Глава 13

Германский прорыв

Германия сейчас дает самый большой доход среди других национальных рынков, около четверти всех доходов компании, это больше, чем приносят ЛК российские продажи.

«Лаборатория Касперского», подобно «Газпрому», основную часть своих доходов собирает с европейского рынка. «Антивирус Касперского» и Kaspersky Internet Security стали абсолютными лидерами продаж в сегменте домашних пользователей немецкоговорящих стран. Причем «Лаборатория Касперского» – единственная на немецком рынке российская компания, захватившая лидерство в целом сегменте. Не беря в расчет, конечно, «Газпром», который остается газовым монополистом. Более того, представительство «Лаборатории Касперского» в Ингольштадте, в небольшом городе, превратилось де-факто во второе градообразующее предприятие после автомобильного завода «Ауди».

Как это стало возможно? За ответом обращаюсь к Андреасу Ламму/Andreas Lamm, управляющему директору по странам Западной, Северной и Южной Европы, члену совета директоров «Лаборатории Касперского», поскольку во многом благодаря его усилиям компания так «рванула» в Европе и прежде всего в Германии. Приведу его ответ наиболее полно, чтобы были понятны причины феноменальных успехов ЛК в Германии.

«Не могу придумать ни одного действительно серьезного минуса российского происхождения компании, кроме постоянной проблемы с визой и иммиграционными документами, возникающей каждый раз, когда я лечу в Москву. Но то, что мы российская компания, дает нам существенное преимущество: редко в какой стране можно найти специалистов с таким превосходным математическим и компьютерным образованием.

Думаю, что невозможно перевести головной офис в другую страну. Одним из самых важных активов компании являются люди. Невозможно просто взять и переместить куда-нибудь офис, в котором более 1000 сотрудников работают с хорошей отдачей, или открыть где-нибудь новый офис. С другой стороны, может быть, имеет смысл расширить полномочия зарубежных офисов. Как компания, мы находимся в ситуации жесткой конкурентной борьбы за талантливых специалистов, и поэтому должны предоставить им возможность выбора расположения места работы.

В один ряд с Евгением Касперским я бы поставил Билла Гейтса или Стива Джобса. Они также очень харизматичные руководители, и их влияние на индустрию велико. Еще могу назвать Брюса Шнайера (Bruce Schneier). Он очень известный в мире и уважаемый эксперт по информационной безопасности.

Я не вижу большой разницы между российской, европейской или американской школой менеджмента. Сегодня практика управления в основном приходит из американских бизнес-школ и применяется повсеместно. Мне кажется, дело тут еще и в том, что языком международного общения является английский. Но, естественно, люди очень по-разному применяют приобретенные теоретические знания в работе. И это зависит во многом от уровня культуры и качества базового образования.

Русские умеют много работать и с удовольствием праздновать, им не чужд дух соревнования и они любят мотивацию; будучи радушными хозяевами, они не перестают быть серьезными деловыми людьми. Такого сочетания я нигде больше не встречал за всю мою профессиональную жизнь.

Не могу в деталях сравнить работу основных наших конкурентов Symantec, McAfee, Trend Micro, с нами, потому что никогда в них не работал. Если смотреть со стороны, то видно много отличий. Прежде всего, все упомянутые компании – публичные в отличие от нашей, поэтому и способ ведения бизнеса у них иной.

Второе отличие в том, как организована поддержка клиентов и партнеров. Мы часто слышим от своих клиентов и партнеров, что одной из причин их выбора в пользу “Лаборатории Касперского” является наша готовность в любое время оказать помощь и поддержку, если возникает проблема.

Третье. Наша корпоративная культура и то, как компания относится к своим сотрудникам, сильно отличается от того, с чем лично мне приходилось сталкиваться на предыдущих местах работы. И, что особенно важно, у нас очень харизматичный генеральный директор, которого знают во всем мире как эксперта. Это сильно отличает нашу компанию от других.

Еще одним плюсом является то, что у нашей компании отличная репутация, и к нам с удовольствием приходят работать отличные специалисты.

На самом деле работа здесь сильно отличается от работы в европейской или американской компании.

Когда я принимал решение о переходе на работу в “Лабораторию Касперского”, мне была интересна поставленная задача. А еще меня подкупила открытость людей, с которыми я разговаривал. Позднее я понял, что у этой компании большой потенциал.

Сегодня стимулом для меня по-прежнему являются многогранность моей роли в компании, задачи, которые приходится решать каждый день, и, конечно, желание помочь этой компании стать по-настоящему крупной.

Я до сих пор нахожусь под впечатлением от того, каких успехов компания, ее руководители и сотрудники, сумела достичь за столь короткий срок своего существования. Когда я вспоминаю, с чего начинался немецкий офис, то все произошедшее кажется мне нереальным: тогда это был “театр одного актера”, а сейчас в нем работают 130 сотрудников; тогда нас знала лишь небольшая группа системных администраторов, а сегодня мы лидируем на рынках большинства европейских стран и России, у нас сильные позиции в США, наш бренд хорошо известен в Азии! Нашими клиентами являются и отдельные покупатели, и огромные корпорации с числом рабочих мест, превышающим 100 000. Дух захватывает, когда я сравниваю цифры: за семь лет с момента начала моей работы в компании количество сотрудников увеличилось в десять раз, не говоря уже о продажах и товарообороте. За период с 1999 по 2009 год объем продаж компании вырос в сто раз. Это действительно очень серьезное достижение для любой индустрии.

Евгений Касперский любит говорить о том, что мы здесь для того, чтобы спасти мир. Но, если быть объективнее, миссия заключается в том, чтобы сделать мир более безопасным. Это большая цель, учитывая, что ежедневно в компьютерах и в самых технически совершенных средствах связи, которыми мы пользуемся, появляется более 30 000 новых угроз. Однако, мне кажется, что Евгений уже многого добился. Мы не только защищаем людей от вредоносного ПО, но и учим их, как им защитить самих себя. Образование пользователей – одна из основных целей Евгения Касперского, и мы вместе над этим работаем.

До тех пор, пока правительства будут не в состоянии (а я думаю, что они еще долго будут не в состоянии) идентифицировать каждого пользователя Интернета, справиться с киберпреступниками будет невозможно.

Очевидно, что жизни без Интернета больше не будет. Но мне кажется, что со временем Интернет изменится. Появятся люди, которые захотят получать услуги лучшего качества и будут готовы платить за такой высококачественный Интернет. С другой стороны, будут и те, кто станет довольствоваться и менее качественными услугами. Я думаю, что рано или поздно правительства начнут вводить ограничения в Интернете, а телевидение станет все глубже в него проникать. И в конце концов Интернет будет занимать все больше места в нашей каждодневной жизни.

У «Лаборатории Касперского» отличные перспективы, если, конечно, мы будем идти по выбранному пути. Компания не стоит на месте, все время появляются новые задачи. Такой рост возможен, только если компания готова меняться и идти на обдуманные риски. Лично мне интересно работать в разных странах, с представителями разных культур. Это действительно расширяет горизонты. Это потрясающее чувство! Оно доставляет огромное удовлетворение и позволяет мне чаще улыбаться».





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх