Глава 12

Неполный вперед: собака без поводка выходит из-под контроля

Пожалуй, самое важное для владельца собаки — это уверенность, что она вернется по первому его зову. Иногда эта готовность становится решающей в вопросах жизни и смерти. Эта ситуация — одна из ключевых, в которых собака должна видеть в хозяине лидера, самого опытного члена стаи, способного принимать решения.

За многие годы я встречалась с разными случаями, в которых отсутствие контроля могло оказаться роковым. Особенно памятен мне один эпизод. Это случилось утром, когда я приехала к своему врачу и ждала, когда откроется приемная. Кабинет находился в большом жилом квартале у оживленной дороги. Ожидание затягивалось, и вдруг я увидела йоркширского терьера, который весело несся от жилых домов прямиком к дороге.

За собакой гнались трое ребятишек. Они звали ее и махали руками, но та не реагировала. Время от времени собачонка останавливалась, оглядывалась на детей, но, как только расстояние между ними сокращалось, снова пускалась бежать.

В эти утренние часы на дороге было множество машин. Собака направлялась как раз туда, и я поняла, что нужно что-то делать. Я изо всех сил заорала, пытаясь докричаться до ребят, но они, должно быть, подумали, что это какая-то ненормальная орет и машет так ожесточенно, будто наступило светопреставление. Наконец они поняли опасность и сделали то, что я просила. А просила я, чтобы они остановились, а затем развернулись и бежали назад, к домам. К моему облегчению, терьер, заметив это, встал в считанных метрах от дороги, заполненной спешащими автомобилями. Затем пес развернулся и припустил вдогонку за детьми. Я с облегчением выдохнула, у меня не было сомнений: продолжи дети преследование, собака оказалась бы под колесами.

Конечно, у меня тогда не было времени поговорить с ребятами и объяснить их ошибку. Гоняясь за собакой, они приняли участие в ее игре, создавая у нее впечатление, будто она возглавляет охоту. Необходимо было прекратить эту игру и переставить акценты. Уверена, что это происшествие послужило им уроком. На самом деле в таких обстоятельствах напомнить собаке, что от нее требуется, совсем не сложно. Как всегда, для этого необходимы терпение и самообладание.

Хочу рассказать еще об одной незабываемой собаке из тех, с кем мне пришлось познакомиться. С сенбернаром по кличке Бо меня попросили заняться, когда мы снимали серию передач для йоркширского телевидения. Всем известно, что сенбернары знамениты своей службой по спасению путников, терпящих бедствие в горах. Эти собаки, фирменным знаком которых стала висящая на шее фляжка с бренди, спасли жизнь тысячам альпинистов. Они разыскивают людей в самых отдаленных и труднодоступных уголках и помогают им добраться до убежища. Может быть, это хорошо, что Бо не пришлось нести службу в горах, ведь это был редчайший представитель своей породы, непокорный и неисправимый сенбернар.

Трудно представить, сколько времени провела его милая хозяйка Хайди, гоняясь за ним по паркам в безуспешных попытках взять на поводок. Чего она только не пробовала! Бо просто игнорировал ее и категорически отказывался идти на зов. В конце концов она сдалась, терпение ее кончилось, и она стала гулять с ним, не спуская с длинного поводка.

Будучи, однако, человеком ответственным и серьезным, Хайди понимала, что для такого крупного и тяжелого пса, как Бо, это не полезно. Ему, как и всем собакам, требовалась физическая нагрузка. Я попросила ее спустить Бо с поводка. Когда подошло время отправляться домой, я убедилась, что Хайди, все описала верно: любые усилия вернуть собаку были безрезультатными. Она предприняла шесть попыток, а потом сдалась. Ошибки, сделанные Хайди были довольно типичны. Когда мы добрались-таки до дому, я сразу заметила, что повсюду разложен корм, доступный для Бо. На прогулке, стоило Бо оказаться на свободе, она повсюду следовала за ним, то есть соглашалась с его статусом вожака. Она позволила ему навязать свои правила игры.

Хайди предстояло ошеломить Бо непривычными для него сигналами, начав с четырех элементов режима новых отношений. Только утвердив свою власть дома, она могла впоследствии требовать от собаки нужного поведения и на прогулке. Бо по натуре был добродушным и симпатичным псом и усвоил новые правила очень быстро. Хотя для многих людей это очень сложно, но я настоятельно прошу их воздержаться от дальних прогулок с собакой до тех пор, пока она не будет к этому готова. Впрочем, Бо делал успехи, за две недели он научился сразу прибегать на зов Хайди, если находился в доме или в саду. Она хвалила его за правильное поведение, а он, со своей стороны, уловил, какие приятные последствия за этим следуют. Для Хайди очень важно было подтвердить свой авторитет и вне дома. Ей предстояло доказать, что именно она возглавляет стаю на охоте. Задача, доложу я вам, не из легких.

Бо, заметив приготовления к прогулке, пришел в невероятное возбуждение. Я предложила Хайди сразу внести ясность и разрядить ситуацию. Для этого я попросила ее положить поводок на стол и удалиться. Сигнал был ясен: собака слишком разошлась, и потому охота отменяется. Бо должен был осознать последствия такого поведения. Когда наконец Бо утихомирился, хозяйка пристегнула поводок к ошейнику и повела пса к двери. Сейчас было очень важно, чтобы с первых шагов на прогулке Хайди удерживала власть и контроль. Поэтому, когда Бо начал рваться сразу от дверей вперед, натягивая поводок, я снова попросила ее отмежеваться от происходящего. Она остановилась, развернулась и отправилась в дом. Потребовалось три или четыре дня, чтобы они сумели дойти до калитки. Неутомимый Бо продолжал рваться вперед, и прогулка снова и снова отменялась. И все же усилия увенчались успехом, и в один прекрасный день до пса дошла мысль, которую мы пытались ему внушить: он чинно пошел на поводке рядом с хозяйкой.

Теперь нам предстоял важнейший момент: надо было заново подчеркнуть, какие преимущества имеет для собаки возвращение на зов. По моей просьбе Хайди надставила поводок, так что он стал чуть не вдвое длиннее, чем прежде. На прогулке я попросила ее выпустить поводок не на всю длину, а так, чтобы Бо смог отойти от нее метра на два. Теперь ей нужно было подозвать Бо и наградить его лакомством, если он подойдет. Каждый раз, как Бо делал все правильно, Хайди отпускала поводок длиннее на полметра или метр. Бо всякий раз прибегал на зов, так что скоро поводок был выпущен на длину около десяти метров. В этот момент я попросила Хайди отпустить Бо.

Теперь я хотела, чтобы Хайди, отпустив собаку, проделала все то же, что она делала, пока Бо был на поводке. Поэтому я предложила ей снова позвать и поманить пса. Вскоре стало ясно, что тот тяжкий труд, который Хайди пришлось проделать дома, и все ее усилия окупились. Вкусная приманка притягивала Бо к хозяйке каждый раз, как расстояние между ними увеличивалось. Вскоре он стал прибегать по первому зову даже с расстояния около пятидесяти метров. Спустя месяц прогулки с Бо стали для Хайди тем, о чем она так мечтала, — радостным и приятным времяпрепровождением. Утомительные погони безвозвратно ушли в прошлое. Бо прибегал к ней каждый раз, как она его звала. Лучшего результата и придумать нельзя, особенно если учесть, что Бо похудел, подтянулся и явно был доволен жизнью.


За то время, что я занимаюсь с собаками по своему методу, я поняла одну очень важную вещь: в нашем деле всегда должно быть место для импровизации. Сила процесса, который я разработала, в его гибкости. Его можно изменить и подладить под любой характер и образ жизни. Кроме того, как я обнаружила, занимаясь со своей собственной немецкой овчаркой, этот метод прекрасно подходит для любой собачьей личности. Я постоянно повторяю: чем сообразительнее собака, тем больше она противится переменам. Умные собаки во всем сомневаются, все оспаривают. В каком бы действии им ни предложили участвовать, они хотят знать, зачем это нужно, и требуют объяснений. Вот почему, мне кажется, именно самые яркие и смышленые собаки безоговорочно и с радостью откликаются на мой метод. Они быстро понимают, что он дает преимущества, и с готовностью их принимают.

Немецкие овчарки среди всех пород — в числе признанных интеллектуалов. А среди овчарок мало кто может сравниться по быстроте реакции и сметливости с моей собственной овчаркой Дейзи Мэй. Общаться с Дейзи Мэй было сущей радостью, настолько обаятельной была эта энергичная, полная сил собака. Она легко восприняла мой метод и отлично вписалась в стаю моих собак. А потом, в один прекрасный день, она внезапно бросила мне первый вызов.

Я люблю выезжать на машине за город и всегда беру с собой собак. Однажды мы отправились к тропе для верховой езды, где я всегда отпускала их резвиться на воле. Когда подошло время возвращаться, Дейзи категорически отказалась садиться в машину. Я стояла у машины и терпеливо звала собаку, но она только прыгала вокруг меня.

Конечно, я могла просто схватить ее и силком затолкать в машину. Но я добиваюсь другого: я хочу, чтобы собаки принимали решения сами, по доброй воле. Я хочу, чтобы приятные, положительные ассоциации, связанные с определенными ситуациями, помогали им делать правильный выбор и поступать соответственно. Если бы я просто запихнула Дейзи в автомобиль, то у нее остались бы самые негативные воспоминания о ситуации. Поэтому я решила что-нибудь придумать. Собака продолжала прыгать вокруг, а я села в машину и отъехала. Оставив Дейзи, я предоставила ей выбор. Все в ней кричало о том, что ее место в стае и от этого зависит вся жизнь. Захочет ли она променять жизнь в стае на гордое одиночество?

Проехав двадцать метров, я остановилась, вышла из машины и снова позвала Дейзи Мэй. Она подбежала, но продолжала скакать вокруг. Было ясно, что игра ей понравилась и она желает ее продолжить. Собака по-прежнему отказывалась повиноваться. Тогда я снова села за руль, но на этот раз проехала намного дальше и на большей скорости. Тем самым я задала ей вопрос: действительно ли она хочет оставаться здесь одна? В зеркале заднего вида я видела Дейзи Мэй, которая неслась за машиной. В этот раз, когда я остановилась, овчарка сразу вскочила в машину и уселась рядом с другими собаками. Я похвалила ее за это и дала лакомство.

Работа с собаками чужих людей научила меня тому, что подобные уроки нуждаются в обязательном закреплении, и чем скорее, тем лучше. Поэтому на другой день я решила воспроизвести ситуацию и поехала на то же место. Дейзи Мэй опять отказалась заходить в машину по моему зову. Но теперь я не собиралась играть в ту же игру. Как только собака начала прыгать вокруг меня, я решила показать ей, что у таких действий могут быть серьезные последствия. Я сразу стартовала на большой скорости и проехала почти двести метров прямо по полю. Важно заметить, что все это время мы находились не меньше чем в полукилометре от автомобильных дорог. Дейзи Мэй снова пустилась догонять нас по горячим следам. Я открыла дверь, и она вскочила в салон. После этого мне больше не приходилось проделывать ничего подобного. Дейзи Мэй всегда оказывалась в машине раньше всех остальных собак.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх