Глава 16

Гремлины: как справиться с проблемными щенками

Щенок в доме — это превосходная возможность с самого начала правильно воспитать собаку. И как это ни печально, если люди не знают, как правильно ввести щенка в дом, результаты могут быть катастрофическими. Меня часто приглашают заниматься со щенками, которые становятся неуправляемыми, и, приходя в такие дома, я застаю сцены, напоминающие фильм «Гремлины». А ведь считанные недели прошли с тех пор, как восторженные хозяева ворковали над своим обожаемым пушистым малышом. К моему выходу на сцену картина в корне меняется: владельцы живут в постоянном страхе, ожидая новых фокусов от существа, которое (совсем неожиданно) превратилось в монстра. А истина заключается в том, что «сотворить» щенка, ведущего себя скверно, так же легко, как и воспитать хорошего.

Когда меня спрашивают, что нужно делать, чтобы собака была хорошей и уравновешенной, я обычно прошу людей взглянуть на ситуацию с противоположной стороны. Что бы они стали делать, если бы хотели вырастить из щенка совсем испорченного молодого пса? Наверное, стали бы говорить с ним на языке, ему непонятном, требовать, чтобы он выполнял работу, для которой не приспособлен, и дни напролет подавали бы ему противоречивые сигналы, которые окончательно бы лишили его ориентира, хорошо он поступает или плохо. Сейчас щенка награждают за то, что он весел и носится взапуски по дому, а в следующий момент ругают и наказывают за то же самое поведение.

Для того чтобы вырастить хорошую собаку, нужно обдумать все это и поступать наоборот. Дело в том, что затянуть гайки и добиться от собаки «воинской» дисциплины может любой дурак. Для того чтобы собака была не только дисциплинированна, но еще довольна и счастлива, нужно по-настоящему ее любить. Я расскажу о двух случаях, чтобы проиллюстрировать две основные проблемы, по поводу которых меня чаще всего приглашают к щенкам: прорезывание зубов и приучение к туалету. В обоих случаях причиной проблем стали владельцы, с самого начала избравшие неверную тактику.

Из всех сложностей хозяева щенков чаще всего сталкиваются с прорезыванием зубов. И снова, прежде чем бросаться разрешать проблему, полезно немного разобраться в естественных причинах, ее вызывающих. Арсеналом острых, как иголки, зубок щенки обзаводятся довольно рано. До поры до времени им не находится серьезного применения. Но щенкам, как и маленьким детям, у которых режутся зубы, хочется грызть и кусать все, что попадется. Если щенки находятся среди братьев и сестер, они кусают их. Малыши справляются с этим, подавая простой сигнал: они взвизгивают, потом ковыляют прочь, подальше от неприятных ощущений. В отсутствие же сестер и братьев щенок, который растет в своей новой семье, с удовольствием кусает и грызет все, что окажется в поле зрения и поместится в его маленькой пасти. В том числе и палец хозяина.

На мой взгляд, проще и лучше всего можно справиться с этой проблемой, играя. В методе, который я использую, нет места боли и страху. Напротив, я предпочитаю преподавать любым собакам важнейшие уроки через забавы и игры. Щенки дают нам идеальный шанс для этого. Я всегда поддерживаю тех владельцев, которые окружают щенка множеством игрушек и предметов — их он может и погрызть, и пожевать. Это для щенка то же, что резиновое зубное кольцо для младенца. Зубы у собак режутся в течение четырнадцати месяцев, и щенки, разумеется, нуждаются в помощи. Выбор игрушек полностью зависит от владельца, это могут быть специальные палочки для жевания, веревочные игрушки или даже влажное махровое полотенце. Единственное, о чем я прошу помнить, — это о размере игрушки: слишком маленькие предметы могут легко проскользнуть в горло щенка и даже взрослой собаки.

Игрушки оказываются бесценными помощниками, когда щенок начинает грызть что-то неподходящее, например углы мебели. Тут-то и нужно отвлечь малыша одной из его любимых игрушек, а потом бросить ее куда-то, чтобы он устремился за ней и начал грызть. Очень важно не наказывать щенка за естественное для него поведение. Владелец направляет его действие в другое русло, предлагает положительный выход, игру. Если собака хорошо себя ведет, все заканчивается игрой «Спасибо»: вы забираете игрушку у щенка и, когда он ее отдает, поощряете лакомством и говорите «спасибо». Это еще один простой способ напомнить о правильном выстраивании отношений. Будучи лидером, хозяин выбирает, когда поиграть и в какие игрушки, сколько длится игра и когда оканчивается.

Разумеется, если щенок переходит границы дозволенного, тогда лидерство нужно отстаивать. Щенкам, например, нравится тянуть за одежду и кусаться. Такие действия необходимо пресекать сразу. Вот что я делаю, чтобы научить щенка осторожности: если он, пусть даже совсем легко, впивается мне в руку зубами, я издаю крик и удаляюсь, не давая ему шанса укусить сильнее. Если щенок расшалился и продолжает плохо себя вести, я изолирую его, прогоняю из стаи минут на пять, дав ему время прийти в себя и успокоиться. После этого можно спокойно вернуть его в наше общество.

Это удивительно, но владелец может и не заметить, что подает щенку неверные сигналы в период, когда у того режутся зубы. Взять, к примеру, историю Ньюка, щенка акита-ину (древняя японская порода собак). Когда я знакомилась с его хозяевами, матерью и тремя детьми, они объяснили, что Ньюк любит играть в «кусачки». Мама или ребята протягивали ему руку с игрушкой, а он грыз ее, стараясь вырвать из руки. Если он прикусывал руку, получал щелчок по носу. Все это поначалу было ужасно весело и забавляло всю семью. К несчастью, Ньюк в пылу игры все больше входил в азарт и причинял боль детям и с каждый разом кусал все сильнее.

Акита-ину — великолепные красивые собаки, физически мощные даже в щенячьем возрасте. Ньюк перекусал всех ребят до крови, а ведь ему было всего одиннадцать месяцев. Его уже начали запирать в отдельной комнате. Поговорив с владельцами, я поняла, что ошибок было сделано немало. Особенно неудачно было то, как они поощряли естественное желание Ньюка поработать зубами: тем самым его владельцы сами себя наказали. Щенок понял, что может заставить хозяев обратить на себя внимание, как только того захочет, и попутно научился манипулировать ими, особенно во время игры.

Я уже объясняла, что именно лидер контролирует время игры. Именно он решает, какая это будет игра, когда она начнется, по каким правилам будет проходить и когда закончится. Все эти решения принимал Ньюк, а не мама с детьми. Этот порядок следовало изменить. Первым делом нам предстояло поговорить о «переизбрании» лидера. Все трое детей были подростками, вполне способными понять суть моего метода. В доме, шумном и оживленном, то и дело появлялись их приятели. Я попросила ребят, пока у них гости, уводить Ньюка в определенное место в доме.

Они держали Ньюка за дверью в кухне. Когда гости уходили и в доме оставались только члены семьи, щенка возвращали в гостиную. Каждый раз его появление было шумным и бурным, но каждый раз они вставали перед ним, преграждая путь. Если он продолжал скакать и прыгать, ожидая, что сейчас ему предложат любимую игру в «кусачки», они просто убирали руки. Если ему все же удавалось укусить кого-то из хозяев, я советовала им вскрикнуть и удалиться — так делают щенки из одного помета. Ньюк быстро сообразил, что ему больше не удается привлечь к себе внимание. В этом смысле собака ничем не отличается от человека: если что-то не приносит желаемого результата, она перестает это делать.

Ньюк вскоре понял, что нужно вести себя хорошо, владеть собой и быть спокойнее. Я люблю повторять, что власть над собой — это самая мощная форма власти. Буквально за несколько недель поведение Ньюка резко изменилось к лучшему. Теперь дети снова могли играть с ним, не боясь укусов. На сей раз, правда, правила игры были другими. Именно люди решали, когда, где и сколько им играть. Ньюк встал на путь исправления и впоследствии стал отличной, уравновешенной собакой.


Вторая распространенная проблема, с которой ко мне обращаются, это приучение щенков к туалету. Часто это превращается в настоящее страдание и для владельца, и для его собаки. Летом 1997 года меня пригласили в семью, где я познакомилась с Дарси, щенком шотландского сеттера. Черный, с рыжими подпалинами, красавец Дарси был аристократом до мозга костей, как и предполагало его имя. Даже в нежном пятимесячном возрасте он уже был красив и элегантен. Однако, к вящему ужасу хозяев, Дарси начал поедать собственные экскременты. Чтобы отучить его от дурной привычки, владельцы перепробовали все средства, но, чем больше они старались, тем больше усердствовал Дарси, ставя их в тупик. Теперь он научился убегать в дальние уголки сада, пробирался сквозь колючие кусты, чтобы сделать свое дело. У хозяев опустились руки, они были в отчаянии, не зная, что еще предпринять.

Еще до личного знакомства с Дарси для меня было очевидно, что мы имеем дело с целым набором вполне понятных проблем. В столь юном возрасте Дарси явно страдал от сильного стресса. Он прыгал, стараясь достать лица хозяев, рвался с поводка, постоянно вертелся под ногами. Членам семьи это ни о чем не говорило, но для меня все эти симптомы имели прямое отношение к основной проблеме. Уже сейчас малыш решил, что на нем лежит ответственность за эту стаю. Когда мы обстоятельно поговорили с владельцами Дарси, прояснилось и то, почему именно «туалетная» проблема стала для него причиной тревог и беспокойства. Хозяева Дарси, люди чрезвычайно чистоплотные, дорожили домашним уютом и сами дошли чуть не до невроза, приучая Дарси ходить в туалет. Каждый раз, как он присаживался, намереваясь сделать свои дела, они подхватывали его и выносили в сад, поднимая вокруг этого действа невероятную шумиху. Если экскременты обнаруживали в доме, хозяева устраивали целое представление.

Ясно, что Дарси не просто чувствовал ответственность, но и явно понимал, что не справляется с этим нелегким делом. Отчасти его обязанности (как он их понимал) состояли в том, чтобы члены стаи были довольны, а скандалы всякий раз были связаны с его отправлениями. Вот он и пытался справиться с неприятностями, устраняя, а точнее, поедая их причину. Моя задача, таким образом, была двоякой. Мне нужно было не только снять бремя лидерства с Дарси, но и прекратить трагифарсы, которые устраивали каждый раз, когда ему нужно было сходить в туалет.

Обучение опрятности, выработка «туалетных» привычек, безусловно, является важнейшей составляющей воспитания щенка. Именно с этим нередко связаны противоречивые, конфликтные отношения. Некоторые традиционные методы (такие, как тыканье щенка носом в его экскременты) иначе как варварством назвать нельзя. И все же никуда не деться, научить щенка этому необходимо. Но для этого вовсе не обязательно читать ему лекции по этикету.

Я убедила семью Дарси начать процесс выстраивания нормальных отношений, не обращая внимания на старания щенка привлечь к себе внимание. Он между тем оказался весьма требовательным, так что времени потребовалось немало, но наши усилия дали хорошие результаты. Чтобы исправить ситуацию с туалетом, я предложила изменить поведение Дарси, воспользовавшись методом «стимул — реакция». Самих хозяев страшно нервировало все, что было связано с походами щенка в туалет. Я объяснила, что они должны отпустить ситуацию. Ни в коем случае не следовало бегать за щенком, чтобы каждый раз подлавливать его. Я попросила их сосредоточиться на определенных моментах в течение дня: после ночного или дневного сна и после кормления. Самое главное — успокоиться самим и успокоить щенка, разрядить обстановку вокруг его хождения в туалет, вместо того чтобы суетиться и кричать, вести себя хладнокровно. Как всегда, я хотела, чтобы владельцы были последовательны в своих действиях — так Дарси поймет, что для него хорошо.

Первым делом нужно было избавить его от привычки поедать свои экскременты. Для этого мы разработали такой план: если кто-то из членов семьи видел, что Дарси оправляется, ему спокойно давали закончить свои дела, а потом подзывали к себе за поощрением. Я попросила придумать какую-то конкретную похвалу на этот случай, например «чистая собака», и повторять эти слова, одновременно поглаживая его и давая лакомство. Пока Дарси наслаждался наградой, хозяевам нужно было тихо убрать за ним.

Стоит упомянуть, что приучение к туалету — одна из тех ситуаций, когда владелец смело может подойти к собаке с поощрением. По собственному опыту я знаю, что это не запутывает и не сбивает собаку с толку, а лишь подкрепляет важное сообщение, помогая понять, что за правильным поведением следует награда. Это придает событию особую важность и заставляет собаку еще больше постараться в следующий раз.

Обычно это продолжается недолго, до тех пор, пока щенок не усвоит урок.

Дарен хорошо поддавался «лечению» и вскоре прекратил поедать экскременты. (Замечу в скобках, что в подобных случаях помогает добавление в рацион собаки кабачков или ананасов. Не знаю почему, но это делает экскременты неприятными для собак.) Ободренная успехом, я попросила владельцев выводить Дарси делать дела в подходящее место. Я просила их по-прежнему быть последовательными, сохранять спокойствие, не выходить из себя. Если он отправлялся не туда, куда следует, нужно было просто убрать за ним, не говоря ни слова. То же самое нужно было делать, если они не успевали его вывести. Я объяснила, что ругать за это собаку вообще бессмысленно, а делать это задним числом, когда все уже сделано, бессмысленно вдвойне. Собака не сможет связать ругань с тем, что она сделала, и ее только испугает необъяснимая вспышка гнева. И снова Дарси отозвался на усилия хозяев: за две недели он научился делать свои дела в одном и том же месте и не дотрагиваться до экскрементов. Радости семьи не было предела.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх