[Сводка]. Сентябрь

КЛАССОВАЯ ПОЛИТИКА ИЛИ БЮРОКРАТИЧЕСКИЙ НАЖИМ I

После хвастливых заявлений на XV съезде: «Оппозиции теперь крышка», нынешние руководители партии снова заговорили об оппозиции. О ней говорят передовые «Большевика» (№16), «Правды» (No 215—216), речь Угланова, Молотова, резолюции пленума Московского Комитета и пр.

На опыте прошедшего полугодия многие рабочие коммунисты убедились в правоте ленинской оппозиции. Сочувствие оппозиции растет, но внутрипартийный режим еще не позволил этим настроениям вылиться наружу, они пока подспудны, но и в таком виде они внушают страх аппаратчикам. Вот отсюда и возникает очередная «проработка» оппозиции.

С методами этой проработки мы уже знакомы в течение нескольких лет: это ложь, клевета, украшение и извращение фактов. Все это рассчитано на короткую память, на легковерие партийцев. К счастью для нашей партии, такие методы действуют уже не с прежней силой. Партия и рабочий класс добиваются правды о подлинных взглядах оппозиции, и мы сделаем все возможное, чтобы эту правду довести до них.

Мы не будем также останавливаться на вздорных обвинениях оппозиции в меньшевизме в то время, как вся мировая буржуазия и социал-демократическая печать солидарны с нынешним руководством в борьбе против оппозиции («Форвертс» пишет, что политика ВКП приближается к политике II Интернационала, съезд II Интернационала выражает надежду, что на следующем его съезде будут присутствовать представители ВКП, американские буржуазные газеты считают исключение оппозиции самым радостным событием истекшего года, Чемберлен, публично одобряя исключение Троцкого, жалеет только, что его «не подвели к стенке» и т.д., и т.д.). Мы не останавливаемся на этих заявлениях потому, что их вздорность сегодня уже ясна всем.

Авторы передовиц упирают еще на один, тоже довольно затасканный довод: оппозиция-де за чрезвычайные меры, за возврат к военному коммунизму, против смычки. На этом аргументе мы остановимся подробнее.

II

Еще на XII съезде (в 1923 г.) т. Троцкий первый выдвинул вопрос о «ножницах», угрожающих смычке. В течение последних лет оппозиция постоянно указывала на отставание промышленности, на недостаток, плохое качество и дороговизну промтоваров. Оппозиция говорила о необходимости быстрого развертывания промышленности в интересах смычки рабочих и крестьян.

Ленинская оппозиция в отличие от большинства ЦК не только говорила вообще о смычке. Она в то же время подчеркивала и выдвигала основной ленинский лозунг: «Прочно опираясь на бедноту, уметь достигать соглашения с середняком, ни на минуту не отказываясь от борьбы с кулаком.»

Оппозиция показывала, с какой частью деревни нам нужна смычка, а против какой ее части неизбежна борьба. Этот лозунг пришелся не по вкусу тем элементам партии, которые, по словам «Правды», хотят жить в мире с кулаком. На XV съезде Молотов назвал его «издевательством над Лениным» при молчаливом одобрении всего съезда, в том числе и Сталина, который только через шесть месяцев в ответе таинственному т. С. соблаговолил взять этот лозунг под защиту.

Смыкаться со «всем крестьянством» нельзя. Можно и нужно добиваться смычки с беднотой и середняком (а смычка эта на деле должна прежде всего заключаться в росте промышленности, в производстве дешевых и доброкачественных товаров), но тогда нельзя отказываться от борьбы с кулаком. Наоборот, можно жить в мире с кулаком, но это будет куплено ценой отказа от защиты интересов бедноты, ценой размычки с беднотой.

Первый путь — это путь Ленина, путь ленинской оппозиции. Второй путь — это путь перерождения, путь термидора. Нынешнее руководство мечется между ними и этим подрывает хозяйство, подрывает и смычку.

III

Ленинская оппозиция действительно считала необходимым усиление нажима на кулака для более быстрого развертывания промышленности и для подлинного укрепления смычки.

В 1925—[19]26 гг., когда наметился рост кулака, оппозиция предлагала усилить обложение кулацкой верхушки деревни. В 1927 г., когда кулак вырос и угрожал срывом хлебозаготовок, оппозиция предложила чрезвычайный принудительный заем у кулацкой верхушки. Тот заем позволил бы обойтись без нажима на середняка, без запрещения хлебной торговли, словом, без тех чрезвычайных мер, которые, несомненно, ухудшили отношения с середняком. При проведении такого займа нужно было опереться на массовую организацию — на «союз бедноты» — и этим избежать перегибов, административного нажима на середняка и пр.

На XV съезде Молотов заявил, что тот, кто предлагает принудительный заем — враг союза рабочих и крестьян, а Сталин с места крикнул «правильно». Через два-три месяца эти горе-руководители проводили фактически принудительный заем и принудительное изъятие хлеба не только у кулака, но и у всего крестьянства. Эти меры проводились не через массовые организации крестьянской бедноты, а через бюрократический аппарат, неизбежно искривляющий классовую линию.

Подлинный враг союза рабочих и крестьян не тот, кто предлагает принудительный заем у кулака, а тот, кто боится своевременно провести этот заем, упускает время, подводит народное хозяйство к кризису, а потом вынужден бить уже не только по кулаку, но и по середняку и бедноте.

IV

Ленинская оппозиция делала ряд предложений, которые позволили бы избежать кризиса, а следовательно, и обойтись без чрезвычайных мер. Когда после ряда лет неправильной хозяйственной политики нынешнее руководство прибегло к этим мерам, оппозиция подчеркивала, что это не нормальная политика, а дорогая расплата за допущенные ошибки.

В то же время оппозиция говорила, что административный нажим ничего общего с серьезной классовой политикой не имеет, и что для успешной борьбы с кулаком нужен не нажим милиции, а прежде всего активность и организованность деревенской бедноты.

Когда этой весной оппозиция говорила о левом зигзаге, она меньше всего имела в виду «чрезвычайные меры». Левый зигзаг мы видели в том, что руководство заговорило о правой опасности, о кулаке, который сорвал хлебозаготовки, что был поставлен (больше на словах и на бумаге) вопрос о колхозном и совхозном строительстве, была изменена избирательная тактика компартий на западе.

Поворот направо июльского пленума заключается совсем не в отмене чрезвычайных мер.

Июльский пленум не только «отменил» чрезвычайные меры, но заодно отменил и индустриализацию страны, заявив, что промышленность развивается чересчур быстро. Пленум повысил цены на хлеб и даже не поставил вопроса о реальной зарплате рабочих. Опираясь на решения июльского пленума, Рыков поднимает вопрос о пересмотре всей хозяйственной политики последних лет (слишком, мол, быстро индустриализировали). Вот почему мы говорим, что пленум резко повернул направо.

«Правда» от 15 февраля, говоря о хлебозаготовительных трудностях, начинает с того, что «вырос и окреп кулак». Здесь дана классовая постановка вопроса. «Правда» от 15 сентября говорит о том, что в стране нет никаких классовых противоречий, которые тормозили бы хлебозаготовки. О кулаке даже не упоминается, его как бы не существует. Сравнение этих двух передовиц — лучший показатель поворота вправо, проделанного на июльском пленуме и после него.

Мы не за чрезвычайные меры, но мы против решений июльского пленума, ликвидирующих все, что было правильного в решениях XIV и XV съездов.

Вырос ли кулак за истекший год? — Несомненно. Убыток от чрезвычайных мер он с лихвой покрыл продажей хлеба бедноте по 6—8 р[ублей за]. пуд. Убыток от принудительного займа он покрыл скупкой облигаций этого займа у бедноты за треть или половину цены. Этими доставшимися ему по дешевке облигациями кулак уплатит налог в будущем году.

Хлебозаготовки идут плохо. Июль и август дали меньше половины прошлогодних заготовок. В сентябре заготовки несколько вырастают, так как к началу сентября надо вносить налог и другие платежи (в прошлом году налог вносился частями, в этом году главная масса вносится в начале года). Рост заготовок в сентябре не может быть длительным. Повышение цен на хлеб при недостатке промтоваров только усилит трудности.

Ленинская оппозиция снова предлагает провести принудительный заем у кулацкой верхушки. Провести его, опираясь на союз бедноты, который надо организовать. Провести его, не нарушая свободы хлебной торговли и не ударяя по середняку. Проводя такой заем у кулака, мы не только получаем хлеб для снабжения рабочих и городского населения, но одновременно сокращаем кулацкий спрос на промтовары, а следовательно, сможем лучше наладить снабжение промтоварами середняка и укрепить смычку.

В противном случае через несколько месяцев партия станет перед опасностью повторения чрезвычайных мер или капитуляции перед мировой буржуазией.

Тот, кто боится нажать на кулака — враг союза с середняком.

VI

На июльском пленуме (см. стенограмму 2, речь Бухарина) Бухарин крикнул Ворошилову: «Я отличаю смычку с середняком от ЖЕЛАЕМОЙ ТОБОЙ СМЫЧКИ С КУЛАКОМ.» Бухарин этим подтверждает, что не только в партии, но и в Политбюро имеются элементы, которые хотят жить в мире с кулаком, которые добиваются ПРЯМОЙ СМЫЧКИ с ним. После этого у Угланова и Молотова хватает наглости говорить о том, что оппозиция клевещет на руководство, говоря о разногласиях в Политбюро, о правом уклоне в руководстве и т. д.

Всем нашим «проработчикам» мы можем ответить одно: «Мы отличаем смычку с середняком от желаемой Ворошиловым и прочими смычки с кулаком.» мы за смычку с середняком, и в то же время за борьбу не на словах, а на деле с кулаком и с кулацким крылом нашей партии, представленным также и в Политбюро. Тот, кто прикрывает кулаколюба Ворошилова, кто боится ударить по кулаку, кто отказывается от организации союза бедноты,— тот и является подлинным врагом смычки.

Бюрократов не забыли

Ряд мероприятий последнего времени говорит о том, что нынешнее руководство ищет выхода из затруднений за счет рабочего класса. Сюда относится и проектируемое отставание зарплаты от роста производительности труда, и уже проведенный закон о квартирной плате, который бьет по самым необеспеченным слоям рабочего класса, и заем индустриализации, и повышение кооперативного пая, одинаковое как для низко, так и для высокооплачиваемых категорий, и многое другое.

Казалось бы, что уж если проводится такой нажим на рабочих, то и другим слоям населения следовало бы потесниться. На деле получается совсем иное.

В то время, когда реальная заработная плата рабочих падает, Политбюро выносит решение о повышении зарплаты ответработников на 20%.

Политбюро позаботилось не только о повышении зарплаты бюрократов, но одновременно постаралось оградить их от повышения квартплаты, коммунальных услуг, платы за учение и пр. Чиновник, получающий 270 р., оплачивает квартиру по той же ставке, что и рабочий, получающий 150 р.

Как сильно надо проникнуться интересами бюрократического аппарата и оторваться от рабочего класса, чтобы выносить подобные решения.

Спрятанное опровержение

На днях редакциями московских газет было получено письмо т. Л. С. Сосновского, в котором он опровергал распространяемую Калиниными, Молотовыми, Углановыми и Ярославскими ложь, будто бы здоровье Л. Д.Троцкого находится в превосходном состоянии. Преступная игра с жизнью Л. Д.Троцкого и многих других большевиков-ленинцев, затеянная Центральным Комитетом, вынуждает безответственных руководителей партии прибегать к испытанному оружию усыпления бдительности пролетариата — лжи. Глашатаи хваленой самокритики — «Правда», «Известия» и др[угие] газеты, критикующие лишь то, что позволяется критиковать сталинско-рыковским секретариатом — скрыли опровержение тов. Сосновского, как они систематически скрывали и фальсифицировали взгляды большевиков-ленинцев, в течение нескольких лет вводя партию и пролетариат в заблуждение, сея смуту и раскол в его рядах. И на этот раз, не ограничившись скрытием письма тов. Сосновского, газеты напечатали неслыханное по наглости и безответственности заявление полуустряловца — Угланова, и сверхбюрократа — Молотова — о якобы «мнимой» болезни Троцкого.

Большевики-ленинцы доведут тяжелую правду до сведения мирового пролетариата всеми средствами и во что бы то ни стало. Приводим письмо тов. Сосновского полностью:


В РЕДАКЦИЮ «ИЗВЕСТИЙ ЦИК СССР» Письмо в редакцию

Копии редакциям [газет] «Правда», «Комсомольская Правда», «Рабочая Газета», «Труд», «Рабочая Москва», «Беднота», «Крестьянская Газета»

Во время происходившего недавно всесоюзного съезда колхозов председатель ЦИК СССР М. И.Калинин, отвечая на вопросы делегатов, давал им сведения о местонахождении и здоровье тов. Троцкого. Ответы Калинина перепечатаны были в «Известиях ЦИК» и перепечатывались провинциальными газетами. Если справка М. И.Калинина верна в отношении адреса т. Троцкого, то она лжива в отношении состояния его здоровья. Я согласен, что Калинин вводил страну в заблуждение непреднамеренно, а был сам обманут бесстыдными информаторами. Но так как личность тов. Троцкого и его здоровье интересуют не одних колхозников (иначе не печатались бы ответы Калинина ко всеобщему сведению), т. к. трудящиеся СССР (да и за пределами его) хотят иметь не лживые успокоительные справки, а правду о Троцком, то я настоящим прошу напечатать нижеследующее.

На основании сообщения из Алма-Аты устанавливается, что жизнь Льва Давыдовича Троцкого находится в опасности. Троцкий заболел малярией, которая при истощенности организма его от прежней болезни сейчас ускорила опасные процессы. К этому присоединяется болезнь кишечника и тяжкие головные боли, которых Троцкий никогда раньше не знал. В гиблом городишке нет никакой возможности получить требуемую медицинскую помощь, не только медицинскую помощь, но даже самые элементарные пищевые продукты, требующиеся при болезни кишечника.

Учреждения и люди, которые послали Троцкого в такое гнусное место, вполне понимали, что делают. До нас, ссыльных большевиков-ленинцев, дошло чудовищное бахвальство нынешнего председателя Реввоенсовета Ворошилова, заявившего на одной из районных конференций делегатам на вопрос о здоровье Троцкого:

«Мы загнали Троцкого так далеко, что если бы даже с ним что-либо и случилось, то мы не скоро бы что-нибудь узнали.»

Я отказываюсь от оценки этого неслыханного выступления. Я знаю (со слов самого Ворошилова) его давнишнее отношение к Троцкому еще со времени 10 армии. Но каковы бы ни были отношения и чувства Ворошилова к Троцкому, судьба Троцкого волнует пролетариев ничуть не меньше, чем волновала их недавно судьба безвестных Сакко и Ванцетти[441]. Вопреки успокоительному заверению Калинина, тревога за жизнь организатора Красной Армии и руководителя Октябрьских боев проникает всюду. Она растет. Бессильные помочь непосредственно, мы можем только доводить до сведения трудящихся всеми способами, какие нам только доступны, правду об угрожающем состоянии здоровья Троцкого.

Мы телеграфно настаивали перед ЦК ВКП о немедленном переводе Троцкого в такое место, где его жизнь была бы, по крайней мере, в безопасности. Ответа до сих пор нет. А из Алма-Аты доходят (как ни усердствует в потере писем почтовое ведомство) тревожные вести.

Настоящим мы еще раз обращаемся к ЦК ВКП с категорическим требованием немедленно перевести Троцкого из гибельной Алма-Аты. Всякая оттяжка перевода будет означать, что люди сознательно идут на создание нового дела Сакко и Ванцетти, только на советской земле.

Я уверен, что когда трудящиеся СССР и всего мира узнают настоящую правду о состоянии здоровья тов. Троцкого, они добьются, чтобы опасная игра с жизнью вождя пролетарской революции была прекращена. Надеюсь, что редакция не откажет помещением настоящего письма внести поправку в несоответствующее действительности сообщение М. И.Калинина.

Л. Сосновский

Барнаул Сиб[ирский] край





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх