Глава 13

Пес против пса: как извлечь пользу из собачьего конфликта

Несколько лет назад, когда я старалась найти связь между поведением домашних собак и поведением волков в стае, мне довелось посмотреть замечательный фильм. В документальной ленте прослеживалась история волков, обитающих в Иеллоустонском национальном парке, расположенном в штате Вайоминг, США. Несмотря на тот факт, что Северная Америка является вотчиной волков, в Иеллоустоне этот вид отсутствовал в течение шестидесяти с лишним лет. Стаю, о которой шла речь в фильме, привезли в парк, чтобы восстановить там вид этих животных. Создатели фильма следили за тем, как волки приживаются и устраиваются на новом месте.

Фильм произвел на меня сильное впечатление и во многом помог свести воедино обрывочные идеи, превратив их в метод, который я теперь и использую. Я получила много полезного, но особенно важны были наблюдения за тем, что происходило в стае, когда волки определяли нового альфа-самца. Предыдущий вожак погиб, стал жертвой пули браконьера, так что во главе стаи оставалась только альфа-самка. Вскоре, правда, появился волк из соседней стаи, желавший занять освободившуюся вакансию. То, что последовало за этим, было поразительно. Пришелец для начала завыл, чтобы проверить, не раздастся ли в ответ низкий вой альфа-самца. Воодушевленный тем, что ответа не последовало, он начал бродить по периметру территории стаи.

Вскоре его заметили, волки отреагировали, приступив к исполнению замысловатого и временами весьма агрессивного ритуала. Они поочередно резко останавливались и демонстрировали агрессию по отношению к самозванцу. Все происходившее напоминало мне какое-то действо североамериканских индейцев, потрясающих копьями и втыкающих их в землю в полуметре от потенциального соперника. Каждый раз волки отступали, прежде чем начать новую демонстрацию. Позы и телодвижения были выразительны и исполнены значения.

Однако пришелец не отступил перед такими угрозами. Он стоял на своей территории, помахивая хвостом, показывая, что не угрожает волкам стаи. В то же время не было в его поведении и признаков слабости. Стая продолжала эти «переговоры» ни много ни мало шесть с половиной часов! Но в конце произошло нечто примечательное. Угрозы и демонстрации прекратились, и волки начали один за другим подходить к претенденту. Для него настало время главного испытания, решалось — всё или ничего: стоило ему дрогнуть, и стая наверняка убила бы неудачника. Но его ждал триумф.

После того как члены стаи засвидетельствовали свое почтение, на сцену вышла альфа-самка. Церемония была завершена выразительным символическим жестом: он положил переднюю лапу ей на плечо, а их головы оказались рядом. В таком положении он оставался каких-нибудь полсекунды. Но этого было достаточно, чтобы все поняли: свершилось! Он стал новым альфа-самцом. Прекрасное, сильное животное, совершенное творение природы. Члены стаи приветствовали его прыжками, явно чувствуя облегчение и радость, оттого что порядок восстановлен и у них опять появился вожак.

Собак в свое время забрали из волчьей стаи, но инстинктов волчьей стаи у них не смогли отнять. Наши домашние собаки ежедневно демонстрируют нам свои собственные версии подобного поведения. И наиболее очевидно это проявляется в одной из самых распространенных ситуаций, с которыми сталкиваются владельцы собак: когда одна собака бросает вызов другой.

Как любому хозяину на этой земле, мне кажется кошмарной мысль, что на мою собаку нападет какая-то другая. Дерущиеся животные способны нанести друг другу ужасные травмы, даже смертельные.

В драке, помимо физических ударов, которые получает собака, ее хозяин неизбежно получает психологическую травму. Именно так все и происходило в случае с Кристиной, женщиной, которой я помогла в рамках нашего телевизионного проекта. Кристина взяла в аренду небольшую ферму в Йоркшире и завела там пару дворняг: жизнерадостного Бэзила, белого с рыжим, похожего на колли, и маленькую черную Тесс.

Но источником Кристининых проблем стала еще одна собака, не ее. Регги, крупный рыжеватый метис ротвейлера, входил в список всех «приспособлений и принадлежностей», полученных ею в распоряжение вместе с хозяйством. На мой взгляд, устрашающая репутация ротвейлеров незаслуженно раздута. Я была знакома с многими милейшими представителями этой породы, наделенными незлобивым нравом. Люди часто забывают, что изначально порода была выведена как сторожевая фермерами-скотоводами в Германии и Швейцарии. Регги превосходно справлялся с исполнением именно этих, исторических обязанностей своей породы. Собаку держали во дворе на цепи. Должна сказать, с таким принципом содержания собак я категорически не согласна и считаю его непростительным. Однако, несмотря на ограничение свободы передвижения, Регги наводил ужас на всех нежелательных посетителей фермы: вид у пса был устрашающий.

Проблема заключалась в том, что Бэзил нисколько не боялся Регги. При каждом удобном случае он выбирался из дома, направлялся в ту часть двора, где был привязан ротвейлер, и начинал драку. Кому из нас не приходилось видеть, как храбрый йоркширский терьер облаивает немецкую овчарку или как такса бесстрашно наскакивает на добермана. Для нас разница в размерах кажется очень важной, но сами собаки, кажется, не придают размерам тела такого значения — если вообще придают хоть какое-то. Как это часто бывает, мы подходим к делу с человеческими мерками. Ведь это нами, людьми, были выведены породы столь разных размеров. На самом же деле собак всех пород отделяет друг от друга слишком короткий эволюционный путь. Учитывая это, кажется вполне естественным, что каждая собака воспринимает себя как равную всем прочим. Проще говоря, Бэзил, глядя на Регги, воображал себя могучим ротвейлером — а может быть, просто прекрасно осознавал свою безнаказанность. К сожалению, преимущество было явно не на его стороне: Регги был, как минимум, вдвое крупнее. Поскольку его сдерживала цепь, в таком положении он мог только обороняться.

Тем не менее ему удавалось кусать, рвать и пропарывать Бэзилу уши, лапы и тело: покрытый шрамами песик стал напоминать лоскутное одеяло. Несколько шрамов получил и Регги. Медленно, но верно обе собаки дошли до такого уровня, что готовы были в буквальном смысле порвать друг друга на куски.

Тут важно еще раз напомнить о том, что мой метод не позволяет устранять у собак агрессивные наклонности. Я уже объясняла: инстинкт, повинуясь которому собака кусает, настолько глубок, что отучить от него невозможно: это часть личности собаки. Иногда я сравниваю собак с Рэмбо — героем голливудского фильма «Первая кровь». Пока Рэмбо не трогали, он мог жить спокойно, как любой нормальный и уравновешенный человек. Если же приходилось защищаться, из каких-то глубин поднималось знание, позволявшее ему стать сверхсильным. Будьте уверены, найдутся собаки, способные в ситуации противостояния нанести человеку страшные повреждения. Например, представители специально выведенных бойцовых пород, таких как питбуль, созданы именно для этого, их жестокая и беспощадная натура не кроется в глубине, а лежит, можно сказать, на самой поверхности. Мой метод не способен избавить ни одну из собак, независимо от породы, от основных инстинктов. Кое-что, однако, можно сделать: мой метод способен помочь людям выбрать правильную линию поведения, чтобы избежать столкновений с трагическими последствиями.

К сожалению, у меня не было возможности помочь Регги, поскольку Кристине не удалось заручиться согласием его владельца на то, чтобы я с ним работала. Владельцу фермы хотелось одного — чтобы собака круглыми сутками сторожила хозяйство. Что до Бэзила, с ним дело обстояло иначе. С того момента, когда я его увидела, для меня было очевидно, что это типичный пес, сам себя назначивший вожаком. При нашей первой встрече он продемонстрировал все классические симптомы: изо всех сил натягивал поводок, прыгал и лаял. Он явно считал себя главой семейства. У него даже развилась привычка вспрыгивать на кухонный стол и оттуда через окно наблюдать за происходящим во дворе.

Кристина начала проходить обычный процесс выстраивания отношений с собакой. В это время я попросила ее проявить максимум бдительности и держать Бэзила подальше от той части двора, где находится Регги. До поры до времени этим псам не следовало видеться. Когда я почувствовала, что Бэзил готов, мы взяли его во двор. Я не только надела на него поводок, но и продублировала ошейник шлейкой. Я представляла, как он разволнуется, понимала, что он постарается выскользнуть из ошейника, и не хотела рисковать. Чтобы избежать возможных осложнений с обеих сторон, мы поместили Регги в сарай.

Но это было временной мерой: когда Бэзил оказался на территории старого соперника, мы выпустили Регги из сарая. Он оставался на цепи. Одновременно я опустилась на колени и тихо, спокойно придерживала Бэзила на расстоянии примерно шести метров от конца цепи. До сих пор не понимаю, как цепь Регги выдержала и не порвалась: он страшно зарычал и бросился на Бэзила. Тот, как всегда, был готов к стычке, но я вцепилась в него изо всех сил и держала. Каждый пес готов был порвать другого в клочья. Но, пока они демонстрировали свою агрессивность, я следила за тем, чтобы не дать им физической возможности добраться друг до друга.

В конце концов адреналин иссяк, и собаки почувствовали, что устали. Разумеется, это был не ритуал на шесть с половиной часов, как у волков, все продолжалось от силы минут пятнадцать. В тот момент, когда угрожающие выступления прекратились, Кристина, как мы с ней и договаривались, появилась с двумя мисками корма — для каждого пса. Сигнал, который мы пытались передать, был двоякого свойства. Нам хотелось добиться, чтобы псы испытали некие позитивные переживания в присутствии друг друга. А еще мы хотели, чтобы положительные ассоциации формировались у них только в те моменты, когда они сохраняют спокойствие.

Я не могу похвастаться тем, что мы сразу добились полного успеха. Псы слишком долго враждовали. Подобную ситуацию быстро не исправишь. Бэзил хорошо воспринял принципы выстраивания отношений, после чего его столкновения с Регги стали далеко не такими яростными. В течение какого-то времени им не давали драться. Бэзилу какое-то время не приходилось накладывать швы. Если бы у нас была возможность «поговорить» и с ротвейлером, подать ему необходимые сигналы, то обе собаки, я уверена, смогли бы сейчас сосуществовать мирно. Этого, к сожалению, пока не произошло. Но, по крайней мере, у меня есть большая надежда, что Бэзилу больше не придется регулярно посещать местного ветеринарного хирурга.


Каждый раз, садясь в машину, мы помним: какими бы опытными водителями мы ни были, всегда есть риск встретиться с таким автомобилистом, которого лучше было бы не пускать за руль. Похожая реальность напоминает о себе и владельцам собак каждый раз, когда они выходят из дома, безопасного и уютного. В целом прогулки с собакой — приятнейший досуг, которому часто сопутствует активное дружеское общение. Сколько дружеских связей я завела, пока прогуливала свою стаю! И все же грустно но факт: мало кому из хозяев собак не случалось попадать в ситуации, когда их питомцы становятся объектами агрессии со стороны другого животного.

Печально это констатировать, но мы ничего не можем с этим поделать. Не все люди заботятся о своих собаках и контролируют их в той же мере, как те, с кем я обычно работаю. Каждый приличный владелец рано или поздно может стать жертвой владельца безответственного; нужно признать, что это именно так. Помимо всего прочего, как я говорила раньше, невозможно извлечь оборонительный инстинкт из личности собаки — в ситуации конфронтации он даст себя знать. Лучшее, что мы можем делать, — изо всех сил и возможностей стараться избегать подобных ситуаций и игнорировать их.

Однако можно сделать так, чтобы наши собственные собаки не стали агрессорами. Основные посылки снова кроются в естестве животного и в том, что происходит в волчьей стае. Волки без устали метят свои убежища и охотничьи тропы для того, чтобы стаи оставались внутри границ своих территорий. Конфронтации между ними редки.

Если мы вдумаемся, то поймем, что для домашних собак контакт с представителями чужих стай неестественен. Не нужно забывать и о том, что для собаки подчас ее стая состоит всего из двух-трех членов: например, человека и еще одной собаки. Если собака убеждена, что является вожаком стаи, встреча с чужаком для нее — момент потенциальной опасности. Если возникает столкновение, вожак сделает все от него зависящее, чтобы защитить своих подопечных. Уровень беспокойства может вырасти еще сильнее, если подобная встреча произойдет в знакомом собаке месте прогулок, например в местном парке. В таком случае она не только ощущает ответственность за стаю, но и усматривает посягательство на свою территорию.

Для того чтобы помочь собаке преодолеть возникающее в таких ситуациях естественное беспокойство, я предлагаю способ, который называю «знакомство стай». Это некий процесс, который можно развивать по мере того, как владельцы отрабатывают ответственное отношение к прогулкам с собакой. Идея состоит в том, чтобы приучить собаку к контакту с другими собаками и их владельцами, сделать это привычным, чтобы их стаи могли пересекаться спокойно, без конфликтов. Долгосрочная цель — повысить у собак толерантность по отношению к представителям своего вида, сделать их терпимыми, как терпимы современные люди к окружающим. Я прошу владельцев всякий раз, как их питомец входит в контакт с другими, просто игнорировать чужую собаку. Если собака следует примеру хозяина и, никак не реагируя, позволяет другой собаке пройти мимо, это поощряется лакомством. Собаке, как всегда, предоставлена возможность создать некие позитивные ассоциации с данной ситуацией. Гарантировать это можно в первую очередь с помощью безболезненного основополагающего процесса, обучение которому пройдет еще дома. Самое главное в нем то, что владелец должен показать свои качества лидера, а собака — их распознать и поверить.

Как я уже говорила, как бы идеально вы ни контролировали собственную собаку, это никак не отражается на ваших отношениях с другими собаками. Меня часто спрашивают, по каким телодвижениям или позам можно определить, что чужая собака агрессивна. Понятно, люди хотят знать, как вести себя в неизбежно возникающих ситуациях, когда одна собака нападает на другую. Что превращает рычащую собаку в собаку дерущуюся, каковы пусковые механизмы атаки и т. д.? Я всегда отвечаю одно и то же: нужно обращать внимание не столько на собаку, сколько на ее хозяина, а собаки пусть составляют мнение друг о друге.

Если владелец расслаблен, доволен, то и его собака, несомненно, пребывает в таком же настроении. С другой стороны, если владелец размахивает руками, выглядит напряженным, груб или агрессивен, в том числе и с собакой, это весьма тревожные признаки. Рядом с таким хозяином собака вполне способна атаковать. Нападение другой собаки — одно из наиболее серьезных испытаний лидерства владельца. Я настоятельно рекомендую вам стараться избежать столкновения любой ценой. Я также убедительно советую ни в коем случае не ухудшать положение, вступая в перебранку с владельцем агрессивного пса. Крайне важно, чтобы все сохраняли спокойствие. Вы, как вожак, не должны терять хладнокровия ни под каким видом.

Мне не раз задавали вопрос: почему я не рекомендую в такой ситуации просто взять собаку на руки и унести ее подальше? Моя логика такова: поступая так, вы подаете собаке противоречивые сигналы. Во-первых, при этом собаку забирают с уровня ее сородича-животного и лишают возможности самой разобраться в ситуации. Во-вторых, владелец рискует быть покусанным в процессе. На мой взгляд, лучше проявить себя сильным лидером и показать собаке, как вести себя в ситуации, в которую она может попадать и впредь.

Постоянная тревога из-за вероятных собачьих драк способна нарушить и даже разрушить спокойную жизнь владельца и его собаки. Случай с медсестрой-пенсионеркой, мисс Артли, иллюстрирует эту мысль лучше, чем какой-либо другой. Мисс Артли жила в чудесном коттедже в Бридлингтоне, морском курортном местечке. Спутниками ее жизни были две красивые староанглийские овчарки, Бен и Дэнни. К сожалению, псы стали проявлять агрессивность по отношению к другим собакам, что крайне затрудняло ее ежедневные прогулки с ними. Собаки были очень крупными, больше 45 кг каждая. Примерно столько весила и сама миниатюрная мисс Артли. Она едва справлялась с Беном и Дэнни, которые тянули ее за собой. Когда ее псы атаковали других собак, она страдала от собственной беспомощности.

К тому времени, когда мисс Артли позвонила мне, дела зашли уже так далеко, что несчастная старая леди выводила собак на прогулку только в часы, когда на улицах было совсем малолюдно. Она призналась мне, что выходит с ними в полночь, а потом еще раз в пять утра, чтобы избежать любых неприятностей и конфронтации. Уверена, что, как и большинство людей, до нашей встречи она верила в мой метод с существенными оговорками. Я прекрасно понимаю подобное предубеждение. К моей радости, хватило пяти минут, чтобы переубедить ее полностью.

Мисс Артли держала собак в саду — они были слишком крупны и резвы. В доме царил безупречный порядок, но от их необузданного буйства все мгновенно полетело в разные стороны. Мне удалось за пять минут почти полностью успокоить псов. Я, как всегда, вошла уверенно, всем своим видом показывая, что я — лидер и мой авторитет непререкаем. Совсем скоро обе овчарки с довольным видом улеглись на полу в гостиной — впервые за шесть лет совместного житья с их хозяйкой.

Основной проблемой для мисс Артли были, однако, прогулки. По этому поводу я приняла простое решение. Цель состояла в том, чтобы она гарантированно смогла избегать ситуаций, в которых ее молодцы сталкивались бы с другими животными. Для этого я предложила ей поощрять собак лакомствами, чтобы приучить их уходить каждый раз при виде приближающейся собаки. Например, что делать, если хозяйка шла по улице и вдруг замечала приближение другой собаки? Я просила ее перейти в этом случае на другую сторону, избегая лобового столкновения. Благополучно перебравшись, она должна была наградить каждого пса, дав по кусочку лакомства. Это простое действие не только устраняло пагубную возможность конфронтации, но и показывало собакам, что хозяйка приняла решение возглавить стаю и взять на себя ее защиту. В то же время я постаралась донести до мисс Артли, как важно, чтобы она сохраняла спокойствие в подобных ситуациях.

Такие проблемы, как эта, быстро решить невозможно. А важность того, чтобы пройти через процесс выстраивания отношений с собаками, прежде чем выходить с ними на улицу, настолько велика, что переоценить ее нельзя. Подобные стычки возникают из-за того, что собаки уверены: они отбивают потенциальные атаки на стаю, за которую несут ответственность. Если понизить их в звании, переместить на более низкие ступени иерархии в стае, они охотно уступят эти функции новому лидеру.

Мисс Артли скрупулезно и точно выполняла все мои рекомендации. За две недели все изменилось настолько, что она стала выводить собак в обычные дневные часы. Когда через год она отмечала годовщину своего обращения ко мне, то убедила меня, что ее жизнь преобразилась. Мисс Артли поведала, что она, Бен и Дэнни только что вернулись с пляжа, где они гуляли и играли с ее друзьями — кое-кто привел туда и своих собак. Собаки и их владелица снова целиком и полностью принадлежали обществу родного городка.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх