С. Минц[354]. В Астраханскую окружную контрольную комиссию. [Сентябрь]

от большевика (оппозиционера), отбывающего ссылку в с. Красном Яру

Копия: ЦКК, ВЦСПС, Томскому

Заявление

В мае месяце этого года во время моего пребывания в г. Астрахани я имел беседу с секретарем партколлегии К[онтрольной]К[омиссии] на разные партийные темы, а также говорил ему о ряде возмутительных действиях местных партийных и советских руководителей в отношении ко мне не разрешая посещать открытые партсобрания и другие профессиональные и общественные Собрания[355], на что секретарь сам был удивлен и возмущен действием этого и заявил мне, что мне разрешается посещать Собрания и не только посещать но и активно участвовать, заявил, что он даст такую директиву местным партийным органам. На следующий день в беседе с зам. нач. ГПУ — Адамовым также мне подтвердил, что могу посещать собрания и т. д. По приезде моем в Красный Яр, мне обо всем этом подтвердил уполномоченный ГПУ (что он имеет директиву о том, что я могу посещать всякие открытые Собрания и т. д.).

Затем в начале августа когда я вторично прибывал в Астрахань я хлопотал перед ГСПС[356] о прикреплении меня к какому-нибудь Союзу в Красном Яру. Заявил председателю ГСПС, что я оппозиционер отбывающий ссылку и имею ли право на восстановлении себя в союзе, на что получил утвердительный ответ и тут же получил директиву через губотдел союза пищевиков зарегистрировать меня при групкоме С[оюза]П[ищевиков][357] села Красного Яра. Сейчас же после взятия меня на учет спустя несколько дней, я принимал активное участие в одном из Собраний союзного актива созываемого групкомом СП. Выступал по докладу ЕПО[358], вскрывал ряд недочетов в работе ЕПО, а затем предлагал резолюцию по докладу ЕПО которая была принята на следующем Собрании актива. Через 2 недели на следующем Собрании актива, когда я пришел на актив мне председатель групкома СП вручил отношении губотдела союза пищевиков совершенно противоречащее первому отношению, т. е. то что я не могу быть членом союза как ссыльный и исключаюсь (как будто бы раньше губотдел не знал, что я оппозиционер-политссыльный). А более неожиданный сюрприз получился для меня, когда я пришел на явку к уполномоченному ГПУ и он мне объявил новую директиву полученную им о том, что мне запрещено посещать всякие Общественные, профессиональные Собрания, словом отнимает у меня все мои элементарные права граждан поясов Советской России. На мой вопрос чем вызваны эти новые репрессии и что оно совершенно противоречит тому, что было мне в мае м-це секретарем партколлегии и зам. нач. ГПУ объявлено о правах посещения открытых собраний. Поэтому обращаюсь (трижды) к Вам, как в высший партийный орган, который призван для того, чтобы следить за бороться со всякими грубыми и недопустимыми парт, линии и прошу ответить мне на следующие вопросы:

Почему в мае м-це мне разрешалось посещать всякие профессиональные, общественные и открытые партсобрания и даже активно в них участвовать, а в сентябре через пять месяцев все это опять отменяется и мне возвращают первобытное состояние, лишают всяких элементарных гражданских прав никем неотмененных высшими властями.

Почему в августе м-це по предписанию ГСПС и губотдела пищевиков меня принимают на учет в союз, а через месяц после моего выступления и т. д. на активе, меня снимают с учета.

Почему меньшевики явные контрреволюционеры (местные ссыльные) не выключены до настоящего времени из союза и состоят на учете групкома СП, на них не распространяется этот циркуляр.

Я ничуть не сомневаюсь, что все эти репрессии вызваны моим выступлением на активе и предложенной мною резолюцией по докладу ЕПО.

Я прошу Окружную контрольную комиссию потребовать копию моей резолюции, протокол Заседания противоречит ли оно линии Партии и т. д., ибо если бы резолюция противоречила линии Партии, то она не была бы пропущена райкомом который с ней ранее знакомился. Несомненно здесь имеется грубое допустимое нарушение со стороны местных Партийных органов. Для меня совершенно не понятно, почему я старый член Союза с 1908 г. состоящий в партии десяток лет организовал в старое время легальные и нелегальные профсоюзы и неоднократно подвергался репрессиям со стороны царского режима и с 17 года я раскалывал желтые меньшевистские профсоюзы, организовал Красные профсоюзы, организовал рабочие отряды членов Профсоюзов на борьбу с бандитизмом Григорьевщины[359]. Организовал продотряды[360] из членов Профсоюзов и провел раскулачивание в 1920 году, за что имел несколько благодарностей от Реввоенсовета украинской армии и т. д.

И вот я сейчас после двадцатилетней моей революционной деятельности, боровшегося в рядах ВКП(б), сейчас не могу состоять членом Союза, лишен элементарных гражданских прав, а явные контрреволюционеры, которые боролись и борются против Советской Власти (меньшевики и шахтинские вредители и им подобные) состоят членами Союза.

Прошу Окр. КК ответить мне на все эти вопросы и как это все понять?! Мною было послано уже второе заявление Вам и до сих пор не получено никакого результата. Прошу и требую ответ на эти заявления, как первые так и настоящее. Прошу дать ход, выяснить все мною описанное.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх