Загрузка...



  • Глава 1. КОГО И ЗА ЧТО УБИВАЛИ ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ?
  • Глава 2. КОГДА НАЧАЛИСЬ СУДЕБНЫЕ РЕПРЕССИИ?
  • Глава 3. «НЕОПРАВДАННЫЕ РЕПРЕССИИ СТАЛИНА»
  • Глава 4. СПОР О МАСШТАБАХ
  • Глава 5. «ОПРАВДАННЫЕ РЕПРЕССИИ» ЭПОХИ СТАЛИНА
  • Глава 6. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  • Часть III КТО, КОГО И ЗАЧЕМ УБИВАЛ?

    …убивал много людей, потому что был очень гениальный.

    (Граф Л.Н. Толстой)

    Глава 1.

    КОГО И ЗА ЧТО УБИВАЛИ ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ?

    Товарищи! Теперь вы видите, что власть находится в руках у совсем бешеных людей: не может же семилетний ребенок отвечать за поступки взрослых?!

    (В. Соловьев, унтер-офицер Колчака, впоследствии командир партизансокго отряда. Убит коммунистами в 1934-м)

    1937 год — символ бессудной расправы над заведомо невинными. Но разве все жертвы красного террора любого года были хоть в чем-то виноваты? До того, как оценить число и степень «виновности» жертв 1937-го, неплохо бы посмотреть, а как обстояло дело с террором до 1917 года? И вообще — до прихода к власти Сталина.

    Жертвы эпохи Гражданской войны

    Собственно говоря, все жертвы Гражданской войны, 9—13 млн. человек, можно считать жертвами попытки захватить власть и воплотить в России утопию.

    Но интересно посмотреть, кого и за что уничтожали большевики в порядке объявленного ими же «красного террора». Обычно общее число жертв красного террора 1918–1922 годов в исторической литературе сегодня оценивается как «не менее 2 миллионов».

    Трудно вообразимую цифру «не менее 2 миллионов» можно себе образно представить так. Интенсивный террор длился с июля 1918 г. по февраль 1922 года. Порядка 1300 дней. На середину этого периода действовало 610 Чрезвычайных комиссий разного уровня. Если предположить, что каждая из них расстреливала в среднем по 2 человека в день, это уже почти 1,6 миллиона. Мы не знаем, сколько она расстреливала на самом деле, но знаем, что в то же время действовало и более 1000 ревтрибуналов разного рода, каждый из которых тоже постоянно выносил смертные приговоры. Кроме того по меньшей мере полмиллиона было уничтожено при разного рода массовых акциях.

    По данным Мелыунова статистика выглядит так:

    Интересна таблица, опубликованная в эдинбургской газете «The Scotsman» (7 ноября 1923). Ее источник не указан; возможно, это данные британской разведки (русское население ходило в британские представительства с жалобами на большевиков).

    В списке явно не хватает казаков (если они не скрыты в числе офицеров и солдат) и членов их семей и неполно охвачены другие массовые убийства. Но итог близок к оценке деникинской Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков (1 миллион 700 тысяч человек).


    Жертвы красного террора 1918–1922 гг. по британским данным

    28 епископов

    1219 священников

    6000 профессоров и преподавателей

    9000 врачей

    12 950 землевладельцев

    54 000 офицеров

    70 000 полицейских (?) 193 290 рабочих 260 000 солдат

    355 260 различных работников умственного труда 815 000 крестьян

    Итого: 1 776 747


    Причем в обоих списках нет истребленных башкир, русских и нерусских последствий резни на Северном Кавказе, некоторых других сведений. Данные явно неполны.

    Цифры в любом случае примерные, особенно когда речь заходит о незнатных, малообразованных, живших вдали от больших городов. За 1919–1922 годы в порядке «расказачивания» на Дону и Кубани, войны с крестьянами на Тамбовщине и в Сибири были уничтожены сотни тысяч человек, но достоверные оценки отсутствуют.

    Выявляется чудовищная «пирамида»… Ее основание — огромное число жертв истребления людей целыми сословиями или группами населения. Бессудные расправы, и тут вообще все цифры — очень большие, десятки и сотни тысяч… и ну очень примерные. Тамбовских крестьян истребили то ли 50 тысяч человек, то ли 70 тысяч, то ли даже больше 100 тысяч. Уральских казаков — «около 130 тысяч». Все цифры примерные, круглые. Людей истребляют, даже не удосужившись пересчитать.

    Второй уровень «пирамиды» — жертвы отдельных акций. Полусудебные расправы, когда велся хоть какой-то учет. Цифры тоже примерные, круглые, но на порядки меньшие. Расстрелы в Екатеринодаре — 1600. В Одессе — 2200.

    Третий уровень — жертвы судебных расправ. Во время Гражданской войны их практически нет. Разве что еще в 1917 году мелькают буквально отдельные люди, единицы. Их всех мы знаем по именам: адмирал A.M. Щастный, кадеты СВ. Панова, депутаты Учредительного собрания А.И. Шингарев и Ф.Ф. Кокошкин.

    После октября 1920-го. Бессудные расправы

    В 1921–1923 годах в войне с крестьянством в Западной Сибири, на Урале и в Поволжье, на Кубани и в Тамбовской губернии погибло 238 тысяч красноармейцев.[128]

    Потери повстанцев трудно определить сколько-нибудь точно. Миллион человек, включая и мирное население — это наиболее вероятная цифра. Но убедительной и точной статистики не может привести никто.

    Одновременно страшный голод уносит то ли 5, то ли 7 миллионов крестьян в европейской России.

    После Гражданской. Полусудебные расправы

    Самый чудовищный маховик истребления людей развернулся сразу после взятия Крыма, в ноябре 1920 года.

    Фрунзе хотел дать амнистию и право свободного выезда из Крыма всех сдающихся. Ленин одернул: «Расправиться беспощадно!». Причем красная разведка принимала все меры для того, чтобы поменьше людей уехали: распространяли листовки об окончании красного террора, засылали агитаторов.

    После взятия Крыма вся власть в Крыму была передана «особой тройке»: председатель ЧК Михель-сон, Бела Кун, его любовница, секретарь Крымского обкома РСДП(б) Розалия Семеновна Залкинд, еврейка из Киева, вошедшая в историю под одной из своих партийных кличек — Землячка. Любопытно, что в числе этих кличек была и такая, как Демон.

    Перекоп перекрыли, выезд разрешался только по личному распоряжению Белы Куна. «Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выйдет», — говаривал Бела Кун.

    Сначала объявили регистрацию офицеров, и те в массе своей явились — ведь остались в Крыму те, кто не хотел уезжать с Родины и кто поверил обещаниям большевиков. Все эти люди были уничтожены. Уцелели только те, кто почувствовали что-то и убежали в горы, к партизанам.

    Потом погнали на расстрел членов семей офицеров, а также, вообще всех, кто имел хоть какое-то образование и хоть где-нибудь служил. Для этого на улицах арестовывали всех, кто прилично одет, кто говорит, как образованный человек. Потом устраивали облавы, население целых кварталов сгоняли в концлагеря и «сортировали», истребляя всех «классово неполноценных». И тоже, разумеется, целыми семьями.

    Часто убиваемых раздевали в ЧК, и гнали или везли на телегах голыми к месту расстрела.

    Мотивы убийств — происхождение, чистой воды геноцид. Людей истребляли по спискам «за дворянское происхождение», за «работу в белом кооперативе», «за польское происхождение». И наконец, за умение хорошо говорить по-русски.

    «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которые даже не закапывали в землю. Ямы за Во-ронцовским садом и оранжереи в имении Крым-таева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу».[129]

    Если родные и близкие шли искать и похоронить своих — их тоже хватали и расстреливали. Целую партию беременных и женщин с грудными детьми расстреляли в Симферополе за еврейским кладбищем. И тоже долго не закапывали.

    Одна из самых страшных в мировой литературе книг «Солнце мертвых» написана про Крым того времени Николаем Шмелевым.[130]

    Впрочем, расстрелами не ограничились. Все бульвары в Севастополе были «украшены» сотнями повешенных. Офицеров вешали в полной форме, штатских — в одном белье, женщин голыми. Иногда в задний проход убиваемым забивали разбитые бутылки или отрезали половые органы. Явно не для того, чтобы получить какие-то сведения — это коммунисты так развлекались.

    Генерал Данилов, служивший в штабе 4–1 Красной Армии, называл цифру истребленных в 80 тысяч человек между ноябрем 1920 и апрелем 1921 годов. И.С. Шмелев в показаниях Лозаннскому суду называл другую цифру: 120 тысяч. Хотя, конечно, как считать. Многих ведь угнали в Северные Лагеря, а больше 20 тысяч человек в самом Крыму умерли с голоду в зиму 1920—21 годов.

    Концентрационные лагеря созданы еще в 1918 году: как места массового истребления людей. В Кинешме — на тысячу человек. В Омске — на 25 тысяч.

    С 1920 года создаются Северные лагеря особого назначения. Позже СЛОН переносится на Соловецкие лагеря особого назначения. Но Соловки — это позже, это с конца 1920-х. А первоначально Северных лагерей было два: в Архангельске и в Холмогорах. Опыт Кедрова по истреблению остатков Северной армии и интеллигенции на Севере понравился: с севера приходило мало слухов. Сюда стали слать обреченных из Крыма, а потом и со всей России.

    Например, после Кронштадтского восстания (которое, строго говоря, скорее Петроградское) сюда угнали примерно 6,5 тысячи матросов. Еще около 8 тысяч человек было убито в ходе боевых действий 8—18 марта 1921, 2103 оставшихся были расстреляны чекистами на месте, 6,5 тысячи угнаны на север… Уцелели только те, кто ушел по льду Финского залива в Финляндию. В советское время сообщали, что «главари мятежа бежали в Финляндию».[131] Вранье. В Финляндию ушло примерно 8 тысяч человек. Ушли организованно, с оружием.

    На Севере же, в Холмогорах, массовые казни летом шли на реке, а зимой пулеметы на морозе заедало. Коммунистам пришлось убивать людей в специальном «белом доме» — отдельно стоящей усадьбе. Только за январь—февраль 1921 года в «белом доме» истребили не менее 11 тысяч человек обоего пола. Восставшие матросы из Кронштадта в массе своей попали именно в «белый дом».

    Потом погнали крестьянских повстанцев, забастовщиков, «агитаторов» (всех, кому не нравилась советская власть). Тут же истребляли «возвращенцев» — тех, кто ушел с Белой армией за рубеж, а потом вернулся.

    В 1921 году принялись за офицеров, которые перешли из Белой Армии в красную. Скажем, 950 офицеров из армии Колчака сперва отправили в Москву, на «политические курсы красных командиров». Но тут война с Польшей кончилась, кадры уже не нужны. Офицеров всем составом курсов отправили на «переработку» — так официально называлось уничтожение в СЛОНе. Впрочем, и 300 «чисто красных» офицеров Балтфлота, которые всю Гражданскую войну отродясь нигде не были, кроме Красной Армии, тоже «переработали».

    Потом принялись за социалистов. 28 декабря 1921 года пленум ЦК РКП (б) объявил партию эсеров вне закона, и десятки тысяч эсеров истребили. В 1923 году принялись за меньшевиков… Только в мае — еще 3 тысячи трупов.

    В Одессе, Екатеринославе и Харькове в том же 1921 году расстреляло 5 тысяч человек в одном ноябре. В Смоленске «раскрыли заговор» в пользу Польши — 1500 расстрелянных. В Феодосии расстреливали гимназистов и гимназисток за связь с «зелеными». В Евпатории — мусульман за «контрреволюционные собрания в мечети». В Петрограде 32 женщины убиты за «недоносительство» на мужей или любовников. В Майкопе — 68 женщин и подростков как родственники «зеленых».

    В 1921–1923 гг. маховик репрессий ничуть не уступал масштабу 1919–1920 годов. В Педагогическом институте в Киеве устроили выставку Исполкома: достижений за 1921 год. Среди экспонатов выставки — и стенд ЧК с диаграммой расстрелов. Наименьшее число за месяц составило 432. В Полтаве в 1921 году каждый месяц расстреливали не менее 100 человек.

    Число жертв этих полусудебных расправ называют разное. Чаще всего — от 100 до 500 тысяч человек. Такой разброс цифр доказывает только одно: никто ничего толком не знает.

    Судебные расправы

    В 1921 году ВЧК арестовало 833 человека по делу «Петроградской боевой организации В.Н. Та-ганцева». Арестовало в Петрограде, образованных и активных. Судя по всему, организация и правда была: задержанные порой отвечали огнем. Что приятно, некоторые из них успели убить одного или нескольких чекистов.

    Жертвы известны поименно: в конце концов освободили 448 человек, отправили в концлагеря 83, 96 человек расстреляно по приговору или убито при задержании. В числе расстрелянных — Николай Гумилев.

    Новый виток антирелигиозного маразма

    В разгар «голода в Поволжье» (голодало 37 губерний) Церковь хотела сотрудничать с «Помголом». Ей запретили. «Зато» 23 февраля 1922 г. вышел декрет ВЦИК о насильственном изъятии церковных ценностей — якобы в помощь голодающим. Фактически никто не использовал изъятых ценностей для спасения людей, да и не планировал этого. Власть сознательно использовала вопрос о церковных ценностях для того, чтобы начать мощную антицерковную кампанию.

    В марте в ряде мест население восставало против ограбления церквей. В В Шуе в Воскресенском соборе находилась икона Шуйско-Смоленской Божи-ей Матери. Написана она в 1654–1655 гг., во время свирепствующей в Шуе страшной «моровой язвы». Автор иконы — шуйский изограф Герасим Тихонов сын Иконников. Уже на другой день после написания иконы иконописец увидел образ иконы измененным. Он пытался исправить изображение, но на следующий день повторилось то же самое. Это было первое чудо Шуйской иконы, а насчитывается их, хорошо задокументированных, 109.

    Когда коммунисты покусились на икону, народ обоего пола толпой пошел на преступников. Били пулеметы, от рук коммунистов погибло несколько сотен людей обоего пола.

    В связи с этими событиями 19 марта 1922 г. Председатель Совнаркома Ленин направил секретное письмо Молотову… Документ этот такого свойства, что его полезно привести полностью: «Я думаю, что здесь наш противник делает громадную ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас именно данный момент представляет из себя исключительно благоприятный и вообще единственный момент, когда мы можем с 99 из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь, и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь, и только теперь, громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного. духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету. Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции, в Генуе в особенности, совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало. А сделать это с успехом на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне.

    Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый короткий срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут. Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что по международному положению России ддй нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже чересчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена полностью. Кроме того, главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов, то есть эсерам и милюковцам, борьба против нас будет затруднена, если мы именно в данный момент, именно в связи с голодом проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства.

    Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Самую кампанию проведения этого плана я представляю следующим образом:

    Официально выступать с какими бы то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин, — никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий.

    Посланная же от имени Политбюро телеграмма о временной приостановке изъятия не должна быть отменяема. Она нам выгодна, ибо посеет у противника представление, будто мы колеблемся, будто ему удалось нас запугать (об этой секретной телеграмме именно потому, что она секретна, противник, конечно, скоро узнает).

    В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем нескольких), причем дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал как можно больше, не меньше, чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро даст детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров. (Выделено мною. — А.Б.)

    Самого Патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он, несомненно, стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать Дзержинского, Уншлихта лично делать об этом доклад в Политбюро еженедельно.

    На съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и ревтрибунала. На этом совещании провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем больше число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».[132]

    30 марта заседало Политбюро, на котором по рекомендациям Ленина был принят план разгрома церковной организации, начиная с «ареста Синода и Патриарха. Печать должна взять бешеный тон… Приступить к изъятию по всей стране, совершенно не занимаясь церквами, не имеющими сколько-нибудь значительных ценностей».

    Одним словом, плевать было Ленину на смерть крестьян от голода, плевать на исторические и культурные ценности. Все, что его интересовало: прибрать к рукам чисто материальные ценности Церкви и истребить как можно большее число политических врагов коммунистов. И только.

    В марте 1922 по приказу Ленина начались групповые аресты, показательные процессы и расстрелы духовенства. В СЛОНе без всякого судебного фарса уничтожили не меньше 15 тысяч священников и монахов.

    Процессы над священниками прошли в Москве, Питере, Чернигове, Полтаве, Смоленске, Архангельске, Новочеркасске, Витебске. В 1922 году только по суду уничтожили священников 2691, монахов и монахинь — почти 6 тысяч.

    Иногда число арестованных и судимых просто вызывает улыбку. Так, в Петрограде было арестовано 87 человек. Судебный процесс над ними проходил с 10 июня по 5 июля 1922 г. 10 подсудимых приговорили к расстрелу, шестерым из которых смертная казнь была заменена тюрьмой. Расстреляли митрополита Вениамина (Казанского), архимандрита Сергия (Шеина), адвоката И.М.Ковшарова, профессора Ю.П. Новицкого. Судили — 87! Расстреляли четверых!

    …А сколько «черносотенцев» и «черносотенок» бежали, шли и ползли к иконе Шуйско-Смоленской Божьей Матери под пулеметами чекистов?

    И тут обычная «пирамида»: на фоне сотен тысяч и миллионов бессудных жертв 15 тысяч полусудебных — капля. Но и 15 тысяч — очень много в сравнении с 2691 человеком.

    Глава 2.

    КОГДА НАЧАЛИСЬ СУДЕБНЫЕ РЕПРЕССИИ?

    — За что тебя арестовали?

    — Не знаю…

    — Тогда 10 лет. А тебя?

    — Гвоздик украл…

    — Тогда 25 лет.

    (Анекдот 1930-х)
    Подтасовки «перестройки»

    Наверное, многие публицисты «перестройки» разделяли убеждения Мандельштам, Гинзбург, Бабеля и других… существ этого круга. Но если подсо-ветский человек и не разделял этих убеждений, он жил в поле соответствующих воспоминаний. Если он и чувствовал или даже знал ложь этих мемуаров, владел информацией другого рода, «капитаны перестройки» не стали бы его печатать. В результате руками бойких публицистов «перестройки» совершилось как минимум три подтасовки.

    Все «дела» неизменно связывались с именем Сталина и только Сталина. Получалось, что все остальные коммунисты ни к Большому террору, ни к системе ГУЛАГа не причастны.

    А слоган «сталинские репрессии» вошел в русский язык как устойчивый фразеологизм.

    Все «дела» относились к 1930-м годам. Получалось, что до года Великого перелома в СССР строй был почти вегетарианским.

    Много писалось о страданиях коммунистов, и о том, что лагеря забиты людьми, «готовыми капля за каплей отдать кровь за советскую власть».[133] Получалось, что репрессии и террор были направлены против хороших коммунистов плохими — теми коммунистами, которые извратили предначертания Маркса и Энгельса, отступились от «ленинских норм» и стали строить «неправильный социализм».

    Действительность иная: репрессии это не сталинские, а коммунистические. Репрессии и террор изначально были частью политики ВКП(б) с декабря 1917 года. Ответственность за них несет не один Сталин, а вся верхушка ВКП(б), начиная с нежнейшего кумира коммунистов, «гениального» В.И. Ульянова-Ленина и ославленного в СССР, чудовищно оклеветанного Троцкого.

    Первые сфабрикованные дела

    21 марта 1923 г. в Москве начался суд по делу католического духовенства Петрограда. Священников обвинили в создании антисоветской контрреволюционной организации, цель которой — противодействия декрету об отделении церкви от государства и инструкции о порядке проведения в жизнь этого декрета. Само обвинение полный бред, потому что католическая церковь никогда не была единой с государством в царское время. Но кого смущали такие «мелочи»?

    Через 5 дней суда архиепископ Ян Цепляк и прелат К.Р. Будкевич были приговорены к смерти. Цепляку Президиум ВЦИК заменил смертный приговор десятью годами тюремного заключения. А приговор Будкевичу был утвержден: он, оказывается, был государственным изменником в пользу «иностранного буржуазного правительства». В чем состояла «измена» Будкевича? В том, что он общался с польскими дипломатами? Никто никогда не предъявлял никаких доказательств подрывной работы Будкевича: ни шпионажа, ни диверсий. Ни-че-го. Тем не менее он был расстрелян. Дело лицеистов сфабриковано ОГПУ в 1925 г. Группа выпускников Александровского лицея обвинялись в создании контрреволюционной монархической организации.

    По делу лицеистов в ночь на 15 февраля 1925 г арестовано свыше 150 человек, из них большинство выпускники Александровского лицея, выпускники училища правоведения (М.Н. Фицтум фон Экстед, А.А. Арнольди, П.Н. Юматов и др.), бывшие офицеры лейб-гвардии Семеновского полка (полковник А.А. Рихтер, полковник А.Н. Гривениц и др.). Словом, выпускники элитных учебных заведений для дворянства.

    Из числа обвиняемых 26 человек по постановлению Коллегии ОГПУ от 22.6.1925 расстреляны, 25 человек приговорены к различным срокам заключения в лагерь, 29 человек приговорены к различным срокам ссылки.

    Бывший директор лицея Владимир Александрович Шильдер умер во время следствия. Почти все осужденные по делу лицеистов впоследствии были расстреляны или погибли в лагерях.

    «Дело фокстротистов» прогремело в 1927–1928 гг. «Фокстротисты» были виновны в том, что не участвовали в «культурной революции», собирались и танцевали фокстрот. Все они получили крупные сроки.

    «Шахтинское дело»

    Шахтинское дело, оно же «Дело об экономической контрреволюции в Донбассе», прогремело в 1928 году. Началось оно с того, что полномочный представитель ОГПУ в Северном Кавказе Е.Г. Евдокимов и начальник экономического отдела Северо-Кавказского управления ОГПУ К.И. Зонов доложили «наверх»: аварии, происходящие на шахтах треста «Донуголь», являются непосредственным результатом целенаправленного «вредительства». А пакостят рабочим и крестьянам люди из «бывших», объединенные в антисоветскую нелегальную контрреволюционную вредительскую организацию. Разоблачать «бывших» доблестным органам помогали рабочие, заподозрившие неладное.

    На скамью подсудимых уселось сразу 53 человека: руководителей и специалистов угольной промышленности из Верховного Совета народного хозяйства, треста «Донуголь» и шахт в Шахтинском районе Донбасса. Это были инженеры и техники, работавших до революции в угольной промышленности, бывшие шахтовладельцы и акционеры, а также, «разумеется», бывшие члены партии меньшевиков. Их обвиняли в том, что созданная ими «контрреволюционная организация»:

    « Охватывала собой не только наиболее крупные рудоуправления Донбасса и руководящий центр До-нугля, но имела своих сторонников и активных членов среди высшего руководящего технического персонала каменноугольной промышленности в Москве.

    Была связана с такими же организациями в других отраслях промышленности.

    Одновременно была связана… с органами и деятелями иностранных держав, не имеющими никакого отношения к каменноугольной промышленности, как таковой.

    Ставила своей задачей не только экономическое вредительство, но и прямое оказание помощи неприятелю в момент грядущей подготовляемой капиталистическим миром интервенции».[134]

    Доблестные органы уверяли, что еще в 1920 году во время съезда совета горнопромышленников, который происходил после освобождения Донбасса частями Красной Армии, бывшие владельцы отдали приказание своим служащим остаться под красными и начать «вредительские действия».

    Сперва гадили индивидуально. С 1922 году создали целые организации, и этим организациям бывшие шахтовладельцы и иностранные разведки уплатили в общей сложности 700 тысяч рублей «за сохранение в порядке отобранных у них шахт, за переоборудование и улучшение их и, наконец, за сокрытие от сов-власти наиболее ценных месторождений с тем, чтобы наиболее важные подземные богатства к моменту падения Советской власти могли быть возвращены хозяевам нетронутыми и неистощенными».[135]

    Как сочетаются задачи сохранять в порядке и переоборудовать шахты и затопление шахт и взрывы в штреках — вопрос не ко мне. Куда делись 70 тысяч рублей — тоже неведомо. Цель следователей была проста: заставить дать «чистосердечные признания», которые и считались доказательствами.

    Делу сразу же было придано значение общегосударственного и сверхважного. Судебные заседания, проходившие в колонном зале Дома союзов, начались 18 мая 1928 и продолжались 41 день. Кроме государственных обвинителей, в заседаниях принимали участие 42 общественных обвинителя (те самые взволнованные контрреволюцией рабочие). Обвиняемых защищали 15 адвокатов. На суде присутствовали многочисленные журналисты и зрители. 23 из 53 обвиняемых отказались признать себя виновными, 10 признали свою вину лишь частично.


    6 июля 1928 года 49 специалистов Донбасса были приговорены к различным мерам наказания Верховным судом СССР под председательством ректора МГУ Андрея Вышинского. За то, что создали «вредительские группы в раде рудоуправлений Донбасса, правлении треста «Донуголь» и в правлении ВСНХ СССР» для того, чтобы нанести вред советской власти. Суд «оперировал фактами аварий и затоплений на шахтах, а также антисоветских высказываний ряда лиц». За кошмарный язык, незнание спряжений и склонений тоже пусть отвечают «сталинские соколы». За сохранение шахт для бывших владельцев никого почему-то не покарали. Пути доставки денег и взрывчатки остались неведомы.

    11 человек приговорили к расстрелу. 5 расстреляли 9 июля 1928 г. Для шести остальных расстрел был заменен 10 годами. Четверо обвиняемых (в том числе два германских подданных) были оправданы и четверо (в том числе один германский подданный) приговорены к условным срокам наказания. Остальные — к лишению свободы сроком от 1 до 10 лет с поражением в правах на срок от 3 до 5 лет.

    Добавить остается, что по результатам расследования Генеральной прокуратуры РФ все осужденные по делу были реабилитированы за отсутствием состава преступления. Комиссия по реабилитации выявила много случаев фальсификации доказательных материалов и отсутствие вины у осужденных.[136]

    Песня о «вредительстве»

    Шахтинское дело не имеет ни малейшего отношения к Сталину. Но в нем уже есть все стороны политических процессов, сливающихся сегодня в одно пятно с названием «1937 год».

    В бардаке, который царит в государстве, власть обвиняет своих же врагов. Или тех, кого назначает во враги. Выбор жертв для процесса — абсолютно произвольный. Главное — чтобы они были виноваты во внезапном наступлении зимы, жаре летом, осенних дождях, наводнениях и взрывах рудничного газа.

    Пренебрежение к доказательности — полнейшее. Единственное доказательство виновности — признание подсудимых. Не случайно же сталинский главный прокурор А. Вышинский позже назовет признание «царицей доказательств». При этом «вредительство» и не надо доказывать. На шахтинском процессе обсуждалось «скрытое» и «тонкое» вредительство. Благодаря этим видам вредительства человек мог производить «хорошее впечатление», а рудник процветал. Но дело, конечно, не в невиновности обвиняемых. Дело в том, что очень уж ловко работали контрреволюционеры.

    Само слово «вредительство» применялось еще во время Гражданской войны. Но Шахтинское дело — первое, когда за вредительство судили и казнили. Первые показательные процессы шли над «теми, кто не с нами». Оканчивают, понимаешь, хорошие учебные заведения, сволочи, фокстроты танцуют, пока пролетариат на помойке пропитание ищет. Теперь судили именно «затаившихся врагов». Таким врагом мог оказаться кто угодно и обвинить его можно в чем угодно.

    Коммунисты взялись за задачи такого масштаба, которые вообще невозможно решить без колоссальных усилий, лишений и потерь. Тем более, если противопоставлять себя всему остальному человечеству, и полагаться можно только на самого себя. Самым естественным образом индустриализация была запрограммирована на множество провалов, неудач и тупиковых путей. Признавать коллективную вину ВКП(б) или ее отдельных членов не могла: она объявила себя партией, владеющей абсолютной истиной в последней инстанции. Поиск «врагов» и «вредителей» становился находкой… Но не Сталина, а ВКП(б), и в том числе врагов Сталина. Тухачевский, позже расстрелянный за «вредительство», написал на проекте несоразмерно громадного танка: «Глупость или вредительство».

    Естественно, коммунисты хотели вырастить класс «своих» специалистов, на которых могли полагаться. Но на это нужно было время. Основную массу рабочих, однако, составляли вчерашние неграмотные крестьяне, не обладавшие достаточной квалификацией для работы со сложной техникой. В результате СССР очень зависел от старой технической интеллигенции. А большинство этих специалистов были довольно скептически настроены к коммунистическим лозунгам.

    Вину за провалы и неудачи экономической политики ВКП(б), срывы темпов индустриализации и коллективизации, коммунисты старались свалить на «вредителей» из числа «классовых врагов».

    Почему сами коммунисты верили в «саботаж» и «вредительство»? Потому что им это было выгодно. И.Ефремов, обсуждая «охоту за ведьмами» в Европе 16–17 веков, верно писал, что власти сваливали на «ведьм» собственную неспособность решать важные вопросы экономики и управления.[137]

    Почему в это верили народные массы? По крайней мере, многие люди? Потому что для полуязыческого сознания естественно видеть всякий неуспех как происки внешнего врага. Это типично для всякого архаического сознания.[138] Даже любители оправдывать любое преступление коммунистов писали о жертвах «сталинских репрессий» как о своего рода человеческих жертвоприношениях.[139]

    В результате стали возможны обвинения, вполне подобные обвинениям «ведьм» в насылании эпидемий, ураганов или нашествия жуков на сады. Например, обвинения в саботаже наблюдения солнечных затмений, подготовке заведомо неверных отчетов о финансовом положении СССР, приводивших к подрыву его международного авторитета, недостаточное развитие текстильных фабрик и подрыв таким образом экономики СССР по заданию иностранных разведок, порча семенного материала путем его заражения, сознательная недостаточная поставка запчастей, неравномерное распределение товаров по районам СССР (тоже по заданию вражеских разведок), ведущее к дефициту и так далее.

    Уроки Шахтинского дела

    В общем, не Сталин придумал и «вредительство», и такую форму борьбы за власть, как публичные массовые процессы. И тут он вовсе не первооткрыватель. Но прелесть ситуации оценил: «…Нельзя считать случайностью так называемое Шахтинское дело. «Шахтинцы» сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности. Многие из них выловлены, но далеко еще не все выловлены. Вредительство буржуазной интеллигенции есть одна из самых опасных форм сопротивления против развивающегося социализма. Вредительство тем более опасно, что оно связано с международным капиталом».[140]

    Привести ВСЕ процессы о «вредительстве» невозможно и не нужно. Важно, что сразу после Шахтинского процесса в 1928 году в стране были произведены аресты работников Наркомата путей сообщения. Главных обвиняемых не удалось подготовить к открытому процессу, аналогичному Шахтинскому, они были расстреляны весной 1929 года. Началось ДО Сталина, продолжалось ПРИ Сталине.

    Глава 3.

    «НЕОПРАВДАННЫЕ РЕПРЕССИИ СТАЛИНА»

    — Зачем же ты Джона пристрелил?! Он же свой?!

    — Не помню… Наверное, случайно.

    (Из вестерна)
    Дело «Промпартии» и родственные дела

    В ноябре 1930 года газета «Известия» опубликовала обвинительное заключение по делу «Промпартии». Обществу сообщалось, что за истекшие два года усилиями ОГПУ раскрыт целый ряд вредительских организаций, действовавших под руководством единого руководящего центра.

    Написано хлестко: «материалы по делу раскрытой, наконец, ОГПУ к./р. организации, называвшей себя «Промышленной Партией» или «Советом Союза инженерных организаций», объединившей в единую организацию все отдельные вредительские организации по различным отраслям промышленности и действовавшей не только по указаниям международных организаций бывших русских и иностранных капиталистов, но и в связи и по прямым указаниям правящих сфер и генерального штаба Франции по подготовке вооруженного вмешательства и вооруженного свержения Советской власти — подтвердили целиком эти выводы».

    Какой-то кошмар: внутренние и внешние враги объединяются. И вообще не сегодня-завтра Франция нападет на СССР.

    Главой «Промпартии» был объявлен профессор Л.К. Рамзин — директор Теплотехнического института, член Госплана и ВСНХ. На основании его показаний строились основные пункты обвинения во время следствия и суда. На этих же основаниях арестовали больше 200 «вредителей».

    Процесс по делу «Контрреволюционной организации Союза инженерных организаций (Промышленная партия)» состоялся 25 ноября — 7 декабря 1930 года. Шуму было много. Л.К. Рамзин и остальные четверо подсудимых были приговорены к расстрелу, замененному по решению ВЦИК десятью годами тюремного заключения. Судя по всему, власти отлично понимали, что он ни в чем не виновен: а в 1936 году Л.К. Рамзина освободили по амнистии. В 1943 году ему была присуждена Сталинская премия «за выдающиеся научные изобретения». В этом же году основал кафедру котлостроения в Московском энергетическом институте, которую и возглавлял до своей смерти в 1948 г.

    Большинство осужденных по делу «Промпартии» также вскоре были амнистированы.

    Параллельно с основным делом были сфабрикованы так называемые отраслевые дела «Промпартии»: «вредительстве» в угольной промышленности, в нефтяной промышленности, в металлопромышленности, в текстильной промышленности, в химической секции Госплана, в лесной промышленности, в цементной промышленности, в электротехнической промышленности, в области топливо-снабжения, в энергетической промышленности, в энергетической военной промышленности, в энергетике транспорта, в Наркомате путей сообщения. Особо выделены были дела «ленинградской группы», «профсоюза инженерно-технических работников», «экономической группы в ВСНХ», «отраслевой контрреволюционной организации «Промпартии» в Госплане» и другие. Общее число расстрелянных и посаженных перевалило за тысячу.

    На процессе «Промпартии» прозвучали обвинения в адрес арестованных по делу «Трудовой крестьянской партии», среди которых наиболее известные ученые: Н.Д. Кондратьев и А.В. Чаянов. Первоначально это было «дело контрреволюционной эсеро-кулацкой организации Кондратьева-Чаянова». Вскоре было изобретено новое название: «Трудовая крестьянская партия», чтобы связать обвиняемых с организацией «Трудовая крестьянская партия», созданной в 20-х годах в Праге эсером С.С. Масловым. С С.С. Масловым Н.Д. Кондратьев был довольно близко знаком, это облегчило дело.

    Согласно обвинительному заключению, фигуранты были признаны виновными в том, что — входили в состав нелегальной «Трудовой крестьянской партии»;

    — ставили своей целью свержение Советской власти и создание буржуазно-демократической республики.

    — «проводили вредительство» в различных отраслях сельского хозяйства;

    — состояли в связи с руководителями контрреволюционных организаций;

    — вербовали в контрреволюционную организацию специалистов сельского хозяйства;

    — были преступно связаны с иностранными гражданами.

    Готовился новый открытый политический процесс, и Сталин писал Молотову в начале сентября 1930 года: «Разъяснение в печати «дела» Кондратьева целесообразно лишь в том случае, если мы намерены передать это «дело» в суд. Готовы ли мы к этому? Считаем ли нужным передать «дело» в суд? Пожалуй, трудно обойтись без суда. Между прочим: не думают ли гг. обвиняемые признать свои ошибки и порядочно оплевать себя политически, признав одновременно прочность соввласти и правильность метода коллективизации? Было бы недурно».

    Однако Н.Д. Кондратьев хотя и признал «прочность соввласти» и «правильность метода коллективизации», но отрицал обвинения в подготовке интервенции. Выставить его на публичный процесс было сложновато. К тому же по всему миру поднялась волна протестов видных деятелей науки, литературы и искусства. А.Эйнштейн, М. Планк, Г. Манн и многие другие протестовали против гонений на ученых.

    Поэтому вскоре И.В. Сталин дал новую директиву: «Подождите с делом передачи в суд кондратьевского «дела». Это не совсем безопасно. В половине октября решим этот вопрос совместно. У меня есть некоторые соображения против».

    Отметим, что слово «дело» вождь всех народов взял в кавычки.

    Обвиняемые по «делу ТКП» никогда не были выведены на открытый процесс. 21 сентября 1931 года В.Р. Менжинский утвердил обвинительное заключение по делу «Центрального Комитета контрреволюционной вредительской организации «Трудовая крестьянская партия». К моменту составления обвинительного заключения Коллегией ОГПУ уже были осуждены: по делу Московской областной организации ТКП — 68 человек; по делу Ленинградской областной организации — 106; по делу Северо-Кавказской организации — 120; по делу Нижегородской Краевой организации — 24; по делу Областной организации в Центрально-Черноземной области — 132; по делу Западной областной организации — 174; по делу Средне-Волжской организации — 107; по делу Западно-Сибирской организации — 35; по делу Крымской организации — 26; по делу Украинской организации — 143; по делу Уральской областной организации — 26; по делу Ивановской областной организации — 96; по делу Нижне-Волжской организации — 56. Всего известно про арест 1296 человек в связи с делом ТКП, но данные явно не полны.

    В 1937–1938 гг. многие из осужденных по делу ТКП были вновь арестованы и приговорены к расстрелу (А.В. Чаянов — в 1937-м; Н.Д. Кондратьев — в 1938 г.).

    В 1941 году одним из обвинений Н.И Вавилова стало то, что он «является одним из руководителей антисоветской организации, именовавшейся «Трудовая крестьянская партия». В свое время Вавилов ходатайствовал за арестованных по делу ТКП. Теперь припомнили.

    Дело «Трудовой крестьянской партии» пересмотрено в 1987 г., проходящие по нему лица реабилитированы за отсутсвием состава преступления.

    Третье дело в ряду этих тесно связанных процессов — дело «Союзного бюро ЦК РСДРП(м)». То есть дело экономистов и плановиков, бывших членов партии меньшевиков, работавших в Госплане, ЦСУ и других хозяйственных и научных учреждениях.

    Открытый процесс над бывшими меньшевиками состоялся в марте 1931 г. Обвиняемым вменялся саботаж в области планирования хозяйственной деятельности, связ? с иностранными разведками.[141]

    Как свидетельствуют опубликованные в 1990 году в журнале «Коммунист»' (№ 11) письма И.В. Сталина, он не только внимательно следил за ходом следствия, но и указывал В.Р. Менжинскому, какие показания требуются от арестованных. Он писал, в частности: «…сделать одним из самых важных узловых пунктов новых (будущих) показаний верхушки ТКП, «Промпартии» и особенно Рамзина вопрос об интервенции и сроке интервенции… Если показания Рамзина получат подтверждение и конкретизацию в показаниях других обвиняемых (Громан, Ларичев, Кондратьев и K°), то это будет серьезным успехом ОГПУ».[142]

    Пулковское дело

    Процессы «Промпартии» и «Крестьянской партии» — не последние политические процессы, на которых главными обвиняемыми были «затаившиеся классовые враги». В 1936–1937 годах было сфабриковано так называемое Пулковское дело. По существу, с Пулковской обсерватории все только началось…

    С 1934 года вся мировая астрономическая наука готовилась изучать солнечное затмение 19 июня 1936 года. Наблюдать его должны были в основном с территории СССР. Расширившаяся переписка с зарубежными коллегами и послужила первым поводом. Ученых обвинили в «участии в фашистской троцкистско-зиновьевской террористической организации, возникшей в 1932 году по инициативе германских разведывательных органов и ставившей своей целью свержение Советской власти и установление на территории СССР фашистской диктатуры».[143] Члены «контрреволюционной» группы якобы в 1936 году задумали убить Сталина, а до этого, с 1929, скрывали найденные месторождения и саботировали наблюдения затмений.

    Само название Пулковское дело возникло позже и в материалах дел не употреблялось. Арестованы были сотрудники многих научных организаций — астрономы, геологи, геофизики, геодезисты, математики ряда научных и учебных заведений в разных городах. Арестованные под пытками оговаривали себя и коллег, число арестованных множилось и достигло более чем 100. В том числе около 30 астрономов, что составляло примерно 10–20 процентов общего числа активно работающих в то время в СССР астрономов.

    «Сотрудники НКВД широко использовали такие компрометирующие, по их разумению, особенности представителей ученого сословия, как «сомнительное» происхождение (из дворянских или буржуазных семей) и нерусские фамилии, владение языками и обучение и (или) работа за границей (обычно в Германии), одновременная работа в трех и более учреждениях, личное знакомство и участие в совместных работах, зарубежные контакты, беспартийность».[144]

    По крайней мере 8 человек были приговорены к смерти, остальные приговорены к 10 и 5 годам заключения. Жены и дети ссылались и сажались как «члены семей изменников Родины», родственники ссылались из столиц.

    Почти все осужденные были реабилитированы в конце 1950-х годов за отсутствием состава преступления.

    Что характерно — не 1930 и не 1932 годы сделались мрачным символом «сталинщины». И даже не Пулковское дело 1937 — символ «сталинских репрессий». Этим символом стали исключительно процессы над коммунистами.

    Ленинградское дело, или, От «вредителей» — к самим коммунистам!

    Волна судебных расправ над членами ВКП(б) поднялась с 1934 года, и связано это с убийством СМ. Кирова 1 декабря 1934 г. Сколько ни орали борцы за демократию», что «Сталин Кирова убил», а до сих пор темна вода во облацех. Существует даже мнение, что Киров как раз был самым преданным Сталину коммунистом, и его убийство ослабляло Иосифа Виссарионовича. В любом случае, с этого времени начинается серия процессов над самими коммунистами, в том числе высокопоставленными. Шли эти процессы в 1934–1938 годах, и по их-то поводу и возникло больше всего шума.

    Уже в официальном сообщении об убийстве Кирова говорилось о необходимости «окончательного искоренения всех врагов рабочего класса». В тот же день И. Сталин собственноручно подготовил постановление ЦИК и СНК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик».

    «Внести следующие изменения в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти:

    Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней.

    Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде.

    Дела слушать без участия сторон.

    Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать.

    Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора».[145]

    Сталин прямо велел разрабатывать «зиновьевский след», обвинив в убийстве Кирова Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева и их сторонников. Через несколько дней начались аресты бывших сторонников зиновьевской оппозиции, а 16 декабря были арестованы сами Каменев и Зиновьев. 28–29 декабря 14 человек, непосредственно обвиненных в организации убийства, были приговорены к расстрелу.

    В приговоре утверждалось, что все они были «активными участниками зиновьевской антисоветской группы в Ленинграде», а впоследствии — «подпольной террористической контрреволюционной группы», которую возглавлял так называемый Ленинградский центр. 9 января 1935 г. в Особом совещании при НКВД СССР по уголовному делу «ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и других» были осуждены 77 человек. 16 января были осуждены 19 обвиняемых по делу так называемого Московского центра во главе с Зиновьевым и Каменевым. Все эти процессы были грубо сфабрикованы.[146]

    О.Г. Шатуновская в письме А.Н. Яковлеву утверждает, что в личном архире Сталина «был обнаружен собственноручно составленный список двух сфабрикованных им «троцкистско-зиновьевских террористических центров» — Ленинградского и Московского».[147]


    В течение нескольких последовавших лет Сталин использовал убийство Кирова как повод для окончательной расправы с бывшими политическими противниками, возглавлявшими различные оппозиционные течения в партии в 1920-е годы или принимавшими в них участие. Все они были уничтожены по обвинениям в террористической деятельности.

    Полусудебные репрессии

    Намного больше людей пошло по этапу не после показательных процессов, а в эдаком судебно-адми-нистративном порядке.

    В закрытом письме ЦК ВКП(б) «Уроки событий, связанных с злодейским убийством тов. Кирова», подготовленном и разосланном на места в январе 1935, помимо предъявления Каменеву и Зиновьеву повторных обвинений в руководстве «ленинградским» и «московским центрами», которые являлись «по сути дела замаскированной формой белогвардейской организации», Сталин напоминал и о иных «антипартийных группировках», существовавших в истории ВКП(б) — «троцкистах», «демократических централистах», «рабочей оппозиции», «правых уклонистах» и прочих. Команда понятная: «фас!»[148]

    17 января 1935 г. Политбюро ЦК КПУ поставило вопрос о переводе бывших активных троцкистов и зиновьевцев из крупных промышленных центров республики и о подготовке материалов на исключенных из партии, в том числе за принадлежность к «троцкистскому и троцкистско-зиновьевскому блоку».

    26 января 1935 г. Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири и в Якутию 663 бывших сторонников Зиновьева. Одновременно 325 бывших оппозиционеров были переведены из Ленинграда на партийную работу в другие районы.

    В марте—апреле 1935 Особое совещание при НКВД СССР осудило ряд известных партийных деятелей (А.Г. Шляпников и др.), поддержавших в 1921 во время дискуссии по материалам X съезда партии платформу «рабочей оппозиции», по сфальсифицированному делу о создании «контрреволюционной организации — группы «рабочей оппозиции»».

    В январе-апреле 1935 органы НКВД «раскрыли» так называемое «кремлевское дело», в рамках которого была арестована группа служащих правительственных учреждений в Кремле по обвинению в создании террористической группы, готовившей покушения на руководителей государства. В связи с этим делом 3 марта 1935 был снят с поста секретаря ЦИК СССР Авель Енукидзе. Его сменил бывший прокурор СССР А.И. Акулов, которого, в свою очередь, сменил первый заместитель А.Я. Вышинский.

    27 мая 1935 г. приказом НКВД СССР в республиках, краях и областях были организованы «тройки» НКВД, в состав которых входили начальник Управления НКВД, начальник Управления милиции и областной прокурор. «Тройки» принимали решения о высылке, ссылке или заключении в лагерь сроком до 5 лет.

    Логика политический борьбы? Несомненно. Сталин чистил днище корабля от любого сомнительного люда. Но очень четко видна еще одна логика: избавление от старых коммунистов. От «идейных борцов за что-то'там», от «сделавших революцию» и убежденных, что за это великое деяние мы все теперь перед ними вечно в долгу.

    И еще одна логика… Как правило, «идейные» показали себя никуда не годными работниками. Шло избавление от дармоедов и бездельников.

    Чистка партии

    С 1933 по 31 декабря 1934 проводилась первая «генеральная чистка» ВКП(б). Потом таких «чисток» было еще несколько. В ходе «чистки» из партии, насчитывавшей 1916,5 тыс. членов, было исключено 18,3 %. Закончилась «чистка», тут же началась «проверка партийных документов», продолжавшаяся по декабрь

    1935 г. Еще 10–20 тысяч исключенных. А 14 января

    1936 г. было объявлено о «замене партийных документов», что и было проделано к сентябрю 1936 г. с исключением 18 %. Исключенные члены партии попадали под репрессии в первую очередь. Около 700–800 тысяч человек «вычистили» как «классово чуждые элементы» и как «примазавшихся». Но тут еще логика вычищения опять же недостаточно активных, в том числе и на производстве. Хочешь быть в правящей партии? Вступай… Но тогда изволь быть передовиком и реально вести за собой массы, а не только орать на партсобраниях.

    Основная масса большевиков, игравших ведущие роли в 1917 году или позже в Советском правительстве, были казнены. Единственным членом первоначального состава Политбюро 1917 года, уцелевшим после чистки, был сам Сталин. Из остальных пяти четверо были расстреляны, а пятый, Лев Троцкий, исключен из партии, изгнан из страны и убит в 1940 г.

    Из семи членов Политбюро, избранных между революцией 1917 года и смертью Ленина, четверо были расстреляны, один, М. Томский, покончил жизнь самоубийством, и лишь двое, Молотов и Калинин, остались в живых и у власти.

    Из 1966 делегатов XVII съезда ВКП(б) («Съезда победителей»), состоявшегося в начале 1934 г. (последний съезд перед чисткой), 1108 были арестованы, и большинство из них расстреляны.

    Многие члены партии, занимавшие достаточно видное положение, были осуждены и приговорены к расстрелу или к крупным срокам Военной коллегией Верховного суда СССР, которая выносила приговоры после рассмотрения каждого дела в закрытом заседании в течение 10–20 минут без участия обвинения и защиты, на основании списков, утвержденных лично Сталиным и его ближайшими приближенными.

    Первый раз дела рассматривались таким образом 4 октября 1936 года, когда Политбюро осудило и приговорило 585 человек по списку, поданному Ежовым и Вышинским.

    Нарушение законности? Да. Но разве эти люди на законном основании убивали и пытали всю свою поганую жизнь?

    Московские процессы

    В 1936–1938 гг. состоялись три больших открытых процесса над бывшими высшими деятелями ВКП(б), которые были в 1920-е годы связаны с троцкистской или правой оппозицией. За рубежом их назвали Московскими процессами.

    Обвиняемым, которых судила Военная коллегия Верховного суда СССР, вменялось в вину сотрудничество с западными разведками с целью убийства Сталина и других советских лидеров, роспуска СССР и восстанрвления капитализма, а также организация вредительства в разных отраслях экономики с той же целью.

    Первый Московский процесс над 16 членами так называемого Троцкистско-Зиновьевского террористического центра состоялся в августе 1936. Основными обвиняемыми были Зиновьев и Каменев. Помимо прочих обвинений им инкриминировались убийство Кирова и заговор с целью убийства Сталина.

    Второй процесс (дело «Параллельного антисоветского троцкистского центра») в январе 1937 г. прошел над 17 менее крупными руководителями, такими, как Радек, Пятаков и Сокольников. 13 человек были расстреляны, остальные отправлены в лагеря, где вскоре умерли.

    Третий процесс 2—13 марта 1938 г. состоялся над 21 членами так называемого Правотроцкистского блока.

    Основными обвиняемыми были видные деятели партии, еще с конца 1920-х обвиненные в правом уклоне и составлявшие в разное время ту или иную оппозицию курсу Сталина: это А.И. Рыков, Н.И. Бухарин, бывшие троцкисты Н.Н. Крестинский, Х.Г. Раковский. Важнейшим обвиняемым был также бывший нарком внутренних дел Г.Г. Ягода.

    Эти 21 человек обвинялись «в измене Родине, шпионаже, диверсии, терроре, вредительстве, подрыве военной мощи СССР, провокации военного нападения иностранных государств на СССР, то есть в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 5812, 582, 587, 588, 589 и 5811 УК РСФСР». Обвинение включало в себя классические пункты:

    — составление заговорщицкой группы под названием «правотроцкистский блок», поставившей себе названные цели, а также восстановление капитализма и отторжение от СССР союзных республик и Приморья;

    — связь с иностранными разведками, в частности, с немецко-фашистской (непосредственно или через Л.Д. Троцкого), подготовка вооруженной агрессии против СССР, получение помощи от иностранных правительств и антисоветской и троцкистской эмиграции;

    — целенаправленное вредительство на производстве и в сельском хозяйстве;

    — организация кулацких восстаний в тылу Красной Армии в случае будущей войны;

    — убийства деятелей советского государства: СМ. Кирова, В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева. — убийство Максима Горького и его сына М.А. Пешкова. — покушение на Ленина в 1918 году, подготовка покушений на Сталина и Н.И. Ежова.

    Анекдотичность обвинений очевидна. Иногда кажется, что Сталин просто издевается над всеми, предлагая верить в Радека — убийцу Ленина.

    Защитников имели только трое, остальные подсудимые при окончании предварительного следствия, а затем и на суде отказались от защитников, заявив, что защищаться будут сами.


    На суде заслушивались показания свидетелей, рассказывавших о причастности Бухарина в 1918 году к группе «левых коммунистов», и показания экспертов: эти утверждали, что обвиняемые врачи действительно имели возможность ускорить смерть Менжинского (экспертиза опиралась при этом на слова тех же врачей).

    Основную мадсу доказательств составили материалы предыдущих процессов и показания самих обвиняемых.

    Все подсудимые признали свою вину, повторяли свои показания, добытые на предварительном следствии, каялись в преступлениях перед народом. До сих пор спорят, чем объясняется их поведение. Есть версия, что они были сломлены пытками, Есть — что их семьи стали заложниками. Есть, что коммунисты психологически не могли «идти против партии» и считали свою гибель «полезной для построения социализма». Скажу честно — у меня нет ни малейшего желания копаться в психологии этих монстров. Пусть занимается кто-то менее брезгливый.

    13 марта 1938 года суд приговорил всех подсудимых, кроме троих, к расстрелу. Троих приговорили к 25, 20 и 15 годам заключения. Все эти трое, Плетнёв, Раковский и Бессонов были расстреляны 11 сентября 1941 года в Медведевском лесу под Орлом вместе с 154 другими политзаключенными при приближении гитлеровских войск.

    По внутренним документам ВКВС Бухарин, Рыков и Крестинский были приговорены к расстрелу еще 2 марта, в день начала процесса. Возможно, это не ошибка, а отражение реального положения дел: сперва приговорили, потом огласили на суде.

    Все осужденные, кроме Ягоды, были расстреляны и похоронены 15 марта на спецобъекте «Коммунарка» Московской области (ныне около МКАД). Дата и место расстрела и похорон Ягоды неизвестны. Естественно, есть версия «чудесного спасения» Ягоды. Есть и версия о том, что Ягода еще несколько месяцев был расстрельщиком во внутренней тюрьме НКВД.

    Все осужденные на Третьем Московском процессе были реабилитированы в 1988 г. Кроме Ягоды.

    Пропагандистская кампания.

    Во время Московских процессов была развернута пропагандистская кампания в прессе. Многократно в ней печатались письма с осуждением обвиняемых, в том числе от лица видных советских ученых.[149] Под некоторыми письмами с требованием «уничтожить предателей Родины!», «Раздавить ядовитых гадов!» стояли подписи академиков Комарова, Губкина, Терпигорева, Вавилова…

    Политическая проституция? Явно не всегда. Мало кто любил и уважал «доблестную» «ленинскую гвардию».

    «Дело Тухачевского»

    Дело Тухачевского, официально: дело «антисоветской троцкистской военной организации» — дело по обвинению 9 крупных советских военачальников в организации военного заговора с целью захвата власти. Из них армейский комиссар 1-го ранга, начальник Политуправления РККА, первый зам. наркома обороны СССР, Я.Б. Гамарник застрелился накануне ареста. Остальных судили.

    Эти 9 высших руководителей РККА обвинялись в — передаче в 1932–1935 годах представителям германского Генштаба секретных сведений военного характера;

    — разработке в 1935 году подробного оперативного плана поражения Красной Армии на основных направлениях наступления германской и польской армий;

    — подготовке террористических актов против членов Политбюро ЦК ВКП(б) и советского правительства;

    — подготовке плана вооруженного «захвата Кремля» и ареста руководителей ЦК ВКП(б) и советского правительства, то есть подготовка военного переворота, назначенного на 15 мая 1937.

    Целью организации был объявлен насильственный захват власти в СССР в обстановке военного поражения от Германии и Польши.

    Следствие заняло меньше месяца, судебное заседание прошло через 2 дня после утверждения обвинительного заключения и заняло всего один день. При этом судебное заседание было закрытым, подсудимые лишены права на защиту и обжалование приговора. В материалах суда не приводятся какие-либо факты, подтверждающие предъявленные обвинения в шпионаже, заговоре и подготовке террористических актов. Приговор от 11 июня 1937 года целиком основан на признаниях (или «признаниях»?) подсудимых.

    И июня 1937 г. Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР приговорило к расстрелу с конфискацией имущества и лишением воинских званий: маршала СССР М.Н. Тухачевского, командарма 1-го ранга И.Э. Якира, командующего войсками Киевского ВО, командарма 1-го ранга И.П. Уборевич, командующего войсками Белорусского ВО; командарма 2-го ранга А.И. Корка, начальника Военной академии им. М. Фрунзе, ком-коров Р.П. Эйдельмана, В.К. Пугну, атташе при полпредстве СССР в Великобритании, Б.М. Фельдмана, начальника Управления по начальствующему составу РККА, и В.М.Примакова — заместителя командующего войсками Ленинградского ВО.

    Приговор был приведен в исполнение через несколько часов по завершении суда в ночь на 12 июня 1937 г.

    Типичный «сталинский» процесс, не утруждающий себя доказательствами. Не удивительно, что у многих современников и последующих исследователей возникали сомнения в обоснованности приговора и сильнейшие подозрения в незаконных методах получения показаний.

    13 января 1957 года все 9 были реабилитированы за отсутствием состава преступления. По мнению Комиссии по реабилитации, признания подсудимых были получены с использованием пыток и избиений. А других доказательств, кроме самооговоров, попросту нет.

    Сложность в том, что наличие в РКККА сильной оппозиции Сталину поступали много раз уже в 1929–1934 годах. Эта информация не вышла из недр спецслужб, но уж Сталину наверняка была известна. По мнению ряда исследователей, настоящей причиной процесса был заговор с целью захвата власти. Обвинения же в шпионаже было призвано сделать процесс более приемлемым для остальной военной верхушки.[150] Аналогичное дело о заговоре в верхушке РККА разрабатывалось ОГПУ еще в 1930 г. Сталину представили материалы о том, что группа крупных военачальников во главе с Тухачевским готовит захват власти и убийство самого Сталина. Сведения основаны только на показаниях арестованных преподавателей Военной академии Какурина и Троицкого. Тухачевский на очной ставке все категорически отрицал и был признан невиновным.[151]

    Судя по тому, как вела себя Красная Армия в 1941 году, у Сталина были очень веские основания считать заговор высших военачальников реальностью.

    Репрессии в РККА. 1937-1938

    Дело Тухачевского стало спусковым крючком для начала широкомасштабных репрессий в РККА. Из 8 членов «специального присутствия», выносившего приговор 11 июня 1937 года, расстреляны были 4. Маршал В.К. Блюхер, по одним данным, расстрелян, по другим — умер под пытками. Уцелели только

    B.В. Ульрих, М.С. Буденный и Б.М. Шапошников.

    В 1937—193S годах были расстреляны: из 5 маршалов— 3; из 5 командармов I ранга — 3; из 10 командармов II ранга — 10; из 57 комкоров — 50; из 186 комдивов — 154; из 16 армейских комиссаров I и II рангов — 16; из 26 корпусных комиссаров — 25; из 64 дивизионных комиссаров — 58; из 456 командиров полков — 401.[152] Чудовищный масштаб «чистки», разумеется.

    Но когда речь заходит о людях менее сановитых, масштаб полусудебных расправ, как всегда, делается менее ясным. Разные исследователи приводят очень разные данные о количестве репрессированных военных.

    Как утверждает, например, публицист-сталинист И. Пыхалов, со ссылкой на архивные источники, в течение 1937–1938 гг. в армии, с учетом всех последующих пересмотров дел (изменений статей и восстановлений), было репрессировано 17 776 человек[153] командного состава, из них 9701 было уволено и 8075 арестовано.

    В.Г. Клевцов утверждает, что в 1937–1938 гг. было физически уничтожено 35,2 тыс. офицеров, Д.А. Волкогонов[154] и Д.М. Проэктор[155] пишут о 40 тыс. репрессированных. Н.Г. Павленко пишет: «…только в армии с мая 1937 года по сентябрь 1938 года был репрессирован 36 761 военачальник».[156] А.М. Самсонов пишет о 43 тыс.,[157] Н.М. Раманичев — о 44 тыс.,[158] Ю.А. Горьков — о 48 773.[159]

    В публицистике называются цифры и покруче: 50 тыс. репрессированных,[160] И даже: «Более 70 тысяч командиров Красной Армии были уничтожены Сталиным еще до войны».[161]

    В.Н. Рапопорт и Ю.А. Геллер пишут: «Поэтому мы вынуждены считать, что убыль кадрового состава за два года чистки составила приблизительно 100 тыс. человек».[162] Л.А. Киршнер утверждает, что было репрессировано 50 % офицеров: «Считается, что в предвоенный период репрессировано 44 тыс. человек командного состава, свыше половины офицерского корпуса».[163]

    Цифры противоречат друг другу, и становится непонятно — а сколько вообще было людей в этом самом офицерском корпусе?

    Уничтожение лучших?

    Естественно, возникал вопрос — зачем? Что тут — шизофрения Сталина? Борьба за власть? По поводу уже событий 11 июня 1937 немецкий журнал «Верфронт» в 1937 писал в статье «новое лицо Красной Армии»: «После суда Сталин распорядился расстрелять восемь лучших командиров [РККА]. Так закончился краткий период реорганизации командования Красной Армии… Военная квалификация была принесена в жертву политике и безопасности большевистской системы»

    Выдвигалась версия, что репрессии против верхушки РККА вызваны красивой операцией германской разведки: стремясь 'ослабить Красную Армию перед войной, германская разведка «закинула» Сталину такую «дезу».

    Со сталинской чисткой РККА многократно связывали поражение Красной Армии в 1941 году. На это толсто намекают и Жуков, и Рокоссовский, а современный публицист даже утверждает, что «без войны в застенках и лагерях НКВД погиб почти весь великолепный офицерский корпус — становой хребет Красной Армии».[164]

    Правда, Гитлер думал совершенно иначе: после заговора верхушки вермахта в июле 1944 он говорил: «Вермахт предал меня, я гибну от рук собственных генералов. Сталин совершил гениальный поступок, устроив чистку в Красной Армии и избавившись от прогнивших аристократов».

    Большинство «прогрессивно мыслящих людей» полагали и тогда, полагают и сейчас, что «процессы изменников» и чистки 1935–1938 годов являются возмутительными примерами варварства, неблагодарности и проявлением дурных качеств самого Сталина, который завидовал гениальным полководцам вроде Якира и Тухачевского.

    Сложность в том, чтобы найти подтверждение симптомов гениальности этих лиц. Якир славен в основном тем, что во время Гражданской войны держал при себе отряд из 500 китайских палачей. Тухачевский пытался писать теоретические труды… К счастью, их не раз издавали, можно почитать и убедиться: ничего в них нет, кроме идеологических заклинаний.[165] Не случайно же В. Суворов посвятил «репрессиям в РККА» книгу с выразительным названием «Очищение».[166] Суворов совершенно солидарен с Гитлером: «очищенная» от революционеров армия стала намного более боеспособной. Не будь «очищения», и победа во Второй мировой стала бы маловероятной.

    Методы, конечно, чудовищные, но помимо жестокости Сталина стоит отметить и его просто неправдоподобную дальновидность и прозорливость.

    Впрочем, он уже в 1906 году и во время жизни в Курейке наблюдал идейных революционеров вблизи. Судя по всему, ему хватило.

    Репрессии в органах государственной безопасности

    Чистки в органах ВЧК—ОГПУ—НКВД начались еще в начале 1920-х. Убирали людей с явной психиатрической клиникой, «излишне активных» деятелей красного террора, не способных к аналитической и розыскной работе.

    Иные чекисты попали под раздачу, пытаясь участвовать в политической борьбе. Яков Блюмкин, один из самых ярких чекистов, был расстрелян за попытку передать Радеку письмо высланного из страны Троцкого. Крупную чистку провел в «своем» ведомстве Ягода.

    В сентябре 1936 г. Ягода был перемещен на пост наркома связи, в 1937 г. арестован, и в феврале 1938 г. предстал на Третьем московском процессе, где был обвинен в сотрудничестве с иностранными разведками и убийстве Максима Горького. Уничтожение свидетеля, который «слишком много знал»? Наверное.

    С 6 сентября 1936 г. наркомом внутренних дел вместо Ягоды стал Ежов. Под его чутким руководством проведены Второй и Третий Московские процессы и «Дело Тухачевского». Сама чистка 1937–1938 годов ассоциируется в первую очередь с именем Ежова — так называемая ежовщина. Обрушилась «ежовщина» и на само НКВД.

    С 1 октября 1936 г. по 15 августа 1938 г. было арестовано 2273 сотрудников госбезопасности, из них за «контрреволюционные преступления» — 1862. После прихода Берии за 1939 год к ним прибавилось еще 937 человек. Часть из них была потом освобождена и восстановлена в органах, но вообще-то при численности НКВД до 800 тысяч человек — не очень много.

    Всего было репрессировано около 20 тысяч сотрудников органов государственной безопасности, в числе которых почти все руководящие работники ВЧК времен Дзержинского: А.Х. Артузов, Г.И. Бокий, М.Я. Лацис, М.С. Кедров, В.Н. Манцев, Г.С. Мороз, И.П. Павлуновский, Я.Х. Петере, М.А. Трилиссер, И.С. Уншлихт, В.В. Фомин.

    Трудно представить себе «коллекцию» более отвратительных, преступных и опасных типов.

    Члены семей репрессированных

    Известна фраза Сталина: «Сын за отца не отвечает». Она была произнесена Сталиным в декабре 1935 г. На совещании в Москве передовых комбайнеров с партийным руководством один из них, башкирский колхозник Гильба, сказал: «Хотя я и сын кулака, но я буду честно бороться за дело рабочих и крестьян и за построение социализма». Вот тут-то Сталин и произнес: «Сын за отца не отвечает».

    Звучит чудесно, да только как же быть с решением Политбюро ЦК ВКП(б) № П51/144 от 5 июля 1937? Решение это вот такое:

    «1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5–8 лет всех жен осужденных изменников Родины членов правотроцкистской шпионско-диверсионной организации, согласно представленному списку.

    Предложить Наркомвнуделу организовать для этого специальные лагеря в Нарымском крае и Тур-гайском районе Казахстана.

    Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников Родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее как на 5–8 лет. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение, что же касается детей старше 15-летнего возраста, о них решать вопрос индивидуально.

    Предложить Наркомвнуделу разместить детей в существующей сети детских домов и закрытых интернатах наркомпросов республик.

    Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов».

    Во исполнение этого приказа 15 августа 1937 последовала соответствующая директива НКВД, уже содержащая ряд уточнений: регламентированы тотальные репрессии только против жен и детей, а не вообще любых членов семьи, как в приказе Политбюро; жен предписано арестовывать вместе с мужьями; бывших жен предписано арестовывать только случае, если они «участвовали в контрреволюционной деятельности»; детей старше 15 лет предписано арестовывать только в случае, если они будут признаны «социально-опасными»; арест беременных женщин, имеющих на руках грудных детей, тяжелобольных может быть временно отложен; дети, оставшиеся после ареста матери без присмотра, помещаются в детские дома, «если оставшихся сирот пожелают взять другие родственники (не репрессируемые) на свое полное иждивение — этому не препятствовать».

    В дальнейшем практика репрессий против «членов семей изменников Родины» (ЧСИРов) несколько раз корректировалась.

    В октябре 1937 г. директивой НКВД репрессии в отношении ЧСИР расширены с осужденных членов «правотроцкистского блока» также на ряд осужденных по части «национальных линий» («польская линия», «немецкая», «румынская», «харбинская»). Однако уже в ноябре такие аресты прекращены.

    В октябре 1938 г. НКВД перешел к арестам не всех поголовно жен осужденных, а только тех, кто «содействовал контрреволюционной работе мужей», или в отношении которых «имеются данные об антисоветских настроениях».

    27 августа 1938 г. выходит циркуляр НКВД, допускающий односторонний развод с осужденным/осужденной одного из супругов, оставшегося на воле.

    Приказом НКВД 00486 1937 года на Административно-хозяйственное управление НКВД было возложено особое задание по изъятию детей врагов народа и определению этих детей в детские учреждения или передаче родственникам на опеку.

    Согласно приказу НКВД № 00386 было арестовано 18 тыс. жен осужденных и изъято 25 тыс. детей.

    В 1950-е годы после XX съезда КПСС основная масса ЧСИР реабилитированы.

    Интересно, что члены семей «бывших людей» (бывших священников, белогвардейцев, царских чиновников, дворян) не заключались в лагеря. Они подвергались ряду других ограничений — ограничения при поступлении в вузы, при приеме на работу, при призыве в Красную Армию, часто ограничивались избирательные права («лишенцы»). Такая дискриминация прямо подталкивала многих людей скрывать элементы своей биографии и спровоцировала кампанию «Отрекаемся от своих отцов».

    Но они не рассматривались как ЧСИР.

    Пытки

    В ходе репрессий для выбивания признательных показаний в широких масштабах применялись пытки.

    Во времена хрущевской «оттепели» советская прокуратура осуществила проверку ряда политических процессов и групповых судебных дел. Во всех случаях проверка вскрыла грубую фальсификацию, когда «признательные показания» были получены под пытками.

    Во времена Хрущева специальная комиссия ЦК КПСС под руководством секретаря ЦК П.Н.Поспелова выявила «факты незаконных репрессий, фальсификации следственных дел, применения пыток и истязаний заключенных»[167] [17]. В ходе допросов кандидата в члены Политбюро Р. Эйхе сломали позвоночник. Маршал В.Блюхер скончался в Лефортовской тюрьме от последствий побоев. В докладе комиссии Поспелова приведены документы, свидетельствующие о том, что применение пыток санкционировал лично Сталин.

    Поданным комиссии Н.М. Шверника арестованные, которые старались доказать свою невиновность и не давали требуемых показаний подвергались пыткам и истязаниям. К ним применялись так называемые «стойки», «конвейерные допросы», заключение в карцер, содержание в специально оборудованных сырых, холодных или очень жарких помещениях, лишение сна, пищи, воды, избиения и различного рода пытки.

    В записке приводится* выдержка из письма заместителя командующего Забайкальским военным округом комкора Лисовского: «…Били жестоко, со злобой. Десять суток не дали минуты сна, не прекращая истязаний. После этого послали в карцер… По 7–8 часов держали на коленях с поднятыми вверх руками или сгибали головой под стол и в таком положении я стоял также по 7–8 часов. Кожа на коленях вся слезла, и я стоял на живом мясе. Эти пытки сопровождались ударами по голове, спине»[168] [19].

    К. Рокоссовскому на следствии выбили 9 зубов, сломали 3 ребра, молотком отбили пальцы ног. Дважды его водили на расстрел, но стреляли не в него, а в других заключенных, стоявших рядом. Но нужных показаний арестованный Рокоссовский не подписал.[169]

    Генерал А.В. Горбатов (впоследствии Герой Советского Союза) вспоминал: «Допросов с пристрастием было пять с промежутком двое-трое суток; иногда я возвращался в камеру на носилках. Затем дней двадцать мне давали отдышаться… Выдержал я эту муку во втором круге допросов. Дней двадцать меня опять не вызывали. Я был доволен своим поведением. Но когда началась третья серия допросов, как хотелось мне поскорее умереть[170]»!

    СССР подавал пример другим «странам народной демократии». Как же строит социализм без пыток! В 1948–1952 годах в социалистических странах Восточной Европы прошло несколько волн чисток, сопровождавшихся открытыми политическими процессами над бывшими коммунистическими руководителями по образцу процессов 1930-х годов, признаниями обвиняемых, сделанными под пытками.[171]

    Масштабы бедствия

    На московский процессах осуждено 16, 17 и 21 человек. По делу Тухачевского — 9. По «делам специалистов» 1930–1932 голов и по «Пулковскому делу» — около 500.

    Если брать полусудебные репрессии против армии, то репрессировано максимально порядка 50 тысяч человек. В НКВД — от силы 20 тысяч. Закон о ЧСИРах обрек на ссылки, лишения и смерть порядка 43 тысяч человек.

    Обычное соотношение жертв судебных и полусудебных расправ.

    Ужасно — но где же миллионы репрессированных?

    Миллионы появляются, когда мы рассматриваем не только репрессии в отношении военной и политической верхушки СССР, даже не только репрессии в отношении «буржуазных специалистов». И вообще не только судебные и полусудебные репрессии.

    Другой вопрос, что «1937» — символ именно этих репрессий, касавшихся очень узкого круга людей, как правило, виновных в том, что они сами отправляли других на тот же конвейер смерти. Или сами организовывали этот конвейер.

    Глава 4. СПОР О МАСШТАБАХ

    Даже маленький слон больше большого мангуста.

    (Индусская поговорка)
    Что же такое «сталинские репрессии»?

    Предоставим коммунистам самим спорить друг с другом, были ли «сталинские репрессии» продолжением «ленинских правовых норм» или нарушением этих норм. Предоставим им же делить убийство людей на «оправданное» и «неоправданное».

    Зададимся более осмысленным вопросом: что же именно считать репрессиями? Погибшие в ходе тайной войны красных с белыми и зелеными на территории других стран — будем считать жертвами репрессий? Убитых в Париже Кутепова и Петлюру, похищенного и повешенного Миллера? Басмачи, убиваемые из пулеметов в 1932-м и 1934 году — они кто? Жертвы репрессий или убитые во время войны?

    В самом СССР считать ли репрессированным мальчишку, получившего 5 лет за изготовление самодельного ножа или 10 лет за кражу булки из магазина? Границы очень уж неопределенные.

    Так вот и спорят ученые, кого же считать репрессированным. Осужденные по ст. 58 УК РСФСР 1926 года («контрреволюционные преступления») в любой системе подсчетов составляют только часть репрессированных. Но даже если учитывать только их, «герои 37-го» мгновенно тонут в море собратьев по несчастью.

    Зловещая «пятьдесят восьмая»

    25 февраля 1927 г. ЦИК ввел «определения» уголовным кодексом контрреволюционных преступлений. 30 марта 1930 и 15 февраля 1931 ЦИК СССР принял, под руководством Калинина, «определения» преступлений против порядка управления. По ним к контрреволюционным элементам (КРЭ, «Каэры») были отнесены, лишены имущества и направлены на истребление в лагеря миллионы людей, не желавших вступать в колхозы, сдавать имущество и объявленных злостными неплательщиками государственных заданий.

    Статья 58-й УК РСФСР «Контрреволюционные преступления»… Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики редакции 1926 года. Вступил в силу 1 января 1927 года и с многочисленными изменениями и дополнениями действовал до 1 января 1961 года, т. е. до вступления в силу принятого 27 октября 1960 года Уголовного кодекса РСФСР.

    «Уголовный кодекс РСФСР. Особенная часть Глава первая Преступления государственные 1. Контрреволюционные преступления 58-1. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР. [6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст. 330)].

    58-6. Шпионаж, т. е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов Союза ССР, — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с лишением гражданства союзных республик и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда с конфискацией имущества. Передача, похищение или собирание с целью передачи экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, за вознаграждение или безвозмездно организациям и лицам, указанным выше, влекут за собой — лишение свободы на срок до трех лет. [6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст. 330)]. Примечание 1. Специально охраняемой государственной тайной считаются сведения, перечисленные в особом перечне, утверждаемом Советом народных комиссаров Союза ССР по согласованию с советами народных комиссаров союзных республик и опубликовываемом во всеобщее сведение. [6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст.330)]. Примечание 2. В отношении шпионажа лиц, упомянутых в ст. 193-1 настоящего Кодекса, сохраняет силу ст. 193-24 того же Кодекса. [9 января 1928 г. (СУ № 12, ст. 108)]. 58–11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы. [6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст.33О)]. Примечания: Глава первая введена в действие со времени вступления в силу Положения о преступлениях государственных, принятого 3-й сессией III созыва Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР 25 февраля 1927 года (СЗ 1927 г. № 12, ст.123)».[172]

    Массовый террор

    При Н.С. Хрущеве с «культом личности Сталина и его последствиями» хотя бы пытались разбираться. В 1956 г. работала целая комиссия под председательством П.Н. Поспелова: «Комиссия по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранных на XVII съезде партии».

    По данным этой комиссии, в 1937–1938 годах было арестовано по обвинению в антисоветской деятельности 1 548 366 человек, и из них расстреляно 681 6922. Из этого невероятной) количества 436 тысяч осуждено особыми тройками НКВД по «кулацкой операции». 247 тысяч — по «национальным операциям», 41 тысяча — военными трибуналами.

    Как видите, основная масса репрессированных и уничтоженных приходится на «кулаков» и на операции против целых народов. Об этих двух группах репрессированных нам придется говорить особо и отдельно. Но главное — на фоне этих полчищ истребленных, колоссальных груд покойников, как-то странно смотрится завывание о «1937» как трагедии верхушки коммунистов. Даже репрессии по РККА (если относить к военнослужащим все 41 тысячу по данным комиссии Поспелова) кажутся незначительными. А Московские процессы? 16… 17… 21 человек… Дело Тухачевского? 9 человек…

    Но нельзя же видеть только репрессии 1937–1938 годов отдельно от всех прочих? Даже если в эти годы был пик? Тогда же, в эпоху Хрущева, стали считать эти потери.

    В феврале 1954 г. на имя Н.С. Хрущева была подготовлена справка, подписанная Генеральным прокурором СССР Р. Руденко, министром внутренних дел СССР С. Кругловым и министром юстиции СССР К. Горшениным. В этом документе впервые называлось число осужденных за «контрреволюционные преступления» за период с 1921 по 1 февраля 1954 г.

    Согласно справке, всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе приговорено к смертной казни 642 980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220 человек, к ссылке и высылке — 765 180 человек.[173]

    Есть и другая справка, о числе осужденных за «контрреволюцию» за период с 1921 г. по 1938 г. по делам ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД и с 1939 г. по середину 1953.Эту справку подписал начальник архивного отдела МВД Павлов. Возможно, на основании «данных Павлова» была составлена и справка, направленная Хрущеву. По Павлову, в эти сроки за «контрреволюционные преступления» было осуждено судебными и внесудебными органами 4 060 306 человек, из них приговорено к смертной казни 799 455 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах — 2 631 397 человек, к ссылке и высылке — 413 512 человек, к «прочим мерам» — 215 942 человек.[174]

    Цифры в этих справках сильно расходятся. Возможно потому, что на подлиннике справки Павлова, хранящейся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), к цифре 2945 тыс. (количество осужденных за 1921–1938 гг.) неизвестной рукой карандашом сделано примечание: «30 % угол. = 1062». То есть кто-то счел, что «на самом деле» 30 % всех осужденных за «контрреволюционные преступления» с 1921 г. по 1938 г. по делам ВЧК-ГПУ—ОГПУ—НКВД составляют уголовники.

    Тут тоже цифры не совпадают… Хотя бы потому что 30 % от 2945 тысяч составляет 884 тысяч, а не 1062. Сталинский сокол сознательно наводил тень на плетень? Или он просто не умел считать?[175]

    Есть и другие 'цифры, причем они практически никогда не совпадают. Впрочем, в каждой приведенной официальной справке и годы учитываются разные и понятие «репрессий» различное.

    В 1963 году для Президиума ЦК КПСС составлена была справка, подписанная Н. Шверником, А. Ше-лепиным, 3. Сердюком, Р. Руденко, Н. Мироновым, В. Семичастным. Согласно справке, с 1935 по 1953 год были арестованы по политическим обвинениям 2 760 234 человека, из них расстреляны 748 146.

    Согласно сообщению КГБ СССР от 16 июня 1988 года, с 1930 по 1953 год были арестованы по политическим обвинениям 3 778 234 человек, из них расстреляны 786 098 человек.[176]

    В том же 1988 году по данным статистики областных управлений КГБ СССР, насчитали даже 4 308 487 арестованных и 835 194 расстрелянных, но уже за срок с 1918 по 1953 годы.[177]

    У ученых тоже цифры не совпадают, но в целом схожи с данными и друг друга, и с официальными сведениями. В.В. Лунев полагает, что за 1930–1953 годы за «конрреволюционные преступления» осуждено 3 613 654 человек, из них расстреляно 75 5 5 28.[178]

    По данным С.А. Воронцова, за период с 1930 по 1939 по ст. 58 УК РСФСР 1926 года было осуждено 2,8 млн. человек, из них 1,35 млн. — в 1937–1938 годах. За эти десять лет 724,4 тыс. осужденных были приговорены к расстрелу, из них 684,2 тыс. — в 1937–1938 годы.[179]

    Цифры совершенно чудовищные. В мирное время страна потеряла сотни тысяч людей. Впрочем, почему мирное? Фактически коммунисты вели с населением захваченной страны жестокую гражданскую войну. Это была война утопистов с реальностью. Реально существующую Россию (и другие страны СССР) заколачивали в утопию. И потери полусудебные, как всегда, составляют малую толику всех репрессий.

    При оценке общего числа жертв политических репрессий необходимо учитывать не только самих осужденных за «контрреволюционные преступления». Репрессиям подвергались и члены семей осужденных. Обычно они проходили по документам не как осужденные за «контрреволюционные преступления», а как «социально опасные» или «социально вредные элементы». Или вообще никак не учитывались — например, маленькие дети.

    Дядя моей второй бывшей жены был сослан в составе всей семьи «раскулаченных». В 1932 году ему было 2 года. Никаких документов о его «репрессированное™», естественно, не было. И на старости лет Сергей Иванович не мог получить никаких официальных подтверждений тому, что был сослан в Сибирь. И таких сосланных от эмбрионов в утробе матерей до детей младшего школьного возраста — сотни тысяч, учитывая многодетность крестьян.

    В любом случае, кроме осужденные за «контрреволюционные преступления» по 58 статье было и много других категорий уничтоженных, умерших от невыносимых условий жизни, посаженных и сосланных. Это как минимум три категории людей, о которых вы не найдет ни полслова ни у Мандельштам, ни у Бабеля, ни у Гинсбург, ни у «рулевых перестройки», обличавших негодяя Сталина, убивавшего необычайно милых членов «ленинской гвардии».

    Это:

    Жертвы «раскулачивания», то есть уничтожения крестьянства как класса собственников земли.

    Репрессированные народы.

    Жертвы неоправданно жестоких наказаний по некоторым уголовным статьям (по «закону о колосках», за прогулы и т. п.).

    Споры о числе репрессированных.

    К сожалению, оценка общего числа жертв может вестись только примерно. В отличие от официальной статистики НКВД по осужденным по 58-й статье надежные данные о численности остальных категорий отсутствуют, и исследователями приводятся различные оценки.

    К еще большему сожалению, оценки числа потерь прямо зависят от политической принадлежности авторов. Враги сталинщины называют цифры 30–40 миллионов репрессированных и уничтоженных.[180] Апологеты Сталина вообще не замечают никого, кроме жертв судебных процессов. Если они и вынуждены обсуждать жертв голодомора и арестованных за опоздание на работу, они ухитряются обвинить в этом… самих же жертв преступлений власти. Как Кара-Мурза, объясняющий, что голод начала 1930-х возник по вине самих же крестьян.[181]

    В результате оценки варьируются от 3,8 млн. до 9,8 млн. «политических» репрессированных по 58-й статье и возрастают до многих десятков миллионов, умерших от голода и «наказанных» по уголовным статьям.

    Суммарные оценки по всем категориям составляют 25–30 млн. человек прошедших через лагеря или ссылку и свыше 40 млн. для менее суровых наказаний.[182]

    Если полусудебные репрессии — репрессии органов госбезопасности по политическим обвинениям унесли «с небольшими погрешностями… в период с 1921 по 1953 год… около 5,5 млн. человек» Если же в их число включить «разные типы депортированных, умерших от искусственного голода и убитых во время спровоцированных конфликтов… и тех детей, которые не родились из-за того, что их возможные родители были репрессированы или погибли от голода», то число жертв возрастет на порядок.[183]

    В общем, справедливы и цифры «всего» 3–5 миллионов, и «целых» 30–50 миллионов. Зависит от того, как считать, и какие репрессии считать «оправданными», а какие «неоправданными».

    Глава 5.

    «ОПРАВДАННЫЕ РЕПРЕССИИ» ЭПОХИ СТАЛИНА

    А вы за что попали в лагерь?

    За неправильный переход улицы.

    (А. и Б. Стругацкие)

    Если мы хотим понимать историю Советского Союза, нам следует понимать — вся история и 1920-х, и 1930-х — это продолжение истории Гражданской войны.

    СССР в 1939 году — это государство, в котором продолжается гражданская война. Эта война ведется с теми же врагами, с которыми она и началась в 1918 году: с политическими противниками с «зелеными» крестьянскими повстанцами. с национальными сепаратистами и региона-лами. с классовыми врагами.

    Левые историки, убежденные в разумности «построения социализма» и очарованные коммунистической утопией, вменяют в вину Сталину репрессии по отношению к другим коммунистам. И не замечают намного более масштабных репрессий в отношении других категорий населения. С нашей же точки зрения, все наоборот — самой «оправданной» репрессией были как раз репрессии в отношении самих коммунистов. А самыми «неоправданными» — репрессии по отношению к тем, кто не хотел строить утопию, был к ней равнодушен или кто подлежал истреблению или «перековке» согласно этой утопии.

    Жертвы судебных репрессий

    Не надо считать уголовные дела сталинского времени аналогичными таким же делам любого другого государства. Помимо самых обычных тут действовали совершенно особые статьи… апреля 1935 года Центральным Исполнительным Комитетом под руководством Михаила Калинина и Советом Народных Комиссаров был разработан и издан закон «О МЕРАХ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ СРЕДИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ». ЦИК и СНК постановляют: «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания».

    ОБ ОХРАНЕ ИМУЩЕСТВА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ, КОЛХОЗОВ И КООПЕРАЦИИ И УКРЕПЛЕНИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ (СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ) СОБСТВЕННОСТИ, Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г., (СЗ СССР 1932 г. N 62, ст. 360). Так называемый «Закон о колосках» За горсть колосков, собранных после уборки на колхозном поле получали до 10 лет лагерей. 2 октября 1937 постановлением «О лишении свободы по делам шпионажа, вредительства и диверсионных актов» ЦИК СССР под руководством Калинина предельный срок лишения свободы увеличивался с 10 до 25 лет.

    1940 г. был признан преступлением выпуск недоброкачественной и некомплектной продукции или с нарушением стандартов, и виновные лица (директор, главный инженер, начальник ОТК), наказывались лишением свободы на срок от 5 до 8 лет.

    «О ПЕРЕХОДЕ НА ВОСЬМИЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ, НА СЕМИДНЕВНУЮ РАБОЧУЮ НЕДЕЛЮ И О ЗАПРЕЩЕНИИ САМОВОЛЬНОГО УХОДА РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ С ПРЕДПРИЯТИЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ», Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. «Ведомости Верховного Совета СССР», 1940 г., № 20. Так называемый Закон о прогулах. Фактически возрождена крепостная система, установлен прямой запрет на переход из одного предприятия или учреждения в другое. За опоздание свыше 20 минут вводилось уголовное преследование.

    ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ УЧАЩИХСЯ РЕМЕСЛЕННЫХ, ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ УЧИЛИЩ И ШКОЛ ФЗО ЗА НАРУШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ЗА САМОВОЛЬНЫЙ УХОД ИЗ УЧИЛИЩА (ШКОЛЫ), Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. («Ведомости Верховного Совета СССР», 1941- г., № 1). «Закон о фэзэушниках». Крепостничество для подростков-учащихся ремесленных училищ и школ ФЗО. Заключению полагалось даже за нарушение школьной дисциплины.

    По оценкам историка В.П. Попова, общее число осужденных за политические и уголовные преступления в 1923–1953 годах составляет н$ менее 40 млн. По его мнению, эта оценка «весьма приблизительна и сильно занижена, но вполне отражает масштабы репрессивной государственной политики… Если из общей численности населения вычесть лиц до 14 лет и старше 60 как малоспособных к преступной деятельности, то выяснится, что в пределах жизни одного поколения — с 1923 по 1953 год — был осужден практически каждый третий дееспособный член общества».

    Только в РСФСР общими судами приговоры были вынесены в отношении 39,1 млн чел., причем в разные годы к реальным срокам заключения было приговорено от 37 до 65 % осужденных (не включая репрессированных со стороны НКВД, без приговоров, вынесенных судебными коллегиями по уголовным делам Верховных, краевых и областных судов и постоянными сессиями, действовавшими при лагерях, без приговоров военных трибуналов, без ссыльных, без высланных народов и т. п.).[184]

    По данным Института демографии ГУ ВШЭ, «общее число граждан СССР, подвергшихся репрессиям в виде лишения или значительного ограничения свободы на более или менее длительные сроки» (в лагерях, спецпоселениях и т. п.) с конца 1920-х по 1953 г. «составило не менее 25–30 миллионов человек».[185]

    В разные периоды «по уголовке» шли в лагеря разные категории людей. Во время голода начала 1930-х — за мелкие кражи в условиях голода (т. н. «Закон о колосках»).[186]

    Во время и после Второй мировой войны — примерно 17,96 млн. приговоренные по указам военного времени, из которых 22,9 %, или 4113 тыс., были приговорены к лишению свободы, а остальные — к штрафам или исправительно-трудовым работам.

    15,75 млн. человек по этим указам были осуждены за самовольный уход с работы (самовольно менять место работы многим категориям работающих запрещалось и после окончания войны).[187]

    К жертвам политических репрессий надо отнести и осужденных по Указу Президиума ВС СССР от 6 июля 1941 об ответственности за распространение «в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения». За крик «окружили!» или за рассказ соседу о том, что Красная Армия сдала Киев, можно было получить 10 лет, а то и расстрел.

    Репрессии в отношении народов

    Об этой категории репрессий писать особенно сложно: в России справедливо гордятся отсутствием бытового национализма и расизма. В большинстве русские уверены, что хотя бы репрессии по национальному признаку не характерны даже для сталинского периода. Легенду об СССР — родине всех трудящихся всех цветов кожи, активно раскручивали и коммунисты. В 1936 году на экраны вышел фильм «Цирк». Поставлен режиссером Г. Александровым по сценарию Ильфа, Петрова и Катаева. Музыка и песни Дунаевского. В главной роли — Любовь Орлова. Сюжет прост — в СССР приезжает американский цирк. Партнер артистки по номеру шантажирует актрису тем, что у нее — темнокожий ребенок. В конце концов, «страшная тайна» раскрывается, психующий американец выбегал на арену цирка, останавливал представление и в истерике кричал на весь зал, что Мэри — любовница негра. Он демонтировал всему залу сего преступного младенца — курчавого мальчика. Но советские люди жизнерадостно поют темнокожему малышу колыбельные — каждый своего народа. Расисты посрамлены, пролетарская солидарность торжествует.[188]

    Пафос фильма особенно хорошо принимался народом потому, что расизм и национализм в России традиционно не в чести. Но традиции народа одно, а политика правительства — совсем другое.

    Одновременно с фильмом «Цирк» 9 марта 1936 года Политбюро ЦК ВКП(б) издало постановление «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов». В соответствии с ним был усложнен въезд в страну политэмигрантов и была создана комиссия для «чистки» международных организаций на территории СССР.

    25 июля 1937 года Ежов подписал и ввел в действие приказ № 00439, которым обязал местные органы НКВД в 5-дневный срок арестовать всех германских подданных, в том числе и политических эмигрантов, работающих или ранее работавших на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, а также на железнодорожном транспорте, и в процессе следствия по их делам «добиваться исчерпывающего вскрытия не разоблаченной до сих пор агентуры германской разведки».[189] По этим делам было осуждено 30 608 чел., в том числе приговорено к расстрелу 24 858 чел.

    11 августа 1937 года Ежов подписал приказ № 00485, которым приказал начать с 20 августа широкую операцию, направленную на полную ликвидацию местных организаций «Польской организации войсковой» и закончить ее в 3-месячный срок.[190] По этим делам было осуждено 103 489 чел., в том числе приговорено к расстрелу 84 471 чел.[191]

    17 августа 1937 г. — приказ о проведении «румынской операции» в отношении эмигрантов и перебежчиков из Румынии в Молдавию и на Украину. Осуждено 8292 чел., в том числе приговорено к расстрелу 5439 чел.

    30 ноября 1937 г. — директива НКВД о проведении операции в отношении перебежчиков из Латвии, активистов латышских клубов и обществ. Осуждено 21 300 чел., из которых 16 575 чел. расстреляны.

    11 декабря 1937 г. — директива НКВД об операции в отношении греков. Осуждено 12 557 чел., из которых 10 545 чел. приговорены к расстрелу.

    14 декабря 1937 г. — директива НКВД о распространении репрессий по «латышской линии» на эстонцев, литовцев, финнов, а также болгар. По «эстонской линии» осуждено 9 735 чел., в том числе к расстрелу приговорено 7998 чел., по «финской линии» осужденб 11 066 чел., из них к расстрелу приговорено 9078 чел.;

    29 января 1938 г. — директива НКВД об «иранской операции». Осуждено 13 297 чел., из которых 2 046 приговорены к расстрелу.

    1 февраля 1,938 г. — директива НКВД о «национальной операций» в отношений болгар и македонцев.

    16 февраля 1938 г. — директива НКВД об арестах по «афганской линии». Осуждено 1 557 чел., из них 366 приговорено к расстрелу. марта 1938 г. — постановление Политбюро об очищении оборонной промышленности от лиц, принадлежащих к национальностям, в отношении которых проводятся репрессии. июня 1938 г. — директива Наркомата Обороны об увольнении из РККА военнослужащих национальностей, не представленных на территории СССР.

    Депортации 1930-х

    1930-е из пограничных зон СССР были выселены лица ряда национальностей, главным образом — иностранных для СССР того времени (румыны, корейцы, латыши и др.).

    28 апреля 1936 г. — постановление Совнаркома о переселении из погранзоны Украины в Казахстан 70 тысяч поляков и немцев;

    17 декабря 1936 г. — постановление Совнаркома о выселении ряда лиц из Азербайджана в Иран; января 1937 г. — соответствующая директива НКВД в исполнение постановления Совнаркома от 17.12.1936. Намечено к выселению из Баку и погранзоны Азербайджана 2500 иранских поданных, 700 семей «контрреволюционных элементов»;

    21 августа 1937 г. — постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О выселении корейского населения пограничных районов Дальне-Восточного края»;

    28 сентября 1937 г. — постановление СНК СССР «О выселении корейцев с территории Дальневосточного края». Депортировано в Среднюю Азию и Казахстан 171 781 чел.;

    Корейцы не имели советских документов и не были гражданами СССР. Уже в 1960-е годы мальчики из спецпереселенцев мечтали о службе в Советской армии — после службы давались документы гражданина СССР и паспорт.

    11 октября 1937 г. — директива НКВД о депортации курдов из погранзоны Азербайджана в Казахстан; июня 1938 г. — депортации китайцев из Дальнего Востока в Китай — в Синьцзян.

    Уже этих фактов и цифр достаточно, чтобы обрушить миф об «интернационализме» в СССР. А ведь репрессии против целых народов продолжались и позже. Можно много чего рассказать о массовых переселениях поляков 1939–1941 годов, когда до ПО тысяч человек выслали в Казахстан и на север. В основном женщин и детишек, мужчин отделяли от семей и уничтожали сразу. О судьбе этих людей стоит рассказать специально для читателя, слишком уж распропагандированного фильмом «Цирк» и верящего что «у нас это невозможно». Известный польский ученый Казимеж Обуховский происходит из тех, кого выслали в Казахстан, на золотые рудники в место с «чудесным» названием Голодная Степь.

    Вспоминая детство, он рассказывает: «приговоренные к ссылке вместе с детьми, полки которых в мае 1940 г. выгрузили в пустой степи возле Майкаи-на, сразу после прибытия получили от начальника официальную информацию, что они будут здесь умереть, но продолжительность жизни будет зависеть от их работы».[192]

    «Дневной паек составлял меньше 100 калорий. Часто, особенно зимой, не было ничего. Более ста матерей с детьми жили в глиняной яме без вентиляции, воды и санитарных удобств. На одного жителя приходилось 80x180 см пространства. Днем испарения замерзали на потолке, а ночью вода ручьями текла на спящих. Люди ходили по щиколотку в нечистотах».[193]

    Цитаты взяты мной вовсе не из пропагандистской антисоветской брошюры, а из вузовского учебника.

    Много чего можно рассказать о репрессиях и истреблениях в странах Балтии, о ссылках времен Второй мировой войны, — в том числе и советских граждан. Но это уже будет выходить за рамки нашего повествования.

    Отметим самое главное — в 1936–1939 годах по национальному признаку были репрессированы миллионы людей. 247 тысяч только расстрелянных. Миллионы изломанных судеб, превращение миллионов в людей второго сорта. Что ж молчали о том прорабы «перестройки?»

    Раскрестьянивание

    Решение о коллективизации было принято на XV съезде ВКП (б) в 1927. Осуществление пришлось на 1930–1933 годы, и с продолжением вплоть до конца 1930-х. К 1938 году было коллективизировано 93 % крестьянских хозяйств и 99,1 % посевной площади. Не буду подробно рассказывать о правительственных постановлениях и ходе коллективизации. В наше время читатель легко найдет соответствующую литературу: от сочинений антикоммунистов до учебников по «Истории КПСС».

    Как полагает серьезный исследователь О.В. Хлев-нюк, курс на форсированную индустриализацию и насильственную коллективизацию «фактически вверг страну в состояние гражданской войны».[194]

    Насильственные хлебозаготовки сопровождались массовыми арестами и разорением хозяйств, вели к мятежам, количество которых к концу 1929 года исчислялось уже многими сотнями. Не желая отдавать имущество и скот в колхозы и опасаясь репрессий, которым подверглись зажиточные крестьяне, люди резали скот и сокращали посевы. В январе 1930 было зарегистрировано 346 массовых выступлений, в которых приняли участие 125 тыс. человек, в феврале — 736 (220 тыс.), за первые две недели марта — 595 (около 230 тыс.), не считая Украины, где волнениями было охвачено 500 населенных пунктов. В марте 1930 г. в целом в Белоруссии, Центрально-Черноземной области, в Нижнем и Среднем Поволжье, на Северном Кавказе, в Сибири, на Урале, в Ленинградской, Московской, Западной, Иваново-Вознесенской областях, в Крыму и Средней Азии было зарегистрировано 1642 массовых крестьянских выступления, в которых приняли участие не менее 750–800 тыс. человек. На Украине в это время волнениями было охвачено уже более тысячи населенных пунктов.

    2 февраля 1930 г. был издан приказ ОГПУ СССР № 44/21.[195] В нем говорилось, что «в целях наиболее организованного проведения ликвидации кулачества как класса и решительного подавления всяких попыток противодействия со стороны кулаков мероприятиям Советской власти по социалистической реконструкции сельского хозяйства — в первую очередь в районах сплошной коллективизации — в самое ближайшее время кулаку, особенно его богатой и активной контрреволюционной части, должен быть нанесен сокрушительный удар».

    Приказ предусматривал:

    1. Немедленную ликвидацию «контрреволюционного кулацкого актива», особенно «кадров действующих контрреволюционных и повстанческих организаций и группировок» и «наиболее злостных, махровых одиночек» — то есть первая категория, к которой были отнесены: кулаки — наиболее «махровые» и активные, противодействующие и срывающие мероприятия партии и власти по социалистической реконструкции хозяйства; кулаки, бегущие из районов постоянного жительства и уходящие в подполье, особенно блокирующиеся с активными белогвардейцами и бандитами; кулаки — активные белогвардейцы, повстанцы, бывшие бандиты; бывшие белые офицеры, репатрианты, бывшие активные каратели и др., проявляющие контрреволюционную активность, особенно организованного порядка; кулаки — активные члены церковных советов, всякого рода религиозных, сектантских общин и групп, «активно проявляющие себя».

    Кулаки — наиболее богатые, ростовщики, спекулянты, разрушающие свои хозяйства, бывшие помещики и крупные земельные собственники.

    Семьи арестованных, заключенных в концлагеря или приговоренных к расстрелу, подлежали высылке в отдаленные северные районы СССР (Сибирь, Урал, Северный край, Казахстан), наряду с выселяемыми при массовой кампании кулаками и их семьями, «с учетом наличия в семье трудоспособных и степени социальной опасности этих семейств».

    Массовое выселение (в первую очередь из районов сплошной коллективизации и пограничной полосы) наиболее богатых кулаков (бывших помещиков, полупомещиков, «местных кулацких авторитетов» и «всего кулацкого кадра, из которых формируется контрреволюционный актив», «кулацкого антисоветского актива», «церковников и сектантов») и их семейств в отдаленные северные районы СССР и конфискация их имущества — вторая категория.

    Первоочередное проведение кампаний по выселению кулаков и их семейств в следующих районах СССР (с установлением количества семей, подлежащих депортации):

    Центрально-Черноземная область — 10–15 тыс. Средне-Волжский край — 8—10 тыс. Нижне-Волжский край — 10–12 тыс. Северный Кавказ и Дагестан — 20 тыс. Сибирь — 25 тыс. Урал — 10–15 тыс.

    Украина — 30–35 тыс. Белоруссия — 6–7 тыс. Казахстан — 10–15 тыс.

    На органы ОГПУ в связи с этим была возложена задача по организации переселения раскулаченных и их трудового использования по месту нового жительства, подавления волнений раскулаченных в спецпоселениях, розыск бежавших из мест высылки.

    Непосредственно руководством массовым переселением занималась специальная оперативная группа под руководством начальника Секретно-оперативного управления Е.Г. Евдокимова. Стихийные волнения крестьян на местах подавлялись быстро, и лишь летом 1931 г. потребовалось привлечение армейских частей для усиления войск ОГПУ при подавлении крупных волнений спецпереселенцев на Урале и в Западной Сибири.[196]

    Всего за 1930–1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932–1940 годы в спецпоселения прибыло еще 489 822 раскулаченных.

    На Украина «за август-ноябрь [1930] органами ГПУ привлечено к ответственности, в связи с хлебозаготовками — 21 197 человек, из них: в августе привлечено — 1491 чел., в сентябре — 2526; в октябре — 2850 в ноябре — 14 230 чел. По отдельным видам преступлений общее количество привлеченных распределяется следующим образом: за хищения, разбазаривание и утайку хлеба — 6940 чел.; за агитацию против хлебозаготовок. — 6449; за спекуляцию хлебом. — 3715; за сопротивление вывозу хлеба — 2022; за террор и поджоги — 441; за вредительство в колхозах и совхозах — 348; сведения о характере дел не получены — 1282 чел. Из общего числа привлеченных, в связи с хлебозаготовками, осуждено судебной тройкой и Особым совещанием при Коллегии ГПУ УССР — 1108 человек, из них: к В. М. С. 3. — 31 чел; в концлагерь на 10 лет — 116; на 5 лет — 419; на 3 года — 92; в ссылку — 443; к другим мерам — 8 чел. Всего — 627 чел. органами НКЮ осуждено за агитацию. 496 чел. за спекуляцию хлебом. 466 за хищение, разбазаривание и утайку хлеба».[197]

    Сравним число крестьян, совершенно незаконно и чудовищно жестоко истребляемых совершенно без всякой вины: за попытку спасти свои семьи. И считанные единицы сытых, жирных, самодовольных подонков, которых Иосиф Виссарионович швырнул на комфортабельную скамью подсудимых в Москве.

    Голодомор

    Само слово «голодомор» первоначально использовали украинские националисты. В 1934 г. Организация украинских националистов (ОУН) считала, что «москали-коммунисты» в Москве сознательно уничтожали украинцев голодом. В этом причина, по которой ОУН сделалась непримиримым врагом коммунистов. Идея голодомора как акта украинского геноцида до сих пор очень активно распространяется и украинской эмиграцией, и стала чуть ли не официальной позицией правительства Украинской республики.

    Вряд ли это справедливо, потому что голодали и умирали от голода крестьяне по всему СССР, а в Казахстане голод был еще ужаснее. Но благодаря украинскому национализму и использованию данных о голоде в политике, собрано много очень впечатляющих документов. Таких, например, как сообщение ГПУ Киевской области от 12 марта 1933: «Продовольственные затруднения в Киевской области с каждым днем обостряются. Уже поражены 28 районов области, в основном районы бурякосеяния. Аналогичное положение с продовольственными затруднениями мы имеем в гг. Киев, Житомир, Белая Церковь, Умань, Радомысль и др. Большинство фактов голодающих, опухших, больных, на почве недоедания, случаев людоедства и трупоедства падает на районы, ранее входящие в состав Уманского и Белоцерковского округов. Количество смертных случаев от голода на территории Уманщины и Бело-церковщины по сравнению даже с прошлым годом, сейчас резко увеличилось. В большинстве случаев умирают дети и старики.

    Белоцерковский район. По материалам райаппарата, голодом поражены 47 населенных пунктов района. Приведенные цифры значительно приуменьшены, так как райаппараты ГПУ учета количества голодающих и опухших не ведут, а о действительном количестве умерших от голода подчас неизвестно и сельсовету. Во многих селах трупы своевременно не хоронят, а сваливают в погреба, дворы. Бригады сельсовета, собирая трупы, не хоронят их в одиночку, а копают общие ямы, куда свозят от 10 до 15 трупов. Таким образом, в некоторых селах трупы умерших находятся в домах по несколько дней. За последнее время мы отмечаем значительный рост трупоедства и людоедства. Ежедневно из районов получаю — 10 и больше донесений. В ряде случаев людоедство переходит даже «в привычку» Имеются факты, когда отдельные лица, замеченные в людоедстве в прошлом году, употребляют в пищу человеческое мясо и сейчас, для чего совершают убийство детей, знакомых и просто случайных людей. В пораженных людоедством селах с каждым днем укрепляется мнение, что возможно употреблять в пищу человеческое мясо. Это мнение распространяется особенно среди голодных и опухших детей. За время с 9 января по 12 марта в районах Киевской области учтено: трупоедства 54 случая людоедства 69 случая Эти цифры, конечно, не точны, ибо в действительности есть гораздо больше фактов, которые нами не учтены».[198]

    На 2003 год в архивах Украины учтены 164 криминальных дела на лиц осужденных за каннибализм, которые велись судебной тройкой и Особым совещанием при Коллегии ГПУ УССР. Основные меры наказания — ВМСЗ (высшая мера социальной защиты — то есть расстрел) или 10 лет лагерей.[199]

    Все случаи трупоедства почти аналогичны, то есть мать или отец убивают ребенка, мясо употребляют в пищу и кормят этим же мясом своих детей. Многие делают «запасы» и солят мясо в бочонках.[200]

    В сам Киев добирались очень немногие, но 13 марта Киевское областное ГПУ сообщает о том, что за период с января до 9 марта в г. Киеве подобрано 1060 трупов (248 за 9 дней марта). Люди проходили мимо этих трупов по дороге на работу и с работы, по пути на любовные свидания и на прогулки с детьми. Жизнь продолжалась, и кому-то и впрямь становилось жить все веселее.

    Еще ужаснее было в Казахстане, где командовал великий революционер и организатор убийства царской семьи Шая Голощекин. Его стараниями в страшную зиму 1931/32 годов умерло 40 % живущих на земле казахов. Подробности ужасны. Свидетели рассказывали о поедаемых заживо детях, трупах на улицах городов, вереницах живых скелетов, которые тащились из вымиравших аулов, устилая дороги крестами своих скелетов.

    Опубликована на русском языке книга, в которой повествуется, как начальство решает проверить — правда ли им рассказывают про голод? И приезжают в вымерший, лишенный единого живого существа аул. Жители все ушли, их чудовищно истощенные трупы, припорошенные снегом, «проверяющие» видели на дороге. Только в одной из юрт сделана в середине какое-то гнездо из одеял… В гнездо ведет отверстие, оттуда колышется живое тепло… И вдруг оттуда выскакивает, бросается на людей какое-то невообразимое существо: конечности похожи на скрюченные птичьи лапки, рот измазан свежей кровью, волосы слиплись от уже засохшей крови. Зрелище таково, что сильные вооруженные мужчины в ужасе бегут от одичавшей казахской девочки. От обреченного ребенка, доедавшего трупы родителей.[201]

    До сих пор казахи, благодаря разветвленной генеалогии, хорошо различают потомков тех, кого истребляли, и тех, кто истреблял. С 1992 года в Казахстане проводится День поминовения жертв голода. До сих пор в Казахстане принимают «оралманов», то есть «вернувшихся». В 1930 году из СССР откочевало 12 200 казахов. В 1931-м — уже 1074 тысячи. Потомки бежавших до сих пор возвращаются на родину.

    Стоит ли удивляться, что в 1929 году в Казахстане действовало 31 «бандформирование» — то есть 31 повстанческая группа, в составе 350 человек. В 1930 г. «бандформирований» было уже 82, в составе 1925 человек, а в 1932 г. — 80 «бандформирований» объединили 3192 человека? В 1929–1931 годах повстанцами в Казахстане убито 460 партийных и советских работников. К числу жертв репрессий эти 460 человек никак не отнесешь, но к числу жертв гражданской войны — вполне.

    Но голодали не одни национальные окраины. Голод охватывал весь юг России, включая хлебородные Кубань и Ставрополье. Если голодомор — акт геноцида, то с тем же успехом и геноцида русского крестьянства.

    Относительно масштабов голода, «вызванного насильственной коллективизацией» существует официальная оценка, подготовленная Государственной Думой РФ в изданном 2 апреля 2008 года официальном заявлении «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР». Согласно заключению комиссии при ГД РФ на территории Поволжья, Центрально-Черноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии «от голода и болезней, связанных с недоеданием» в 1932–1933 годах погибло около 7 миллионов человек, причиной чему были «репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок», которые «значительно усугубили тяжелые последствия неурожая 1932 года».[202]

    Может быть, с этого постановления и в России начнут считать жертв голодомора до человека, приводить документы и факты, включать их в учебники.

    Глава 6.

    ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

    Тогда считать мы стали раны,

    Товарищей считать.

    (М. Ю. Лермонтов)

    Если вам нравится капитализм, вы должны любить конкуренцию и безработицу. Если вам нравится социализм, вы должны любить тайную полицию и дефицит.

    (Гениальная формула, автора которой я не нашел)
    В стране построенного социализма

    На Гражданской войне, как на Гражданской войне. Идя на штурм, убитых не считают. Официально тезис о неизбежности Мировой революции в СССР сняли только в 1989 году. Только в 1991 году КПСС официально перестала быть правящей и притом единственной партией. До этого времени Россия и все страны Российской империи находились в состоянии Гражданской войны и в состоянии войны со всем миром.

    Обычно считают, что затишье наступило после смерти Сталина… Это глубоко неверно. Ведь и Карибский кризис 1963 года, и ожесточенная «борьба с религиозным дурманом», и «освоение целины» приходятся вовсе не на годы «сталинщины». Стабилизация шла скорее в последние годы правления Сталина. Известно, например, что именно Берия (ославленный злым пособником ужасного Сталина) вел переговоры с литовскими и украинскими партизанами, выпускал из лагерей все больше и больше людей…

    Новый виток «строительства светлого будущего» при Н. Хрущеве следует связать скорее с теми, кто хотел продолжать революцию и воплощать новые стороны утопии.

    Сталин же, хорошо это или плохо:

    Построил социализм в одной отдельно взятой стране. Это у него получилось.

    Попытался построить социализм во всем остальном мире. Это у него не получилось.

    Чаще всего Сталина обвиняют в том, что он построил какой-то «неправильный», «казарменный» социализм. Позволю себе спросить: а что? Бывает какой-нибудь другой? Не будем говорить о разных формах социал-демократии, будем говорить о том утопическом социализме, который строился в СССР, в Китае, на Кубе, в Северной Корее, Камбодже, Северном Вьетнаме, странах Восточной Европы. Если у вас есть другие примеры, будет очень интересно послушать.

    В 1970-е Л.И. Брежнев заговорил о «реальном социализме». Переводя на человеческий язык: воплощение утопии разительно отличается от того, что придумали кабинетные теоретики. Но это то, что реально может быть построено. В 1982 году Ю. Андропов высказался в том духе, что может быть, социализм получился и какой-то странный, но что поделать? Он вот такой получился, надо при нем жить.

    Опыт человечества, в том числе уникальный и трагичный опыт России говорит, что другого социализма не бывает. Он всегда и везде тупой и казарменный. И путь к нему везде и всегда — через моря человеческой крови. Потому что чем больше утопия — тем больше людей надо убить для ее воплощения.

    Что сделал Сталин?

    Главное обвинение, которое следует предъявить Сталину в том, что он все же построил «реальный социализм». Цена этого «построения» — это и есть «оправданные репрессии», десятки миллионов искалеченных жизней и судеб, миллионы покойников, умиравших страшной смертью от голода и холода.

    Массовые репрессии начались в декабре 1917 года и пошли на убыль в последние годы правления Сталина. Эти репрессии были вызваны стремлениями утопистов захватить власть и воплотить в жизнь свою утопию.

    Этапы Гражданской войны 1917–1922 гг. и 1929–1938 гг. по кровопролитности, ожесточенности и числу убитых мало отличаются друг от друга. И вызваны примерно одними и теми же причинами.

    Политические репрессии 1929–1938 гг. — прямое продолжение того, что делалось до Сталина. И до него истреблялись реальные и надуманные враги. Шла ожесточенная борьба за власть, уничтожение даже потенциальных врагов или конкурентов правящей группировки. Единственно, чем отличался Сталин, это тем, что побеждал в этой борьбе.

    В этом смысле «сталинские репрессии» — вовсе не сталинские, а коммунистические. Они начались задолго до года Великого перелома. Они были направлены против политических врагов, явных и затаившихся. И против потенциальных врагов. Они направлялись против всех внутренне независимых от государства и сохраняющих собственное мнение… неважно о чем. Против всех, кто не мог или не хотел выполнять функции, возложенные на него государством.

    И до него на открытых процессах власть старалась перенести ответственности за страдания и лишения людей с ВКП(б) и ее политики на «врагов народа», «вредителей» и контрреволюционеров.

    Но великий прагматики практик Сталин внес в репрессивную машину свои дополнения…

    Во-первых, начав с создания аппарата, он создавал политическую систему сверхцентрализованного, бюрократического государства. Систему «винтиков». Ему нужно было отстранение от власти и уничтожение всех малоквалифицированных, недостаточно обучаемых и умных… не соответствующих по своим качествам тому, что требует от них власть.

    И у этих репрессий есть своя железная логика: превращение населения СССР в «винтики». Всякий, кто возражал против установления советской власти, естественно, в «винтики» не годился. Так сказать, исходно не винтик. Так же точно, как всякий социалист, но не коммунист. Лидер грузинских меньшевиков Ной Жордания в этом смысле не лучше Деникина.

    Разумеется, иногда даже искренне преданный и готовый стать «винтиком» коммунист не потянет возложенных на него обязанностей — допустим, просто по физической неспособности к систематическому труду. Это винтик, но ненадежный. Металл, из которого изготовлен «винтик», неподходящий. В теле винтика раковины, резьба сорвана… В общем, приходится этот винтик выбросить и отправить на переплавку.

    Применительно к живым людям звучит ужасно, но по крайней мере реалистично.

    Во-вторых, Сталин последовательно и грозно занялся истреблением «ленинской гвардии». Сталин не произносил слов, сказанных Наполеоном: «Революция закончена!». Но революционеров истреблял последовательно и безжалостно. В том числе и как негодные «винтики». Многие коммунисты, ярые сторонники советской власти, не хотели или не были способны стать послушными «винтиками» системы. Уничтожение Сталиным «ленинской гвардии» — это уничтожение самовлюбленных, наглых «бонапартиков», ведущих себя как наемники в захваченном городе. Тех, кто заведомо не способен работать в системе.[203]

    Словом, в репрессиях Сталина видны вовсе не симптомы шизофрении и не его садизмом, развившийся у него в детстве. В репрессиях эпохи Сталина четко видна логика. Страшная, жестокая, но логика. Логика построения «реального социализма».

    Чего не сделал Сталин?

    Есть много причин думать, что Сталин в последние годы жизни планировал отменить систему всевластия КПСС, и стать своего рода пожизненным императором страны, которая управлялась бюрократией. Трудно спорить, опираясь на отрывочные и недостаточно достоверные сведения, но более чем вероятно — к тому шло. Есть много признаков.

    Вполне вероятно, что Сталин в конце концов был убит своим окружением: вождями и вождишками, очень не хотевшими отказа от идеологии. Вышедшие из грязи в князи слишком не хотели обратно в грязь. Опрть же — прямых доказательств нет, но косвенных — сколько угодно.

    Правда это или нет, Сталину можно и должно поставить в вину вот что: он так и не прекратил революции. Наполеон провозгласил: «Революция закончена!» И повернул Францию в эдакую мелкобуржуазную сторону — с пожизненной властью Первого консула, а потом и наследственной властью императора, бюрократией и постоянными войнами за расширение империи. Но и с рыночной экономикой, единым для всех законом, восстановлением в правах всех, кто соглашался служить Наполеону.

    Возможно, Сталин просто не успел. Дай Бог ему еще 10 лет жизни, и мы жили бы в совершенно другой стране.

    Возможно, Сталин был готов, но ему помешали. «Младшие вожди» убили его и пошли дальше сажать кукурузу и показывать кузькину мать с трибуны ООН.

    Но почему же не была предпринята такая попытка уже в середине 1930-х? Ответов может быть два:

    В 1930-е Сталин был еще не готов отказаться от построения социализма и отказу от партократии. Что эволюция сознания Сталина происходила, это факт. Но что он думал в том или ином году, мы представляем себе очень плохо.

    В 1930-е Сталин считал, что построение социализма в одной отдельно взятой стране даст ему силу для Мирового господства. Пусть Европа ляжет в руинах, пусть русла Рейна и Темзы закупорятся миллионами трупов, пусть везде будет ужас и смерть. Но «зато» — Земшарная республика советов, и он — во главе этой республики. Единственный за всю историю Земли — Сверхимператор, достигший действительно МИРОВОГО господства.

    Можно предположить, что в этой Земшарной республике Сталин планировал (или, может быть, подумывал) отменить партократию, создав «обычную», только очень большую, империю. Но это уже чисто умозрительное, ничем не обоснованное предположение. Просто когда имеешь дело со Сталиным, предполагать можно самое невероятное.

    В любом случае, фразы: «Революция закончена!» не прозвучало. Прозвучи она, и соверши Сталин еще и этот переворот, мы действительно жили бы в совершенно другой стране и в другом государстве. И нашей благодарности поистине не было бы пределов. Жаль, что на этот шаг Сталин то ли не решился, то ли ему не хватило времени.

    Альтернативы

    Антисталинисты обожают рассуждать, как хорошо было бы, не произойди переворота 1929 года. Гордон и Клопов еще в 1988 году начали рассуждать, как хорошо было бы, продолжайся и дальше «досталинская» история — с партийными дискуссиями, нэпом, и притом без коллективизации индустриализации.[204] Й приходят к запрограммированному выводу: было бы лучше. Ни репрессий вам, ни сверхнапряжения, полная благодать.

    И они и другие прекраснодушные люди как-то не учитывают, что не Сталин проектировал коллективизацию и индустриализацию. Без него было бы то же самое, но ниже качеством, с еще большей кровью и без того экономического эффекта.

    Без Сталина не было бы Второй мировой, потому что это злодей Сталин вырастил Гитлера — «ледокол революции»? Возможно, ТАКОЙ войны и не было бы. Но скорее всего, была бы попытка Мировой революции: вторжение Красной Армии в Германию, в Польшу. Одни в этих странах «за», другие «против», все режут всех, а заодно режут и оккупантов…

    В каком кошмаре утонула бы вся цивилизация при таком повороте дел, мне страшно даже пытаться себе представить. В самом «лучшем» случае Красная Армия быстро потерпела бы поражение, СССР был бы оккупирован великими державами и расчленен. В худшем — реализация антиутопии Оруэлла — куча тоталитарных государств, сцепившихся в беспрерывной войне.[205]

    Этого кошмара не произошло именно потому, что к власти пришел великий прагматик и практик Сталин, и взял к ногтю революционных романтиков.

    Режим Сталина ужасен? Несомненно. Но в политике очень часто приходится выбирать не между хорошим и лучшим, а между плохим и еще худшим. Альтернативы Сталину еще более кошмарны.

    К тому же «сталинизм» достаточно легко разлился не особо приятным, но и беззубым, спокойным «брежневизмом». Созданная Сталиным система способна была хоть как-то эволюционировать.

    А «троцкизм-ленинизм» не мог развиваться вообще. Ни в какую сторону, только в сторону все большего озверения и взаимного истребления.

    Судьба организаторов репрессий

    Миллионы жертв эпохи Сталина — не сказка, придуманная злыми антисоветчиками, чтобы оболгать и очернить «отца народов». Фактически идет новое издание гражданской войны. Вся история СССР может рассматриваться как история воплощения утопии и как гражданская война утопистов с собственным народом.

    В этом жутком конвейере смерти, где, как в калейдоскопе, мелькают имена, народы и общественные группы, есть такая исчезающее маленькая прослойка: организаторы репрессий и гражданской войны в СССР.

    Большинство активных революционеров уничтожены Сталиным. И активисты Гражданской войны 1917–1922 годов, и более поздние.

    Когда дело заходит о Сталине, легко нарушается один из основополагающих принципов юриспруденции: «презумпция невиновности». О ком бы речь не шла, поступки человека всегда трактуются при прочих равных, в его пользу. Как речь о Сталине — все наоборот. Революционеров истреблял? Сразу видно — кровожадная сволочь!

    Прижал Ягоду и Ежова? Сразу видно — уничтожал свидетелей и прятал концы в воду. Действительно, в декабре 1938 г., Ежов, как раньше его предшественник Ягода, был назначен на второстепенный пост… А на его место назначен Берия, и при нем масштабы репрессий сократились. Более того — Берия вел «борьбу за восстановление социалистической законности». При нем из НКВД было уволено 7372 человека, из них 937 осуждены.

    Сам же Ежов 10 апреля 1939 г. был арестован по стереотипному обвинению в сотрудничестве с иностранными разведками и подготовке покушения на Сталина. 4 февраля 1940 года расстрелян.

    Сталин заметал следы? А почему бы не допустить за ним такое ценное человеческое качество, как обыкновенная брезгливость? Боевики, умеющие идти на риск с оружием-в руках, обычно не любят и не уважают палачей.

    Самые активные организаторы репрессий 1930-х годов Г.Г. Ягода, Н.И.> Ежов, Н.В. Крыленко, П.П. Постышев, Я.С. Агранов, кончили плохо. Еще хуже кончили, пережившие свой век ленинские, троцкисткие, зиновьевские выкормыши.

    Об их судьбе много орали все леваки в Европе все 1930—1980-е. В СССР об этих… существах писали прочувствованно и серьезно, как о несчастных жертвах «культа личности». В меру допустимого и жалели.

    Например, в сочиненной Расулом Гамзатовым в 1960–1962 годах поэме «Люди и тени» этим деятелям посвящены такие строки:

    Бойцам запаса посланы повестки,
    Пехота немцев лезет напролом.
    Поторопитесь, маршал Тухачевский,
    Предстать войскам в обличье боевом.
    Пусть гений ваш опять блеснет в приказе
    И удивит ошеломленный мир.
    Федько пусть шлет к вам офицеров связи
    И о делах радирует Якир.
    Но их, приговоренных к высшей мере,
    Не воскресить и Богу, а пока
    В боях невозместимые потери
    Несут осиротелые войска.

    В России их особенно любили и жалели в годы «перестройки»… вопрос, конечно, кто именно? Скажем, Лев Разгон, бывший зять одного из страшнейших палачей, мистика и садиста Глеба Бокия, писал прочувствованные истории о бедняжках, очутившихся в концентрационном лагере.[206] Тогда же разразился своими «Детьми Арбата» Анатолий Наумович Рыбаков,[207] плоть от плоти.

    Удивительно — но и у этих… людей, как и у Мандельштама с Гинзбургом — ни малейших мотивов покаяния. И ни малейшего интереса к тому, кто был уничтожен самими «арбатскими детишками», их папами и мамами.

    Знать не желают арбатские души,
    Как умирают в Нарыме от стужи
    Русский священник и нищий кулак…
    Старый Арбат переходит в наследство
    Детям…
    На Волге идет людоедство
    На Соловках расцветает ГУЛАГ.
    Дети Арбата свободою дышат
    И ни проклятий, ни стонов не слышат,
    Любят чекистов и славят Вождя,
    Благо, пока что петух их не клюнул,
    Благо, из них ни один не подумал,
    Что с ними станет лет семь погодя.
    Все начиналось с детей Николая…
    Что бормотали они, умирая
    В смрадном подвале?
    Все те же слова,

    Что и несчастные дети Арбата…[208]

    Советская историческая энциклопедия сообщает, что Филипп Исаевич Голощекин «незаконно репрессирован в годы культа личности Сталина. Реабилитирован посмертно».

    Но потомки тех, кто пережил «Великий джут», помнил Голощекина иначе.

    Эй, в аду кричи, Голощекин!
    Заставивший человека есть человечину.
    Черноликий ненасытный бес.
    Будь ты проклят во веки веков.

    Так выглядят по-русски стихи казаха Бахытгерея Амальгеддинова. И трудно не согласиться с автором. Потому что Шая Голощекин относится к существам, за которых трудHO даже молиться. В точности по Куняеву, он начал с «детей Николая»: с семьи последнего императора в Ипатьевском доме Екатеринбурга. И продолжил подвиг построения светлого будущего истреблением нескольких сотен тысяч казахских детишек. Существо, которое невозможно осмыслить иначе, чем через изучение демонологии, и отца демонов — Дьявола. Была ли мать у Голощекина? Или его родила бешеная самка шакала? А у других «детишек Арбата»? Трудно поверить, что у «жертв тридцать седьмого», были мамы и папы, дедушки с седыми красивыми бородами и заботливые домовитые бабушки.

    Легко и просто поставить свечку за упокой души обезумевшей казахской девочки, жравшей трупы родителей — по вине Голощекина и его «товарищей по партии». И за упокой души украинских и русских детей-скелетиков с фотографий 1933 года. Сколько бы не прошло лет у всякого, кто был отцом или матерью, при взгляде на эти фотографии реакция будет одна: комок к горлу, а рука тянется к винтовке. Нет сил просить за упокой души существ, словно явившихся оттуда, где они сейчас воют на раскаленной сковороде.

    Что касается Шаи Голощекина… 28 октября 1941 года по приказу Берии он уже получил пулю у поселка Барбыш Куйбышевской области. Туда тебе и дорога, мерзкий ублюдок. Жаль, не пристрелили тебя раньше, будь проклят во веки веков. Спасибо вам, Лаврентий Павлович. Спасибо, неведомый палач.

    Память у русских оказалась хуже памяти казахов. Казахи у себя не допустили «перестроечной» свистопляски с «восстановлением ленинских правовых норм» и прочего революционного бреда. Что ж, пора нам поучиться у казахов.

    У русского народа может быть много вопросов и много претензий к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Мы не можем быть благодарны ему за то, что он не произнес: «Революция закончена!» еще тогда, в 1937 году. Мы не можем быть благодарны Сталину за то, что он строил и построил в России социализм. Но мы можем и должны быть благодарны Сталину за выбор лучшей из революционных альтернатив.

    Мы можем и должны быть благодарны Сталину за создание новых промышленных районов, постройку красивых зданий и открытие новых учебных заведений, поддержку науки и возможность войти в цивилизацию почти всем россиянам.

    Но особенно мы должны быть благодарны Сталину за истребление революционной сволочи, сгустками зловонной плесени скопившейся на Арбате, и расползавшейся оттуда по всей России и по всему миру. То, что вошло в историю как «1937» — самая светлая и славная история эпохи Сталина.

    В 1923 году Морис Конради убил главу советских делегаций в Генуе и Лозанне с прекрасной, истинно большевицкой фамилией — В.В. Воровского. В своем вступительном слове на суде Конради сказал: «Я верю, что с уничтожением каждого большевика человечество идет вперед по пути прогресса. Надеюсь, что моему примеру последуют другие смельчаки, проявив тем самым величие своих чувств!»

    Спасибо, Конради! Я надеюсь когда-нибудь встретиться с вами и пожать вашу спустившую курок руку. Но Сталин сделал гораздо больше, чтобы человечество шло по пути прогресса.

    Прощайте, товарищ Сталин! Спасибо Вам.

    Примечания:



    1

    Шамбаров В.Е. Государство и революция. М., 2001. С. 174.



    2

    Солоухин В. А. При свете дня. М, 1992.



    12

    Шолохов МЛ.Тихий Дон. М., 1968



    13

    Шолохов М.А. Поднятая целина. М., 1975



    14

    Есенин С. Сорокоуст // Избранное. М, 1937



    15

    Долой погромы! Харьков: Украинское центральное агентство при Народном комиссариате советской пропаганды, 1919.



    16

    Мозин М. В кровавом чаду. К истории добровольческой погромщины. Киев: Киевский горком ЕСДРП (Поалей-Ци-он), 1920.



    17

    Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. М., 2004. С. 151.



    18

    Пушкарев Б. С. Гражданская война (рукопись).



    19

    Померанц Г.С. Квадрильон // Померанц Г.С. Избранное. Франкфурт-ам-Майн, Посев, 1987. С. 66.



    20

    БСЭ. Издание второе. Т. М., 1952. Статья «Геноцид». С. 440–441.



    128

    Гриф секретности снят. М., 1993. С. 54.



    129

    Шмелев Н.В. Солнце мертвых. М., 2000.



    130

    Шамбаров В.Е. Белогвардейщина. М., 1999. С. 530.



    131

    БСЭ. Выпуск второй. Т. 23. М., Советская энциклопедия, 1953. Статья «Кронштадтский мятеж. 1921». С. 484.



    132

    Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 191–194.



    133

    Симонов К.М. Товарищи по оружию. М., 1962.



    134

    Аграновский А. Люди-вредители. Шахтинское дело. М.-Л., 1928.



    135

    Аграновский А. Указ. соч.



    136

    http://m.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%Dl%85 % D1%82%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0 % B5_%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE — cite_note-News-0



    137

    Ефремов И.А. Лезвие бритвы. М., 1966.



    138

    Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь. М., 1988.



    139

    Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. М., 2001.



    140

    Сталин И.В. Вопросы ленинизма. 10-е изд. М., 1939. С. 243.



    141

    Минаев В. «Подрывная работа иностранных разведок в СССР» //М., 1940.



    142

    Ратьковский И. С, Ходяков М.В. История Советской России. СПб, 2001.



    143

    Невская НИ. Забытые страницы истории Пулковской обсерватории // Репрессированная наука. Выпуск 2. СПб. 1994. С. 140–144.



    144

    Жуков В.Ю. Пулковское дело \\ http://www.ihst.rn/ projects/sohist/material/dela/pulkovo.htm



    145

    Попов В.П. Государственный террор в советской России, 1923–1953 гг. (источники и их интерпретация) // Отечественные архивы. 1992, № 2, с. 26.



    146

    Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.



    147

    Шатуновская О.Г. Письмо Н.С. Хрущеву // www.perpe-trator2004.narod. ги/.. /Shatunovskaya



    148

    Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.



    149

    Мы требуем беспощадной расправы с подлыми предателями нашей великой Родины // Известия ЦИК СССР. № 24 (6186) от 27 января 1937 года.



    150

    Прудникова Е., Колпакиди А. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий. М., 2006.



    151

    Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.



    152

    Соколов Б. Истребленные маршалы. Смоленск. 2000.

    C. 82-202.



    153

    Пыхалов И.В. Великая оболганная война. М., 2005.



    154

    Волкогонов ДА. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина. В 2 книгах. Кн. Ы. Ч. 1. М., 1989.



    155

    3 Проэктор Д.М. Агрессия и катастрофа. Высшее военное руководство фашистской Германии во Второй мировой войне. М., 1972.



    156

    Павленко Н.Г. Размышления о судьбе полководства. М.: Знание, 1989.



    157

    Самсонов A.M. Вторая мировая война. 1939–1945. М., 1990.



    158

    Раманичев Н.М. «Красная Армия всех сильней? // Военно-исторический журнал. 1991, № 12.



    159

    ''Горькое ЮА. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995.



    160

    Куманев ГА. Война и эвакуация в СССР // Новая и новейшая история. 2006. № 6.



    161

    Яковлев А.Н. Жириновскому и другим «патриотам» в жирных кавычках // Известия. 25 апреля 1995. № 76 (24435).



    162

    Рапопорт В.Н., Геллер Ю.А. Измена Родине. М., 1995.



    163

    Канун и начало войны: Документы и материалы / Сост. Л.А. Киршнер. Л., 1991.



    164

    Коваль B.C. «Барбаросса»: истоки и история величайшего преступления империализма. Киев, 1989.



    165

    Тухачевский М.Н. Избранные произведения в 2 т. М., 1964.



    166

    Суворов В. Очищение. М., 2005.



    167

    Наумов В.П. К истории секретного доклада Н.С. Хрущева на съезде КПСС // Новая и новейшая история. 1996. № 4.



    168

    http://www.perpetrator2004.narod.m/Great_Terror.htm



    169

    Константинов К. Рокоссовский. Победа НЕ любой ценой М., 1999. С. 42.



    170

    Горбатов Л.В. Годы и войны. М., 1989.



    171

    Геллер М., Некрин А. История России. 1917–1995. М., 1997.



    172

    Уголовный кодекс РСФСР. С изменениями на 1 июля 1938 г. М., Юридическое издательство Наркомюст СССР, 1938.



    173

    Охотин Н.Г., Рогинский Л.Б. О масштабе политических репрессий в СССР при Сталине. \\http://www.osa.ceu.hu/ updates/2005/publications/tenorstatsm.htm)



    174

    Попов В.П. Государственный террор в советской России. 1923–1953 гг. (источники и их интерпретация) // Отечественные архивы. 1992, № 2, с. 26.



    175

    http://protopop.chat.ru/pyramidt.html.



    176

    Sauvy A. La population de Г Union Sovietique. Situation, croissance et problemes actuels. Population, 1956, n 3, p. 464.



    177

    Вишневский А. Демография сталинской эпохи \\ http:// wwwinfran.m/vovenko/60years_ww2/demogr5.htrn.



    178

    Цаплин В.В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов \\ Вопросы истории. 1991. № 4–5. — С. 157–163.



    179

    http://protopop.chat.m/pyramidt.html.



    180

    Солженицын Л.И. Архипелаг ГУЛАГ.М., 1993.



    181

    Панин Д.М. Лубянка — Экибастуз. М, 1990.



    182

    Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. М., 2001.



    183

    Земское В.И. К вопросу о масштабах репрессий в СССР // Социологические исследования. 1995, № 9.



    184

    http://www.polit.m/research/2006/0 l/16/demography.html.



    185

    Декларация ВС СССР от 14.11.1989 «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» // «Свод законов СССР», т. 10, с. 229, 1990 г., «Ведомости СНД и ВС СССР», 1990, № 23, ст. 449.



    186

    Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1922–1941 гг. Электронная еврейская энциклопедия. Т. 8. Кол. 158–216 \\ http://www.eleven.co.il/article/15416



    187

    Воронцов СЛ. Спецслужбы России. Ростов-на-Дону, 2006. С. 295.



    188

    Возможно, читателю будет интересно: чернокожий мальчик, Джеймс Ллойдович Паттерсон, — сын политэмигранта из США, Ллойда Паттерсона, приехавшего в Россию из Америки, и его жены-художницы Веры Араловой. Ллойд Паттерсон умер в Комсомольске-на-Амуре. По одним данным, был эвакуирован туда из Москвы в 1941 г. и не успел вернуться. По другим — репрессирован.

    Джеймс Ллойдович Паттерсон работал в СССР журналистом, а в конце 1990-х уехал в США. По одним данным, умер в 2006 г., по другим — погиб в 2007 г.



    189

    http://demoscope.rn/weekly/2007/0313/tema05.php



    190

    Земское В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. № 6. С. 10–27; № 7. С. 3–16.



    191

    История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР. М., 2002.



    192

    Обуховский К. Галактика потребностей. Психология влечений человека., СПб, 2003. С. 232.



    193

    Обуховский К. Указ. соч. С. 238.



    194

    Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.



    195

    1937–2007. Юбилей, http://www.memorial.krsk.ru/ Arests/1937/site.htm



    196

    Воронцов СЛ. Спецслужбы России. Ростов-на-Дону, 2006, С. 295.



    197

    Голодомор 1932–1933 роюв в Украпи документа i ма-тер1али / Г61 Упоряд. Р.Я. Пир1 г; НАН Украши. 1н-т icTopii Украши. — К.: Вид. д1 м «Киево-Могилянська академ1я», 2007.



    198

    Колектив1защя i голод на Украип: 1929–1933. Зб1рник матер1ал1в i докуменпв http://www.archives.gov.ua/Sections/ Famine/Publicat/Fam-kolekt— 1933.php



    199

    Кондрашин В.В. Голод 1932–1933 годов. Трагедия российской деревни. М., 2008.



    200

    Голод 1932–1933 poKiB на Украине: очима клориюв, мовою докуменпв http://www.archives.gov.ua/Sections/Famine/ Publicat/index.php



    201

    Михайлов В. Хроника великого джута. Алма-Ата, 1996. С. 6–7.



    202

    Постановление ГД РФ от 2 апреля 2008 № 262-5 ГД «О заявлении Государственной Думы Российской Федерации «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР»



    203

    Суворов В. Очищение. М., 2005.



    204

    Гордон Л., Клопов Э. Тридцатые-сороковые // Знание — сила. 1988. № 2–5.



    205

    Оруэлл Дж. 1984. М., 1993.



    206

    Разгон Л.Э. Непридуманное. М., 2001.



    207

    Рыбаков АН. Дети Арбата. М., 1998.



    208

    Станислав Куняев \\ http://www.moskvam.rn/2002/ll/ kunaev.htm








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх