Глава 19

Мюнхенская речь

В конце сентября 2010 года в Мюнхене, на встрече с журналистами в рамках ежегодного Октоберфеста, Евгений заявил: «Вы знаете, что наша компания открыта и прозрачна, и мы всегда рады обсудить с вами многие темы, потому что хотим, чтобы вы узнали больше о нашей компании, о нашем бизнесе и о киберпреступности.

Мы нуждаемся в вашей помощи, но она нужна нам не для продвижения нашего бренда, не чтобы вы написали “покупайте больше зеленых коробок” (упаковки для “Антивируса Касперского”. – Авт.) – нет, нам нужно, чтобы вы рассказали своим читателям и интернет-сообществу правду о киберпреступности и киберугрозах. Мы хотим, чтобы люди получали компьютерное образование, хотим, чтобы они могли защищаться от таких угроз.

И я думаю, что наша конференция проходит в очень правильное время, в переломный момент, когда мир вокруг нас внезапно изменился. В прошлом мы боролись только с киберпреступниками и интернет-хулиганами, а теперь, боюсь, наступает время кибертерроризма, кибероружия и кибервойн. Это ящик Пандоры, который уже открыт, это зловред, который не крадет деньги, не шлет спам, не ворует конфиденциальную информацию, нет – этот зловред создан, чтобы управлять заводами, влиять на производственные процессы.

Современные промышленные системы управляются не людьми, а компьютерами. Специальные системы контролируют процессы, и эти системы подключены к компьютерам, и за этими компьютерами сидят люди, которые отправляют инструкции промышленным системам.

К сожалению, сегодня вредоносные программы могут самостоятельно управлять производственными системами, и сегодня американские власти признали, что это серьезный случай: новый зловред создан для контроля над промышленными системами, которые управляют всем – уличными фонарями, заводами, электростанциями, и атомными в том числе, и это действительно очень серьезно.

Девяностые были десятилетием киберхулиганов, двухтысячные – десятилетием киберпреступников. Я боюсь, что сейчас наступила эра кибервойн и кибертеррора, и мне страшно.

В этом году Октоберфест отмечает свой двадцатилетний юбилей, и можно сказать: был мир до Октоберфеста 2010 года и есть мир после Октоберфеста 2010 года.

Плохие новости, простите. Но хорошие новости заключаются в том, что мы здесь с вами и готовы говорить об этом».

Что же произошло в 2010 году, что вынудило Касперского фиксировать начало нового этапа в развитие цивилизации?

По словам Александра Гостева, даровитого деструктора, эффективного врага киберпреступников мира, одного из любимых учеников Касперского, киберугрозы в прошлом году стали более масштабными и изощренными, проникая во все сферы жизни. Основным методом получения нелегальных доходов злоумышленниками в 2010 году остались кража учетных записей систем онлайн-банкинга, организация DDoS-атак, вымогательство и мошенничество, спам-рассылка.

В 2010 году ежемесячно отмечалось 2–3 млн спам-сообщений (7–9 из 10), но доля спама в почтовом трафике перестала расти, вероятно, достигнув точки равновесия, за которую невыгодно выходить прежде всего спамерам, чтобы не лишиться площадки для преступного бизнеса. Прекращение роста доли спама в электронной почте может быть связано с появлением новых интернет-площадок для спамеров, таких как блоги и социальные сети.

Массовую угрозу стали представлять СМС-блокеры. Эти вредоносные программы, распространяемые прежде всего через популярные социальные сети и файлообменные ресурсы, блокируют работу операционной системы, требуя отправить сообщение на платный premium-номер для получения «кода разблокировки». Число пострадавших оказалось столь велико, что ситуация попала в поле зрения правоохранительных органов и получила широкое освещение в СМИ. К борьбе с мошенниками подключились мобильные операторы, введя новые правила регистрации и работы коротких номеров, а также блокируя аккаунты мошенников.

В прошлом году были обнаружены первые вредоносные программы для iPhone и Android. Все это в очередной раз говорит о том, что мобильные устройства нуждаются в информационной защите так же, как и персональные компьютеры.

По данным ЛК, в 2010 году в мире было поражено около 30 млн компьютеров. За год на компьютерах, входящих в Kaspersky Security Network / KSN (объединяет компьютеры пользователей продуктов «Лаборатории Касперского» с целью, в частности, глобального мониторинга киберугроз), зарегистрировано более 1,3 млрд попыток заражения и блокированы более 1,5 млн вредоносных программ.

Для сравнения: в 2004 году вирусная база Касперского насчитывала 80 000 оригинальных зловредов, а за весь 1989 год в утерянную заветную тетрадочку офицера Касперского было внесено пять вирусов.

По данным «Лаборатории Касперского», ежедневно в 2010 году фиксировалось до 35 000 новых зловредов и вредоносных программ (для сравнения: в 2004 году ежедневно отмечалось до пятидесяти новых вредоносных программ). На сегодняшний день в крупнейшей в мире вирусной базе Касперского – более 5 млн оригинальных образцов зловредов (вирусов, «червей» и пр.).

В 2010 году 83% всех площадок, используемых для распространения зловредов, расположены всего в 10 государствах. Лидером являются США, с территории которых было произведено 26% кибератак (7% в 2008 году и 19% в 2009-м) на пользователей мировой Сети. То есть больше всего хакеров проживает в США. Россия заняла второе место с долей 15,1% (2,6% в 2009 году). На третье место переместился Китай, который был лидером в 2009.

Несмотря на то, что Интернет стирает границы между государствами, вероятность подхватить зловреда для разных стран неодинакова. Статистика, собранная через KSN, свидетельствует: наиболее опасной для пользователей страной является Россия, где атакам вредоносных программ подверглась половина компьютеров российского сегмента Kaspersky Security Network. На втором месте – Республика Беларусь (в этой стране под угрозой заражения оказались более 40% ПК). Следом – Казахстан, Украина, США, Индия, Бангладеш, Шри-Ланка и Саудовская Аравия.

Рецепт борьбы с киберугрозами не меняется на протяжении последних семи-восьми лет: разработка и унификация национальных законодательств, возможно, создание интернет-конституции, сотрудничество спецслужб по борьбе с киберпреступностью, введение интернет-паспортов и идентификаторов (ID) или лицензирования пользователей, организация интернет-полиции, e-Интерпола и других регулирующих органов.

Как всегда, ничего хорошего.

Главной интригой 2010 года стала июльская атака “червя” Stuxnet, который впервые использовал не одну, а сразу пять критических уязвимостей ОС (прежде всего Windows), имеющие статус «нулевого дня» (zero-day), одну из которых (MS08-067), использовал и широко известный “червь” Kido (Conficker) в начале 2009 года. Особенность “червя” – применение похищенных цифровых сертификатов компаний Realtec и JMicron, благодаря которым Stuxnet достаточно долго скрывался от антивирусных радаров. “Червь” активизировался не просто при заражении компьютеров – он был предназначен для получения доступа к системе Siemens WinCC (программируемые логические контроллеры Siemens PLC), которая, в частности, отвечает за сбор данных и оперативное диспетчерское управление производством на ядерных объектах Ирана.

Цель атаки и география распространения “червя” (преимущественно Иран) говорит о том, что это дело рук не обычных киберпреступников. Стоит отметить и очень высокий уровень программирования, продемонстрированный авторами “червя”.

Stuxnet мог быть создан командой высококвалифицированных профессионалов при финансовой поддержке и с одобрения суверенного государства с целью организации подрывной деятельности. По некоторым данным речь идет о спецслужбах Израиля и США.

Это событие свидетельствует, что против суверенного государства другим(-и) суверенным(-и) государством(-ами) впервые было применено кибероружие. Видимо, успешно.

Stuxnet – прототип кибероружия, использование которого повлечет за собой новую гонку вооружений. Кибервооружений. Учитывая всеохватывающий и всепоглощающий характер участия мировой Сети в жизни людей.

А теперь вспомним историю с “червем” Slammer в январе 2003 года, появление которого хотя и предсказал Касперский, но был по-человечески потрясен, когда узнал об отключении Южной Кореи от мировой Сети.

В апреле 2010 года в интервью британскому изданию PCR Касперский заявил, что в недалеком будущем государства будут воевать друг с другом в Интернете. А масштабные хакерские атаки приведут к тому, что отключенными от Сети окажутся целые страны, как это уже случалось с Южной Кореей и Эстонией (парализованной российскими хакерами после переноса «Бронзового солдата»). По словам Касперского, новые вирусные атаки будут отличаться целенаправленным воздействием на уничтожение инфраструктуры государств. Касперский высказал также уверенность «на 90%», что за некоторыми хакерскими атаками уже стоят правительства. «Глобальная экономика зависит от Интернета. Если у нас возникнут серьезные проблемы с интернет-инфраструктурой, если Интернет будет отключен, вы забудете о финансовом кризисе и глобальном потеплении», – предсказывал Касперский.

И всего через четыре месяца после этого интервью “червь” Stuxnet повредил инфраструктуру атомных объектов Ирана. И, по некоторым данным, за кибератакой стояли спецслужбы Израиля и США. Прогноз Касперского вновь сбылся на 100%. Просто какой-то новый тип человека. Киберпророк новой эпохи. Пророк киберэпохи.

Только теперь становится окончательно понятна фраза Евгения Касперского, которой он приветствовал участников Октоберфеста-2010: «В этом году Октоберфест отмечает свой 20-й юбилей, и в то же время можно сказать, что был мир до Октоберфеста 2010 года, и есть мир после Октоберфеста 2010 года».

Александр Гостев, кстати, тот самый “дятел”, который раздолбал вместе с Касперским “червя” Slammer, обрушившего Южную Корею в конце января 2003 года: «По сути дела Stuxnet стал той самой гранью, за которую раньше государства и компании старались не заходить. Этот “червь” показал, что возможности кибероружия весьма впечатляющи, а его реализация может оказаться крайне сложной задачей для защищающейся стороны.

Теперь, когда некий моральный и технологический барьер пройден, вещи, подобные Stuxnet, станут обьектом активного применения знаний и возможностей государственных ведомств и крупных компаний. Разумеется, по количеству атак и вирусных угроз “корпоративные” нарушители будут значительно уступать массам киберпреступников, но эти атаки потенциально могут быть гораздо более изощренными и трудно обнаруживаемыми. Ситуация значительно усложнится.

Эти атаки не будут затрагивать обычного пользователя. Это будет невидимая борьба, действия которой лишь изредка будут случайно попадать в поле зрения СМИ. Большинство жертв так никогда и не узнает, как и кем им был нанесен ущерб.

Речь идет даже не столько о киберсаботаже, чем занимался Stuxnet, скорее мы стоим перед лицом широкого применения нового класса шпионских программ. Это дает нам новый вид цели, – помимо существующей, деньги, – информацию. Информация как цель – вот что будет двигать все атаки со стороны новых участников. Информация – это главная ценность современного мира, и тот, кто ею владеет, – владеет всем.

Мы ожидаем появление нового класса шпионских программ, функционал которых можно описать достаточно просто – “украсть все”. Их будет интересовать сам пользователь – его местоположение, работа, увлечения, знакомые, данные о его семье, состоянии, цвете волос и глаз и т.д. Их будет интересовать каждый документ и каждая фотография, которая хранится на его компьютере.

Не правда ли, это похоже на то, что так стремятся заполучить социальные сети и продавцы интернет-рекламы? Так вот, эта информация действительно нужна всем. И даже не столь важно ее дальнейшее применение – достаточно того, что на нее есть спрос. Потенциальных покупателей таких данных – масса. А это значит, что киберпреступность получает еще один источник доходов.

Более того, по пути создания универсальных “похитителей всего“ пойдут и новые, описанные выше, участники вирусного фронта.

Несомненно, в области атак на мобильные устройства и мобильные ОС будут сделаны новые шаги, и в первую очередь это затронет Android. Несомненно, возрастет число атак на пользователей социальных сетей. Несомненно, DDoS-атаки продолжат оставаться одной из главнейших проблем Интернета. Несомненно, большинство атак будут использовать уязвимости и осуществляться через браузер.

Кроме того, традиционная киберпреступость все чаще и активнее начнет вторгаться в ранее избегаемые ими области – атаки на компании. Если ранее, помимо обычных пользователей, их привлекали исключительно банковские институты, платежные системы, то сейчас они достаточно продвинулись в технологическом плане для выхода на рынок промышленного шпионажа, шантажа и вымогательства у них».

По уровню эпидемиологической опасности в мировой Сети, 2010 и 2009 годы примерно одинаковы. Предположительно идентичный уровень киберпреступности сохранится и в 2011 году. По мнению Гостева, начало следующего десятилетия (2011–2020) будет иметь следующие особенности:

1. На сцену создания вредоносных программ и атак выходят новые игроки – государственные ведомства и корпорации.

2. Помимо получения денежной прибыли как цели, мотивом для создания вредоносных программ и атак будет являться получение информации; информация будет основной для новых участников, и она же станет дополнительной, как способ заработка, для киберпреступности.

3. Новый класс вредоносных программ Spyware 2.0 будет нацелен на кражу личности и тотальную кражу любых данных; Spyware 2.0 станет инструментом не только традиционной киберпреступности, но и новых участников.

4. Традиционная киберпреступность будет все чаще и больше атаковать корпоративных пользователей, постепенно уходя в сторону от прямых атак на индивидуальных пользователей.

5. Уязвимости ОС останутся главным методом осуществления атак кибепреступников, скорость обнаружения и использования со стороны киберпреступников значительно возрастут.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх