Глава 14 . КАДРОВАЯ РАБОТА: ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ РЫЦАРЯ ПЛАЩА И ГРОССБУХА

В данной главе мне хотелось бы поговорить о кадровом обеспечении службы безопасности. В наши дни представление о профессии сотрудника СБ у широкого круга людей очень часто формируется по детективным романам и приключенческим фильмам. К сожалению, большинство из них дает искаженную картину этой тяжелой и неблагодарной работы. Если судить по большинству произведений, то сотрудник подразделений безопасности — это «квадратный» любимец женщин и завсегдатай ресторанов, прекрасно владеющий секретными приемами единоборств, стреляющий без промаха из любого положения и способный в одиночку решать любые задачи, лежащие за гранью возможного.

На самом деле нет ничего более далекого от реальности. В повседневной жизни все совсем не так. И не умение разбивать бутылки о собственную голову и головы оппонентов, а способность анализировать текущую оперативную обстановку и предвидеть дальнейший ход развития событий -вот главное достоинство людей нашей профессии.

Возвращаясь к разоблачению мифов, тиражируемых детективной литературой, можно отметить, что в отличие от героев детективных романов, не испытывающих особых психологических проблем, у реальных людей, работающих в сфере обеспечения безопасности, такие проблемы стоят очень остро.

Деятельность сотрудников СБ протекает в условиях, отличающихся высокой эмоциональной напряженностью, поэтому хороший оперативник должен быть сильным не только физически, но и морально. Если человек физически здоров, это помогает ему преодолевать физические нагрузки, более того, дает возможность подходить к сложным проблемам, оценивая их с предельной ясностью, независимо от того — разрешимы они или нет.

Оперработник структур безопасности гораздо более уязвим психологически, чем представитель любой другой профессии, ведь работа заставляет его жить в постоянном напряжении. Для подтверждения этого утверждения сошлюсь на результаты исследований английских психологов. Они разработали шкалу частоты возникновения стрессовых ситуаций в профессиональной деятельности. Исходя из десятибалльной оценки, частота стрессового состояния у шахтеров — 8,3, сотрудников государственных и негосударственных структур правопорядка — 7,7, журналистов и летчиков — 7,5, водителей такси — 6,8, учителей — 6,2, продавцов — 5,7, дипломатов и крестьян — 4,8, работников банков и программистов — 3,7, у служащих музеев — 2,8, у библиотекарей — 2,0.

Это еще раз подтверждает, что потребность в снятии стресса есть. Очень часто возникающий в процессе выполнения работы стресс пытаются заглушить спиртным. Одних угнетает чувство вины, у других сложные отношения с женщинами, у третьих в крови просто играет адреналин. Чтобы как-то расслабиться, просто необходимо иметь какую-то отдушину (хобби или увлечение чем-то). Это дает возможность освободиться, отдохнуть от нервной, изматывающей работы. Когда человек расслабляется, рассудок его становится спокойнее, мысль — яснее.

Кстати, умение отключаться в любой обстановке отличает профессионала от дилетанта. Оперативник имеет право расходовать свое «серое вещество» только тогда, когда это действительно необходимо. В остальное время он должен находиться в состоянии покоя. Иначе долго он такой жизни не выдержит.

Хотелось бы отметить еще одно заблуждение, регулярно тиражируемое дешевыми боевиками. Это миф о том, насколько высокоэффективной в разведдеятельности может быть замена кадровых сотрудников криминальными элементами.

Одним из самых показательных примеров абсурдности этого утверждения может служить следующий факт. К середине 50-х годов в израильской военной разведке «Аман» сложилась сложная ситуация — старая агентура в арабских странах уже выработала свой ресурс, а с подготовкой и заброской новой были определенные проблемы. Используя эту ситуацию, армейский психолог Давид Руди сумел убедить руководство «Аман» в возможности привлечения к разведдеятельности пациентов местных тюрем. Доктор Руди утверждал, что люди с криминальным прошлым в глубине души желают реабилитировать себя, выполняя свой долг перед обществом, т.е. он всерьез считал, что чем больше человек виноват перед обществом, тем с большим рвением он будет пытаться вновь заслужить его (общества) доверие.

Данный эксперимент полностью провалился, так как был проигнорирован один простой факт: присущие выходцам из криминального мира авантюризм, недисциплинированность, жадность, ненадежность, привычка обманывать всех и вся — весьма неподходящие качества для профессионального разведчика.

Израильские спецслужбы сделали должные выводы из этого случая и в дальнейшем никогда не шли на замену профессионалов уголовным элементом. Сегодня «Моссад» и «Аман» считаются одними из самых эффективных в мире. Это связано еще и с тем, что вся страна и в первую очередь ее спецслужбы объединены националистическими идеями выживания еврейской нации во враждебном арабском мире.

В этом смысле весьма показательна уже упоминавшаяся ранее история вербовки израильской научно-технической разведкой «Лакам» аналитика разведки ВМС США Джонатана Лолларда. Вербовка Полларда была осуществлена в основном на идеологических мотивах — на его желании помочь в деле защиты государства Израиль.

Будущим израильским спецслужбистам мозги в этом направлении промывают так, что нашим «специалистам по западным демократиям» и не снилось. Идею о величии государства Израиль начинают внушать еще в начальной школе. По достижении совершеннолетия каждый израильтянин обязан отслужить в вооруженных силах, где также проходит сильную идеологическую обработку. Абсолютное большинство публикаций в прессе, программ радио и телевидения направлено на формирование активной жизненной позиции гражданина государства Израиль. Кстати, мало кто знает, что в Израиле до сих пор действует цензура, и никто этому не ужасается. Жесткий отбор на работу в спецслужбы также призван не допустить туда носителей «чуждых» идей.

Для сравнения: у нас в «герои нашего времени» изо всех сил пытаются протащить напрочь «отмороженного» киллера Данилу Багрова из откровенно дебильного боевика «Брат». Наблюдая все это безобразие, по-настоящему понимаешь, что любить водку, халяву, революции и пьяные драки — этого явно недостаточно, чтобы называться русским. Правда, изменения к лучшему уже видны, по крайней мере на государственные праздники хор МВД совместно с известным бардом уже не поет блатные песни.

Своя идеология имеется и у американской разведки — это вера в рыночные ценности и демократию. Правда, очень часто сотрудники ЦРУ шли на измену этим идеалам из-за прагматичного подхода к деньгам и возможности быстрого заработка.

В связи с этим после анализа причин предательств кадровых сотрудников ЦРУ его руководством в срочном порядке был установлен жесткий контроль за соответствием доходной и расходной частей семейного бюджета всех секретоносителей. Помимо этого все госчиновники, имеющие долги и финансовые трудности, которые в потенциале могли бы стать объектами вербовки иностранными разведками, были занесены в специальные списки.

Кстати, по версии ЦРУ и ФБР именно несоответствие доходов и расходов позволило американской контрразведке выявить «крота» КГБ в ЦРУ О. Эймса.

Профессиональные требования, предъявляемые к сотруднику СБ, весьма схожи с аналогичными требованиями к сотрудникам государственных структур безопасности, поэтому формирование твердого морально-идеологического стержня у сотрудника СБ жизненно необходимо. Об этом, по моему мнению, очень хорошо сказал в своем давнем интервью «Комсомольской правде» генерал-лейтенант КГБ СССР Н.С. Леонов: «Я твердо убежден, что без идеологии не может быть разведки. Без идеологической основы любого разведчика можно перевербовать: плати ему больше — и все тут. Возьмите Китай. Это в общем-то бедная страна. А громких случаев предательства я что-то там не припомню. Почему? Да потому, что всю китайскую разведку пронизывают идеи служения величию Поднебесной империи, дух великодержавного национализма. Горько признавать, но наше российское общество, например, лишившись сковывающих систему идеологических обручей, на сегодня осталось практически без какой-либо национальной идеи как своей собственной концепции. Где идеи о великой России, о державности и государственности, ее роли и месте в этом изменяющемся мире? Нет их».

Какие же идеологические установки можно предложить для сотрудников негосударственных структур безопасности?

Хорошим образцом для подражания в деле идеологической обработки персонала являются японские корпорации. Конечно, не стоит тянуть осипшими голосами каждое утро гимн предприятия, у нас совсем другой менталитет, и простое копирование будет восприниматься персоналом только в качестве издевки. Но сделать так, чтобы каждый сотрудник чувствовал себя важным элементом трудового коллектива, стоит.

Функционирование любой спецслужбы, как государственной, так и негосударственной, невозможно без железной дисциплины.

Хорошее знание законодательства и повышенное чувство ответственности за последствия принятого решения и совершенных действий должны являться одним из основных компонентов успешной карьеры специалиста в области обеспечения безопасности. Если обратиться к положительному опыту тех же израильских спецслужб, то согласно их внутреннему уставу сотрудники, уличенные в использовании служебного положения в личных целях, во лжи или неполной отчетности, подлежат увольнению без пенсии и выходного пособия. А наиболее «выдающиеся личности» предстают перед внутренним судом. Такой жестокий дисциплинарный режим имеет своей целью создание внутренней атмосферы, основанной на взаимном доверии и полной подотчетности руководству. Руководство «Шин Бет» (израильская контрразведка) со дня своего основания постоянно внедряет в умы своих подчиненных постулат о том, что независимо от обстоятельств их отчеты в штаб-квартиру должны быть полными и правдивыми. Да, сама природа работы сотрудника спецслужб требует лжи внешнему миру, однако своему руководству оперативные работники должны говорить только правду.

Конечно, практика показывает, что ожидать всемерного исполнения этого принципа было бы весьма наивно. Рано или поздно человек, которому разрешено лгать при одних условиях, может солгать и в других. История той же «Шин Бет», также имеет свое темное пятно под названием «история автобуса № 300», когда сотрудники контрразведки по приказу своего руководства давали в рамках проводимого служебного расследования недостоверную информацию.

Рискну утверждать, что на сегодняшний день сотрудник СБ должен уже на «мышечном уровне» осознавать, что его служебная деятельность строго регламентируется действующим российским законодательством, за рамки которого он не имеет права выходить.

Кстати, дыр в наших законах столько, что это не так уж и сложно.

В последнее время на руководство СБ помимо всех его служебных обязанностей ложится еще одна функция — воспитательная, особенно по отношению к молодому пополнению.

Я прекрасно понимаю, что эта набившая оскомину еще на «государевой службе» истина скорее всего многими будет воспринята в штыки, так как жива еще память народная о «воспитательной работе», которую с нами проводили в советское время. Занудные партсобрания, отчеты о соцсоревновании и т.д., и т.п. Но позволю себе не согласиться, любую светлую идею можно дискредитировать, поручив ее воплощение идиотам. Ведь недаром ходила злая шутка о том, что ликвидировать организованную преступность элементарно, стоит только внедрить туда десяток замполитов.

Подход к воспитательной работе должен быть творческим и во многом индивидуальным.

Хотелось бы отметить, что работа негосударственных структур безопасности снизу доверху строится на доверии. Каждый сотрудник СБ должен быть уверен, что ему полностью доверяют, должен ценить это доверие и никогда им не злоупотреблять.

Однако доверие подразумевает соответствующий контроль за деятельностью всех элементов системы безопасности предприятия, а в кадровой политике — разработку таких критериев оценки деятельности каждого отдельного работника, которые бы стимулировали его активность, способствовали объективной оценке его достижений и служебному росту и не толкали на злоупотребления.

Вывод — воспитательные методы должны подкрепляться контролем эффективности деятельности каждого сотрудника и жесткой профилактической работой по обеспечению собственной безопасности СБ. Причем с практикой, когда этим частенько занимаются дипломированные бездельники, надо заканчивать.

Проблема воспитательных мер тесно связана с задачей комплектования подразделений негосударственной безопасности квалифицированными кадрами. Эта проблема очень часто решается с помощью прежних связей. В свою очередь это имеет как положительные, так и отрицательные моменты, и, как показывает практика, минусы здесь очень часто могут перевешивать возможные плюсы. Да, действительно с прежними коллегами проще найти общий язык, они располагают определенными навыками и связями в соответствующих структурах. Но для них характерны следующие вещи.

Во-первых, как известно, если не «вариться» в определенной среде, то связи в «конторе» рано или поздно обрываются (обычно в течение 2-3 лет, а то и раньше).

Во-вторых, весьма распространен так называемый синдром «красных корочек». Это означает, что, потеряв официальное прикрытие в виде заветных слов и служебного удостоверения, отдельные персонажи становятся совершенно непригодны для оперативной работы.

В-третьих, комплектация подразделения безопасности только отставниками весьма чревата «пенсионным» синдромом. По своему опыту могу сказать, что существует определенная категория лиц, которая желает получать приличную зарплату исключительно только за факт своего присутствия на рабочем месте.

В-четвертых, сегодня обеспечение экономической безопасности — это не только опыт работы по сбору информации, но и знание экономики, аудита, современных информационных технологий, а также многое-многое другое.

Это в госструктурах можно распределить всех работников по линиям работы и каждому поручить какой-то конкретный участок: один ищет полезные связи и устанавливает с ними первичный контакт, другой ведет их изучение, третий осуществляет вербовку, четвертый «ведет» информатора и т.д. Ну а в итоге многим бывшим сотрудникам, даже имеющим большой опыт оперативной работы, очень часто требуется от двух месяцев до полугода, чтобы освоиться в негосударственных СБ и отойти от своей узкой специализации.

Показательно и то, что если на «государевой службе» существует определенная специализация, т.е. деление по принципу «оперативник» — «аналитик», «объектовик» — «линейщик», то в коммерческих структурах структура служебных обязанностей частенько бывает сильно размыта.

Исходя из вышеизложенного, выскажу возможно весьма спорное для многих мнение — совсем необязательно комплектовать службу безопасности полностью ветеранами спецслужб или правоохранительных органов. Как показывает практика, достаточно 30% высококлассных специалистов (которые составят костяк подразделения) для эффективного обучения подрастающего поколения.

Самым эффективным способом решения задачи по повышению квалификации «молодняка» без отрыва от производства может стать «работа в паре», т.е. когда новичок прикрепляется к более опытному сотруднику. Вероятность «наломать дров» по незнанию в этом случае значительно снижается, кроме того при работе в паре происходит так называемый мультипликативный эффект, когда «ветеран» передает свой богатый оперативный опыт «молодому», а тот, в свою очередь, консультирует его в области работы с компьютерной техникой и новыми информационными технологиями.

Еще одним эффективным способом повышения профессионализма сотрудников является регулярная ротация кадров: время от времени сотрудники должны принимать участие в деятельности своих коллег и хотя бы в общих чертах представлять себе направление их работы. Жизнь уже неоднократно доказывала, что универсалы, способные делать все одинаково хорошо, в природе встречаются весьма редко. Но стремиться к взаимозаменяемости сотрудников с минимальным отрывом их друг от друга в знаниях и умениях жизненно необходимо.

Проблема воспитания и профессиональной подготовки связана еще и с тем, что массового пополнения (как было в 1991 и 1993 годах) негосударственного сектора безопасности профессиональными кадрами скорее всего уже не будет. Даже в случае, если разговоры о грядущих сокращениях подтвердятся, это кардинально не изменит ситуацию на рынке квалифицированных кадров в области безопасности.

Как мне кажется, это будет обусловлено следующими причинами.

1. В свете проблем с наполнением госбюджета сокращения и исход кадров из налоговой полиции маловероятны. Органы госбезопасности и так уже изрядно обескровлены рядом реструктуризации. В органах внутренних дел ситуация с кадрами также весьма сложная, налицо явная нехватка самой продуктивной категории сотрудников — оперативников и следователей среднего возраста (по данным самого МВД, только 51% оперативных работников и следователей имеют высшее юридическое образование).

2. Уровень необходимой профессиональной доподготовки для работы в негосударственных структурах безопасности становится все выше и выше. Некоторые из уволившихся (особенно в регионах) на него просто не тянут. В немногочисленных службах безопасности коммерческих структур каждый сотрудник на счету, и когда в распоряжении руководителя СБ максимум три-четыре человека, он не может себе позволить, чтобы хоть кто-то один из них выпадал из игры, потому что сразу оголяется какой-нибудь важный участок работы. В негосударственных подразделениях безопасности все независимо от своей специализации должны владеть основными направлениями оперативной работы: привлекать к сотрудничеству информаторов и работать с ними далее, обрабатывать материалы СМИ и Интернета, анализировать и синтезировать полученные данные, готовить аналитические документы, — т.е. быть специалистами на все руки.

3. Постоянное общение с руководителями и сотрудниками СБ областей Центральной России позволяет мне утверждать, что в настоящий момент активное формирование подразделений безопасности (именно безопасности, а не охраны) идет в основном в регионах. Во многом это связано с очередным переделом рабоче-крестьянской собственности. Но если в Москве и Санкт-Петербурге имеется возможность выбора из нескольких квалифицированных кандидатов, то в регионах, к сожалению, это весьма проблематично. Ну а жителей столицы в провинцию, как известно, трактором не затащишь.

Как показывает практика захватов интересующего сектора экономики или сегмента рынка региона столичными акулами бизнеса, местные кадры в этих мероприятиях задействованы где-то от 10 до 40%. Причем в большинстве случаев это только информационно-поисковая работа. Обработка и анализ информации, планирование и проведение самих мероприятий, а также контроль за надлежащим исполнением директив лежат на людях, прибывших из центра.

Однако осуществлять оперативный мониторинг текущей обстановки издалека весьма сложно. Работа столичных специалистов вахтовым методом в течение двух-трех месяцев дает результаты только в том случае, если направлена на создание работоспособного подразделения безопасности на месте. Поэтому вопрос подготовки и переподготовки кадров для региональных СБ в самом ближайшем времени встанет во всей своей красе.

А теперь давайте попробуем нарисовать профессиограмму идеального сотрудника подразделения безопасности коммерческой структуры. Излишне говорить, что идеального не бывает и мы с вами работаем с тем человеческим материалом, который под рукой, но какие-то ориентиры все-таки должны быть.

Совершенно ясно, что для достижения успеха в своей профессиональной деятельности сотрудник службы безопасности должен обладать определенными качествами.

Во-первых, его образ мышления должен носить причинно-следственный характер, т.е., решая поставленную задачу, оперативник не должен ограничиваться констатацией известных фактов, а стремиться к осознанию причин возникновения исследуемых явлений.

А раз так, то его мышлению необходимы следующие качества:

— глубина — способность проникнуть в сущность фактов, понять смысл происходящего, предвидеть ближайшие и отдаленные, прямые и побочные результаты явлений и поступков;

— широта — умение охватить широкий круг вопросов и фактов, привлекая знания из различных областей теории и практики;

— мобильность — способность к продуктивному мышлению, мобилизации и использованию знаний в сложных условиях, в привычной обстановке;

— быстрота — умение решать задачи в минимальное время, ускоренно оценивая обстановку и принимая необходимые меры;

— самостоятельность — способность к постановке цели и задач, умение находить их решение и пути к их достижению без посторонней помощи;

— целеустремленность — волевая направленность мышления на решение определенной задачи, способность длительное время удерживать ее в сознании и последовательно, планомерно думать над ее разрешением;

— критичность — умение взвешивать сообщения, факты, предположения, отыскивая ошибки и искажения, раскрывая причины их возникновения;

— гибкость — умение подойти к явлению с различных точек зрения, устанавливать зависимости и связи в порядке, обратном тому, который уже был усвоен, варьировать способы действия, перестраивать свою деятельность и изменять принятые решения в соответствии с новой обстановкой.

Работа в подразделениях безопасности требует от человека находчивости, хорошей образной памяти, умения быстро и хладнокровно принимать решения, высокого уровня организованности, настойчивости и эмоциональной устойчивости. Сотрудник СБ, используя свои профессиональные навыки, должен получать необходимую информацию об источниках угроз, осуществлять аналитическую обработку собранных сведений, а также синтезировать решение, результатом которого является предотвращение ущерба для предприятия.

Поэтому оценка профессиональной пригодности сотрудника службы безопасности предприятия должна учитывать социальную, реконструктивную, организационную, коммуникативную и поисковую стороны деятельности, в которых реализуются личностные качества, навыки и умения, обеспечивающие успех в его работе, а также его интеллектуальный уровень.

Социальный аспект деятельности сотрудника СБ в первую очередь состоит в стремлении создать на предприятии обстановку, препятствующую осуществлению преступных намерений.

Сущность реконструктивной стороны деятельности заключается в мысленном создании модели возможных преступления и правонарушений, создании плана, направленного на предупреждение нанесения ущерба предприятию, и разработке основных версий в рамках проведения служебного расследования.

Эвристические способы анализа информации, в процессе которых реализуются возможности интуиции и воображения оперативника, усиленно используются особенно на начальном этапе работы. Хороший опер уже сегодня должен прогнозировать то, что его начальники потребуют от него завтра. Это очень важно, так как всегда существует разрыв между тем, что может показаться полезным «в поле», и тем, что считает важным руководство.

Специалисты в области оперативной психологии различают наглядно-действенное, образное и абстрактное мышление. Если рассматривать повседневную профессиональную деятельность сотрудника СБ, то он активно использует все три типа мышления, в процессе его работы все эти виды взаимодействуют и непрерывно переходят из одного в другой.

Как уже говорилось выше, анализ и синтез в оперативной работе имеют огромное значение.

Во-первых, сложность, противоречивость и большой объем оперативных материалов, получаемых в результате информационно-поисковой работы, дают повод говорить о невозможности получения конечного продукта (справки о проверке предполагаемого партнера, справки по материалам служебного расследования о хищении, оценке региона предполагаемой инвестиционной активности) без тщательного анализа всех имеющихся в распоряжении фактов.

Для того чтобы качественно оценить складывающуюся оперативную обстановку, хаос жизненных событий и конфликтов должен обрести бесстрастную форму математической задачи: данные изначальной ситуации, последующее ее изменение, известные и неизвестные величины, сообразуясь с которыми придется действовать, средства, предоставляемые в распоряжение, и, наконец, цели операции.

Можно предложить следующую методологию анализа оперативником своей повседневной деятельности, состоящую из трех этапов: проверка своих действий перед началом операции, во время нее и по окончании. Анализ, предшествующий любому оперативному мероприятию, исключительно важен, так как готовит вас к предстоящим действиям, однако он никогда не бывает математически точным, поскольку мы имеем дело лишь с вероятностью события, т.е. с тем, что еще не произошло, и неизвестно, произойдет ли это так, как мы прогнозируем. Анализ во время действия крайне необходим, чтобы не сделать ошибочного шага, однако он не столь глубок — нет времени на долгие раздумья. Анализ после действия, напротив, подробный и обстоятельный, однако возможности что-то изменить уже нет. Каждый из этих способов по-своему несовершенен, но все они совместно образуют отличный аппарат.

Однако понимание материала, подготавливаемое анализом, может быть достигнуто только в результате синтеза. Версии, план служебного расследования, оценка полученных прямых и косвенных доказательств — все это синтетические образования.

В итоге оперативное мышление требует гармоничного сочетания анализа и синтеза.

Коммуникативная сторона деятельности сотрудника СБ предполагает активное использование речи в ее основных формах — устной и письменной. Умение передать свои мысли для него так же важно, как умение мыслить, а умение слушать и слышать, в свою очередь, не менее важно, чем умение говорить.

Профессиональная деятельность сотрудника СБ постоянно требует большой личной инициативы, упорства, настойчивости, целеустремленности и незаурядных организаторских способностей.

Он должен обладать системой психологических знаний, а также навыков и умений, которые способствуют разрешению различных сложных ситуаций и являются ключом к постижению истины. Эта тема достаточно глубоко поднималась ранее, поэтому ограничимся вышесказанным.

Коммуникативная сторона деятельности сотрудника СБ проявляется и в организации процесса получения информации от различных людей об интересующих его личностях, фирмах, их связях, наличии в отношении них компрматериалов и т.д.

Как уже говорилось выше, у сотрудника СБ нет четкого разделения по направлениям, он и «линейщик», и «объектовик» одновременно. Потребность в получении информации требует установления самых тесных контактов как с персоналом предприятия, так и с окружением и персоналом объектов оперативного интереса. А это далеко не просто. Люди разные, по-разному настроены: дружественно, требовательно, настороженно, выжидающе или даже агрессивно. И нужно не просто контактировать с ними, а завоевать уважение, доверие и авторитет.

Пожалуй, самое главное для оперативника — это умение разбираться в людях, находить пути к их сердцам и душам, отличить честного человека от стяжателя, ориентироваться в сложной иерархии группы расхитителей и безошибочно выделять в ней слабое звено, через которое можно было бы раскрыть сложное, замаскированное хищение.

Взгляд, специфический оборот речи, малейшее движение не должны остаться незамеченными. Любая мелочь может характеризовать человека.

Необходимо добавить и быстроту реакции на меняющуюся обстановку, умение общаться с людьми различных категорий — от директора крупного предприятия или НИИ до последовательно деградирующего грузчика. И к каждому нужно отыскать индивидуальный подход.

Со всеми этими людьми необходимо быстро вступить в контакт. Для деятельности оперативника характерны маневренность, трезвый учет меняющейся обстановки, находчивость, выбор наиболее целесообразных путей решения стоящих перед ним задач, правильное, с учетом конкретной ситуации, сочетание убеждения и принуждения в условиях соблюдения правовых предписаний.

В последнее время в связи со все большей глобализацией сферы деятельности российских предприятий, выходом их на мировой рынок встает проблема владения сотрудниками СБ иностранными языками.

Иначе возможны различные ситуации. В качестве примера можно привести следующую историю. Японский премьер-министр Мори во время встречи с Б. Клинтоном после обмена рукопожатиями должен был спросить у американского президента «How are you?» (Как Вы поживаете?). На это тот должен был ответить «Fine, and you?» (Отлично, а Вы?). Далее Мори нужно было сказать: «Me too» (Я тоже). После этого к своим обязанностям должен был приступить переводчик.

Все выглядело достаточно просто, но Мори все перепутал и вместо -«How are you» — спросил: «Who are you?» (Кто Вы?). Клинтон решил схохмить и ответил: «Я муж Хиллари Клинтон… Ха,. Ха…». На что Мори невозмутимо произнес: «Я тоже… Ха… Ха… Ха…».

После чего воцарилась длительная пауза…

Организационная сторона деятельности сотрудника СБ выражается в собранности и целеустремленности (рефлекс цели), способствующих преодолению всех сложностей, возникающих в процессе работы. Оперативник должен обладать высоким уровнем самодисциплины и умением точно планировать свое и чужое время, организовать доверительных помощников, общественность и уметь продуктивно использовать эту помощь.

Он должен быть в курсе деятельности предприятия, его подразделений, вникнуть в эту деятельность. В идеале его задача — путем рекомендаций, советов, подготовки предложений по вопросам своей компетенции способствовать повышению эффективности работы всех звеньев организации в целях предотвращения угроз его безопасному функционированию.

Деятельность службы безопасности должна свести к минимуму саму возможность возникновения конфликтных ситуаций, уделяя значительное внимание предупреждению и профилактике возможных правонарушений.

Работа сотрудника СБ в значительной степени строится на его авторитете, служебных контактах, на сложившихся на предприятии деловых отношениях. А это, в свою очередь, зависит от того, как он себя «поставил», как своей работой он доказал необходимость функционирования СБ на предприятии, ее важность для деятельности предприятия, для решения поставленных руководством задач.

Если рассматривать хорошо организованные подразделения безопасности коммерческих структур, то можно безусловно прийти к выводу, что СБ приносит предприятию экономический эффект и непосредственно влияет на результаты хозяйственной деятельности, предупреждая убытки, сокращая или ликвидируя дебиторскую задолженность, получая информацию о конкурентах и нащупывая новые пути возможного развития предприятия.

Сущность поисковой стороны заключается в выявлении следов нарушений и преступлений, создании «портрета» его участников, т. е. таких характеристик, которые дают возможность последующей идентификации их личности.

Высокая эффективность наблюдения обеспечивается наличием определенной, ясно сформулированной задачи. В конечном итоге главную роль в наблюдении играет интеллект.

Наблюдение как психический процесс и форма деятельности вырабатывает интеллектуальное качество — профессиональную наблюдательность, которая становится чертой личности оперативника.

Есть также психологическая наблюдательность — умение подмечать и улавливать внешние проявления внутреннего мира людей, способность понимать их чувства, переживания, побуждения, мотивы и цели, распознавать психические свойства личности, угадывать психический «подтека» каждого действия и поступка.

Очень важным аспектом психологической наблюдательности является умение наблюдать за собой, анализировать собственные поступки и действия, учитывать ошибки и вовремя исправлять их.

Не менее важно при расследовании этой категории дел выявить условия, которые способствовали совершению конкретных хищений. Все эти разрозненные факты представляют собой фрагменты целой картины, и надо обладать большим запасом разносторонних знаний, большим опытом и терпением, чтобы из перечисленных выше признаков была воссоздана цельная картина сложного, замаскированного хищения.

На результатах работы сотрудника СБ очень сильно сказывается знание им внутреннего и внешнего окружения предприятия и умение быстро ориентироваться в текущей оперативной обстановке.

Интеллектуальные качества сотрудников СБ. Люди, которым по долгу службы приходится противостоять сотрудникам СБ, как правило, юридически грамотны, профессионально квалифицированны и весьма изворотливы. Результаты и масштабы их деятельности по нанесению ущерба защищаемому хозяйствующему субъекту не всегда заметны. Общеизвестно, что большинство случаев нанесения ущерба хозяйствующему субъекту совершается с использованием ошибок и недостатков в учете материальных и финансовых ценностей, поэтому, чтобы бороться с оппонентами на равных, сотрудники СБ должны знать основы бухгалтерского учета, товароведения, технологии изготовления продукции, особенности ее переработки, транспортировки и хранения. А так как работать приходится в самых различных областях промышленности, торговли и сельского хозяйства, то можно представить, какими широкими и разнообразными познаниями для этого нужно обладать.

Руководство предприятия и самой СБ должно всячески поощрять любознательность своих сотрудников, морально и материально стимулируя их потребности в приобретении знаний, прямо или косвенно связанных с профессиональными интересами и целями деятельности.

Одной из самых неприятных психологических проблем для сотрудника подразделения безопасности, какими бы интеллектуальными качествами он ни обладал, может стать так называемое «туннельное видение». Для того чтобы составить мнение о том, что это такое, и попытаться избежать этого дефекта восприятия, рассмотрим следующий пример.

Однажды литературный критик Б. Сарнов, изучая новинки советской поэзии, обнаружил в сборнике молодого поэта стихотворение Анны Ахматовой. Из любопытства в качестве эксперимента он решил показать злополучный сборник стихов своим знакомым, представителям разных профессий, и все испытуемые довольно легко нашли плагиат. Каково же было удивление критика, когда на руководимом им семинаре по литературоведению его участники — профессиональные литераторы — оказались бессильны выполнить аналогичное задание.

Анализируя подобные факты, Б. Сарнов сформулировал своеобразный закон, который гласит: «На определенном этапе профессионализации (в любых областях знания) люди не только получают и впитывают нужную для данной профессии информацию, но и лишаются подчас тех самых качеств, которые им профессионально же необходимы».

Объяснение этому следует искать в особенностях человеческой психики. Практика показывает: как только у человека появляется иная цель, отличная от основной, которая представляется важной и актуальной, она однозначно притягивает к себе внимание, концентрируя его волю. Сформировавшаяся психологическая установка на новую цель способна вызвать эффект «зашоренности».

В свое время в одном из областных управлений КГБ СССР ходил анекдот о том, как один опер, изучая документы на получение загранпаспорта, с удивлением прочитал в автобиографии некоего гражданина, что в конце 60-х тот работал истопником в КГБ. Проверка по учетам дала отрицательный результат. «Е-мое, да он же нелегал», — решил опер. Сияя от радости и мысленно крутя дырочку в лацкане своего пиджака, он вызвал гражданина по повестке и задал ему в лоб сакраментальный вопрос: «Вы действительно работали в КГБ?».

«Да, работал, — уверенно ответил объект интереса. — В Коллективной Городской Бане».

Нет, не зря в народе КГБ называли «Конторой глубинного бурения» — отдельные персонажи иногда бурили прямо до центра земли.

Конечно, этот случай можно отнести к явлениям нелепым и анекдотическим. Однако, как показывает опыт, к синдрому «туннельного видения» надо относиться весьма серьезно.

В этом плане весьма показателен эпизод из деятельности охраны французского президента Шарля де Голля.

Однажды французской службой безопасности была получена оперативная информация о готовящемся на него покушении. Суть сообщения состояла в том, что по маршруту движения президентского кортежа, в куче песка на обочине шоссе, террористы заложили газовый баллон, начиненный 45 кг взрывчатки.

Если бы операцию возглавлял не слишком изощренный в своем деле специалист, то его действия были просты, как дважды два — немедленно информировать президента, изменить маршрут движения президентского кортежа, усилить меры безопасности и т.п.

Но в реальности все было значительно круче. Руководство службы безопасности во что бы то ни стало решило выявить и задержать злоумышленников. И после того, как саперы незаметно обезвредили взрывное устройство, все осталось по-прежнему.

В день планируемого покушения, как обычно, президентский кортеж двигался по привычному маршруту. Когда президентский «ситроен» поравнялся с вышеупомянутой песочной кучей, раздался мощный взрыв. Водитель рванул машину вперед что было мочи, и лишь чудо спасло жизнь генерала. Оказывается, никто не предусмотрел вероятности того, что террористы решат подстраховаться еще и канистрой с напалмом.

Опираясь на этот случай, можно вывести универсальное правило оперативной работы: «Никакая другая задача не может и не должна отодвигать безопасность защищаемого физического или юридического лица на второй план».

И, наконец, в заключение несколько слов о текучке кадров в подразделениях безопасности негосударственных структур. В последнее время среди определенной части российских бизнесменов очень популярен лозунг: «Не нравится — увольняйся!» Подход этот чрезвычайно порочен по своей сути. Текучка кадров — явление опасное не только с точки зрения оголения рабочих участков и возможной утечки информации, это еще и приличные финансовые и временные затраты на подготовку надежной замены.

Сегодня работник умственного труда, а сотрудник СБ относится именно к этой категории, продает владельцам предприятия не столько свою способность к труду, сколько конкретные результаты своей интеллектуальной деятельности. Данное обстоятельство отражает повсеместно возрастающую зависимость современного предприятия от его персонала (естественно, не только сотрудников подразделений безопасности), сегодня многие компании уже не могут с легкостью заменить одного работника другим, так как именно интеллектуальные способности составляющих их личностей служат залогом выживания и успеха на рынке.

В связи с этим руководство СБ должно быть в курсе всех изменений в настроении личного состава и отслеживать малейшие признаки недовольства.

Ну а если уход неминуем, то в большинстве случаев бывает дешевле отпустить сотрудника и остаться с ним в нормальных отношениях, чем удерживать его до последнего, вынуждая тем самым уйти, громко хлопнув дверью.

Кстати, иностранцы придумали очень эффективное лекарство от увольнений из-за неудовлетворенности своим положением. Если в результате тестирования или собеседования перед приемом на работу выясняется, что уровень подготовки и знаний претендента значительно превышает необходимый для выполнения его функциональных обязанностей, а в ближайшем будущем более значимых вакансий на предприятии не предвидится, то соискателю, несмотря ни на что, вежливо отказывают.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх