Глава 17

Дом в Пуховом тупике: собака пачкает в доме

Некоторые собаки, несмотря на то что в щенячьем возрасте научились опрятности, став взрослыми, начинают пачкать в доме. У людей стресс имеет множество разных проявлений: от физических болезней до злоупотребления алкоголем. А у собак он проявляется по-своему. Самый неприятный симптом — это привычка ходить в туалет дома. Столкнувшись с подобным, ни один владелец собаки не испытывает радости. Мне приходилось сталкиваться с десятками таких случаев: меня приглашали к собакам, которые мочились на пол, когда в дом приходили чужие люди, к собакам, которые орошали мебель, занавески и даже собственных хозяев. Это серьезная и неприятная проблема, а чтобы в ней разобраться, попробуем снова обратиться к природе.

Волки и дикие собаки — виды, которые привыкли охранять свою территорию. В природе, в естественной среде, они метят границы места обитания мочой и калом. Запахи экскрементов являются сигналом для других животных: вторгаться нельзя — вы встретите сопротивление. Разумеется, ответственность ложится на тех, кто принимает решения в стае, то есть на альфа-пару. Как раз по этой причине у собак есть способность мочиться понемногу, чтобы оставлять метки на возможно более обширной территории.

В дикой природе такое поведение естественно и приемлемо, но в человеческом жилище — все наоборот. Когда собака инстинктивно начинает метить территорию, для хозяев это может перерасти в трагедию. Я выбрала два примера, чтобы проиллюстрировать, как можно справиться с проблемой быстро и, что самое главное, аккуратно.

Одним из первых случаев в моей практике была Кэлли, похожая на лабрадора дворняга, которую держала в Ньюкасле супружеская пара. Собака, существо очень нежное и кроткое, походила в этом на своих хозяев, Сьюзи и Тома. Сначала Кэлли оставляла лужицы на ковре, но со временем дело ухудшилось. Она забиралась на хозяйский диван и обильно мочилась на него, и дошло до того, что хозяевам пришлось закрывать мебель непромокаемой пленкой.

Как большинство владельцев, которые ко мне обращаются, Сьюзи с Томом не сердились на собаку. Они просто не понимали, зачем она это делает, и чувствовали, что единственный способ помочь ей и себе — разобраться в причинах проблемы. В предварительном разговоре по телефону супруги сделали основной акцент на том, что собака мочится на диван. Нервирующая людей проблема нередко ослепляет их настолько, что они не замечают массы других проблем, связанных с нею. Так было и в этот раз. Поговорив с Сьюзи и Томом у них дома, я выяснила, что привычка делать лужи была не единственным симптомом. Кэлли, например, сильно нервничала, если ей приходилось одной выходить из дома в сад. В темноте она вообще отказывалась идти на улицу. Было ясно, что собака испытывает стресс. И я могла догадываться, что этот стресс порожден ответственностью, которую собака ощущала по отношению к своей семье, ответственностью, невольно возложенной на нее хозяевами.

В этом конкретном случае мне было проще объяснять суть дела владельцам. Том был пожарником, и я объясняла законы, по которым живет волчья стая, используя примеры из его профессионального опыта. Благодаря аналогии и он, и его жена сумели быстро ухватить самую суть. Уважение собаки к законам стаи так высоко, что она будет делать все, что может, любую работу, будет стараться изо всех сил, чтобы поддержать своих и помочь стае выжить. Основное правило при этом — «все за одного, один за всех». Так же обстоит дело и в пожарной бригаде. В момент опасности все собираются вместе — мы редко видим такое в нашем обществе, соревновательном, непритворно и бесхитростно эгоистичном. Разумеется, структура пожарников иерархична. Тем не менее все, от начальника до рядового новичка, относятся с уважением друг к другу и к своей бригаде — иначе и быть не может, от этого зависит жизнь каждого из них. Сейчас, объяснила я, мы имеем дело с собакой, страдающей от стресса: ее просили выполнить работу, для которой она не приспособлена. Я сравнила это с тем, как если бы на пожарную станцию пришел новичок и ему в первый же день поручили командовать всем расчетом. Супруги поняли, о чем я говорю, и мы договорились незамедлительно начать выстраивание отношений.

Должна заметить, что в моей практике не было двух похожих случаев. Нередко бывает, что приходится вводить какие-то дополнительные действия, чтобы помочь владельцам добиться успеха. Так было и здесь. В дополнение к четырем «стандартным» элементам я предложила супругам сосредоточиться на методе «чистая собака», которому я учу владельцев маленьких щенков. Я предложила внимательно следить за Кэлли, поощрять ее всякий раз, как она соберется сделать свои дела в правильном месте. В то же время я уверяла их: ничего страшного, если она не исправится сразу. Главное, как всегда, — спокойствие, терпение и последовательность. Не удастся избавить собаку от стресса, создавая для нее дополнительные напряженные ситуации.

Я даже сама не ожидала, что все получится так быстро. Помнится, на встречу со Сьюзи и Томом я ходила в субботу после обеда. На другой день, в воскресенье, они мне позвонили с известием, что собака пописала на пол. В иных обстоятельствах эта новость, разумеется, показалась бы ужасной, а тут мы обрадовались: налицо был прогресс. Уже в среду хозяева собаки сообщили, что она ходит в туалет в специально отведенном месте на участке, вне дома. В тот день она ни разу не обмочила мебель.

Легкость, с которой эти люди излечили свою собаку, являет полную противоположность другому случаю. С Джорджией, телеведущей, я познакомилась, когда выступала на Йоркширском телевидении. Молодая, привлекательная и жизнерадостная женщина души не чаяла в своем песике, французской болонке по имени Дерек. К несчастью, у Дерека развилась привычка гадить по всему дому. Вечером Джорджия возвращалась в дом и повсюду обнаруживала его экскременты. К тому же Дерек повадился делать то же самое и по ночам.

В довершение, словно этих неприятностей Джорджии было мало, гостиная у нее была застелена пушистым паласом темно-коричневого цвета, на котором сюрпризы Дерека были незаметны. Каждое утро ей первым делом приходилось, лежа на животе, изучать пол в поисках новых поступлений. Но и это не спасало. Однажды утром она спустила босые ноги на пол и вляпалась в то, что оставил там Дерек. Джорджия призналась, что тратит бешеные деньги на резиновые перчатки и пятновыводители. Со свойственным ей юмором она окрестила свое жилище Домом в Пуховом тупике. На самом деле, конечно, ей было не до смеха.

Придя в дом в первый раз, я увидела, что Дерек повсюду ходит за Джорджией словно приклеенный. Всякий раз как девушка садилась, ей приходилось уступать посягательствам Дерека, который тут же норовил забраться к ней на колени. Джорджия, надо отдать ей должное, совершала все классические ошибки, безропотно принимая Дерека и во всем ему потакая. Что касается основной проблемы, то, понаблюдав, я пришла к выводу, что ее причиной стала тревога расставания. Я узнала, что в основном Дерек проделывает все у входной двери, помечая таким образом вход в логово.

Джорджия, как и многие, отнеслась к моему методу со сдержанным ужасом. Мысль о том, что придется отказывать во внимании обожаемой собаке, казалась ей невыносимой. Ее естественной реакцией было тискать своего любимца и трястись над ним. Я думаю, частично это было проявлением чувства вины — Джорджии казалось, что она бросает Дерека, уходя ежедневно на работу. Ей хотелось как-то его утешить, загладить свою вину. Однако потребовалось совсем немного времени, чтобы она убедилась в преимуществах метода, который я предлагала.

Я, как обычно, с первых шагов по дому делала все необходимое, чтобы убедить собаку в своем лидерстве. В результате после обычных попыток привлечь к себе внимание Дерек удалился на кухню и там нашел себе дело по душе — стал возиться с игрушкой. Только спустя несколько минут Джорджия вдруг осознала, что происходит нечто невиданное: прежде он никогда так не поступал. Я объяснила: по моим действиям Дерек почувствовал, что перед ним лидер, и потому уступил мне роль няньки. Теперь ей самой предстояло проделать то, что проделала я.

Мы начали процесс выстраивания отношений, особое внимание уделяя методике выработки у щенков «туалетных» привычек. Я дала Джорджии еще один полезный совет: чтобы убрать за собакой, нужно использовать только стиральные порошки с биодобавками, никакие пятновыводители и эффективные отбеливатели не устраняют жирные кислоты, входящие в состав собачьих экскрементов. Как следствие, собака все равно различит запах и почти наверняка вернется на старое место, чтобы все повторить.

Можете мне поверить, Джорджия была сыта по горло бесконечными уборками после Дерека. Тем не менее, в отличие от пожарного Тома и его жены, она никак не могла решиться на применение метода. Через две недели мы встретились в телевизионной студии, и стало очевидно, что Джорджия не выполняла всех требований. Дерек тревожно ходил по студии, в поисках поддержки, больше отираясь вокруг чужих людей, чем около хозяйки. Я заметила рядом с ее вещами пару резиновых перчаток. Если бы она выполняла наши договоренности, то сейчас Дерек искал бы ее.

В тот день во время телеэфира мы обсудили проблемы Джорджии — она выступала в роли клиента, а не ведущей. Джорджия сообщила, что Дерек сделал большие успехи: он не бегал за ней по дому, как раньше, и перестал гадить по ночам. А вот отучить его от привычки делать это в ее отсутствие пока не удалось. Мне не забыть, как она сидела там, в студии, извиняясь за то, что упустила Дерека, как за плохо воспитанного ребенка!

В конечном итоге Джорджия призналась, что не сумела строго выдержать правило Пяти минут. Пришлось напомнить, что такую проблему невозможно искоренить, один раз серьезно поговорив с Дереком перед сном. Мой метод подразумевал изменение уклада их жизни и ее отношения к собаке, но с первого раза она этого не поняла.

Поскольку Дерек не получил нужного сигнала, я попросила ее удлинить это правило до 15 минут. Дополнительное время требовалось не столько из-за упрямства и силы характера, которые демонстрировал Дерек, сколько из-за неспособности Джорджии проявить твердость и тем доказать свое лидерство. С похожими ситуациями я сталкивалась бесконечно: Джорджии не удавалось направить свою любовь в другое русло.

Знаю по опыту, что каждый, кто действительно хочет исправить качество совместной жизни с собакой, находит в себе силы преодолеть любые препятствия на пути к использованию моего метода. Это лишний раз подтвердилось в случае с Джорджией. Я просто счастлива сообщить, что через две недели после разговора в студии она написала мне письмо. Характер Дерека, говорилось в нем, претерпел большие изменения. Джорджия писала, что провела бессонную ночь, повторяя мои слова как мантру. Она набралась терпения, была последовательной с Дереком, и в результате он стал ходить в туалет там, где нужно. Время сюрпризов на ковре прошло. Прочитав письмо, я почувствовала себя по-настоящему счастливой, но больше всего меня обрадовала фотография: Дерек с желтой резиновой перчаткой. Она стала любимой игрушкой собаки, так как хозяйке больше не приходилось использовать ее для уборки за песиком.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх