Глава 22

Эффект «йо-йо»: проблемы спасенных собак

Приюты для бездомных собак для многих людей служат идеальным местом, где можно найти нового питомца. Конечно, идея сделать счастливой собаку, которой пришлось много пережить и терпеть лишения, очень благородна. Она согревает сердца любителей животных, позволяя подарить частицу любви и участия хоть одному из этих заблудившихся и бездомных бедняг, которые так отчаянно нуждаются в заботе. Когда людям достается собака, которая в прошлом зарекомендовала себя плохим поведением, они льстят себе надеждой, что именно им удастся любовью все исправить. И все же нельзя забывать, что собаки из приютов — это животные, у каждого из которых свой букет проблем. Как подсказывает мой опыт, поведенческие проблемы, из-за которых собака оказалась выброшенной на улицу, в новом доме проявляются снова и снова. И новые владельцы, которые затевали все из самых лучших побуждений, не могут с этим справиться. Вот почему многие собаки становятся, как я говорю, собаками «йо-йо» (игрушка «чертик на ниточке»): попадают в новый дом, а потом снова возвращаются в приют. И разумеется, исчерпав все шансы на спасение, они оказываются перед угрозой уничтожения. Только разобравшись в индивидуальных проблемах той или иной собаки, владельцы могут попытаться избежать такого сценария и добиться, чтобы животное обрело счастье в новой семье.

Важно понимать, что собака не виновата в возникновении такого порочного круга. В 99,9 % случаев поведенческие проблемы собак — прямое следствие человеческих ошибок, лени, тупости или, как ни грустно это признавать, жестокости. Проблемы большинства подобранных с улицы собак появились и развились в результате насилия, с которым им пришлось столкнуться в жизни. Насилие не способно породить ничего, кроме насилия. Печальный парадокс заключается в том, что подчас собаки, которых запирают в доме, обвиняя в нападении на людей, на самом деле просто защищались. Они оказываются загнанными в угол, не имея возможности скрыться, спастись бегством. В мире людей самооборона считается вполне приемлемой и законной. Что же касается собак, то ответственность за последствия всегда несут они, независимо от того, кто виновен на самом деле.

Я имела возможность убедиться, к каким пагубным последствиям может привести дурное обращение с собакой, когда сама взяла из приюта Барми, своего маленького друга, помощника в работе над моим методом. Работая с ним, я получила очень важный урок: он научил меня, что в подобных случаях самое, пожалуй, главное — добиться доверия между собакой и владельцем. Барми совершенно справедливо испытывал ко всем людям глубокое недоверие. Ему, как и любой взятой из приюта или подобранной на улице собаке, предстояло узнать, что руки человека могут не только причинить боль, но и накормить и приласкать.

Как в медицине, предупредить легче, чем вылечить. Когда мы снимали серию передач на телевидении, одним из моих заданий было помочь будущему хозяину подготовиться к прибытию весьма серьезно травмированной собаки. У этой собачонки была действительно трудная судьба. Тару взял к себе мой друг Брайан, державший небольшой приют для бездомных собак в Лидсе. Он подобрал ее, когда та находилась в критическом состоянии, можно сказать, была на краю гибели. В довершение всех бед несчастная была беременна, на позднем сроке, так что и ее щенятам тоже грозил печальный конец. Брайан, собственно, увидел, что она вот-вот родит, принял роды и теперь хотел найти ей хорошего хозяина. Такой хозяйкой, любящей и готовой преодолевать трудности, оказалась Хилари. Она очень любила собак и мечтала о той, которая бы разделила с ней жизнь.

Как это обычно и бывает с подобранными собаками, никто не мог рассказать нам о тех испытаниях, которые выпали на долю Тары. В приюте она вела себя идеально и казалась нормальной собакой, вполне уравновешенной. Я считала, что не стоит особо волноваться по поводу ее прошлого. Прошлое, разумеется, важно, но в любом случае получить полную картину мы бы не смогли, поэтому лучше сосредоточиться на будущем собаки.

Хилари, разумеется, горела желанием сделать для бедняжки все, что только возможно. К приезду Тары, например, повсюду была разложена еда. После того как я объяснила, почему это неприемлемо, Хилари корм убрала. По своему опыту я знаю, что порой даже двух недель достаточно, чтобы дела пошли вкривь и вкось. В случае с Тарой все произошло еще быстрее, чем я опасалась.

Сначала собака бегала повсюду, знакомясь с домом. Хилари стремилась следовать за ней по пятам, так что я все время напоминала, чтобы она оставила собаку, пока та не привыкнет. Но прошло совсем немного времени, и Тара сама направилась прямиком к будущей хозяйке. Она подошла к Хилари и положила голову ей в руки. Вот тут-то Хилари и допустила серьезную ошибку.

Она радостно погладила нового друга по голове. Говоря по правде, ее рука инстинктивно тянулась к Таре с самого момента прибытия собаки в дом. Это поглаживание как будто оказалось сигналом, которого дожидалась Тара. Она сейчас же вскочила и начала безудержно скакать и носиться по всей комнате. Хилари словно нажала какую-то кнопку в голове у собачонки. Казалось, у Тары настоящее раздвоение личности, как будто в одном теле уживались две совершенно разные собаки. Скоро мы поняли, почему она оказалась в приюте. В домашней ситуации, подобной той, в которую она только что попала, она становилась чрезмерно оживленной, подвижной, как ртуть. Ни один из череды предыдущих владельцев не смог с этим совладать. В результате она и оказалась на улице.

Хилари, впрочем, и не думала сдаваться. Она твердо решила разобраться во всем до конца и найти причину проблемы. К этому времени она уже была знакома в общих чертах с моей методикой. Наблюдая за Тарой, которая носилась по дому, словно метеор, мы обсуждали ее поведение, и я объясняла, что проблемы у собаки довольно обычные, только выражены сильнее, чем у других собак, из-за всего того, что ей пришлось пережить. Как я уже подробно объясняла раньше, у собак может развиться сильный стресс в результате взваленной на нее роли лидера. У собак брошенных и подобранных это напряжение может стать почти невыносимым, поскольку и ставки для них выше. Нам нужно помнить об этом, чтобы лучше понять проблему. Перед нами собака, которая больше всего хочет стать частью нормальной стаи. И все же, как только она оказывается в доме, который ей нравится, ее возвышают, на нее взваливают ответственную роль вожака. Собака не в силах нести это бремя, но старается изо всех сил, надеясь понравиться. Когда хозяин, не понимая ее усилий, отвечает на них насилием или грубостью, поведение собаки становится совсем уже невыносимым. Я знаю бесчисленные случаи, когда такие спасенные собаки неумеренно скакали вокруг людей, тянули их за собой на поводке, лаяли, кусались и носились как угорелые. Они искренне считали, что именно этого ждут от них члены новой стаи, их подчиненные. Таким образом, возникает порочный круг. Реакция владельца только подстегивает собаку, она приходит в еще большее неистовство, и ее возвращают в приют. Теперь у нее репутация собаки с поведенческими проблемами, и найти нового хозяина труднее. Но вот он находится — и все повторяется. Эффект «йо-йо» набирает силу.

Я объяснила Хилари, что нужно попытаться излечить основную проблему, а не симптомы. Нужно донести до понимания Тары, что она выбрала неверную линию поведения. Хилари пришлось установить в доме новые порядки. Особое внимание я, как всегда, обратила на важность правильного, сильного лидерства. Я попросила Хилари сохранять хладнокровие и полностью игнорировать представление, которое устраивает для нее Тара. По всем признакам мне было ясно, что в прошлом реакция всегда была прямо противоположной. Каждый раз, как Хилари готова была дать слабину, я напоминала, что мы делаем это ради Тары.

Нужно ли говорить, что Тара довольно скоро успокоилась. Правда, с ее стороны было несколько попыток вернуться к старому. Она заглядывала Хилари в глаза, но безуспешно. В конце концов она улеглась на полу. Когда собака совершенно расслабилась, я попросила Хилари выждать пять минут. По истечении этого срока она подозвала к себе Тару, чтобы наградить. С первого раза Тара не поняла, что это означает. Она снова начала подпрыгивать. Я снова попросила Хилари отступить и игнорировать собаку. Только тогда, когда Тара стала играть по правилам Хилари, она получила награду. От нас зависело, сумеем ли мы показать собаке, как нужно себя вести. В течение получаса Тара изменила поведение, как будто перед нами была другая собака. С тех пор они с Хилари стали настоящими друзьями, искренне любящими друг друга. Порочный круг был разорван, больше Тара не была «собакой-чертиком», собакой «йо-йо».





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх