Агитационная брошюра «Социал-демократическая опасность в Коминтерне»[143]. 29 августа

Пролетарии всей стран, соединяйтесь!

Москва, 29 августа 1928 года

При Ленине, несмотря на огромные трудности, конгрессы Коминтерна собирались ежегодно. За пятилетие 1919-1924 гг. в Москве происходило пять конгрессов Коминтерна. За следующие четыре с половиной года конгресс Коминтерна созывается впервые.

Пятилетнее отсутствие коллективного обмена опытом и обсуждения важнейших вопросов мировой революции, по мнению руководителей Коминтерна, только пошло ему на пользу. По крайней мере, резолюция XV съезда, принятая по докладу Бухарина, говорит, что «большевизация секций Коминтерна сделала дальнейшие успехи» и что «важнейшие секции Коминтерна и Коммунистический Интернационал в целом достаточно окрепли идейно и организационно».

VI конгресс Коминтерна еще не закончился, но то, что говорилось на конгрессе до сих пор, уже ясно показывает действительную цену казенного оптимизма.

Уже сейчас очевидно, в какое болото завело Коминтерн его беспринципное и безответственное руководство, согласное отчитываться не чаще, чем раз в четыре года, да и то не иначе как добившись предварительного исключения всех критиков.

В итоге последних четырех лет в Коминтерне выросла правая опасность.

Это вынужден признать даже Бухарин, который еще 6 месяцев тому назад (на XV съезде) считал правую опасность несущественной. Теперь Бухарин заявляет конгрессу, что центральную опасность представляет правый уклон.

Что это за правый уклон и в чем он выражается?

По словам того же Бухарина, он «сказался в стремлении во что бы то ни стало к легальности, в боязни нарушить буржуазные законы, в игнорировании необходимости заострения классовой борьбы, например, во время стачек, в ошибочной линии по отношению к социал-демократии, в недостаточном заострении борьбы против «левых» вождей социал-демократии, в недостаточном интернационализме партии».

«Мы видим,— говорит Бухарин,— что даже в общем и целом правильно ориентирующиеся партии забывают выполнить свой интернациональный долг, как это было в отношении китайской революции» («Правда», № 169). Каждый рабочий знает, что партия, «забывающая» свой интернациональный долг, не только не может считаться правильно ориентированной, но и не имеет права именоваться коммунистической. Забыл об этом только генсек Коминтерна[144].

Перейдем к тем правым уклонам, о которых говорит Бухарин. В чем же они конкретно проявились в партиях Коминтерна?

В Германии, где правые до последнего времени были пассивны, сейчас они выступают совершенно открыто. Целый ряд ответственных партработников выступил в защиту Амстердамского Интернационала. Руководитель тюрингенской организации Титель, редактор партийной газеты Гаммер, ряд видных партийных работников, в том числе депутатов Рейхстага и Ландтага (Вальхер[145] и др[угие]) выступают против утверждений, что «Амстердамский Интернационал — орудие капитала» и что «социал-демократия из рабочей партии превратилась в буржуазную». (Об этом рассказал на конгрессе Лозовский, см. «Правда» № 176.)

Больше того, Вальхер в специальных тезисах, опубликованных в партийной печати, защищал необходимость выхода профсоюзов СССР из Профинтерна[146] и вступления их в Амстердам без всяких предварительных условий. Вступление в Амстердам и ликвидация Профинтерна необходимы, по его мнению, для установления единства рабочего класса.

Вот где подлинный социал-демократический уклон!

Самая многочисленная в Коминтерне (после ВКП) чехословацкая партия отказалась от празднования «Красного дня»[147] только потому, что это празднование было запрещено полицией. В этой же партии был проект голосовать при выборах президента за буржуазного кандидата Масарика[148]. Отдельные коммунистические ячейки отказывались производить сборы в пользу китайской революции, которая де их не касается. В отношении чешской партии Бухарин вынужден был признать, что «дело обстоит неблагополучно не только в среде руководства, но и в партийных низах, во всей партии неблагополучно с точки зрения политической линии, основной ориентации партии и серьезных социал-демократических пережитков».

Во Франции, по словам Бухарина, «имеются ярко выраженные парламентские тенденции в плохом смысле этого слова». О нынешнем центристском руководстве: ... тов. Пийо, делегат Парижа, сообщил на конгрессе, что «под флагом центра маневрируют правые».

Даже в Китае, где компартия на собственном опыте проверила последствия оппортунистической политики, имеются еще члены партии, которые призывают присоединиться к движению за восстановление Гоминьдана (см. речь тов. Воровского) .

В Польше и Америке, по словам товарищей Ленского[149] и Фостера, руководство партиями находится в руках у правых. Не лучше и в ряде других партий.

Итак, правые в Коминтерне сейчас выступают с защитой социал-демократов, Амстердама, против международной солидарности (на деле), за восстановление контрреволюционного Гоминьдана.

В Коминтерне окрепло социал-демократическое крыло

В этом заключается основная опасность, угрожающая коммунистическому движению.

Достаточно присмотреться к тому, под какими лозунгами выступают социал-демократические элементы Коминтерна, чтобы сказать, что правая опасность выросла только благодаря оппортунистической политике нынешних руководителей Коминтерна и ВКП.

Нынешнее руководство ВКП первое (в конце 1925 г.) выдвинуло теорию построения социализма в одной стране, которая неизбежно должна была привести к ослаблению международной солидарности и интернационализма.

Нынешнее руководство ВКП навязало китайской компартии меньшевистскую теорию блока 4-х классов[150] и меньшевистскую тактику поддержки буржуазного Гоминьдана и отказа от самостоятельной роли компартии.

Нынешнее руководство ВКП довело до неслыханных размеров репрессии и травлю левого ленинского крыла партии (оппозиция), которое вело и ведет действительную борьбу с правой социал-демократической опасностью.

Нынешнее руководство ВКП несет главную ответственность за рост социал-демократического крыла в Коминтерне

Наряду с ростом правого крыла, создаются и другие опасности для коммунистического движения. Из этих опасностей основной является организационное ослабление компартии и рост фракционной борьбы.

Благодаря тому режиму, о котором так мягко отзывается Бухарин, говоря, что «у нас усилились элементы бюрократизма», рост компартий почти повсеместно (кроме Швеции) прекратился. В то время как симпатии рабочих к коммунизму растут (об этом говорят результаты выборов), число членов компартий либо остается стабильным, либо сокращается.

В то время как социал-демократия Германии имеет на 9 млн. избирателей почти 1 млн. членов партии, коммунистическая партия на три с четвертью миллиона избирателей имеет немногим более 100 тыс. членов.

Во Франции, где число голосов, поданных за коммунистов, увеличилось, число членов партии сократилось почти вдвое.

Партийный режим и отсутствие партийной демократии отталкивают рабочих от Коминтерна.

Этот же партийный режим приводит к усилению фракционной борьбы, которая является следствием отсутствия здоровой внутрипартийной жизни. Примером неслыханного обострения фракционной борьбы является положение в Польше, где ЦК партии большинством одного голоса распустил варшавский комитет и ЦК комсомола, т. к. варшавский комитет не подчинился постановлению ЦК, то в Варшаве существуют два варшавских комитета.

Острая фракционная борьба развернулась в к[оммунистических] п[артиях] Америки, Югославии, Германии и т. д. Эта фракционная борьба проявилась почти во всех выступлениях на конгрессе, о ней открыто говорили все делегаты.

Итак: важнейшими вопросам, которые встали перед VI конгрессом, были вопрос о росте правой опасности и о режиме в Коминтерне и его секциях.

Что же решил конгресс Коминтерна?

Конгресс Коминтерна одобрил все преступно-оппортунистические мероприятия, которые имели место за последние годы.

Конгресс Коминтерна одобрил союз с английскими социал-предателями (в Англо-русском комитете), даже после предательства всеобщей стачки он одобрил политику союза с буржуазией (Гоминьдан), погубившую китайскую революцию, он одобрил неслыханный режим в ВКП и даже санкционировал применение 58 статьи при борьбе с левым крылом ВКП (оппозицией). Наконец, он одобрил и ввел в программу антиленинскую теорию о социализме в одной стране.

Этим самым конгресс Коминтерна оказал величайшую услугу правым социал-демократическим элементам. Все те ошибки, которые содействовали укреплению правого крыла, теперь освящены решениями конгресса, а часть из них введена в программу.

В результате решений Конгресса опасность социал-демократического перерождения Коминтерна усиливается

На конгрессе много говорилось о необходимости борьбы с правыми, но совершенно ясно, что после принятия этих решений разговоры так и останутся разговорами.

Не случайно в своем заключительном слове («Правда» № 181) Бухарин вспомнил об одном неопубликованном письме товарища Ленина ему и Зиновьеву, в котором Ленин писал: «Если вы будете гнать всех не особенно послушных, но умных людей и оставите у себя лишь послушных дурачков, то партию погубите наверняка».

Шесть лет Бухарин скрывал это письмо от партии.

Все это время вразрез со всем, что говорил Ленин, проводился курс на подбор наиболее покорных и наименее самостоятельных элементов. Только сейчас, когда надо бить направо, Бухарин вспомнил о ленинском совете.

На большевиков-ленинцев ложится обязанность разъяснить партии и рабочему классу смысл принятых VI конгрессом решений и организовать их против социал-демократической опасности и ее пособников.

Необходимо усилить внимание к вопросам международного рабочего движения, пропаганду ленинского понимания этих вопросов, необходимо удесятерить энергию в борьбе против режима расколов и фракционности, против извращения ленинизма, за единство революционного коммунистического движения в борьбе против буржуазии и социал-демократии.

Мы не поддадимся на провокационные разговоры о том, что из нашего несогласия с отдельными пунктами бухаринской программы следует, что мы не можем быть в Коминтерне. Программа Коминтерна дана Лениным, дана решениями тех конгрессов, которыми руководил Ленин. За эту ленинскую программу, за революционные рабочие массы мы боролись и будем бороться внутри Коминтерна.

Оппозиция формально исключена из Коминтерна. Но в то же время, больше чем когда-либо, на оппозиции лежит ответственность за его будущее.

Ленинский Коминтерн мы пособникам социал-демократии не отдадим Документы оппозиции к VI конгрессу Коминтерна

Большевики-ленинцы (оппозиция ВКП (б)). В адрес VI конгресса Коминтерна от тов. Л.Д.Троцкого и за его подписью поступили следующие документы:

1) Проект программы Коминтерна — критика основных положений бухаринского проекта.

2) Заявление VI конгрессу Коминтерна.

3) «Что же дальше?» — принципиальное обоснование заявления.

4) Послесловие к «Что же дальше?» — об итогах июльского пленума.

5) «Легенда о троцкизме».

По имеющимся сведениям, Президиумом конгресса получены телеграммы от нескольких сот товарищей, находящихся в ссылке, в которых они полностью присоединяются к заявлению тов. Троцкого.

Товарищами Радеком и Смилгой к началу работ конгресса было послано заявление, которое они впоследствии, ознакомившись с заявлением тов. Троцкого, сняли. В телеграмме, присланной конгрессу, они сообщили о присоединении к заявлению Л.Д.Троцкого.

Группа 15-ти (Сапронов и др[угие]).

Из письма тов. Сапронова, полученного в Москве в начале августа, видно, что группа 15-ти отказалась от намерения обратиться к конгрессу. Этот отказ тов. Сапронов мотивирует невозможностью коллективного обсуждения документа, который следовало бы послать конгрессу. Однако ряд товарищей из группы 15-ти телеграфно присоединились к заявлению большевиков-ленинцев, присланному тов. Троцким.

Ленинбунд.

В № 27 журнала «Знамя коммунизма»[151] (орган Ленинбунда) опубликовано обращение Ленинбунда к VI конгрессу, в котором говорится о стремлении Ленинбунда восстановить единство коммунистического движения. В заявлении перечисляются оппортунистические ошибки руководства Коммунистического Интернационала за последние годы (Англо-русский комитет, кит[айская] революция, политика ВКП и проч[ее]). Подчеркивается согласие Ленинбунда с решениями пяти первых конгрессов Коминтерна.

* * *

Часть документов оппозиции была переведена ИККИ [на] немецкий, французский и английский языки и в очень ограниченном количестве экземпляров (по 7 — 8 на каждом языке) была роздана членам Президиума конгресса и руководителям отдельных делегаций под расписку и с обязательным возвратом этих документов. Подавляющему большинству делегатов документы остались неизвестными.

* * *

Большевики-ленинцы (оппозиция) г. Москвы обратились с письмом к делегатам конгресса, в котором солидаризуются с заявлением тов. Троцкого и особенно подчеркивают неслыханный режим арестов и ссылок оппозиции, проводимый руководством ВКП.

Письмо это разослано по почте гл[авным] образом рядовым делегатам конгресса, от которых скрыты основные документы оппозиции.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх