Глава 10

Телохранители: собаки, заботливые сверх меры

Собаки честно заработали репутацию лучшего друга человека. Они не только забавляют нас и дарят радость общения. Природная заботливость и исключительные физические качества собак дарят многим людям необходимое чувство защищенности. Всем нам приходилось наблюдать, как даже самые мелкие и слабые собачонки превращаются в сущих дьяволов, если что-то угрожает их обожаемому хозяину.

Впрочем, эти покровительственные наклонности в собачьем характере не всегда проявляются на благо, особенно если дело происходит в семье. Я сталкивалась со множеством случаев, когда фаворитизм по отношению к одним членам семьи для других оборачивался ужасом. Самый исключительный пример из тех, с которыми я имела дело, это, пожалуй, история Тоби, спрингер-спаниеля, жившего в городке Гримбси у супругов Джима и Дебби. Забота о Дебби особо проявлялась у Тоби в ночные часы. Дело дошло до того, что она и Джим боялись ложиться спать.

Днем Тоби вел себя вполне прилично, но к вечеру мирное существо преображалось. В момент, когда Джим и Дебби гасили в доме свет и отправлялись наверх, в спальню, Тоби устремлялся по ступенькам впереди них, опрометью бежал в их комнату и вскакивал на кровать. Он без протеста позволял Дебби лечь в постель, но начинал ворчать и рычать, стоило Джиму протянуть руку к одеялу. Тоби явно желал отделить мужа от жены и был настроен так решительно, что Джим справедливо опасался быть укушенным.

Джим прибегал к самым разным способам, чтобы изгнать собаку из постели: он то пытался лечь раньше, чем Дебби, то отвлекал Тоби, делая вид, что в доме присутствует какая-то опасность. Джим уходил в другую часть дома и начинал изо всех сил колотить в дверь, и, как только Тоби отправлялся проверить, в чем дело, Джим бежал в спальню и нырял под одеяло. Сначала все это забавляло супругов, но к тому времени, когда они позвонили мне, дело меньше всего походило на шутку.

Забота и покровительство — одно из наиболее фундаментальных свойств, определяющих поведение собак. Именно с его проявлением и столкнулся Джим: Тоби, по сути дела, вел себя как ревнивый супруг, изгоняющий навязчивого поклонника. Такое бывает нелегко осознать, но все становится на свои места, если мы вспомним о законах стаи. Как я уже объясняла, правила жизни в волчьей стае базируются на превосходстве двух волков — альфа-пары. Те же законы соблюдались и у древних предков собак: главенство этой пары было неоспоримым, они были избранными животными в группе, которые давали потомство. Будучи единственной собакой в своей «стае», Тоби искал партнера среди своих подчиненных (хозяев). Выбор его пал на Дебби, а не на Джима. В результате Тоби и помыслить не мог о том, чтобы его альфа-самка, Дебби, уединялась с подчиненным членом стаи (Джимом). В глазах Тоби это расшатывало устои мира, и если мы поймем такую точку зрения, то перестанем удивляться поведению собаки. Ее инстинкты подсказывали, что Джим и Дебби были самцом и самкой, а это только усугубляло тревогу.

Часто владельцам требуется время, чтобы принять диагноз, который я ставлю. Так случилось и в случае с Джимом и Дебби. Они долго не могли понять и принять, что Тоби, оказывается, вел себя как ревнивый любовник, отражавший атаки навязчивого соперника. Но после долгих бесед и особенно после того, как они начали применять мой метод, супруги очень скоро изменили мнение и согласились с моей точкой зрения. Первым делом я попросила их изгнать Тоби из своей спальни. Лично я ничего не имею против собак, которые спят в спальне своих хозяев. Я бы не разрешила им спать в моей постели, ну, а в остальном не вижу ничего ужасного. Пусть собаки делят комнату с людьми, если это радует и тех, и других.

Я попросила Джима и Дебби не выгонять Тоби, если он проскользнет в спальню без их ведома, а выманивать, пользуясь поощрениями. Если Тоби запрыгивал на кровать, когда Джим уже лежал в постели, ему следовало начать вертеться, изгибаться, доставляя собаке максимум неудобства. При этом важно было (и я подчеркнула это многократно) ни в коем случае не изгонять собаку силой. Любое противостояние может спровоцировать собаку на драку, а это никому не нужно. Вместо этого предстояло держать ситуацию под контролем, не оставляя собаке выбора. Вскоре поведение Тоби улучшилось, так что окончание дня для Джима и Дебби стало спокойным и приятным временем.


Собаки с их невероятным умом и сообразительностью разработали обширнейший репертуар трюков и хитростей, помогающих им утверждать свою власть. Собаки, подобные Тоби, демонстрируют лишь один из распространенных способов. Мне встречалось множество собак, виртуозно подминающих (в буквальном смысле) под себя хозяев. Нередко собаки строят свое лидерство на том, что недюжинная физическая сила позволяет им весьма эффективно блокировать любое продвижение вперед. Хитрый трюк.

Легко понять, что происходит в подобной ситуации. Собака старается направлять движения хозяина, пытается навязывать ему свою волю и (опять все то же) установить факт своего лидерства. Честно говоря, поначалу я не так уж часто сталкивалась с подобными проявлениями. Зато с тех пор, как моя практика существенно расширилась, я повидала всякого, а самым памятным случаем считаю немецкую овчарку по кличке Зак.

Хозяйка Зака, дама по имени Сьюзи, любила сидеть на полу рядом со своим псом. В другой, более нормальной ситуации это было бы совершенно естественно и даже симпатично — что может быть лучше, чем спокойно сидеть вот так рядом с лучшим другом. Проблема заключалась в том, что Зак перегнул палку. Когда Сьюзи садилась рядом, он не просто приваливался к ней, а ложился ей на ноги, пригвождая хозяйку к полу. Я сама видела это, когда пришла к Сьюзи домой. Стоило Сьюзи сесть, Зак навалился на нее всем телом. Сначала Сьюзи сидела согнув ноги в коленях, но Зак буквально заставил ее выпрямить ноги и вытянуть их на полу. После этого он улегся поперек. Немецкие овчарки — собаки крупные, тяжелые, а Сьюзи была довольно хрупкого сложения. Фактически она становилась пленницей Зака и не могла двинуться с места без его разрешения. Затем, как бы еще четче подчеркивая свой статус, Зак перевернулся животом вверх, чтобы Сьюзи его почесывала. Оказалось, что и это было обязательной частью их повседневной жизни и продолжалось до тех пор, пока не надоедало Заку.

Зак беззастенчиво манипулировал Сьюзи, заставляя ее изо дня в день делать то, что нравилось ему. Когда они уселись вдвоем на полу, я первым делом попросила Сьюзи перестать его почесывать. Она согласилась с большой неохотой. «Тогда он нервничает и рычит», — объяснила она. Как и ожидалось, как только Сьюзи убрала руку, раздались недовольные, угрожающие звуки. Впрочем, Сьюзи уже поняла, что нужно делать, и попыталась высвободиться из-под груза его тела. Это оказалось нетрудно — она просто вытянула из-под собаки ноги, встала и пошла прочь. С этого начался процесс выстраивания отношений, в котором Сьюзи пришлось обращать особое внимание на то, чтобы высвобождаться и уходить, если только Зак пытался «давить» на нее физически. Каждый раз, когда пес укладывался хозяйке на ноги, она вырывалась на свободу. Скоро Зак усвоил урок, и Сьюзи получила возможность свободно лежать на ковре рядом с ним.


Всем нам, я уверена, приходилось встречать дома, где за порядком надзирает сверхзаботливая собака. Только завидев, заслышав или учуяв прохожего, собака бросается к дверям или калитке, лает, прыгает, носится вдоль стены или изгороди по территории своего владения. Сигнал, который она при этом подает, вполне понятен: ты приблизился к моей территории на опасное расстояние, убирайся подобру-поздорову. Многие люди поступают точно так же.

Такое поведение, особенно когда оно исходит от громкоголосых и агрессивных собак крупных пород, может всерьез напугать прохожих. Нередко люди переходят на другую сторону улицы или даже делают крюк, чтобы избежать подобной встречи. Особенно боятся таких собак дети. Конечно, среди владельцев встречаются несчастные, неполноценные люди, которым скверная репутация их агрессивных собак доставляет удовольствие. Бывают и в числе прохожих неприятные люди с извращенным чувством юмора — они нарочно дразнят животных, доводят их до исступления.

В большинстве случаев агрессивное поведение огорчительно для хозяина и для собаки не в меньшей мере, чем для прохожего. Основная причина проблемы, которую я называю «беготней вдоль границы», разумеется, заключается в территориальности. Если собака считает себя вожаком стаи, то приближение кого бы то ни было к месту обитания она расценивает как угрозу, потенциальную атаку. Я давно занимаюсь исправлением поведенческих проблем у собак, они серьезно страдают из-за того, что приходится нести бремя непосильной ответственности. Мне на память приходит один случай, когда собака постоянно бегала вдоль круглой изгороди в саду своего хозяина. Бедный зверь бегал и бегал, наматывал бесконечные круги, но это не избавляло его от беспокойства — тревога только росла. Но такую навязчивую беготню вдоль границ участка довольно легко исправить — и подтверждение этому две истории, о которых я расскажу.

Героини первой истории — дама по имени Мэри и ее бордер-колли Тесс. Мэри и Тесс жили в доме, расположенном на углу большого жилого массива, и вдоль периметра их сада почти постоянно двигался поток прохожих. Но главная загвоздка была даже не в этом, а в одной конкретной соседке, которая каждый день в одно и то же время выгуливала свою собаку, тоже бордер-колли, вплотную к забору Мэри и Тесс. При виде этой собаки Тесс выходила из себя. Каждый раз при ее появлении она начинала носиться вдоль забора с лаем и рычанием. Сказать по правде, другая хозяйка, по-видимому, только подливала масла в огонь. Она подстрекала свою собаку, которая начинала в ответ рваться с поводка и прыгать, еще больше раздражая Тесс. Мэри попробовала поговорить с женщиной, стараясь как-то решить проблему, но безуспешно. Когда хозяйка Тесс позвонила мне, чувствовалось, что она уже на грани.

Мэри совершила все возможные ошибки. Она, к примеру, привыкла кричать на Тесс. Владельцам, которые приказывают собаке «прекратить», я могу гарантировать, что их собака сделает все с точностью до наоборот. Окрики лишь еще больше взвинчивают собаку и заставляют ее продолжать делать то, что она делает. Я предложила Мэри начать все с самого начала и пройти процесс выстраивания отношений. Кроме того, я попросила ее подержать Тесс дома — не выпускать ее день-другой, пока она не воспримет нашу идею. Я чувствовала, что к Тесс нужен именно такой подход, это укрепит ее и поможет правильно понять нововведения, когда наступит время.

Экзамен прошел через несколько дней, когда Мэри утром выпустила Тесс из дому. В обычное время соперница Тесс показалась из-за угла, и собака, как всегда, ответила на вызов лаем и беготней вдоль забора. Задачей Мэри было освободить ее от ответственности за патрулирование границ «логова». Чтобы это сделать, я попросила Мэри распространить за пределы дома метод поощрений за выполнение задания. Тесс была в таком состоянии, что почти не обратила внимания на подошедшую к ней хозяйку. Понимая, что так оно и будет, я предложила Мэри легонько дотронуться до ошейника Тесс, чтобы привлечь ее внимание, а потом предложить собаке лакомство. В подобных случаях, когда владельцам приходится иметь дело с укоренившимися, очень тяжелыми и нервными ситуациями, я прошу их обязательно давать собакам лакомства, чтобы подчеркнуть необычность обстоятельств. Что именно дать собаке, выбирает, конечно, сам хозяин. Лично я предпочитаю сыр, который мои собаки обожают, но получают только изредка. Особое угощение подчеркивает то, что собака должна понять: у некоторых действий бывают определенные и весьма приятные последствия.

Мэри тоже прибегла к помощи лакомства, чтобы обратить на себя внимание Тесс. Делая это, она обратилась к тем навыкам, которые успела выработать у собаки, и мягко, без нажима, увела ее в дом, подальше от стрессовой ситуации. На следующий день она сделала то же самое, снова мягко предложив Тесс уйти. Это не могло получиться быстро — работа требовала времени. Мэри оказалась терпеливой и настойчивой, и на четвертый день беспокойство у Тесс уменьшилось настолько, что она заметила приближение хозяйки раньше, чем та успела подойти к изгороди. Еще пара дней, и Мэри прошла только три четверти пути, а Тесс уже сама побежала ей навстречу за угощением. Тесс явно уловила идею.

Прошла неделя. Теперь Мэри достаточно было показаться у двери, в пятнадцати метрах от изгороди. Тесс продолжала ворчать и лаять на другую собаку, хотя уже не так яростно, как раньше. Завидев Мэри у дверей, она возвращалась в дом — так постепенно атмосфера разряжалась.

Еще через несколько дней Тесс вообще перестала подходить к изгороди. Ее ленивый лай слышался откуда-то из глубины сада. Наконец-то обе собаки получили возможность жить в мире и покое. Утренний ритуал утратил силу.


В последние годы меня не один раз приглашали к собакам, патрулирующим границы участка. В случае с парой шнауцеров по имени Кэти и Сьюзи мне пришлось одновременно работать с двумя собаками. Из-за необычного расположения дома Кэти и Сьюзи были вынуждены охранять очень протяженную границу. Их дом стоял в тылу длинного ряда из двадцати с лишним стандартных домиков. Представьте себе, что это означает: задние дворики всех этих домов имели общую границу с участком владельцев Кэти и Сьюзи. Стоило кому-то из двадцати соседей показаться в своем садике, шнауцеры бросались к ним. Понятно, что соседей это не особенно радовало. Огорчались и владельцы — этим милым людям не хотелось, чтобы их собаки терроризировали всю округу.

Помню теплое солнечное утро, когда я впервые пришла к ним. Признаюсь, хозяева Кэти и Сьюзи сомневались в действенности моего метода. К счастью, я довольно быстро сумела доказать свою правоту с помощью самих животных. То, что собак две, а не одна, не имело особого значения. С первых же мгновений, оказавшись в их доме, я предъявила «верительные грамоты» лидера, продемонстрировав те простые, но действенные сигналы, которые использую всегда. Примерно через час после моего прихода собаки заслышали кого-то в соседнем садике и бросились на защиту своих владений. Я дала им выбежать, а потом, без крика, подошла к двери и позвала их к себе. Владельцы собак открыв рот наблюдали, как Кэти и Сьюзи развернулись и направились прямиком в дом, где я ждала их с угощением. Нечего и говорить, что после такой демонстрации владельцы серьезно отнеслись к предложенному им методу.

Преображение, разумеется, не было молниеносным, и ситуация не изменилась с того самого момента, как я окликнула собак. Переоценка взаимоотношений с собакой требует времени. И хозяева видят результаты не сразу, а спустя какое-то время, когда процесс выстраивания отношений успешно завершается и собака занимает свое место в иерархии. Это кропотливая работа, которая требует терпения и последовательности. В данном случае я попросила хозяев Кэти и Сьюзи заручиться поддержкой соседей. Когда они решили попробовать применить мои идеи, то обратились к соседям с просьбой полностью игнорировать выходки собак. Им повезло: среди соседей нашлось немало людей, которые отнеслись к просьбе с пониманием, — и вскоре их совместные усилия принесли плоды. Медленно, но верно собаки стали отвыкать от постоянных столкновений на границах. Прошло чуть больше недели, а Кэти и Сьюзи не обращали внимания на то, что происходит за забором. К концу того памятного лета собаки, их хозяева и соседи получили возможность выходить в свои садики и без помех наслаждаться прекрасной погодой.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх