Глава 8

Одни дома

Евгений по-прежнему занимался разработками, а Наталья, как генеральный директор, курировала все остальные вопросы – маркетинг, финансы, международные продажи, продолжая работать до потери сознания. Сыновья оказались заброшены.

Совсем скоро после создания «Лаборатории Касперского» сыновья Касперских, Максим и Иван, которым тогда было соответственно девять и семь лет, пережили настоящий психологический удар: родители развелись.

«Касперский с самого начала не хотел, чтобы мы работали вместе. Считал, что это может привести к развалу семьи. Как в воду глядел. То, что мы видели друг друга двадцать четыре часа в сутки, думаю, сыграло не последнюю роль.

Конечно, такой “неслабый” Касперский, известный в профессиональной среде, ожидал к себе больше проявления внимания и заботы. А я ему все говорила: ты, мол, и здесь не прав, и там не прав. Со своей стороны, я тоже считала, что муж не оказывает мне достаточно поддержки. Вообще, мне неинтересно с людьми моего уровня, для полноценного общения нужны те, кто на порядок умнее меня, у кого можно что-то почерпнуть. Может, это и потребительская позиция. Очень трудно быть мягкой домашней киской, вести хозяйство и одновременно руководить компанией»[11].

Вот из такой ситуации, по мнению Натальи, выросли однажды услышанные ею слова о расставании.

Версия второй стороны выглядит следующим образом: «Я ждал месяца два или три, прежде чем объявил, что я ухожу, чтобы все произошло мягко-мягко, бесконфликтно. Когда я сказал, мол, я от тебя ухожу к другой женщине, мы пошли и поужинали вместе с Наташей. До этого было три месяца работы. К проектам, которые затрагивают судьбы других людей, я отношусь очень-очень серьезно. Хотя для нее это все равно было потрясение. Но мы остались друзьями. Сначала были мужем и женой, потом стали друзьями».

Наталья подтверждает, что Евгений в семье был совсем неконфликтным человеком, с ним даже поругаться невозможно. Он просто отворачивался и говорил: «Не буду с тобой разговаривать»… Она тоже малоконфликтный человек. Не было особых ссор и споров. Как-то все медленно разваливалось, а в конце концов развалилось. Интересы разошлись. «Мне его друзья наскучили, ему – мои», – говорит Касперская[12].

Оба сына остались жить с матерью. Евгений: «Вы знаете, я очень плохой отец. И вообще семья для меня… я их всех люблю, но я конкистадор. Кто-то должен воевать. Есть люди, которые сидят дома. А есть люди, которые совершают открытия».

Со стороны, конечно, это выглядит как обычная измена, хотя и бесконфликтная.

Фамилию Наталья так и не поменяла. То ли потому, что развод они поначалу скрывали от своих единомышленников, то ли потому, что фамилия уже стала капиталом.

Касперские остались в одной рабочей упряжке. Еще пару лет окружающие даже не догадывались, что Женя и Наталья в буквальном смысле этого слова видятся только на работе.

Впрочем, от себя не скроешься. И это стало еще одним сильным демотивирующим фактором, приведшим к череде внутренних кризисов. Логично предположить, что развод (соответственно, неизбежное глубинное психологическое расхождение между Касперскими) прошелся не только по детям, родителям, близким, образу жизни, но и по компании: бывшие супруги, причем оба-двое, оставались краеугольными камнями, на которых в начале истории выстояла «Лаборатория Касперского».





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх