коммунистов сейчас, собственно, отношения с А[нглийской] р[абочей] п[артией] аналогичны отношениям китайских коммунистов к Гоминьдану: они оттуда «не вышли», но их там нет. Только в Англии положение более двусмысленное. Декларация о выходе коммунистов из А[нглийской] р[абочей] п[артии] сама по себе не решила бы вопроса, ибо, во-первых, вряд ли там еще остались коммунисты, которым пришлось бы «выходить»; во-вторых, остается вопрос о коммунистических сторонниках, членах профсоюзов и местных организаций А[нглийской] р[абочей] п[артии], которые, выйдя из последней, не могут вступить на правах индивидуального членства в английскую компартию и которые, будучи исключенными из А[нглийской] р[абочей] п[артии], либо распылятся, либо капитулируют рано или поздно.

Вывод? Надо вспомнить о той мысли, которую Вы вскользь бросили в Вашей книжке об Англии, что такие великие движения, как стачка 1926 г., приводят к созданию новых организаций. За эту мысль на Вас рассердились все филистеры, и крепко ругает Вас Балаболкин. Сейчас пора об ней напомнить: надо объединить все левые элементы английской лейбористской партии как исключенные из нее, так и не исключенные из нее, в новую Рабочую партию на основах коллективного членства под коммунистическим руководством. Надо звать профсоюзы и местные организации Лейбористской партии к переходу в Рабочую партию; надо поднять в низовых организациях и профсоюзах кампанию за то, чтобы политические взносы уплачивались не предательской Лейбористской партии, а классовой, революционной Рабочей партии. Такой вывод надо было сделать еще в 1926 г. и не предоставлять Макдональдам инициативы и выбора момента для раскола Лейбористской партии. Но и теперь это единственный путь для а[нглийской] к[ом]п[артии].

Такое предложение сделал накануне IX пленума ИККИ тов. Мерфи[28]. Но его совершенно «затюкали». Беннет обвинил его в комиссии пленума в пессимизме и неверии в а[нглийскую] к[ом]п[артию]. Вряд ли нужно давать оценку этому знакомому доводу. Пейдж Арнот[29] выдвинул довод об излишнем «средостении». Но тот же Арнот не возражает против средостения в виде Left Wing[30], крайне неоформленной и неопределенной организации, являющейся в настоящих условиях суррогатным объединением для исключенных из Labour Party[31] левых элементов, как будто исключение последних только временное! И как будто «левое крыло» (чего?) имеет шансы прогнать Гендерсонов[32] от руководства Labour Party!

Вот дополнительные замечания, которые я хотел Вам сделать к своей статье и по которым хотелось бы знать Ваше мнение. К сожалению только, я по личным бытовым условиям не имею еще постоянного адреса. Когда будет — сообщу. Пока хорошо было бы получить Ваш и тов. Радека отклик на эти вопросы кому-либо — авось дойдет и до меня.

О других вопросах я уже сейчас не буду писать. Не сердитесь за длинноту письма.

Крепко жму руку. Желаю здоровья и сил. Все остальное «приложится».

Ваш Дм. Лапин

5 августа 1928 г.

Получили ли Вы мои книжки о Баварской советской республике[33] и пригодились ли они Вам?  








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх