Загрузка...



  • Глава 1. САМЫЙ ЗАГАДОЧНЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР
  • Глава 2. ПЕРЕВОРОТ СТАЛИНА
  • Глава 3. СТАЛИН НАРОДНЫЙ И СТАЛИН ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
  • Часть II. СТАЛИНСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

    Войну нельзя выиграть. Войну можно только закончить.

    (Генерал А. И. Лебедь)

    Глава 1.

    САМЫЙ ЗАГАДОЧНЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР

    СССР — это тайна внутри загадки, обернутая в секрет.

    (У. Черчилль)
    Человек-тайна

    Об Иосифе Виссарионовиче Сталине известно невероятно много. Жизнь этого человека изучена не то что по дням, а чуть ли не по часам. И в то же время о нем известно поразительно мало. Главный политический враг и антипод Сталина Лев Давидович Троцкий, приложил огромные усилия, чтобы о нем знали как можно больше. Он подробно рассказывал о своих убеждениях, мнениях и вкусах, подробно объяснял, почему придерживается такого мнения или видит ситуацию именно таким образом. Сталин предпринял не меньше усилий, чтобы никто не знал, что же именно он думает, чувствует и понимает.

    Простейший вопрос: а на каком языке думал Сталин? Изначально, конечно, на грузинском. А в 1930 году? В 1940-м? По-русски он говорил с акцентом, но это ни о чем не свидетельствует: практически всегда акцент слышен у человека, для которого язык не родной. Сородичи этого акцента могут не слышать, но для носителей языка акцент есть.

    Мне доводилось общаться с русскими эмигрантами, которые думали на немецком языке, но говорили на нем с акцентом. Причем я этого акцента не слышал, а немцы — слышали. Так вот — в 1930 и в 1940 году Сталин думал по-русски или по-грузински? Написаны о Сталине тома и тома. Но на этот вопрос никто даже не пытался дать ответа. А сам Сталин никогда на эти темы не говорил и не писал.

    Другой вопрос… Сталин начинал как революционер и как сторонник развала Российской империи. Впоследствии, и при том задолго до 1929 года, он стоял на великодержавных позициях, был убежденным врагом распада страны, а к революционной борьбе относился с откровенным отвращением.

    В январе 1905 года начинающий революционер Джугашвили в газете «Пролетариатис Брдзола» публикует статью «Класс пролетариев и партия пролетариев». Сказано весьма и весьма определенно: «Прошло то время, когда смело провозглашали: «единая и неделимая Россия». Теперь и ребенок знает, что «единой и неделимой» России не существует, что она давно разделилась…» Оценивайте, если хочется, Джугашвили как предателя и подрывной элемент. Тем более, именно в это время идет война с Японией, солдаты Российской империи (и грузины тоже) проливают кровь на полях боев на Дальнем Востоке.

    18 декабря 1917 года Сталин был в числе подписавших постановление СНК о признании государственной независимости Финляндской Республики. 22 декабря на заседании ВЦИК заявил, что СНК «не мог иначе поступить, ибо если народ, в лице своих представителей, требует признания своей независимости, то пролетарское правительство, исходя из принципа предоставления народам права на самоопределение, должно пойти навстречу». И тут же выразил сожаление, что финские рабочие и социал-демократы «очутились в таком положении, что должны принимать свободу не непосредственно из рук социалистов России, а при помощи финской буржуазии».[80]

    Но в 1924 году после восстания за независимую Грузию Сталин, по его собственным словам, «приступил к перепашке Грузии от меньшевистско-уклонистского сорняка». Наверное, это была очень успешная прополка, потому что число одних убитых перевалило за 5 тысяч, десятки тысяч злодеев, не желавших жить в империи, были арестованы и сосланы. После 1921 года многие грузинские офицеры бежали в Польшу и там вступали в Войско польское, чтобы продолжать воевать с красными. После 1924 года прошла новая волна грузин-эмигрантов.

    Иосиф Виссарионович счел нужным предупредить, что «то, что произошло с Грузией, может повториться по всей России».[81]

    Создавалось, «вне всякого сомнения, не новое государство, а территориальное расширение Российской республики».[82]

    «Грузинский опыт показал, что союз есть категорический императив»,[83] и с тех пор все народы СССР поняли, что деваться им некуда.

    Конечно, 19 лет — срок большой, за это время многое могло измениться в сознании Иосифа Виссарионовича. В 1924 году он хотел совершенно однозначного присоединения Грузии к России, и никакого распада!

    В 1930-е годы диктатор и сверхбольшевик Иосиф Сталин — правитель именно что огромной «единой и неделимой» державы. По рассказам знавших его, он любил слушать пластинки с песнями времен русско-японской войны 1904–1905 годов. Особенно песню «На сопках Маньчжурии» со старыми словами:

    …Белеют кресты далеких героев прекрасных
    И прошлого тени кружатся вокруг,
    Твердят нам о жертвах напрасных.

    Сталин по несколько раз переставлял иголку патефона на словах:

    Но верьте, еще мы за вас отомстим
    И справим кровавую тризну.

    Сталин слушал, как рассказывают, вдумчиво и внимательно. Странные вкусы для коммуниста и грузинского националиста. Тем более что у Сталина слово с делом расходилось мало. В 1945 году Сталин вводит войска в Маньчжурию. Кровавое торжество Советской армии над японцами можно трактовать по-разному… но в том числе можно трактовать и как реванш за 1905 год, отмщение за павших на той давней, полузабытой войне. Поступок, немыслимый для члена «партии большевиков». Поступок, естественный для русского императора или русского полководца.

    В зрелые годы Сталин любил старинные русские песни и нередко их пел… Порой вместе с русскими сотрудниками. Кем же он чувствовал себя в зрелости? На каком языке думал?

    Это — факты, и их приводят все, изучавшие эпоху. Но кто бы мне объяснил — когда именно и почему, под влиянием каких событий Сталин настолько «перековался»? На 180 градусов? Какие умозаключения он делал? В какое именно время и почему? И этот важнейший вопрос тоже остается без ответа.

    Можно привести множество не менее ярких примеров, и все они говорят об одном: Сталина мы совершенно не знаем. Мы видим, что он ДЕЛАЛ, но и в этих случаях не очень ясно — правильно ли мы понимаем его поступки? Но мы совершенно не знаем, о чем и как он ДУМАЛ. Тем более, мы можем только смутно догадываться, что Сталин ЧУВСТВОВАЛ.

    Тайны происхождения

    Биографы справедливо полагают, что ключ ко многим душевным состояниям лежит в детстве будущего диктатора. Сталинисты особенно не любят упоминать два факта из биографии Иосифа Виссарионовича: его сложные отношения в родительской семье, и его принадлежность к криминальному миру. В многотомных славословиях А.А. Бушкова[84] вы не найдете ни одного слова об этом. Отрицать этих фактов Бушков, как и другие сталинисты, не может… И просто игнорирует их. Пишет биографию Сталина так, словно фактов не было. А собственно говоря, почему? Здесь лежат ответы на важнейшие вопросы — не только формирования характера, но и причины, по которым Иосиф Джугашвили сделался членом Всероссийской коммунистической партии (большевиков) ВКП(б).


    Бушков АЛ. Сталин: Ледяной трон. М.2004; Бушков А.А. Сталин: Красный монарх. М., 2004.

    Островский А. В. Джугашвили и Мачабели // Известия Русского генеалогического общества. СПб, 1986.


    Но тайны Сталина, загадочного, непостижимого человека, родились до рождения Сталина: фамилия «Джугашвили» буквально означает «сын Джуги», но в Грузии нет и не было имени «Джута», а в грузинском языке отсутствуют слова с подобным корнем. Возможно, сапожник Виссарион Иванович (сын Вано или Иуане) Джугашвили, был по национальности осетином.[85]

    Есть и версия о том, что Сталин по происхождению горский еврей. Эта ныне популярная версия идет от вышедшего по-французски книги Ивана Крылова «Моя карьера в советском Генштабе».[86] Эмиграция охотно поддерживала версии еврейского происхождения всех советских вождей. Россия им виделась как захваченная евреями страна. Будь Сталин евреем — такой подарок! «Беда» в том, что если джуга на многих наречиях означает еврей, а по-английски еврей — джу, то к грузинсокму это никакого отношения не имеет. По-грузински еврей вовсе не джу, а ибраэли. Впрочем, когда речь заходит о Сталине, самые невероятные вещи могут оказаться реальностью.

    Далеко не все считали Виссариона Джугашвили настоящим отцов Иосифа. В числе возможных «отцов» называют и богатого купца Арамянца, и грузинского князя Эгнатошвили, и Н.И. Пржевальского, и князя Голицына. При желании можно найти «подтверждение» любой из этих версий. Или сочинить еще какую-то… например, о происхождении Сталина от инопланетян. Все это, мягко говоря, недостоверно.

    Сам Виссарион Джугашвили — тоже личность не из простых и однозначных. Этот сильно пивший, совершенно неграмотный человек никогда не учился в школе. Тем не менее он говорил на грузинском, русском, армянском и тюркском (азербайджанском) языках. Несомненный признак одаренности, никак не раскрывшейся в его убогой судьбе.

    Что известно наверняка: сильно пивший Виссарион оставил семью в 1883 году и с тех пор вел «бродячую жизнь». Но когда помер, неизвестно. По одним данным, он был убит в пьяной драке в

    1890 году.[87] По другим, дожил до 1909 года и скончался от «букета» болезней.[88] Показывают даже его могилу, но Виссарион ли Джугашвили там похоронен, неизвестно.

    Классический слух о Сталине-незаконнорожденном тоже что-то не очень достоверен. Говорят, что Виссарион Джугашвили не торопился жениться на красавице Кетеван-Екатерине (Кеке) Геладзе, крепостной князей Амилахвари. Пара долго жила гражданским браком, Иосиф родился вне брака. На улице мальчишки дразнили его «ублюдком».

    Эти сведения вообще полный абсурд, потому что дата венчания родителей Иосифа Виссарионовича в Успенском соборе города Гори известна: 17 мая 1874 года. Все их дети родились ПОСЛЕ венчания. Или это очередная байка, призванная хоть в чем-то «опорочить» И.В. Сталина, или современники знали что-то, чего мы не знаем. Например, Иосиф Виссарионович мог быть старше, чем принято полагать. Сам он называл датой своего рождения 9 декабря 1879, тогда как согласно записям в церковных книгах, он родился 6 декабря 1878. Мог, конечно, родиться и раньше, ведь Иосиф — то ли третий, то ли четвертый ребенок в семье. Например, родители могли подделать метрики именно для того, чтобы «сделать» «законным» своего ребенка, представить его родившимся уже в браке. Если так, то Сталину по крайней мере на 5–6 лет больше, чем мы думаем.

    Что более достоверно: Виссарион, грубый и жестокий человек, постоянно избивал жену и сына. «Мстил» за незаконность «ублюдка»? Сомнительно. Во всяком случае, пил и бил.

    Из этого биографы делают самые глубокомысленные выводы о «формировании садо-мазохистского комплекса» и прочих патологических черт характера. Вплоть до того, что «задержка сексуально-психологического развития Иосифа способствовала укоренению в нем зафиксированных желаний аморального содержания». «Доказательство» этой самой «задержки» очень «сильное» — Сталин любил сосать трубку и «заставлять есть за столом».[89] По опыту курящего трубку могу сказать, что сосание трубки просто становится привычкой, а грузины, независимо от их комплексов, маниакально гостеприимны. Это тоже могу сказать по опыту общения с грузинами.

    Судя по воспоминаниям матери, мальчик рос впечатлительным и нежным. Невероятно? Как раз более чем вероятно. Грубый и черствый от природы человек не будет скрывать фактов своей биографии — ему все равно. Ему ни от каких воспоминаний не больно. Человек душевно чистый и ранимый неизбежно выстроит систему защиты — и своей личной психологической защиты от прошлого, и защиты от любителей лезть грязными руками в его личное.

    Не буду обсуждать «комплексов» Сталина — об этом слишком мало что известно. Есть основания считать, что в зрелые годы он бывал избыточно жесток — получал удовольствие от рафинированной восточной жестокости, когда мужья сидевших в лагерях женщин славословили его с трибун и пили за его здоровье на пирах. Порой весьма жестокими средствами он «испытывал» людей, проверяя — что именно человек выдержит? Когда сломается? Так, заставив М. Булгакова написать откровенно проституточную пьесу «Батум», Сталин утратил к нему интерес: выяснил то, что для него было важно.

    Возможно, было и стремление, как говорят психологи, к «гиперкомпенсации»: стремление сделаться как можно более значительным человеком. Таким, чтобы стали не важны ни отношения с отцом, ни уличные мальчишки, дразнившие хилого подростка, ни рябое после оспы лицо. Ни само «низкое» происхождение.

    Но комплексы комплексами, а система защиты у Сталина точно была. Этой защитой стала колоссальная скрытность. По непроницаемо-спокойному лицу Иосифа Виссарионовича никогда нельзя было понять, что он думает и чувствует. Даже расспрашивая мнение собеседника о книге или историческом событии, И.В. Сталин редко сообщал свое собственное. И вообще он больше слушал, чем говорил.

    Сталин умел не сообщать о себе «лишних» сведений. А если и сообщал, то эти сведения «почему-то» всегда противоречили друг другу. Ни один человек не мог предсказать его поведения и быть уверенным в том, что знает о нем «подлинную правду». Полное впечатление, что Сталин сознательно напускал туману. И напустил его столько, что мы теперь даже национальности и даты рождения Сталина достоверно не знаем.

    А под личиной Сталин был глубок. Очень глубок. В нем смогла развиться та природная талантливость, которая была и никак не реализовалась у его отца. Если уж приписывать Сталину садизм и равнодушие к людям как следствие детских впечатлений, то с тем же успехом можно приписать ему уверенность в том, что всякий человек исходно — талантлив. И если не проявляет высоких способностей, то исключительно по лености и скверным чертам характера. А что? На примере отца Иосиф видел, что у самых «простых» людей могут быть качества, которые предстоит только раскрыть. Да и на своем собственном опыте Иосиф Виссарионович знал, что способности даются не одним только «буржуям».

    Убедиться в этом Иосиф Джугашвили мог уже в Горийском духовном училище, где учился в 1890–1894 годах. Еще одна глупая легенда о Сталине. Якобы он последовательно истреблял всех, кто знал его в детстве или в юности. Но в Гори в Музее Сталина работали как раз люди, которые Сталина хорошо знали с детства. Они зарабатывали деньги тем, что рассказывали о Сталине и его семье экскурсантам. А когда этих людей не стало (просто от старости), оставались и остаются их воспоминания.

    По этим воспоминаниям, 8 летнему Сталину были свойственны большая познавательная активность, живой, непосредственный ум. Может быть, эти люди и не могли написать ничего другого? Ах, да!!! Их же пытала и убивала «кровавая гебня», они не могли не славословить Сталина под угрозой пыток и ссылки на Колыму!!! Но тогда получается странная вещь: преподаватели училища. Потому что шестилетний курс он прошел за четыре года, и при том все предметы на «отлично». Наверное, «кровавая гебня» изобрела машину времени и слетала в 1894 год, пугала наганами преподавателей. Потому они И. Джугашвили и пятерки ставили, и в документах отмечали его таланты и активность.

    Добавлю еще, что преподавание велось в основном на русском языке, тогда Сталину почти незнакомом.

    В Тифлисской духовной семинарии Иосиф Виссарионович тоже проявил недюжинные способности: притом что в семинарии царила обстановка повседневного мелочного контроля, взаимных доносов, введены были строгий режим и почти военная дисциплина. А учился Сталин на «отлично» и не раз был отмечен за успехи. Среди анекдотических утверждений о Сталине (а их невероятно много) есть и такое: «Здесь Сталин перестал стремиться к успехам в учебе, т. к. занялся социалистическим самообразованием и революционной деятельностью».[90]

    Чем «социалистическое самообразование» отличается от любого другого, вопрос не ко мне. Но что Сталин много читал — это факт.

    В квартире Сталина в Кремле и на его дачах были большие библиотеки, с книгами по истории, философии, экономике Книги постоянно использовались, и не только для развлечения. Сталин читал, делал пометки на полях, выписки (исключительно на русском языке). Эти заметки на полях, записки Сталина многое могли бы разъяснить в его вкусах и интересах… К сожалению, эти заметки мы никогда уже не прочитаем: все книги Сталина и его личный архив были уничтожены сразу же после его смерти.

    Любопытная деталь… Известный дипломат В. Семенов, со слов М. Шолохова, рассказал, что в узком кругу Сталин как-то заметил, что не хочет строить дачу для дочери Светланы. Почему? А потому, что «дачу конфискуют на второй день после его смерти». Когда обиженные соратники «замахали руками», Сталин якобы сказал: «Вы первые и выступите против меня».[91]

    Видимо, Иосиф Виссарионович знал цену своим приспешникам. Но главное — те, кто видел книги с пометками Сталина, написанные рукой Сталина письма, статьи и постановления, высоко оценивали его интеллектуальные возможности.

    Фактом является и то, что в 1899 году он потерял интерес к учению и в конце концов был исключен за неявку на экзамен. Неужели дело в том, что подросток так увлекся революционной деятельностью?! Судя по всему — да!

    Сам Сталин говорил в 1931 г. в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом: «Я не могу утверждать, что у меня уже с 6 лет была тяга к социализму. И даже не с 10 или с 12 лет. В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье… Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма…»[92]

    Про иезуитские методы добавлю: применялись и розги. Ничего не знаю о том, часто ли их «пробовал» Иосиф Джугашвили, но тут, пожалуй, важен скорее сам факт.

    В России XIX века «поповичи» из семинарии толпами шли «в революцию»: такое уж это было учебное заведение. Вероятно, нечто подобное произошло и с Иосифом Виссарионовичем.

    Считается, что обучение в семинарии развило отрицательные черты Сталина: изворотливость, хитрость, лживость, двуличие, грубость. Что лицемерный характер политики Сталина, ее догматизм и нетерпимость,' его личная подлость прямо сформированы годами обучения в семинарии.

    Есть и еще более увлекательные утверждения. Например, о том, что церковное образование лишило Сталина чувства юмора. Так и пишут: «С ранней молодости Сталин был также начисто лишен чувства юмора». Вообще-то тексты самого Сталина и его выступления показывают совершенно другое, но вот, со слов некоего «друга детства» передают, что «общие друзья и соученики Сталина по духовной семинарии всегда печалились: Коба шутить совсем не умеет. Удивительно, грузин не понимает шуток. На самую безобидную отвечает кулаками».[93] Вопрос, правда, а какую шутку считать безобидной? Можно понять ведь и так, что для кого-то шутки казались «невинными», а у Иосифа чувства собственного достоинства было побольше, ему такие же шутки невинными не казались.

    Еще более забавно, хотя и не безопасно, выглядит утверждение о безусловном безбожии Иосифа Виссарионовича. В книге «Только один год» дочь Сталина, Светлана Аллилуева, писала: «церковное образование было единственным систематическим образованием, полученным моим отцом. Я убеждена, что церковная школа, где он провел в общем более десяти лет, имела огромное значение для характера отца на всю его жизнь, усилив и укрепив врожденные качества. Религиозного чувства у него никогда не было.

    Бесконечные молитвы, насильственное духовное обучение могли вызвать у молодого человека, ни на минуту не верившего в дух, в бога, только обратный результат: крайний скептицизм ко всему «небесному», «возвышенному». Результатом стал, наоборот, крайний материализм, цинический реализм «земного», «трезвого», практического и сниженного взгляда на жизнь. Вместо духовного опыта он развил в себе совсем другой: близкое знакомство с лицемерием, ханжеством, двуличием, таким характерным для немалой части духовенства, которая верует лишь внешне, то есть на самом деле не верует вообще… Из своего семинарского опыта он заключил, что люди нетерпимы, грубы, обманывают свою «паству» и тем держат ее в руках, интригуют, лгут и, наконец, имеют многие слабости и очень мало добродетелей. Нетерпимость, негибкость, неспособность согласиться с противоположным мнением, если оно очевидно более здравое, я отношу в нем также за счет опыта, вынесенного из семинарии, где воспитанникам прививались фанатизм и нетерпимость».

    Книга Аллилуевой не издавалась в России. Вышла она в США (Только один год, New York, Harper & Row Publishers, 1969), в наше время ее текст доступен на: http://belolibrary.imwerden.de, а на русском языке на http://lib.aldebaran.ru/author/allilueva_svetlana/.

    Говоря откровенно, верится очень с трудом. Не говоря о неловкости, с которой читаешь подленькие «откровения» дочери. Но малоуважаемая С. Аллилуева всего лишь доводит до предела то, что чаще всего пишут о семинарских годах И.В. Джугашвили.

    Странно, что биографы упорно не хотят замечать очень простой вещи… Очень многое и в биографии Сталина, и в принимаемых им решениях (в том числе и уйти из Тифлисской семинарии) могут объясняться очень простыми причинами… Невольно думается, что за Сталиным просто упорно не хотя видеть никаких положительных и просто человеческих черт. Его легко обвиняют в психической патологии на основании надуманных объяснений, или просто высасывая из пальца какие-то «факты». Но «в упор не видят», что именно так, как он, и должен вести себя любой умный, а тем более любой выдающийся человек. Ничего нового.

    Если не выдумывать, то что мы видим? Очень способного мальчика из бедной, незнатной семьи. Место приходского священника для сына сапожника — это просто лучезарная карьера, и мама мальчика только того для сына и хочет. Известно, что отец дважды пытался забрать Иосифа из семинарии, чтобы сделать его тоже сапожником. А мать возвращала сына назад. До конца своих дней (умерла в 1937-м), Катерина-Кеке Джугашвили жалела, что ее сын священником так и не стал.

    Но что должен был думать и чувствовать мальчик, подросток, обреченный на судьбу приходского попика в селе или мелкого уездного чиновника? Обреченный независимо от его способностей и амбиций? Он-то почему должен был принимать свою судьбу как неизбежность? Вот он ее и не принял…

    Талантливый человек, он легко освоил курс наук семинарии. Он убедился, что из книг и общения с людьми извлечет больше, чем из уроков. Может быть, для него и заканчивать семинарию особого смысла не было? Об этом пишут не менее анекдотические вещи: «исключен за революционную деятельность».[94] А зачем ему нужен был этот экзамен? И аттестат семинарии? Чтобы всю жизнь перекладывать бумажки? Или махать кадилом в церкви?

    Талантливым людям свойственно обостренное чувство справедливости. Это слабаков семинария могла сломать. Как писал еще одна жертва семинарского образования. Помяловский: «многих розга сделала дураками или подлецами».[95] Но Сталина-то даже его заклятые враги слабаком не считали. Скорее можно предположить, что семинария сделала Сталина жестче, но и порядочнее.

    По крайней мере, «душевно здоровые» члены ЦК ВКП(б) охотно смотрели порнографические открытки и соответствующие «французские фильмы». Сталина порнография коробила. Кстати, люди с нормальными психическими реакциями и нормальной потенцией в порнографии обычно не нуждаются — им она скорее неприятна. Сталин был душевно здоровее остальных коммунистов… большинства.

    Садист? Ни одна из женщин Сталина не заметила в нем этих наклонностей. Отец трех разнополых детей, он единственный раз за всю жизнь отлупил ремнем своего младшего непутевого сына Василия (судя по всему, напрасно: пороть этого гаденыша следовало беспрерывно). Свои обиды детских и подростковых лет Сталин на слабых в своей семье не выместил. В отличие от многих «товарищей по партии», кстати.

    А то хорошее, что можно было вынести из семинарии, он и вынес. Нет ничего более лживого до подлости, чем писания Аллилуевой про безбожие ее отца. К «воинствующему атеизму» Сталин относился с полным отвращением и с вождем «научных атеистов» тов. Кагановичем отношения у него были весьма прохладные. В одной из своих записок 1920-х годов Сталин называет богоборческие брошюрки вполне конкретно: «антирелигиозной макулатурой».

    Троцкий, Ленин, Губельман, Бухарин, Апфельбаум-Зиновьев, Стеклов-Нахамкес вовсю лезли на страницы прессы, в кино. Исторические личности, как-никак! Они охотно делились биографическими подробностями любого решительно рода.

    Зрелого Сталина откровенно раздражал «лишний» интерес к его биографии. Британский историк Монтефиоре нашел в архивах письмо Сталина в Политбюро: «Прошу не допускать попадания в наши газеты мещанского мусора, публикации новых «интервью» с моей матерью и прочей ненужной огласки. Избавьте меня от стремления этих мерзавцев к сенсациям!»

    Легко сделать вывод, что Сталин «чего-то боялся». Но если не приписывать ему любой ценой извращенных реакций и патологий, намного легче предположить — Иосиф Виссарионович не любил копаний в том, что считал своим интимным делом.

    В конце концов, выяснения — кто был настоящим отцом Сталина или порола ли его мать, ничем не лучше выяснений, была ли Наталья Николаевна Гончарова светлым ангелом или черным демоном в жизни Пушкина. Порой бывает жаль, что Пушкин не может появиться на докладе «Любила ли Пушкина Натали». Прийти с пистолетом, заткнутым за пояс, под руку с Наташей, сесть в первом ряду, положить руку на рукоять оружия и ласково улыбнуться докладчику…

    Так же порой бывает жаль, что Сталин не может собственноручно «заняться» своими биографами.

    Сталин — коммунист и уголовник

    Порой удивляешься, как хватает совести сообщать, например, что Сталин с 1899 года состоял в РСДРП, и с этого же года был большевик.[96] Впрочем, приписывают ему членство в партии и с 1898 года. Что вообще анекдот — все 8 участников I съезда РСДРП хорошо известны поименно.[97] РСДРП раскололось на большевиков и меньшевиков с 1903 года, на II съезде. Это раз. В РСДРП Сталин вступил довольно поздно, в 1903 году, это два. А с 1898 года он состоял в грузинской социал-демократической организации «Месаме-даси».

    С 1901 года он — на нелегальном положении. Клички: Рябой, Коба, Давид, Сталин. Характерна эта последняя кличка, фактически ставшая фамилией. Сталин… Не Козочка, не Фиксатый и не Рябой Черт. Выбор клички тоже о чем-то говорит.

    В 1902–1913 годах Сталин арестовывался, по одним данным, шесть раз, по другим — семь, по третьим — восемь. Число побегов называют тоже разное — от 4 до 7. Высылался, он в Иркутскую, Вологодскую губернии, в Нарымский край. В глухие, гиблые места, а не в идиллическое Шушенское. Это интеллигент Ленин имел классовую поддержку других интеллигентов, которые «лепили» ему нужные справки, ходатайствовали перед начальством… Сталин — неродовит, мало образован; любому врачу и чиновнику сразу видно, что это «не человек нашего круга».

    Естественно, и на этом этапе биографии ему приписываются комплексы: «В революционной среде, где ораторские способности ценились особенно высоко, Сталин постоянно испытывал чувство неполноценности».[98]

    На нелегальной работе и во время побегов, конечно, ораторские способности более всего необходимы.

    Более интересно, что, примкнув к большевикам, И.В.Сталин быстро становится мастером «экспроприации экспроприаторов». То есть попросту — ограблений, в основном — банков. На этой важнейшей работе он находился в 1906–1907 годах. Никак не оправдывая Сталина, отмечу: на эти средства и существовали большевики. Путешествовали, покупали поддельные документы, подпольные типографии и бумагу, просто физически жили. Ленин в селе Шушенском жил «на средства партии». Да, на те самые средства, на 90 % — от «эксов», как сокращенно называли «экспроприации».

    По одним данным, Сталин «только» организовывал преступления, сам под пули не лез. По другим, лично принимал участие в «эксах». Эта вторая версия, конечно, больше нравится врагам, противникам и нелюбителям Сталина. Она и в художественной литературе активно освещена.[99] Используется эта версия для «опускания» Иосифа Виссарионовича. Видите, какой он плохой?! Лично в охрану стрелял, а у охраны, небось, дети малые. Ну, да… Он стрелял и по нему тоже стреляли. А потом те, кто кушал и пил на эти добытые Сталиным денежки, на него очень обиделись и стали писать, какой он жестокий и гадкий. Действительно… Какие высоконравственные люди!

    Свердлов о краже в Ачинске

    Другое классическое обвинение — что Сталин был штатным агентом Охранного отделения и «сдавал» в охранку своих «партайгеноссен». Русская эмиграция обожала эту байку — она слишком хорошо доказывала низость и подлость диктатора СССР. В «перестройку» об этом целые библиотеки написаны. Вот только беда — нигде не найдено никаких доказательств. В том числе и надежных свидетельских показаний. Приходится согласиться с тем, что «стремление публикаторов во что бы то ни стало доказать, что Иосиф Джугашвили таки был агентом-провокатором, вынуждает их верить бумагам, практически не устраивая им проверки на подлинность. Что же до самого вопроса, то он интересен, но малосущественен: не забудем, что у Сталина были гораздо большие грехи, чем сотрудничество с охранкой».[100]

    Нравы подполья никогда не были особо приветливыми. Характерно название книги, которую на писал советский диссидент Григорович: «В подполье можно встретить только крыс». Суть дела в том, что крысами-то были все подпольщики, но Сталин как-то все выбивался из общей стаи. Обвинения в «высокомерии», «безразличии к товарищам» становятся дежурными.[101]

    Особенно много гадостей о Сталине писал Я.М. Свердлов. Может быть, потому, что этим двум пришлось жить вместе довольно плотно: в 1913 году они встретились в Туруханской ссылке. Для начала они разрабатывают план побега… И об этом плане тут же становится известно полиции! От кого из двоих? Во всяком случае, Сталин молчал, а Свердлов до конца дней обвинял именно его.

    В деревне Курейка эти двое живут в одном доме. Свердлов характеризовал Кобу как «большого индивидуалиста в личной жизни, все время жаловался в письмах на его «трудный характер». То Сталин ушел из дома надолго, а Свердову ничего не сказал. То поссорились из-за миски супа, и Сталин попросту плюнул в этот суп. Тогда Свердлов супа есть не стал, и все досталось Сталину. То поссорились из-за очередности убирать помещение.

    Тем, кто штатно не любит Сталина, такого рода информация — как елей по сердцу. Но сам-то Свердлов было невероятно злобен и агрессивен. Везде и всегда это тщедушное создание требовало неукоснительного подчинения своей особе, и что характерно — добивался. Известны тюремные фотографии, на которых Свердлов гордо сидит по-турецки на нарах, а позади маячат унылые физиономии профессиональных уголовников. Потому что в тюрьме Свердлов создал группировку «своих», тиранившую остальных заключенных.

    Похоже, что в Курейке просто нашла коса на камень, потому что обоим деваться было некуда.

    Известно так же, что в Курейке именно Сталин фактически кормил обоих: ставил сети с местными рыбаками, охотился и капканами, и с ружьем. А Яша таки Свердлов все принесенное «товарищем Кобой» исправно кушал, но ничем ему не помогал. В числе прочего — вряд ли Яша согласовывал график уборки дома с графиком работы Сталина в лесу и на реке. А работа эта, замечу, довольно тяжелая. Сам же Свердов, пока Сталин охотился, в это время «писал статьи». И, конечно же, Свердлов требовал признания своей особы «главным паханом стана Курейка».

    Известно, что в конце концов полиция перевела Свердлова подальше, в село Монастырское, Сталин остался в Курейке. Стало быть, полиция считала Сталина правым? И не его убрала от Свердлова, а, наоборот, — Свердлова убрала подальше от Сталина?

    Вообще о грязноватой склоке в Курейке имеет смысл писать только по трем причинам:

    — таковы уж нравы коммунистов, их необходимо знать для понимания многого;

    — на основании мелких коммунальных жалоб Свердлова постоянно делаются далеко идущие выводы о характере и сущности Сталина;

    — жалобы на неуживчивость и скверный характер выдающихся людей очень типичны для их коллег и окружения. Особенно они характерны для неудачников и неумех. Если у меня есть свой собственный успех, почему я буду завидовать чужому? В общении с талантом другой талант не вызывает дискомфорта и не испытывает его сам.

    Сильные люди и от других ждут силы. Не всегда они лояльны к слабакам и в конце концов никто не обязан скрывать свое превосходство. Сталин ведь, небось, от Свердлова требовал участия в ловле нельмы и не особо трепетно относился к его «писанию статей».

    А если у человека ничего нет, кроме гордости за принадлежность к «партии нового типа» и «овладения передовой методологией»? Если болтать болтаем, а идти под пули во имя своих же идей — страшновато? Рабочему, который не хотел идти в «партию нового типа», Яша Свердлов с другими такими же отрезали голову — было дело. Но в рабочего Охрана банков и казаки ведь тоже стреляют и, случается, попадают. В Камо вот в один день пять раз попали. Похоже, что Сталин невероятно раздражал безруких трепачей именно тем, что обладал мужскими качествами и был способен не только чесать языком, но и работать.

    Так же типичны «обвинения» удачливых и сильных в каких-то отвратительных чертах. Хрущев Предавал рассказ Сталина о жизни в Курейке: ««Мы готовили себе обед сами. Собственно, там и делать-то было нечего, потому что мы не работали, а жили на средства, которые выдавала нам казна: три рубля в месяц. Еще партия нам помогала. Главным образом мы промышляли тем, что ловили нельму. Большой специальности для этого не требовалось. На охоту тоже ходили. У меня была собака, я ее назвал Яшкой. Конечно, это было неприятно Свердлову: он Яшка и собака Яшка. Так вот, Свердлов, бывало, после обеда моет ложки и тарелки, а я никогда этого не делал. Поем, поставлю тарелки на пол, собака все вылижет, и все чисто. А тот был чистюля».[102]

    Верить ли этому рассказу? Скорее всего, нет. Подобные истории, как и про «ужасный характер» Сталина, всегда исходили от лиц нисколько не лучшего характера и нисколько не более уживчивых. И к тому же зависимых от более предприимчивого и умного Сталина.

    Взлет партийной карьеры Сталина начинается с 1912 года: Ленин продвинул своего ревностного сторонника, чуть ли не ученика, в ЦК и Русское бюро ЦК РСДРП. Еще в Курейке Сталин получил от Ленина перевод на 120 франков.

    После Февральской революции 1917 года Сталин вернулся в Петроград из Курейки. 12 марта в протоколе заседания Русского бюро ЦК РСДРП записано: «Относительно Сталина было доложено, что он состоял агентом ЦК в 1912 году и потому являлся бы желательным в составе Бюро ЦК, но ввиду некоторых личных черт, присущих ему, Бюро ЦК высказалось в том смысле, чтобы пригласить его с совещательным голосом»!.

    «Некоторых личных черт»… Люди очень не любят ничьего превосходства. Опасно превосходить среду, к которой принадлежишь…и особенно когда от нее зависишь. Знатному, потомственному еще простят… ну не то что простят, найдут оправдание: это не он сам по себе умный… Он такое же быдло, как мы все… Это его папочка с дедушкой натаскали…

    А если — не знатный? Если — все сам? Тогда и приходиться рассказывать о «невозможном» характере выскочки. Мы бы его и продвинули… да он же неуживчивый такой… малокультурный… Характер чудовищный…

    Не говорить же прямо, что на фоне Сталина и его работы особенно наглядно видно убожество всех этих Свердловых, Нахамкесов, Кагановичей, Красиных, Чичериных, Апфельбаумов и Рыковых. Болтливые революционные дармоеды обожали рассуждать о смысле Мировой революции и о миссии русской интеллигенции. Вот с забиванием гвоздя у них возникали проблемы. Статьи писали? А если бы не политика, кто бы читал эти статьи? Хотя бы то, что накатал Свердлов в Курейке, пока Сталин скалывал топором лед, намерзший на бортах лодки, вез «интеллектуалу» Яшеньке рыбки покушать?

    Для этой оравы трепачей Сталин был для них недостаточно интеллигентен… Сынок богатого помещика и владельца сахарных заводов, Лев Давидович Троцкий называл Сталина «самая выдающаяся посредственность нашей партии». У Троцкого и клички были «интеллигентные»: Перо, Старик, Седов, Артид Ото… Не то что Рябой там или Сталин. И был он живое воплощение мечты революционера: блистательный оратор, автор кучи книг, умница, любимец дам и собратьев по партии.

    Гениальные вершители исторических процессов охотно поручали «самой выдающейся посредственности» всяческую «скучную» работу. И вообще — работу как таковую. И еще охотнее пользовались плодами его малокультурного мужицкого труда.

    Во всей партии большевиков только один человек был таким же носителем хороших мужских качеств: Симон Аршакович Тер-Петросян, по кличке Камо. Моложе Сталина всего на 3 или 4 года (если верить официальным датам), родом тоже из Гори, Камо прославился распространением нелегальной литературы и побегами из тюрьмы. А в революции 1905–1907 гг. он готовит боевиков и сам выходит на улицы. Не «статьи пишет», а с револьвером в руке идет против казаков и солдат. На улицах Тбилиси получил 5 ранений, но из боя не вышел. Взят с оружием в руках, сильно избит, заключен в Метехский замок. Его и там пытали — не интеллигент ведь, не «свой» для правящего класса. Это к Ленину и Троцкому — к дворянам — жандарм обращался на «вы».

    Бежал и грабил банки, ходил на «эксы» до 1907 года, до выезда в Германию на закупки оружия. Полиция арестовывает Камо; чтобы не попасть под суд и не быть выданным царскому пр-ву, симулировал сумасшествие. Для этого он симулирует нечувствительность к боли. Ему вводят иглу в бедро, держат руку над горелкой с открытым огнем… Камо смеется. Так и водил за нос врачей, пока некий умный профессор не обратил внимание — зрачки-то у него расширяются! Ему больно, это не сумасшедший, а герой!

    Если бы Камо не сбила машина в 1922 году, трудно сказать, как далеко он мог бы пойти. А Сталин не «мог бы», он пошел.

    С 1917 года Сталин — в редакции газеты «Правда», член Петроградского ВРК, нарком по делам национальностей РСФСР (до 1923 г.).

    С 1919 года нарком государственного контроля РСФСР, в 1920–1922 гг. нарком РКП РСФСР, одновременно с 1918 г. член РВС Республики и ряда фронтов.

    С 1922 года и до самой смерти он — Генеральный секретарь ЦК ВКП(б).

    Эта должность считалась серой, неинтересной. Как раз для неинтеллигентного Джугашвили, который и говорит с акцентом, и оратор никакой. Сталин же сумел наглядно показать, что не место красит человека, а человек место. Свою должность он превратил в инструмент для воспитания партийного аппарата. Соратники по партии трепались — Сталин работал.

    До 1929 года Сталин мало отличался от остальных большевистских руководителей. Он вел скромный образ жизни, был незаметен, и все время получалось так, что другие ему понятны, а он им — нет. И настанет момент, когда деятели революции будут выть в организованных им пыточных подвалах.

    Глава 2. ПЕРЕВОРОТ СТАЛИНА

    Год великого перешиба.

    (А. Солженицын)

    Не надо думать, что «переворот Сталина» произошел в одночасье. Сталин все делал постепенно и основательно. Умер Ленин, и началась еще более жестокая, еще более циничная борьба за власть.

    Становилось все очевиднее, что Мировой революции не будет. Троцкий стремительно утрачивал влияние, авторитет. Сталин блокировался с Каменевым и Зиновьевым против Троцкого и отстранил его от власти с 1925 года. Затем он блокируется с Бухариным и Рыковым против Каменева и Зиновьева. К 1929 году ему просто нет альтернативы. Ведь его и враги, и союзники намного ничтожнее и мельче.

    Переворот 1929 года — это время, когда дал плоды серый, незаметный труд Сталина. У партийных историков выходило так, что в этот год Сталин захватил власть… Но только ведь не было ни движения войск, ни прочих признаков путча. «Переворот» означает ровно то, что Сталин тихой сапой сосредоточил в своих руках такую власть, что фактически сделался диктатором.

    Аппарат… Противопоставляя свою власть буйной дворянской вольнице, многие короли старались создать бюрократический аппарат. Здесь та же самая ситуация: бюрократия противопоставлена сборищу «своих», захвативших власть в конце 1917 г.

    7 ноября 1929 года в газете «Правда» № 259 была опубликована статья Сталина «Год Великого перелома». Сталин имел в виду, что 1929-й — год перелома в строительстве социализма.

    Это название много раз обыгрывалось в публицистике. У писателей-«деревенщиков» получалось так, что год Великого перелома был только годом начала «разборки» с крестьянством.[103] А. Солженицн называл этот год «годом великого перешиба», имея в виду «перешиб» хребта русского народа.

    «Перешиб» имел место быть. Но не потому, что Сталин придумал что-то свое… Перелом стал перешибом потому, что слишком во многом Сталин вовсе не Оступился от прежней политики. Скорее уж он ее продолжил — только у его «оппонентов» строить социализм обычно не получалось, а у Сталина «почему-то» получалось.

    Сталин-продолжатель

    Став абсолютным владыкой и опираясь на аппарат, Сталин:

    1. До конца огосударствил экономику, отказавшись даже от остатков нэпа. В партийных дискуссиях, начиная с 1923 года, все коммунисты были едины в главном. Все они считали, что товарное производство и рыночные отношения принципиально неприемлемы для социалистического общества.

    Одновременно они понимали, что уничтожить их прямо здесь и сейчас — значит, вызвать катастрофу и быть сметенными, отстраненными от власти. Дискуссии велись по тактике: как долго еще терпеть рыночные отношения, как долго сохранять частное крестьянское хозяйство, в какой мере то и другое должно контролироваться государством, как в конце концов положить этому конец.

    Вот Сталин и «положил конец» всяким «пережиткам капитализма».

    2. Сталин довел до конца организации «культа личности» вождя.

    Вовсе не он придумал такой культ. Поклонение вождям было уже во времена Французской революции. В годы Гражданской войны и после создавались культы Ленина и Троцкого. Культ Троцкого просто не успел развиться и стать частью советской культуры, а вот Ленину повезло: вовремя помер. Как помер, сразу стал никому неопасен и стал очень подходить для создания культа отца-основателя. Того, об общении с кем легко и приятно рассказывать, придавая значимости и самому себе через вождя. Од же не сможет уже отрицать…

    Создание культа личности Ленина было важным партийным делом. Работала «Комиссия по увековечиванию памяти В.И. Ульянова», переименовали до 30 городов и сел, в том числе и Петроград в Ленинград.

    Сначала Троцкий в этом активно участвовал и говорил: «Ленина нет, но есть ленинизм. Наша партия есть ленинизм в действии. Пойдем вперед с факелом ленинизма».

    Позже он возмущался, что «отношение к Ленину как к революционному вождю было подменено отношением к нему как к главе церковной иерархии».

    Потому что 26 января 1924 года прозвучала речь Сталина «По поводу смерти Ленина». Полную мистицизма и религиозной терминологии речь под названием «Клятва» заучивали несколько поколений школьников в СССР.

    Как обычно, очень доходчиво и просто Сталин рассказывал, почему атеиста и врага всякой религии Ленина набальзамировали, как фараона? А это потому, что к нему пошло паломничество десятков тысяч трудящихся. И это еще только начало! Потом к Ленину потянуться сотни тысяч… потом миллионы и десятки миллионов паломников со всех континентов. Как же не сохранить светлый образ?

    Сталин создавал культ мертвого вождя, чтобы самому в свете этого культа стать верховным жрецом. То-то сердился и раздражался Лёва Троцкий!

    Пройдет всего 10–15 лет, и любое собрание в любом учреждении будет выбирать товарища Сталина в почетный президиум. Во всех школах будет висеть его портрет, а в детском саду будут петь песенку:

    Я маленькая девочка, играю и пою!
    Я Сталина не видела, но я его люблю!

    Возникнет новый жанр: «Новина» — по аналогии с «Былиной». В «Новинах» о Ленине и Сталине будут повествовать в стиле «былин» Древней Руси, а число картин «Сталин в Батуме» перевалит за сотню. А казахский акын Джамбул запоет: «Сталин — глубже океана, выше Гималаев, ярче Солнца. Он — учитель Вселенной».

    Но что нового сделал Сталин? Ничего. Он не сделал ничего такого, чего не хотел бы сделать Троцкий. Только Троцкий не сумел, а он сумел.

    3. Сталин последовательно строил и воспитывал аппарат: советскую бюрократию. Тоже поступок продолжателя, а не реформатора.

    Ему постоянно ставят в вину «создание» страшной НКВД, «кровавой гебни Сталина». Но, во-первых, НКВД Сталина — это клуб вегетарианцев по сравнению с ВЧК Дзержинского.

    Во-вторых, попытки реформировать ЧК и превратить сборище мясников в спецслужбу предпринимались и задолго до него.

    Судьба ВЧК и ее кадров

    На страшную мясорубку ВЧК возлагалась «борьба с контрреволюцией», геноцид по отношению к «эксплуататорским классам», накопление награбленного у «эксплуататоров» имущества, ведение внешней и внутренней разведки, охрану государственной границы и все чаще — различные хозяйственные операции.

    С функцией истребления и ограбления Ч К справилась великолепно. С разведкой и контрразведкой — много хуже. Эти функции все чаще выходят за рамки первоначально определенных для ЧК. А сама ЧК становится максимально одиозным символом бессудной расправы и садистской жестокости. Да и кадры были соответствующие.

    Ни в одной спецслужбе мира никогда не было такого количества психов, да и не могло быть. В спецслужбах и разведках как раз огромное значение придается психической и психологической устойчивости. Любая психическая повернутость и шпиона, и ловящего шпионов контрразведчика слишком дорого обойдется и для них самих, и для государства, которому они служат. А тут — психопат на психопате.

    Такое изобилие извращенцев и психов в ЧК доказывает только одно — ЧК вовсе не был спецслужбой или тайной полицией.

    Чекисты «ленинского призыва», соратники Дзержинского и товарищи по партии Мартина Лациса не умели буквально ничего необходимого для работы в тайной полиции. Они не умели ни вести допросы, ни вызывать доверие, ни вести сложные психологические игры, ни работать с источниками информации…

    В годы Гражданской войны эти люди были куда как востребованы. И для покорения, и для ограбления России: все награбленные ими ценности сдавались в особую ленинскую партийную кассу. Кто пытался наживаться сверх определенного минимума — сам попадал в расстрельный подвал.

    Но для работы в разведки они совершенно не годились. Они умели только убивать — а после 1922 года этого в таких же масштабах уже никому не было нужно.

    При реорганизации ВЧК в ОГПУ сразу же сократили уездные чрезвычайки, потом «местные» концлагеря. Комиссия 1923 года выявила 826 «неоправданных» расстрелов, коррупцию, алкоголизм. Весной 1923 года прикатила комиссия на Соловки. С 1924 года исполнителей приговоров заменили: с чекистов на уголовников. Палачей держали в одиночках, хорошо кормили и беспрерывно поили водкой, а потом тоже уничтожали. Уже как свидетелей.

    Число «чекистов» сократилось, потом стало снова расти. Но главное — изменился состав. Вдохновенные убийцы по призванию, расхристанные кокаинисты с поврежденной психикой стали не нужны и опасны. Часть пропали сами от водки и кокаина. Другие сходили с ума. Даже такие известные коммунисты, как Кедров и Бела Кун кончили свои дни в психушке. Там же кончили знаменитые садистки — комиссарши Нестеренко и Ремовер. Огромное число «кадров ленинского призыва» расстреляли, как харьковского маньяка Саенко, бакинского палача Хаджи-Ильясова.

    Более вменяемые «герои красного террора» дожили до середины 1930-х. Вуль, Фридман, Фриновский еще долго служили и получали повышения. Киевский чекист Яковлев прославился тем, что расстрелял собственного отца. Теперь он стал заместителя наркома иностранных дел Украины. Теоретик расстрелов М. Лацис стал директором Московского института народного хозяйства им. Плеханова. Но и все эти… двуногие существа не пережили большого террора 1930-х гг. Это об их несчастной судьбе плакали в годы «перестройки» как о первых жертвах Сталина: «ленинской гвардии».

    От ЧК — к НКВД

    6 февраля 1922 г. ВЦИК принял постановление об упразднении ВЧК и образовании Государственного политического управления (ГПУ) при НКВД РСФСР. Так управление органами милиции и госбезопасности передается одному ведомству.

    15 ноября 1923 Президиум ЦИК СССР постановил преобразовать ГПУ НКВД в Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР. НКВД освобождается от функции обеспечения государственной безопасности.

    Революционные деятели запутывали — Сталин распутывал и превращал в стройную систему. Для начала он уничтожил прежнюю «вольницу» на местах.

    15 декабря 1930 ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О ликвидации наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик». Руководство милицией и уголовным розыском возлагается на создаваемые при СНК союзных и автономных республик управления милицией и уголовного розыска. Одновременно ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска», на основе которого ОГПУ и его местные органы получили право не только назначения, перемещения и увольнения работников милиции и уголовного розыска, но и использования в своих целях их гласного состава и негласной агентурной сети.

    Теперь система стала максимально централизованной.10 июля 1934 г. ЦИК СССР принял постановление «Об образовании общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел СССР», в состав которого вошло ОГПУ СССР, переименованное в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). Помимо ГУГБ в составе НКВД имелось еще четыре главных управления — Главное управление рабоче-крестьянской милиции, Главное управление пограничной и внутренней охраны, Главное управление лагерей (ГУЛаг) и Главное управление пожарной охраны.

    Кроме их, в составе НКВД имелся орган внесудебной расправы — Особое Совещание при наркоме внутренних дел, имевшее полномочия выносить приговоры о заключении, ссылке или высылке на срок до 5 лет или выдворении из СССР «общественно опасных лиц». Особое Совещание заменило упраздненную судебную коллегию ОГПУ.

    На вновь созданный НКВД СССР возлагаются очень широкие задачи: обеспечение общественного порядка и государственной безопасности; охрана социалистической собственности, то есть собственности государства; запись актов гражданского состояния; пограничная охрана; содержание и охрана мест заключения.

    Впоследствии неоднократно производились реорганизации, переименования как управлений, так и отделов. Но это уже не так существенно.

    В Петроградской ЧК в 1918 году работали около 600 человек, к середине 1919 г. их число возросло до 1300. В масштабах всей Советской республики таких подручных ЧК по разным подсчетам к концу 1918 года насчитывалось до 30–40 тысяч человек, а к 1921 году перевалило за 123 тысячи человек.

    В 1937 году только центральный аппарат НКВД насчитывал более 8 тысяч человек. Общее же число сотрудников НКВД, и подчиненных ему военных подразделений превышает 800 тысяч человек. При абсолютном превосходстве по качеству.

    Роль Красной Армии и НКВД

    Роль учреждения в жизни страны определяется тем, сколько там платят. Тем более в государстве, где нет совершенно никакой частной сферы экономики. Есть нищие колхозы, в которых колхозники получают или чисто продуктовый паек (иногда — на уровне физического выживания) или деньгами в год 40–60 рублей. В образцово-показательных колхозах-миллионерах дают аж 200 рублей в год!!! Из колхозов не старается убежать только ленивый.

    В городах за труд на государство платят деньгами. В 1933 году средняя зарплата по СССР составляла 44 рубля. Это был уровень скромной, но независимой жизни. В то же время командиры РККА имели от 75 до 100 рублей в месяц, а средняя зарплата по НКВД составляла 780 рублей.

    Сталин сделал что-то качественно новое? Нет, он только достроил аппарат, который начинали строить Троцкий и Свердлов. Только у них получалось во много раз хуже, чем у Сталина. Сталин меньше рассчитывал на «революционный энтузиазм».

    Сталин-новатор

    А в других областях Сталин выступил как человек, совершенно порывающий с революционной традицией. Причем порывающий кардинально.

    Собственно, что такое революция? Это свержение старой власти и установление новой. Вот только цели рвущихся к власти могут быть самые разные. Опыт показывает, что во всякой революции обязательно сочетаются как минимум три направления:

    — социальное,

    — национальное,

    — утопическое.

    Социальное направление — это приведение законов и правил жизни в государстве в соответствии с изменившимися экономическими и общественными условиями. Если власть упорно не желает признавать совершившихся изменений, ее реально могут сбросить вооруженным путем.

    Царская власть очень постаралась, чтобы большинство населения России если и не стремилось бы ее сбросить-то, по крайней мере, не имело бы ничего против. Цели этой революции полностью осуществились уже после февраля 1917-го. Провозглашено было равенство сословий и классов перед законом, отменены все пережитки феодализма. Учредительное собрание должно было установить форму правления, которую выберет сам народ России.

    Национальный вопрос тоже был решен. Временное правительство уравняло в правах все народы Российской империи. 2 марта 1917 года Временное правительство издает декрет: «Об уравнении в правах еврейского населения». Все. Дело сделано, и для целей национальной революции уже не было никакой необходимости свергать существующую власть.

    Впрочем, не все народы так думали. В 1918 году множество народов отделилось от Советской России, создавая собственные государства. В некоторых странах политический строй мало чем отличался от советского (Украина, Армения), в других был социал-демократическим (Грузия), в третьих буржуазно-демократическим (Латвия, Литва, Польша). На востоке пытались то сохранить прежний тип государства (Хива, Бухара), то создать исламистское государство (басмачи), то исламский вариант социал-демократии (Азербайджан), то вырастить причудливый «шариатский социализм» (Татарстан, Башкирия, часть Средней Азии). В любом случае Российская империя уже в начале 1918 г. фактически распалась на разные государства.

    В ходе Гражданской войны большевики делают вид, что готовы отпустить нерусские народы из империи, и, даже посылая войска, легко признают права на независимость… хотя и всякий раз именно советских, то есть политически родственных, республик. Возможно, права Элен Каррер д'Анкос: «Гениальность Ленина в том, что он уловил размах этой тяги к освобождению».[104] Впрочем, представления о гениальности могут быть весьма и весьма разнообразными.

    Советская власть создала все условия для равенства народов в новой империи — СССР. Кто хотел и мог — отделился (Финляндия, Польша, страны Балтии). Кого-то оторвали от империи силой оружия (Молдавия, Северная Буковина, Западная Украина и Западная Белоруссия). Кто-то пытался восставать и потерпел поражение (Грузия). Но и побежденные повстанцы получили от советской власти очень широкую автономию. Уж теперь-то все задачи национальной революции решены. Свои полугосударства получили и те, кто своей государственности не имел никогда.

    Но оставалась еще утопическая составляющая революции. Октябрьский переворот был приходом к власти утопистов, коммунистов и анархистов, которые стремились воплотить в жизнь утопию.

    Много утопических лозунгов было уже в эпоху английской революции 1649 года. Например, адамиты… Адам ведь, «как известно», ходил голый, никакой собственности не имел и не работал, а Господь Бог его питал. Поэтому адамиты самым натуральным образом носились по Англии голые, не имели домов, собственности и работы. Было их не так уж мало — около тысячи, при населении всей Англии в эту эпоху не более 5 млн. человек. Все адамиты не пережили зимы 1649/1650 года… Именно эти утописты были опасны в основном для самих себя. Хотя… по рассказам современников, у многих адамитов были дети. Их они тоже водили с собой голыми и голодными. Все дети адамитов умерли вместе с родителями.

    Во время Французской революции 1789–1794 годов были такие «бешеные». Тоже немало, несколько тысяч активных фанатиков. Они пользовались довольно большой популярностью, некоторые восстания 1793 года организованы именно ими.

    Программы «бешеных» очень различны, но если не вникать в детали, очень просты: все поделить. Они и способ знали: отменить деньги, а всю собственность — поровну. Работал ты или нет — неважно, главное — поровну. Землю тоже поровну, по едокам или по числу рабочих рук. Некоторые из «бешеных» и жен предлагали делить. А то ведь несправедливость получается: у кого-то баба есть, а у кого-то нет… Собственность на женщин — отменить!

    Карл Маркс откровенно писал, что «…французская революция вызвала к жизни идеи, которые выводят за пределы идей всего старого миропорядка… Революционное движение, которое началось в 1789 г…. в середине своего пути имело своими главными представителями Леклерка и Ру, и наконец потерпело на время поражение вместе с заговором Бабефа — движение это вызвало к жизни коммунистическую идею».[105]

    Эта идея ярко вспыхнет во время Парижской коммуны 1871 года, ее начнут воплощать коммунисты в России 1918 года. И идеи «все поделить» и отмены денег, и даже обобществления женщин.

    Правда, в масштабах всей России коммунисты побоялись издавать очередной декрет про упразднение семей: ждали всенародного восстания. Декрет был готов, но Ленин его не подписывал… Решили провести эксперимент: ввести «обобществление женщин» в меньших масштабах. Во Владимире и Саратове издали декреты местных, губернских Советов Народных Комиссаров.

    В Декрете Саратовского губернского СНК «Об отмене частного владения женщинами» четко писалось: «Законный брак, имеющий место до последнего времени, несомненно является продуктом того социального неравенства, которое должно быть с корнем вырвано в Советской республике. До сих пор законные браки служили серьезным оружием в руках буржуазии в борьбе с пролетариатом, благодаря только им все лучшие экземпляры прекрасного пола были собственностью буржуазии, империалистов, и такой собственностью не могло не быть нарушено правильное продолжение человеческого рода. Потому Саратовский губернский совет народных комиссаров с одобрения Исполнительного комитета Губернского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, постановил:

    1. С 1 января 1918 года отменяется право постоянного пользования женщинами, достигшими 17 лет и до 32 лет.

    Действие настоящего декрета не распространяется на замужних женщин, имеющих пятерых и более детей.

    За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право на внеочередное пользование своей женой.

    Все женщины, которые подходят под настоящий декрет, изымаются из частного владения и объявляются достоянием всего трудового класса.

    Распределение отчужденных женщин предоставляется Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, уездными и сельскими по принадлежности.

    Граждане мужчины имеют право пользоваться женщиной не чаще четырех раз в неделю, в течение не более трех часов при соблюдении условий, указанных ниже».[106]

    Даже этот эксперимент не слишком удался: только несколько десятков бабенок согласились «национализироваться». Современники и особенно современницы называли их словами, для печати не слишком пригодными.

    А несколько тысяч жителей Саратова вместе с женами и дочерьми переехали или в Тамбов, который управлялся Временным исполнительным комитетом и городской управой, или в Область Войска Донского. Ленин же тогда декрета для всей страны не стал подписывать. Сказал, что декрет этот преждевременный и на данном этапе революции может сослужить плохую службу. Так сказать, отложим на потом.

    Что «прогрессивного» содержится в групповушке такого рода, я не в силах понять. Но на примере и этого, и множества других подобных декретов хорошо видно, как захватившие власть революционеры навязывают свою утопию всему остальному населению страны.

    Революция 1917–1922 годов совершалась под лозунгами разрушения. И под лозунгами полного отказа от всякой исторической преемственности. В «Песне разрушителей», которую позже стали называть «Интернационал», прямо говорилось:

    Мы все сожжем, мы все разрушим Мы все с лица земли сотрем. Мы солнце старое потушим, Мы солнце новое зажжем.

    Коммунисты очень хотели, чтобы как можно больше людей разделили бы их убеждения. В Советской республике, в Совдепии, запрещено было празднование Рождества Христова и вообще всех религиозных праздников. Запрещены были все атрибуты Пасхи, включая крашеные яйца или возглас «Христос воскресе!» Празднуя Новый год, власти старательно следили, чтобы ни-ни! Никакого религиозного тумана! Запрещено было ставить елку, например.

    Входя в дома, коммунистические комиссары тыкали пальцем в иконы: «А ну, убрать немедленно эту грязь!». Разумеется, ни один коммунист или даже «сочувствующий» не мог носить крест, осенять себя крестным знамением, произносить вслух текст молитвы или посещать церковь.

    Осенью 1918 года в городе Козлове (ныне Мичуринске) открыли… памятник Иуде. Тому самому — который продал Христа за 30 серебряных монет. «Под звуки «Интернационала» с фигуры христопродавца упало полотно, и с речью выступил сам глава Красной Армии Лев Давидович Троцкий. Он говорил, что мы сегодня открываем первый в мире памятник человеку, понявшему, что христианство — лжерелигия, и нашедшему силы сбросить с себя ее цепи. Что, мол, по всему миру будут воздвигнуты памятники этому человеку, то есть Иуде».[107]

    Это не случайный эпизод. Памятники Иуде открывались минимум в 12 разных городах России… Правда, воздвигнуть их по всему миру не удалось. Да и в России простояли эти памятники недолго. В Козлове, например, этот памятник простоял всего одну ночь, утром он был расколочен вдребезги.

    Так же, как и Иуде, ставились памятники Стеньке Разину, Пугачеву, каким-то уже вовсе неведомым разбойникам. Все это — торжественно, под оркестр, при большом стечении согнанного народа.

    Даже сам русский язык выглядел эдак сомнительно… Выдумать новый язык вряд ли получится, но язык все же пытались менять. Например, созданием множества аббревиатур и самых невероятных сокращений. Тут и всякие «Губкомземы», и «Стройкомпутьтресты», и новые названия для министров (наркомы) и для командного состава армии (вместо солдата — боец, вместо офицера — командир, а вместо разных чинов — комкоры, комбаты и комдивы).

    Современники довольно легко различали русский язык и «советский». Для них очень по-разному звучала и приблатненная речь балтийских «братков», и насыщенная «новыми словами» речь советских. А. Куприн прямо писал о «советском разговорном языке».[108]

    Даже искусство следовало уничтожить, заменив неким новым искусством, эдакого абстрактного свойства. Художники-абстракционисты входили в правительство с тем, чтобы уничтожить «академическое искусство» и заменить его «новаторским».

    Первую в мире абстрактную Картину нарисовал некто Кандинский в 1913 году, потом туда же ударились Малевич, Альтман, Шагал, Штеренбург, бывший одно время Наркомом искусств. В эту пору Малевич в своих статьях прямо требовал «создания мирового коллектива по делам искусства» и учреждения «посольств искусств во всех странах», «назначения комиссаров по делам искусства в губернских городах России», «проведения новых реформ в искусстве страны». Потому что «кубизм, футуризм, симультанизм, суперматизм, беспредметное творчество» — это искусство революционное, позарез необходимое народным массам. И необходимо «свержение всего академического хлама и плюнуть на алтарь его святыни».

    Не могу сказать, что именно отражают несовпадения спряжений и падежей в этих выкриках Малевича — революционную форму или попросту плохое владение русским языком. Но во всяком случае, так он видел роль «черных квадратов», писающих треугольников, порхающих над городом дед-морозов и прочего безобразия.

    Павел Филонов так видел место «нового жанра» в истории: «Класс, вооруженный высшей. школой ИЗО, даст для революции больше, чем деклассированная куча кремлевских придворных изо-карьеристов. Правое крыло ИЗО, как черная сотня, выслеживает и громит «изо-жидов», идя в первых рядах советского искусства, как при царе оно ходило с трехцветным флагом. Заплывшая желтым жиром сменовеховская сволочь, разряженная в английское сукно, в кольцах и перстнях, при цепочках, при часах, администрирует изо-фронт, как ей будет угодно: морит голодом, кого захочет, объявляет меня и мою школу вне закона и раздает своим собутыльникам заказы».[109]

    Это Филонов писал уже после того, как великий вклад «изо-жидов» (уж простите, формулировка-то его собственная) перестал оплачиваться государством, и стало ясно — наркомата искусств со своими комиссарами не будет.

    До 1930-х мутный поток «новой литературы» утверждал ценности разрушения и убийства. «Мы» в этой литературе представали теми, кто невероятно агрессивен и хочет истреблять, варить в кипящем масле, сжигать в топках паровозов своих врагов: «казацкую сволочь», «буржуев» и «контриков», то есть контрреволюционеров.

    Сталин отказался от идей разрушения и идей разрыва с культурной традицией. Ведь совершенно очевидно, что на идеологии разрушения строить что бы то ни было невозможно. А если строить социализм в одной отдельно взятой стране, то это все же уже созидание.

    В результате вместо восторженных рассказов о том, как «офицерье» жгли в топках паровозов, появилась каноническая, дожившая до наших дней история про сожженного в топке Лазо. Вместо таких же восторгов по поводу насаженных на штыки «контриков» стало рассказываться о том, как «они» убивали, пытали, пороли, насиловали «нас».

    Раньше «мы» были агрессорами и хотели совершать жестокости. Теперь «мы» стали жертвами жестокости «их», и если были жестокими, то только ответно.

    Для многих революционеров это означало конец самой революции. Не стало того самого разрушения, которое вызывало у Мандельштам и Гинзбург такие приступы восторга и веселья.

    Но что думали об этом не организаторы, а свидетели Гражданской войны и их потомки?! То есть 99 % населения СССР? Ни один психически вменяемый человек, независимо от политических убеждений, не может обрадоваться появлению в его городе памятников Иуде, Каину, Разину и прочей погани. Что его дети не могут прочитать народных сказок и украсить елку, а вместо этого им предлагаются «октябрины», киношные повествования о «красных дьяволятах», пафос всеобщего разрушения и частушки вроде этой:

    Мы ребята-октябрята,
    Очень дружные ребята,
    Наши кудри кудреваты.
    Эй, буржуй, вставай с постели,
    Открывай пошире двери.
    В гости мы к тебе придем
    И все кости перебьем.

    Или такой перл агитпропа:

    В клубе «Красный водоем»
    Октябрит Мария
    Назвала сынка Заем,
    Дочку — Индустрия.

    Абсолютное большинство людей не хотело иметь ничего общего с революционным маразмом и охотно поддерживало любые созидательные идеи. Будь то строительство новых городов и освоение страны, будь то преемственность культуры, будь то положительные примеры, а не страшные рожи Иуды и Разина.

    Люди готовы защищаться от нападающих на них чудовищ, но совсем не хотят сами становится чудовищами.

    Реабилитация русских

    В первые двадцать лет советской власти так же, как с «религиозным дурманом», боролись и с «русопятством» и «русским шовинизмом», с «черносотенными настроениями». А под этими плохими настроениями имелось в виду вообще хорошее отношение к любым событиям русской истории. В том числе к войне 1812 года или к организации университетов Александром I. Ведь по мнению коммунистов, ничего вообще хорошего за сотни лет русской истории не было и быть не могло.

    Полагалось считать, что в огне Гражданской войны Россия погибла, убита коммунистами, и следует радоваться по этому поводу. Маяковский, например, ликовал, что красноармеец застрелил Россию, жирную торговку, — образ такой у него для России.

    Для коммунистов и 1812 год был исключительно «спасением помещичьей «Расеи» руками обманутых крестьян».[110]

    И завоевание мусульманских областей описывалось так: «Погубил на стенах крепости несколько сот русских мужиков, одетых в солдатские шинели».[111]

    Луначарский не где-нибудь, а в одном из своих циркуляров писал с предельной обнаженностью: «Нужно бороться с этой привычкой предпочитать русское слово, русское лицо, русскую мысль…» Как говорится, коротко и ясно.

    Запрещены, изымались из библиотек и «Былины», и русские летописи. Люди Луначарского шерстили библиотеки, извлекая из них… русские народные сказки. То есть, с точки зрения классовой борьбы ничего вредного невозможно найти в «Коте-котке, сером лобке» или в «Крошечке-Хаврошечке». Но тут действовала иная логика — логика истребления исторической памяти, максимальной денационализации русских. Чтобы не было самого русского слова, русского лица — тогда и предпочитать будет нечего.

    Даже само слово «Русь» считалось эдаким… контрреволюционным. И вообще слишком много внимания к русской истории, русскому языку, русской культуре, вообще ко всему русскому стало чем-то очень, очень подозрительным.

    Что же признавалось в русской истории? Только одно «освободительное движение». Степан Разин, Кондрат Булавин, Емельян Пугачев и другие разбойники должны были стать героями для россиян. А Суворов, Кутузов, Нахимов, соответственно, должны были предстать «реакционными защитниками старого режима».

    В народной культуре изыскивалось, а то и придумывалось все, что могло доказать главную идефикс большевиков: что народ всю русскую историю только и делал, что ненавидел «угнетателей» и восставал против «проклятого царизма».

    Инженеру Покатило
    Морду паром обварило.
    Жалко, жалко нам, ребята,
    Что всего не окатило.

    До сих пор не очень понятно, действительно ли распевали в рабочих слободках частушку, или ее придумали «перековавшиеся» профессора филологического факультета Петроградского университета. Должны же они были откопать перлы революционного пролетарского фольклора, чтобы не попасть в концентрационные лагеря?!

    Писались и соответствующие книги, изображавшие строительство империи преступлением и мерзостью, а «русских колонизаторов» — сборищем зверья и негодяев.

    В книге А.П. Окладникова, посвященной присоединению Бурятии к России,[112] живописуются чудовищные зверства «карателей и колонизаторов». То же самое — в книгах о присоединении Грузии, Средней Азии или Северного Кавказа. Шамиль и казахский феодал Кенесары, обижавшийся на русских за запрет работорговли и «права первой ночи», считались «положительными». А офицеры Ермолова и Скобелева — сугубо «отрицательными».

    Вообще-то власти были довольно последовательны в своем интернационализме, в идее равенства народов. Во время официальных советских праздников, шествий и митингов обязательно выступали представители разных народов, и скажем, в 1933 году в Ачинске бороться с религиозным туманом призывали одновременно украинец, требуя искоренить православные храмы, поляк, требуя искоренить католицизм; бурят требовал закрыть буддистские дацаны, еврей — синагоги, а татарин — мечети.[113]

    Интернационализм? Несомненно! Но что характерно, даже в этой ритуальной пляске русские не участвовали. Ведь русский народ был народом, в чем-то виноватым перед всеми остальными, и он должен был нести свою вину и чувствовать…

    Так что равенство равенством, а получается, что это равенство проводилось так уж последовательно. Русский народ с 1918 г. по самый конец 1930-х рассматривался как неполноценный, зараженный великодержавным шовинизмом и подлежащий перевоспитанию. А слова «русопят» и «кондовая Русь» стали очень обычными для обозначения всех, кому «интернационализм» хоть немного не нравился. Характерно, что из всех союзных республик СССР только у Российской Федерации не было ни столицы, ни своей Академии наук.

    В ходе культурной революции Сталина русский народ из презренного сборища контрреволюционеров и черносотенцев, подлежащих неукоснительному перевоспитанию, превратился в великий русский народ, несущий в себе, правда, уже не Бога, а Мировую революцию… Но что-то, несомненно, несущий и потому уже не подлежащий истреблению и перевоспитанию. Казаки из русских свиней и черносотенной сволочи тоже превратились в людей, а буряты из защитников Отечества от зверств русских империалистов — в «добровольных» присоединение.

    На 1936 г. приходится погром исторической школы Покровского, бывшей до того официальной. Той самой школы, в которой русские — колонизаторы и подонки. Партия под руководством Сталина поставила задачу написать историю России не с позиции классовой борьбы, а с позиции создания громадного государства. Эта история коренным образом отличалась от той, которую писали в Российской империи, но она была намного более приемлема для 90 % населения, чем бредни Покровского про хроническую классовую борьбу отсюда и до обеда.

    В сталинской версии истории России стало «необходимо» найти как можно больше доказательств того, сколь русский народ древен, могуч и велик, и как все к нему добровольно присоединялись.

    Такой рассказ об идиллии «добровольного присоединения легче всего раскритиковать, но он имел немало положительных сторон. Русские переставали себя чувствовать вредным элементом в собственной стране. Все народы СССР могли осознать себя не жертвами «русского колониализма», а строителями общего государства. Приятнее как-то.

    Второй пункт «отступничества» Сталина: он строил. Строились целые города и целые кварталы в уже существующих. Был даже проект перенести центр Петербурга в район нового Московского проспекта. В конце концов от этого отказались, но старый город Петербург дополнился почти таким же по площади «новым Петербургом» со зданиями в стиле «сталинского классицизма».

    Возводились монументальные сооружения. Это и сталинские небоскребы в Москве, и метро в Москве, а потом и в Ленинграде. Это монументальные сооружения вокзалов, речных вокзалов, советских учреждений и главков, вузов и школ. Поставили монумент «Рабочий и колхозница», много памятников Ленину, Кирову и Сталину. Города начали расти. Уродливо? Окруженные множеством бараков? Да. Но росли, приобретали другой, новый облик.

    В-третьих, Сталин начал реальную индустриализацию СССР. Говорили об этом с 1918 года. Осуществил Иосиф Виссарионович. Подъем производства, создание целых отраслей промышленности и целых промышленных районов, великие стройки.

    Дешевизна рабочей силы и возможность концентрировать массу средств позволяла строить много и в разных местах, практически одновременно. Сколько писали об ужасах «Беломорканала», который оказался к тому же совершенно ненужным! Да, это пример скверного отношения к людям, бесхозяйственности и жестокости. Но еще это пример того, что может мобилизационная экономика. Через короткое время она даст и Магнитку, и Кузбасс, и Челябинский тракторный завод. Цена чудовищная? Да. Но цена революции была не менее, а более чудовищной — и без малейших признаков того самого прогресса, под знаменами которого совершалась.

    Два основных тезиса

    В основе любых практических дел коммунистов всегда лежали какие-то тезисы «классиков марксизма» или их трактовки. Коммунисты даже в сортир ходили в строгом соответствии с «Манифестом коммунистической партии».

    Сталин проводил свою политику в соответствии с двумя важнейшими положениями:

    — О возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране.

    — Об усилении классовой борьбы по мере построения социализма.

    Не нужно думать, что первый тезис означает изоляцию от всего остального мира и отказ от мирового господства социализма. Он означал ровно то, что Мировая революция произойдет не так, как думали в 1917–1919 годах. Возникнет сначала одно «государство рабочих и крестьян», а потом уже и другие. Если социалистические республики первоначально и будут самостоятельными, потом они неизбежно станут частями земшарной республики советов. Капиталистические страны, «разумеется», будут враждебны СССР, рано или поздно вспыхнет война, к ней надо готовиться. Если удастся победить в войне, возникнет шанс для построения земшарного СССР.

    Теория страшненькая, конечно, но намного более реалистичная, чем Мировая революция.

    Второе положение тоже реалистичнее, чем кажется. Разумеется, тезис «усиления классовой борьбы» нужен был Сталину для борьбы за власть. Но если строить социализм, то все верно — без нового витка «классовой борьбы» никак не обойтись.

    Усиление классовой борьбы

    Действительно: коммунисты у власти, создан многомиллионный класс людей, лояльных советской власти. Но ведь еще не построен коммунизм. Еще продолжается обычная человеческая жизнь крестьянства: десятков миллионов «неполноценных граждан» СССР.

    Если власть начнет кардинально преобразовывать всю их жизнь, они будут сопротивляться. Это уже не будет «уничтожением классовых врагов», «борьбой с великодержавным шовинизмом» и так далее. Для ТАКОЙ войны с совершенно мирными гражданами собственной страны нужна какая-то новая идея.

    Такой идеей и стал лозунг «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма». Концепция такого «усиления» была сформулирована Сталиным в речи «Об индустриализации и хлебной программе» 9 июля 1928 года на пленуме ЦК ВКП(б) (4-12 июля 1928).

    Имеет смысл привести текст речи с небольшими сокращениями: «Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области торговли. А что это значит? Это значит, что мы тем самым вытесняем из торговли тысячи и тысячи мелких и средних торговцев. Можно ли думать, что эти вытесненные из сферы оборота торговцы будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Ясно, что нельзя.

    Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области промышленности. А что это значит? Это значит, что мы вытесняем и разоряем, может быть, сами того не замечая, своим продвижением вперед к социализму тысячи и тысячи мелких и средних капиталистов-промышленников. Можно ли думать, что эти разоренные люди будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Конечно, нельзя.

    Мы говорим часто, что необходимо ограничить эксплуататорские поползновения кулачества в деревне, что надо наложить на кулачество высокие налоги, что надо ограничить право аренды, не допускать права выборов кулаков в Советы и т. д., и т. п. А что это значит? Это значит, что мы давим и тесним постепенно капиталистические элементы деревни, доводя их иногда до разорения. Можно ли предположить, что кулаки будут нам благодарны за это, и что они не попытаются сорганизовать часть бедноты или середняков против политики Советской власти? Конечно, нельзя.

    Не ясно ли, что все наше продвижение вперед, каждый наш сколько-нибудь серьезный успех в области социалистического строительства является выражением и результатом классовой борьбы в нашей стране?

    Но из всего этого вытекает, что, по мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться…

    Не бывало и не будет того, чтобы отживающие классы сдавали добровольно свои позиции, не пытаясь сорганизовать сопротивление. Не бывало и не будет того, чтобы продвижение рабочего класса к социализму при классовом обществе могло обойтись без борьбы и треволнений. Наоборот, продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы.[114]

    Речь Сталина — и оправдание, и целая программа Гражданской войны. Это особая Гражданская война: она не нужна для захвата или удержания власти. Никакие вражеские армии белых или зеленых СССР не угрожали. Красная Армия образца 1929 года была в состоянии разгромить любую армию, равную по численности армии Колчака или Деникина или любой коалиции зеленых и белых вместе с казаками и Махно.

    Это была особая Гражданская война: за воплощение в жизнь коммунистической утопии. Она шла за преобразование России в духе «построения социализма».

    Коммунисты знали два способа такого «построения»: самодеятельность революционных масс, и создание политической и военной машины. Первый способ уже показал свою несостоятельность. «Массы» слишком часто оказывались ненадежны, ветрены, и вообще слишком часто думали не так, как вожди. Гражданскую войну 1917–1922 годов выиграла не добровольческая Красная Армия образца декабря 1917 г., а боевая машина, созданная Троцким к лету 1918 г.

    Социализм слишком четко обретал облик государства-машины, тоталитарного государства «винтиков». Был случай, когда И.В. Сталин выпил, подняв тост «за винтики». Вряд ли это было издевкой или даже проявлением неуважения. Вождь всех народов вполне искренне отождествлял свое государство с механизмом.

    Гражданская война в СССР шла по двум направлениям:

    — завершение строительства тоталитарного государства;

    — уничтожение крестьянства как сословия, недостаточно зависимого от красных.

    На практике лозунг «усиления классовой борьбы» вел к нагнетанию атмосферы подозрительности и страха, шизоидные обвинения. В духе анекдота, когда старый еврей смотрится в зеркало и задумчиво произносит: «Один из нас таки да, явно враг…». В другом варианте: «Один из нас таки да, где-то служит».

    Спускание «сверху» планов арестов и планов расстрелов — тоже часть реализации этого лозунга. Эти планы и отыскивание «врагов» среди самих коммунистов особенно смущали преемников Сталина.[115]

    Но «под раздачу» на практике постоянно попадали разного рода «стрелочники». Порой в буквальном смысле. Железные дороги работали безобразно, аварии были чуть ли не бытовой нормой — и делался вывод, что в смазчики и стрелочники пробираются белогвардейцы и кулаки… Любая ошибка, любое неверное действие легко могло быть истолковано, как проявление «классовой борьбы». А это сразу же превращало административное нарушение или мелкое уголовное дело в политическое. Со всеми вытекающими последствиями.

    Глава 3.

    СТАЛИН НАРОДНЫЙ И СТАЛИН ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

    Существует какой-то народный образ Сталина, очень далекий от образа и иностранцев, и русской интеллигенции.

    (В. Сорокин)

    Переворот Сталина невозможно понять без учета того, что и в революции 1917–1922 годов, и позже русский народ не был единым. Фактически в нем сосуществовали «русские европейцы», чье сознание мало отличалось от сознания других европейских народов. И «русские туземцы», социально и психологически доживавшие Московский период нашей истории. Подробно я пишу об этом в другой книге.[116]

    Здесь — очень коротко: различия двух народов в одном сказались начиная с 1914 года. Русские европейцы (как и все европейские народы) приняли Первую мировую войну как свою, как дело чести. Русские туземцы четко осознавали: это не их война. Ни в одном государстве не было столько дезертиров, как в Российской империи.

    Революция же породила одновременно две формы новой власти. С февраля по октябрь 1917 года в стране существует и Временное правительство, и Советская власть. Одновременно.[117]

    «Советские историки объясняют двоевластие как сосуществование буржуазного правительства и правительства истинно народного. Считать деятелями буржуазии солдатского и крестьянского сына А.И. Деникина или даже юриста А.Ф. Керенского — занятие на любителя… Точно так же трудно считать пролетариями людей с дворянскими фамилиями Чичерин, Тухачевский или Бонч-Бруевич, сына помещика Троцкого или даже интеллигентов Ленина, Бухарина и Свердлова.

    Противостояние двух властей становится понятнее, стоит нам предположить — существуют два народа, каждый со своей системой ценностей и своими представлениями о том, как должна делаться политика.

    Почему победила туземная Россия? Да потому, что была больше и сильнее! К Первой мировой войне русских туземцев было миллионов 4–5, не больше. И даже у них в сознании жила и причудливо путалась с европейской и туземная Россия. Они сами были частично туземцами.

    Кроме них, около 25 %' населения (12–14 миллионов) были европейцами первого поколения. А две трети русских оставались туземцами и вовсе не хотели изменить это положение вещей. Их просто больше, русских туземцев, особенно в провинции и в деревнях.

    Глубоко правы были Столыпин и другие политические деятели, старавшиеся любой ценой удержать Российскую империю от войн. Сила европейцев — в организации, сложности, умении делать квалифицированную работу, умении учиться. Первая мировая война страшно упростила мир, заставила играть по очень уж простым правилам. И преимущества русских европейцев стали намного меньше… А то и исчезли совсем.

    К тому же война дала в руки оружие сотням тысяч, миллионам туземцев. Миллионы вооруженных и к тому же не знающих, во имя чего они воюют, — страшная сила. Вооруженная сила толпами бежала с фронта, понимая или чувствуя, это не их война. Вооруженная сила русских туземцев действовала упрощенно, примитивно, но их логика переживших свою эпоху московитов соответствовала законам жизни во вздыбленном войной мире.

    Не будь войны — русские европейцы могли править туземцами до того самого времени, когда уже большинство народа станут европейцами, то есть года до 1930. Тогда уже никакая вообще сила не остановила бы окончательной европеизации страны, и даже революция была бы не очень страшна: ведь тогда-то она вся протекала бы по законам обычной европейской революции. Типа Французской революции 1789–1794 годов.

    Временное правительство искренне считает, что народ должен выбрать форму правления на Учредительном собрании. Отсюда и название — временное правительство. Но и оно само, и все русские европейцы уже не имеют в виду под Учредительным собранием Земского собора.

    Временное правительство с самого начала, с февраля—марта 1917 года, имеет очень узкую опору. Оно буквально не чувствует всего остального народа, не понимает его мотивов, навязывает ему чуждые туземцам ценности. И потому все больше и больше живет в отрыве от реальности, в каких-то непостижимых духовных измерениях.

    В марте началось и всю весну, лето и осень 1917 года фактически власть уплывала из рук Временного правительства. А оно и в сентябре—октябре 1917 года продолжает обезьянничать с французов, создает Директорию — «совет пяти» во главе с Керенским, пытается управлять Россией… и по-прежнему никак не может ни заставить себе подчиняться, ни выдвинуть лозунги, важные для основной массы населения.

    С 25 октября (7 ноября по новому стилю) Временного правительства больше нет.

    Лозунг Учредительного собрания еще что-то значит для народа… Но когда 5 января 1918 года в Таврическом дворце собралось Учредительное собрание, оказывается, его очень легко разогнать. Современные историки и публицисты тратят много слов на то, чтобы рассказать, сколь коварны были большевики, какие они плохие и как гадко поступили с Учредительным собранием.

    Но тут возможен ведь и другой вопрос — а почему Учредительное собрание оказалось не способно защищаться? Матрос Железняк пригрозил пулеметами, и собрание разошлось… А почему на стороне собрания не было людей с пулеметами? Почему его никто не защищал?

    Обратите внимание — Временное правительство все время защищается и все время проигрывает. Ни одного случая наступления! Никто ни разу не пытается штурмовать Смольный институт благородных девиц, в котором засели большевики. Эти-то все время наступают, все время отхватывают власть, территорию, как выражался Ленин, «командные высоты».

    И еще одно… Как не случайно Третьи объединительные Съезды Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов собираются сразу после разгона Учредительного собрания! И все, с середины января лозунг Учредительного собрания уже мало популярен в массах. По-видимому, в представлении русских туземцев, съезды Советов 13 января и играли роль Учредительного собрания — Земского собора. А что, разве не так?! Собралась вся земля, и учредила для себя новую власть. А что эта власть не похожа на власть в странах Европы — так ведь и учреждала ее Россия не европейская, а туземная.

    Туземный образ революции

    Для огромного множества русских туземцев Советская власть была понятной, привлекательной и давала как раз то, чего хотели. По представлениям туземцев, «правильная» власть и должна была утверждать идеал справедливости, коллективизма и равенства. Она это и делала!

    Временное правительство стояло на идеалах законности… Поэтому оно, в строгом понимании священной частной собственности, посылало карательные отряды в деревню. Ведь захватывая чужую землю — в данном случае помещичью или кулацкую, — крестьяне нарушали права законных собственников, сокращали базу налогообложения, нарушали законы Российской империи и так далее.

    Но крестьяне смотрели на это совершенно иначе! Еще в начале XX века в Сибири считали вполне серьезно, земля — Божья! При попытках правительства взимать плату за использование казенных лесных дач они скорее будут давать взятки лесным объездчикам, чем платить установленную пошлину. Иногда члены общин сговаривались — не давать понятых для суда над пойманными нарушителями. А передача земли в частную собственность вызывала у них просто недоумение и страх кощунства.[118]

    Здесь напрашивается вопрос — а как вообще русские туземцы относились к купле-продаже земли? Ведь уже в XVIII веке землю покупали и продавали — сначала дворяне, потом вообще любой, у кого водились деньги, и кто хотел вложить их в землю. Происходило это на глазах у крестьян, они отлично понимали, что землю покупают и продают.

    Это только предположение, но, возможно, крестьяне-туземцы смотрели на продающих и покупающих как на богоотступников и на нарушителей самых основных, самых фундаментальных законов мироздания. Примерно так же посмотрели бы мы на человека, который продал собственных детей «на органы» — чтобы из них вынули почки и хрусталики из глаз. Или на того, кто ограбит нищих на церковной паперти.

    Сделать туземцы ничего не могли и вообще привыкли к тому, что вот — есть такие, продают и покупают Божью землю. Но как только они получили такую возможность — и прорвался нарыв двухвековой давности.

    Если я прав, то аграрные волнения — те самые 16 или даже 18 тысяч крестьянских выступлений за 1916–1917 годы — вызваны не только одной классовой борьбой. И даже не только тем, что в этих имениях (по словам Александра Блока) пороли и насиловали девок. То есть элемент мести тут явно есть, но он ли главный? Может быть, туземцы истово, с религиозным рвением уничтожали все, что связывалось у них с нарушениями законов божеских и человеческих. В этих стенах не только пороли и насиловали их бабушек — в этих стенах кощунственно оскверняли куплей-продажей землю, а на выручку накапливали всякие там мраморы, картины, книги, дорогое оружие, хрусталь и прочий никчемный хлам.

    Культурные ценности? А как относились крестьяне к культурным ценностям? Ведь рафинированная культура, особенно книжное знание, не только не было для них ценностью… Оно тоже было религиозно подозрительным, странным занятием, покушением возомнившего человека на божественные функции всезнания.

    Справедливости ради, крестьяне довольно редко сжигали живьем помещиков и членов их семей — разве что тех, кто очень уж их «доставал». Но очень может статься, все атрибуты книжной и вообще высокой культуры подлежали вполне инквизиционному «очищению огнем».

    Конечно, иногда часть этих сокровищ расхищалась. В 1920—1930-е годы в деревнях можно было найти просто фантастические сокровища: инкунабулы XVII века, скрипки работы Страдивари, посуду мейсенского фарфора и так далее.

    Но ведь и инквизиторы порой делали «ведьм» своими наложницами или выпускали за большие деньги явных еретиков. Из этого совершенно не следует, что они не верили в ведьм и не стремились к истреблению всего, что казалось им ересью.

    Я даже рискну сказать больше. Никакая аграрная реформа, даже самая радикальная, до конца не устроила бы русских туземцев — просто потому, что она была бы построена на малопонятных и даже на неприятных для них принципах.

    Хотел ли крестьянин стать собственником земли? Частным собственником, который имеет право продавать землю, закладывать, сдавать в аренду, Предавать по наследству?

    Да — если он был европейцем.

    Категорически нет — если он был туземцем.

    Туземцы хотели не владеть, а пользоваться землей. Чтобы земля и оставалась божья, а они, скромные арендаторы имений божьих, могли бы распределять и перераспределять землю по своим представлениям о правде, равенстве и справедливости.

    Ни одно из Белых правительств так и не провело аграрной реформы. Пытался Врангель уже в 1920-м, в Крыму… Поздно! Украинская Рада провела, раздавая землю крестьянам в частную собственность. Это была очень радикальная реформа, но крестьянский вождь Махно этому вовсе не рад. Вот что он пишет:

    «Напрасно она (Рада. — А.Б.) в угоду буржуазии, изменив своим принципам в области земельной политики, признала право частной собственности на 30–40 десятин. Буржуазия, увлекшись своими временными победами над революцией, над носителями ее идей — революционными тружениками деревни и города, не удовлетворилась этой позорной изменой Рады трудящимся».[119] А дальше еще круче: «Революция на селе принимает явно противовластнический характер… В этом залог того, чтобы вновь организовавшаяся Украинская шовинистическая власть в Киеве останется властью только для Киева. Крестьянство за ней не пойдет; а опираясь только на отравленный и зараженный властническими началами город, она далеко не уйдет».[120]

    Что характерно — Махно-то ведь не кабинетный теоретик! Сын крестьянина, Нестор Иванович родился в Гуляй-поле и окончил церковно-приходскую школу. Он-то нес в себе и выражал вслух именно народные представления.

    В этом смысле лозунг большевиков: «Земля — крестьянам!» и формула ленинского Декрета «О земле» очень соответствовала народным представлениям. Напомню эту формулу: земля национализируется и принадлежит государству. А государство передает всю землю в вечную безвозмездную аренду крестьянам.

    Если вспомнить, что у московитов и их потомков государство было установлением божественным, и не всегда различалось божье и государственное, — формула окончательно становится «выстрелом в десятку».[121]

    Получается — хорошо это или нет, но русские туземцы сыграли в Гражданской войне совсем по другим правилам, чем европейцы. И в дальнейшем у них были совершенно другие взгляды и вкусы. Они принимали сталинский переворот и государство, построенное Сталиным совсем иначе, чем европейцы.


    Впрочем, интересная деталь — А.П. Окладников в последние годы жизни вспоминал, и не раз, как он вместе с Г.Ф. Дебецом и М.М. Герасимовым «агитировали массы» в Союзе воинствующих безбожников: хулиганы надевали на палки черепа и дико орали и выли во время богослужения в иркутских церквах. А.П. Окладников, от которого, казалось бы, трудно было этого ждать, под конец своих лет частенько захаживал в церковь, ставил свечку, поминал грехи, каялся. Казалось бы, от Г.Ф. Дебеца, тем более от М.М. Герасимова гораздо скорее можно ждать покаянного поведения. Но как раз ни тот ни другой никогда не проявили ни малейшего стремления покаяться.

    Объяснить я это могу только все теми же циви-лизационными отличиями. Дети русской интеллигенции, типичные выходцы из образованного слоя прошлого века, Герасимов и Дебец были исходно воспитаны если и не на атеизме, то на ироническом отношении к религии. Творя дикое кощунство, они не очень осознавали, «на что они руку поднимали». В данном случае огромным преимуществом А.П. Окладникова было его «простонародное» происхождение, не мешавшее ему оценивать свои поступки в религиозной системе ценностей и в системе ценностей традиционной цивилизации.

    Начало нормальной жизни

    После государственного переворота 18 брюмера (9 ноября 1799) Наполеон Бонапарт произнес свое историческое:

    — Революция закончилась!

    1799 год во Франции официально считается концом Французской революции. Сталин ничего подобного не произносил, но 1929 год вполне можно считать годом конца русской революции. Во Франции кошмар длился 10 лет, у нас — 12.

    1929 год — это год, когда в России опять стала возможна нормальная человеческая жизнь! Первая мировая и Гражданская войны продолжались 6 лет на большей части Европейской России, 8—10 лет в западных районах, 12–14 лет в разных частях азиатской части СССР.

    В 1930-е годы Гражданская война продолжалась на периферии СССР, за границей. Обыватель, конечно, мог оказаться на пути басмаческого отряда или повстанческого отряда махновцев, стать жертвой вполне безыдейных бандитов или отряда НКВД. Но с намного меньшей вероятностью, чем раньше.

    Тем более, в прессе перестали вести партийную полемику, которая не касалась абсолютного большинства людей, но пугала их постоянными изменениями «правил игры».

    В 1918 году трупы лежали на улицах, а списки заложников и расстрелянных в порядке красного террора печатались в газетах. В 1922–1924 годах в ряде губерний России продолжалась гражданская война, голодало 37 губерний (вовсе не одно Поволжье), в Средней Азии и на Кавказе шла война с применением авиации и артиллерии.

    К 1929 году стало тише. Насилие со стороны властей тоже стало меньше и менее заметно. Репрессии стали более индивидуальными, если не точечными, то такими… очаговыми. Не массовыми. Теперь насилие касалось более ограниченного круга людей. Достаточно было сказать неосторожное слово, это да! Но все же нужно было его сказать. А не просто принадлежать к какому-то классу общества. В Гражданской войне «виновные» перед властями составляли 90 % населения. Как писала Надежда Мандельштам: «людей снимали слоями»… Теперь слоями никого не снимали.

    К тому же стало экономически сытее и понятнее. В 1920 году обыватель получал «лимон», то есть миллион рублей. И сам пририсовывал к нулям еще парочку. После чего мчался на рынок купить хоть что-нибудь, пока не пришлось прорисовывать еще нули, нули и нули. Теперь рубль сделался сравнительно стабилен. Все было государственное? Но тем стабильнее выдавали зарплату два раза в месяц, и она вовсе не обесценивалась между получками.

    Власть требовала хотя бы внешней лояльности? Но эти лояльные могли ведь и не рвать глотку на собраниях, а тихо дремать на них раз в месяц. И при этом получать стабильную зарплату. Икры и севрюги в магазинах было немного, разве что в валютных магазинах. Но купить предметы повседневного спроса было вполне и вполне можно.

    Давно известно, что архитектура — это окаменевшая политика. Сталинская архитектура очень хорошо отражает ощущение стабильности и преемственности. Сталинский псевдоклассицизм принято ругать: все эти колонны, портики, абаки, имитирующие античность. Но ведь никто при Сталине и не делал вид, что СССР прямо продолжает Римскую империю. Тут претензия на то, что мы продолжаем историю, мы идем вслед. Ощущение истории, которая продолжается здесь и сейчас.

    Жилые здания эпохи Сталина основательны, приземисты и с той же символикой продолжения. Массивно-надежные, они построены на века. И сегодня большая квартира в «сталинке» — капитал в отличие от квартиры в «хрущевке».

    При Сталине, с 1929 года, во всем необъятном СССР стало спокойнее, стабильнее. А при стабильности всегда выигрывают все, кто хочет трудиться и что-то производить. В 1918–1924 годах обломки Российской империи были мало пригодны для жизни — тем более для жизни людей, которые живут честным трудом. СССР 1930-х был государством, где действовали очень жесткие правила. Но соблюдать эти правила было не так уж трудно, тем более — не непосильно. За труд платили. Лояльного — не трогали. Старательного — продвигали. Честного — поощряли. Становилось можно жить.

    Принято смеяться над фразой И.В. Сталина, произнесенной на Первом всесоюзном совещании рабочих и работниц — стахановцев, и много раз потом повторенной: «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее». А почему, собственно, это смешно? Кому-то веселее не стало, а кому-то и становилось. Вчерашний крестьянин был непритязателен», и вовсе не требовал рафинированно-интеллектуальных развлечений.

    «Жить стало лучше и веселее с этим были согласны и старые, и молодые.

    Нет, это не были годы изобилия, людям еще очень многого не хватало. Но пожилые могли сравнивать. На их глазах ушла в прошлое карточная система, а с нею и пустые, украшенные лишь банками желудевого кофе и муляжами ветчинных окороков витрины, бесконечные очереди за хлебом и картошкой, в которые надо было становиться с раннего утра… Жить стало лучше.

    Жить стало веселее, и это первой почувствовала молодежь, заполняющая бесчисленные танцплощадки, там и сям открывающиеся кафе. Летом по вечерам из окон домов неслись звуки патефонов, на эстрадах гремели джаз-оркестры… И казалось, что так будет всегда, что с каждым годом жить будет лучше и веселее».[122]

    Возможен, конечно, был и такой вариант: «в бухгалтерии совхоза висел лозунг «Жить стало лучше, жить стало веселей». (Сталин). И кто-то красным карандашом приписал «у» — мол, СталинУ жить стало веселей. Виновника не искали — посадили всю бухгалтерию».[123]

    Демонстрации два раза в год, шумные празднования Дня авиатора и Дня советского спорта, массовые шествия и состязания, демонстрации новой военной техники и выставки достижений народного хозяйства. Для интеллигенции — слишком простенько. Для русских туземцев — весело и здорово. А почему нет? Не воротите нос, собратья по сословию! Наши предки были не лучше, только раньше сбежали из деревни.

    Громадные стадионы и Дворцы культуры, набережные с гипсовыми скульптурами тоже принято считать «сталинской безвкусицей». А что, тогда уже был интернет? Любой житель любого региона мог «скачать» себе на компьютер античные скульптуры? Или книга с иллюстрациями Версаля и Сан-Суси продавалась в каждом киоске?

    Благодаря этим гипсовым скульптурам большая часть населения России получала хоть какое-то представление о какой-то классической культуре.

    Несомненно, и сам Сталин, и его окружение понимали, что на многие слои населения они могут рассчитывать.

    Создатель советского государства

    Захватившие Российскую империю революционеры хотели вовсе не построить свое государство, они стремились к Мировой революции. Эта попытка у них не получилась, и даже территорию Российской империи они не смогли удержать полностью.

    На той территории, которую они захватили, начался широкомасштабный эксперимент, попытка построить совершенно новое общество. Это — общество, выдуманное в кабинетах теоретиков, идеальное общество — коммунизм. Сначала они пытались сразу ввести коммунизм: отменили деньги, всех обязали трудовой повинностью, стали распределять продукты, одежду, дрова и квартиры. Не получилось.

    На развалинах этого эксперимента взошло еще несколько сменявших друг друга попыток построить столь необходимое теоретикам Европы искусственное общество, «научную» утопию.

    Причем свернуть эксперимент и вернуться к прежнему обществу не было никакой возможности, да никто и не ставил такой цели. Вот только построить и что новое тоже никак не получалось, выходило одно безобразие.

    Реальное строительство нового общества началось уже после Великого Переворота И.В. Сталина, с 1929 года. Среди всего прочего Сталин уничтожил или разогнал всю «ленинскую гвардию», то есть убежденных коммунистов, которые продолжали бредить Мировой революцией и стремились к построению коммунизма.

    Некоторые ученые и аналитики считают, что он тоже хотел провести Мировую революцию, но выбрал для этого другой способ: не поднимать на восстание народы мира, а создать могучую милитаризированную державу и ее силами завоевать весь мир. Они считают, что именно с этой целью он вырастил режим Гитлера: пусть Гитлер разрушит государства Запада, приведет весь западный мир в состояние хаоса! А тут-то он, Сталин, и ударит на разрушившую сама себя цивилизацию…[124]

    Мы не знаем наверняка, так ли это, но вот факт: Сталин прекратил бесконечные споры о том, что делается «по Марксу», а что является «отступлением от марксизма», свернул потуги на подготовку Мировой революции. Он начал решать чисто прагматические задачи развития страны.

    До сих пор многие критикуют те методы, которые он применял, и считают чрезмерной цену, которую заплатил СССР за индустриализацию. Опять же — не буду вступать в споры. Для нашей темы важнее всего три обстоятельства.

    Обстоятельство первое. За годы первых трех пятилеток «гигантская страна решительно и бесповоротно изменила свое лицо. Появились новые заводы, новые фабрики, новые шахты и новые электростанции. Крупные заводы выросли в восточной части страны, где до войны и до начала 30-х годов не было крупного промышленного производства. Пролегли новые железнодорожные магистрали. Появилась огромная армия новых индустриальных рабочих. Началось производство таких машин, которые до начала 30-х годов ни в России, ни в Советском Союзе не производились».[125]

    Какова бы ни была цена, в экономике СССР первых пятилеток мы можем видеть колоссальный успех. В сталинскую эпоху возник новый тип экономики: мобилизационная экономика. Создателями этой модели являются Сталин и его команда. Это — факт.

    Мобилизационная экономика состоит в том, что государство жестко контролирует всю экономику в целом, планирует ее развитие и направляет средства туда, куда считает нужным.

    Мобилизационная экономика оказалась невероятно эффективной. Это тоже факт. За считанные годы лицо России и всего СССР изменилось до неузнаваемости.

    Потом и многие страны Востока тоже будут применять мобилизационную экономику — и тоже с колоссальным эффектом.

    «Сталинская индустриализация имела мировое значение — это тоже факт, и его не очень трудно доказать…Промышленность, построенная по пятилетнему плану, существенно расширила производственные возможности человечества. Например, в 1936 году в мире производилось около 100 млн. тонн чугуна, из которых 10 % приходилось на СССР. Это при том, что черная металлургия в СССР развивалась самыми низкими темпами.

    …До 1932 года в мире было четыре крупных промышленных района: Донецкий в РСФСР, Рур в Германии, Пенсильвания в США и Бирмингем в Великобритании. В конце первой пятилетки к ним добавились еще два крупных промышленных района: Днепровский на Украине и Урало-Кузнецкий в РСФСР. Планировалось развитие еще нескольких крупных промышленных районов в ранее неосвоенных районах СССР.

    Индустрия шагнула в те районы, в которых до этого не было крупного промышленного производства и которые, вообще-то говоря, считались совершенно непригодными для развития промышленности. Яркий пример — Сибирь. В 1932 году в самом центре Сибири, в Кузнецком районе, вступили в строй: мощный металлургический комбинат, завод комбайнов, мощнейшие угольные шахты, коксохимический завод. Еще чуть подальше, на Енисее, началось возведение мощного целлюлозно-бумажного комбината. В Северном Казахстане и на Южном Урале появился новый, мощный район цветной металлургии, стал разрабатываться Карагандинский угольный бассейн. Всю степную часть Зауралья, от Урала до Алтая и от Омска до Верного (Алма-Ата), пересекли новые железнодорожные магистрали.

    Треть самого крупного материка — Евразии — оказалась площадкой для развития и работы крупного индустриального производства. Богатства ее центральной части, ранее практически не тронутые, теперь оказались доступны для разработки и использования».[126]


    Обстоятельство второе. Именно в эти годы большая часть населения России шагнула в цивилизацию. Ведь индустрия — это основная часть современной цивилизации. Именно вокруг нее и на ее основе выросли те самые крупные культурные достижения последних двухсот-трехсот лет, которые ныне составляют главный опорный стержень цивилизованности. Это — грамотность и образованность подавляюще большей части населения. Это — городской образ жизни. Это — создание сложной и дифференцированной социальной системы с большими правами и свободами ее членов. Это — благосостояние и здравоохранение большей части населения.

    До Первой мировой войны по-настоящему цивилизованными можно было назвать только небольшую группу стран Западной Европы. Их можно перечислить: Великобритания, Франция, Германия, Швеция, Норвегия, Дания. С некоторыми условными натяжками в эту группу можно включить Италию и Австро-Венгрию, а также восточную часть США. К этой группе относилась единственная неевропейская страна — Япония.

    Во всех же остальных странах цивилизация проникала не дальше столицы и самых крупных городов. В России по-настоящему цивилизованными городами можно было назвать только Петербург и, с известными натяжками, Москву. Отдельные черты цивилизованности можно было заметить и в других крупных городах.

    Индустриализация в корне изменила такое положение. Старое мелкокрестьянское хозяйство было уничтожено и заменено крупным коллективным сельским хозяйством. Крестьяне массами пошли в города и на заводы, чтобы стать индустриальными рабочими. Усиленными темпами среди них стала распространяться грамотность и элементарные привычки городского жителя. Правда, этот процесс раскрестьянивания шел медленно и далеко не так гладко, как хотелось бы, но, тем не менее, сегодня Россия — это определенно не крестьянская страна, какой она была в начале XX века.

    Сколько бы ни критиковали Советскую власть, но нельзя не признать того факта, что после трехсот лет самодержавия в России она впервые дала простому человеку хотя бы теоретическую возможность стать участником управления государством. Раньше этот путь был наглухо закрыт сословными и законодательными перегородками подавляющему большинству населения. Революция сломала эти рамки и перегородки, и впервые в истории власть отражала позицию не узкого, одно-двухпроцентного слоя общества, а большей его части.

    В ходе индустриализации это положение усилилось и укрепилось. Партия большевиков сильно выросла в численности, и уже сама по себе стала представлять значительную часть населения страны. Вокруг нее группировались поддерживающие ее беспартийные граждане. Население стало сознательно участвовать в укреплении государства не только косвенно, через представительную власть, но и прямо — своим трудом, который награждался хорошими по тем временам заработками, но больше всего вознаграждался прославлением и продвижением вверх в обществе. Если сравнивать двух рабочих: русского при царе и советского при Сталине, то первый лучше был одет и лучше питался, но, зато, второй обладал очень широкими возможностями социального роста. Русский рабочий не обладал и десятой долей тех социальных возможностей, которые имелись у советского рабочего времен первой пятилетки.

    Вот в этом и заключается международное значение первых пятилеток, которое становится ясным с позиций нашего дня: первое — выросли производственные возможности человечества; второе — расширилась география крупного промышленного производства; третье — 140-миллионный народ перешел в эпоху цивилизованной в основном жизни и приобщился к самым основным устоям современной цивилизации.


    Обстоятельство третье. «Первая пятилетка стала переломным моментом еще в одном аспекте — окончательно сложилась политическая и хозяйственная система. Именно тогда, в начале 30-х годов, появился тот Советский Союз, который стал известен всему миру».[127]

    Сразу после переворота, в 1920-е годы, доживало свой век старое общество исторической России. Обезглавленное, изуродованное… Но уж какое есть.

    Первые пятилетки, 1930-е годы — это время, когда сложилась политическая система Советского Союза и структура партийной власти. И советское общество.

    Часть прежнего общества, целые пласты общественной системы, были уничтожены — от царской семьи до «кулаков» — то есть самых работящих и самостоятельных крестьян. Если даже дворяне или священники не были уничтожены, их уничтожали политически — «как класс». Это очень точное определение: даже оставшись в живых, имея детей и внуков, эти люди не могли воспроизвести себя как представители своего сословия и класса.

    Кстати, священники и купцы истреблялись гораздо свирепее, чем дворяне. Среди дворян было много сторонников большевиков. Такие известные большевики, как Чичерин, Тухачевский, Дзержинский, происходили из старых дворянских родов.

    Кроме того, большинство дворян имели образование, были ценными специалистами. Многие из них были не столько дворянами, сколько интеллигентами. Владимир Вернадский, названный одним из десяти «людей XX века», тоже происходит из старой дворянской семьи.

    В результате одни дворяне были для советской власти страшными врагами, другие — «своими», третьи — «болотом», представители которого полезны. Дворянские корни имеют довольно многие жители современной России, в том числе и те, чьи предки вовсе не были большевиками. Самые известные из них — Никита Михалков и директор Эрмитажа Пиотровский.

    Все это, конечно, не дворяне, а только потомки дворян.

    Но потомки священников и купцов куда более редки — потому что для большевиков они были ненавистны поголовно. Одни — как носители «религиозного дурмана», другие — как владельцы собственности.

    Истребление множества людей было частью политики строительства нового общества, своего рода «расчисткой площадки».

    Это привело к разрыву культурной традиции, создало колоссальный психологический шок, последствия которого сказываются до сих пор (и будут сказываться еще долго). Но если писать об этом, то отдельные книги.

    Не только истребление

    Невозможно было построить нового общества, истребляя людей физически или «как класс». В ходе индустриализации возникал очень многочисленный, в миллионы человек, класс квалифицированных промышленных рабочих и инженеров. Во втором поколении это были люди уже с совершенно городскими привычками в быту, с уважением к книгам, со стремлением дать детям образование. Большинство из них имели корни в деревне, но были это никакие не крестьяне, а потомки крестьян (точно так же, как Пиотровские давно уже не дворяне, а потомки дворян).

    Власть поставила задачу в рекордно сжатые сроки наверстать свою отсталость; она остро нуждалась во множестве учителей, врачей, других специалистов.

    СССР возник как эксперимент «прогрессивных людей», остро страдавших культом разума. В те времена было такое поверье, будто человек абсолютно все может, все в силах познать, все последствия своих поступков способен просчитать, и чем скорее заменит Господа Бога, тем лучше.

    Культ разума, культ силы человека реял над ранним СССР.

    Потребность в специалистах и культ разума соединились, создавая ауру веселого, бодрого созидания, строительства чего-то нового.

    Новая интеллигенция жила тяжело, работала много, но она и видела плоды своего труда. На глазах людей, которые в молодости работали на стройке, а по вечерам учились «на инженера», вставали новые заводы, кварталы новостроек и целые города, железные дороги и мосты. С каждой пятилеткой она жила все лучше даже в самом простом смысле — сытее.

    Эта интеллигенция и эти рабочие уже были людьми нового, советского общества. У них не было корней в прошлом, они связывали свою судьбу с СССР.


    Примечания:



    1

    Шамбаров В.Е. Государство и революция. М., 2001. С. 174.



    8

    Там же. С. 341



    9

    Пушкарев С.Г. Воспоминания историка. 1905–1945. М., Посев, 1999. С. 63.



    10

    Там же. С. 77.



    11

    Фадеев А.А. Последний из удегэ. М., 1954



    12

    Шолохов МЛ.Тихий Дон. М., 1968



    80

    Сталин И.В. Собрание сочинений. Т. 4. М., 1947. С. 22–23).



    81

    Сталин И. В. Собрание сочинений в тринадцати томах. Т. 4. С. 326–327.



    82

    Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вермонт, Khronika press, 1984. С. 20.



    83

    Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. С. 26.



    84

    Бушков АЛ. Сталин: Ледяной трон. М.2004; Бушков А.А. Сталин: Красный монарх. М., 2004.



    85

    Островский А. В. Джугашвили и Мачабели // Известия Русского генеалогического общества. СПб, 1986



    86

    Крылов И.И. Моя карьера в советском Генштабе // Новый Прометей. Париж. 1951. Май.



    87

    Агаилуева С. Двадцать писем к другу. М., 1990.



    88

    Каминский В., Верещагин И. Детство и юность Сталина // Молодая гвардия. 1939. № 12.



    89

    http://ricolor.Org/history/rsv/portret/stalin/gensek/2/



    90

    http://visotki.ru/stalin/gorijskoe_ychilishe.php



    91

    Иоффе Г. Наука и жизнь.2005. № 7.



    92

    Сталин И.В. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом. М., 1938. С. 9.



    93

    http://visotki.m/stalin/gorijskoe_ychilishe.php



    94

    http://visotki.m/stalin/gorijskoe_ychilishe.php



    95

    Помяловский Н.Г. Очерки бурсы. Киев, 1982.



    96

    Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996.



    97

    Первый съезд РСДРП Документы и материалы, М., 1958.



    98

    http:/7visotki.nj/stalin/gorijskoe_ychilishe.php



    99

    Искандер Ф. Сандро из Чегема. М., 1999.



    100

    Перегудова З.Н Был ли Сталин агентом охранки? // Был ли Сталин агентом охранки? Сборник статей, материалов и документов. Редактор Ю. Фелмитинский. М., 1999.



    101

    Белади Л., Краус Т. Сталин. М., 1990. С. 44–45.



    102

    Хрущев Н.С. Мемуары // Вопросы истории. 1992. № 1. С. 59.



    103

    Белов В.И. Год великого перелома. М., 1988.



    104

    Д'Анкос Эллен Каррер. Расколотая империя. Национальный бунт в СССР. Лондон: Overseas publications interchange Ltd, 1982. С. 11.



    105

    Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 3. М., 1957. С. 147.



    106

    Буровский A.M. Гражданская война. 1917–1922. М., 2009.



    107

    Сенников Б. В. Тамбовское восстание 1918–1921 гг. и раскрестьянивание России 1929–1933 гг. М., 2004. С. 92.



    108

    Куприн А.И. Купол храма Святого Исаакия Далматинского. М., 1990.



    109

    Алексеев В. Павел Филонов «Крестьянская семья» // Семья и школа. 1989. № 4.С. 64.



    110

    Покровский М.Н. Краткий курс русской истории. ПГ, 1919.



    111

    Соколов-Микитов И.С Ленкорань. М., 1937. С. 7.



    112

    Окладников А. П. Очерки из истории западных бурят-монголов (XVII–XVIII вв.) Л., 1937.



    113

    Лопаткин Г. С. Летописание города Ачинска. Ачинск, 2002. С. 46.



    114

    Стсишн И. В. Об индустриализации и хлебной программе // Сталин И.В. Сочинения. Т. П. М., 1949. С. 149–150.



    115

    О преодолении культа личности и его последствий. Постановление Центрального Комитета КПСС. М., 1956.



    116

    Буровский A.M. Вся правда о русских: два народа. М., 2009.



    117

    С этого места я позволил себе обширную цитату из самого себя, из книги «Вся правда о русских: два народа». Поскольку текст уже написан, и ничего менять в нем я не вижу причин, а тема нужна.



    118

    Пантелеев В. И. Конец лесной вольнице // Пантелеев В.И: Столыпин ехал по Сибири. Красноярск, 2003. С. 51–54.



    119

    Махно Н. Украинская революция. Париж, изд-во Комитета Н. Махно, 1937. С. 5.



    120

    Махно Н. Украинская революция. С. 157.



    121

    Буровский A.M. Вся правда о русских: два народа. М., 2009.



    122

    Чаковскый Л. Блокада. М, 1978.



    123

    Солженицын Л. Архипелаг ГУЛАГ. М, 1990. Т. 2. С. 194



    124

    Полнее всего эта идея развивается в книге В. Суворова «Ледокол». М, 2002.



    125

    Верхотуров Д.Н. Сталинская индустриализация. М.: ОЛМА, 2005.



    126

    Верхотуров Д.Н. Сталинская индустриализация. М., ОЛМА, 2005. с. 234–236



    127

    Верхотуров Д.Н. Сталинская индустриализация. С. 237.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх