Глава 3. СИСТЕМА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

1. Введение

В предыдущей главе была показана методика работы разведывательного подразделения службы безопасности промышленного предприятия. Но жизнь диалектична, и всегда нужно исходить из предположения, что ваши оппоненты также имеют собственную разведку.

В данной главе мы рассмотрим работу подразделения экономической контрразведки службы безопасности хозяйствующего субъекта, включающую в себя выявление, предупреждение, пресечение попыток инфильтрации и вербовки агентуры конкурентами, партнерами и криминальными структурами, предотвращение утечки конфиденциальной информации о деятельности предприятия со стороны его сотрудников, партнеров и клиентов, профилактическую проверку лояльности его сотрудников, служебное расследование фактов подлога и хищений, оперативное прикрытие персонала, зданий и объектов предприятия.

Как показывает практика, нанесение ущерба родному предприятию отдельными представителями его трудового коллектива обычно не ограничивается банальными кражами; сюда еще можно добавить разглашение конфиденциальной информации, использование не по назначению материалов и оборудования предприятия, вандализм, саботаж, злоупотребление алкоголем и наркотиками на рабочем месте, «кражу рабочего времени», оплату фиктивных больничных листов и т.п.

Наряду с вышеперечисленным подразделение контрразведки должно уделять достаточное внимание предупреждению возникновения в коллективе предприятия негативных процессов. Это могут быть: трудовые конфликты с администрацией, обострение межнациональных отношений, угрозы забастовок, групповые нарушения общественного порядка и т.п.

Выявление и устранение причин и условий вышеперечисленных кризисных ситуаций должно проводиться как специальными (применяя административные дисциплинарные методы), так и социально-психологическими методами (согласуя интересы конфликтующих сторон).

Однако следует еще раз напомнить, что служба безопасности предприятия не может и не должна подменять собой правоохранительные органы, и при выявлении признаков готовящегося или совершенного преступления необходимо обязательное взаимодействие с органами внутренних дел, ФСБ и прокуратуры {Специально для иностранцев, читающих эту книгу, поясняю: в России теми, кто недоволен существующим строем, занимается ФСБ, а теми, кто доволен, — ОБЭП и налоговая полиция.}.

2. Обоснование необходимости создания контрразведывательного подразделения в стриктуре службы безопасности предприятия

К сожалению, достоверной российской статистики ущерба от преступлений в сфере экономики не существует. Если же обратиться к западным оценкам, то там этот ущерб составляет 2,3% от общего национального продукта: компьютерный саботаж — 244 млн. долларов ежегодно; мошенничества с долговыми выплатами в финансовых структурах -25 млрд. долларов; растраты и присвоение части выплат по зарплате и. гонорарам — 27 млрд.; поджоги и вандализм— около 10 млрд.; расходы на превентивные бизнес-программы по обеспечению безопасности — более 36 млрд. долларов.

В России эти проблемы стоят столь же остро. В качестве примера можно привести следующий эпизод из провинциальной жизни. Столичная фирма по инициативе, исходящей из близлежащего субъекта Федерации, создает там свою дочернюю компанию. Фирма работает около года, но как только у руководства головной фирмы возникает подозрение в нецелевых тратах финансовых ресурсов, дочерняя компания подвергается массированному прессингу со стороны одной из местных неформальных группировок. Причем с поразительной быстротой проблемы перекладываются с «дочки» на компанию-«маму», и местные «неформалы», угрожая десантом в столицу, начинают требовать выплаты солидной суммы отступного в свободно конвертируемой валюте.

Обеспокоенное руководство головной компании обращается за помощью в местное консалтинговое агентство с просьбой детально разобраться в текущей обстановке.

В плотном контакте с правоохранительными органами проводится ряд мероприятий, позволяющих составить целостную картину происходящего. Как и следовало ожидать, в действительности никакого «наезда» не было. Пользуясь отсутствием пристального контроля со стороны головной организации за своей деятельностью, а также тем, что предварительная проверка его личности не проводилась, руководитель «дочки» попросил знакомых «робингудов» за солидный процент организовать «проблему» и отвлечь внимание от неотвратимо приближающейся ревизии.

В результате проведенной агентством работы были установлены прошлое и настоящее директора. Как и следовало ожидать, он оказался малосимпатичной личностью с большим «хвостом» подвигов и достижений, с лихвой хвативших бы для выпуска действующего Уголовного кодекса в подарочном издании с комментариями и картинками.

Помимо этого, в результате расследования были получены данные об имеющейся утечке информации из головного офиса (один из фигурантов-неформалов проговорился о некоторых моментах будущей стратегии фирмы в данном регионе, о которых явно не мог знать). После получения этой сигнальной информации был очерчен круг лиц, имевших доступ к данной информации и непосредственный или опосредованный контакт с бывшим директором или сотрудниками «дочки». В результате проведенного служебного расследования было выяснено, что один из менеджеров головной компании, курирующий данное направление, находясь в командировке, на почве злоупотребления спиртными напитками слишком много рассуждал о внутренних делах фирмы.

Выявленный канал был загружен «дезой» по полной программе, так что, по рассказам очевидцев, у оппонентов потом глаза на лоб полезли и они напрочь отказались от любых попыток силового давления. Использованный «втемную» менеджер под благовидным предлогом был отведен от дел и в дальнейшем уволен по собственному желанию.

Приведенный пример наглядно показывает, к чему приводят недооценка предварительной проверки топ-менеджеров и излишнее доверие к персоналу, выразившееся в утрате информационного и финансового контроля над дочерним предприятием.

Рассмотрим еще один пример.

На предприятие, испытывающее трудности, назначается внешний управляющий. Проверка данного лица, проведенная силами службы безопасности одного из кредиторов предприятия, показала, что:

во-первых, ранее у данного руководителя имелись определенные проблемы с правоохранительными органами (подозрения в получении взяток);

во-вторых, данное лицо совместно с родственниками является учредителем нескольких коммерческих структур (параллельные коммерческие интересы и возможные каналы переориентирования финансовых потоков предприятия);

в-третьих, ранее это лицо занимало руководящую должность в системе одной из российских финансово-промышленных групп, которой принадлежит основной конкурент данного завода.

Результаты проведенной проверки не произвели на собрание кредиторов должного впечатления, и временный управляющий приступил к исполнению своих обязанностей. После его годичного «управления» предприятие было полностью разрушено, и для возобновления производства, помимо финансовых вливаний, потребовалось длительное время, чтобы вернуть на предприятие квалифицированные кадры, восстановить производство и наладить утерянные связи с поставщиками и потребителями. В выигрыше остались только конкуренты.

На этих характерных примерах из российской действительности мы и попытаемся рассмотреть работу подразделения экономической контрразведки предприятия и его возможности по недопущению подобных кризисных ситуаций.

3. Планирование контрразведывательной деятельности

Теория контрразведывательной деятельности дает нам следующую модель системы контрразведывательного обеспечения промышленного предприятия.

1. Учет и анализ сил и средств подразделения экономической контрразведки службы безопасности. Силы включают в себя оперативный состав СБ, а средства — оперативные возможности оперсостава (негласный агентурный аппарат) и оперативно-технические средства (специальная техника съема информации).

2. Учет и анализ сил и средств реальных и потенциальных противников.

3. Учет и анализ окружающей предприятие среды. Сюда относят категорию лиц, на которых в оперативном плане стоит обратить внимание как в целях приобретения из них конфиденциальных источников информации, так и в качестве категории риска, то есть персонажей, на которые может быть осуществлен вербовочный подход со стороны противника.

Плодом проведенного учета и анализа должен стать план работы с выбором ее принципа, определением задач и справедливым распределением объемов между сотрудниками контрразведывательного подразделения.

В практической работе контрразведывательного подразделения службы безопасности предприятия могут использоваться два основных принципа работы, объектовый и линейный. Возможен и комбинированный подход, когда на сотрудника СБ возложена задача не только оперативного прикрытия структурных подразделений предприятия, но и закреплена конкретная линия, допустим, работа с профсоюзной организацией.

Объектовый принцип заключается в том, что оперработник обеспечивает оперативное прикрытие конкретных выделенных ему руководством службы безопасности объектов, например отдела маркетинга, отдела снабжения, отдела реализации и т.д.

Линейный — когда оперативник работает по определенной линии, например выявляет факты утечки конфиденциальной информации в рамках всего предприятия.

Использование того или иного метода контрразведывательного обеспечения предприятия зависит от финансирования, количества и опыта оперативного состава, а иногда просто от личного мнения руководителя СБ.

4. Несколько практических советов по методологии организации работы подразделения экономической контрразведки.

Основой повседневной контрразведывательной работы является следующая формула: интуиция — фактическое подтверждение — действие. В контрразведке любое возможное событие истолковывается как неизбежное. Нельзя отбрасывать версию, какой бы невероятной она ни казалась, не проанализировав всех возможных вариантов ее развития. В безумном повороте сюжета подчас скрывается гораздо больше здравого смысла, чем в самом обдуманном и логически обоснованном ходе.

Качественная работа подразделения экономической контрразведки -это профессиональное внимание ко всем настораживающим мелочам, за которыми обычно стоят серьезные проблемы. Большую роль в этом играет интуиция. Глаза человека получают визуальной информации значительно больше, чем он осознает в момент ее получения, то же самое и со слуховым каналом восприятия. Интуиция — это совершенное владение всеми органами чувств, и если что-то в полученной информации об окружающем пространстве вызывает какую-то напряженность, необходимо попытаться выяснить, что же это все-таки такое. Интуиция — это еще не осознанный, но уже подмеченный зрительными и слуховыми органами настораживающий факт. Неприятностей нужно ожидать каждое мгновение, и тогда они не принесут с собой сокрушительного эффекта.

Методика оперативного планирования контрразведывательной деятельности рекомендует начинать работу с сортировки имеющихся задач по порядку их значимости и сложности. В данном аспекте — это необходимость выделить из общего частного главное.

Анализ имеющихся версий начинается с отработки всех возможных простейших объяснений происшествия, и только затем необходимо переходить к чему-то более сложному. Разбитая на мелкие части большая проблема всегда решается намного легче. Работу контрразведки можно сравнить с восхождением по длинной лестнице, постепенно и снизу вверх, а не запрыгивая сразу же на верхнюю ступеньку.

При проведении мероприятий контрразведывательного характера никогда не стоит торопиться делать вывод о том, что то или иное действие объекта оперативного интереса носит подозрительный характер, и до определенного момента лучше считать его просто непонятным. Как правило, в процессе последующей проверки все становилось на свои места и оказывалось вполне объяснимым, для этого необходимы были только время и определенные усилия.

Большое значение в работе контрразведки по фактическому подтверждению версии имеет метод подбора и сопоставления фактов. 99,9% времени у контрразведчика уходит на то, чтобы смотреть, слушать, сопоставлять и анализировать.

Один безобидный факт, возможно, ничего и не значит, но если к нему добавить большое количество других в такой же степени безобидных фактов, то количество очень часто переходит в качество. Как антрополог по частичкам сохранившего скелета воссоздает внешний вид давно вымерших динозавров, так и грамотный контрразведчик из большого количества тщательно отобранных и проанализированных фактов может составить определенное мнение об интересующем его вопросе.

Как показывает отечественный и зарубежный опыт, латентность совершаемых на хозяйствующих субъектах правонарушений очень велика, и свести к минимуму ущерб, наносимый предприятию собственным персоналом, можно, только активно поощряя сотрудников, оказывающих помощь в проведении служебных расследований по фактам хищений или мошенничества. Обычно сослуживцы хорошо знают, кто из них нечист на руку, но из чувства ложной солидарности не сообщают об этом. Администрации предприятия совместно со службой безопасности необходимо проводить агрессивную пропагандистскую политику, с тем чтобы убедить персонал в необходимости участия каждого сотрудника в работе системы безопасности предприятия.

Этому могут способствовать круглосуточные анонимные телефонные «горячие линии» для получения информации о совершенных или готовящихся случаях хищения собственности предприятия. Наличие на такой линии автоответчика не всегда эффективно, так как записанная информация может быть неправильно истолкована или несвоевременно использована. Оптимальным будет вариант с круглосуточным дежурством на линии оператора, имеющего возможность в режиме реального времени скоординировать действия охраны и подразделения экономической контрразведки предприятия.

Если финансовые ресурсы не позволяют осуществить вышеизложенное, то весьма эффективным может стать использование расположенного в укромном месте ящика для писем, посредством которого любой добрый самаритянин может с пользой для общества провести день, проинформировав службу безопасности предприятия о кознях внутренних или внешних врагов {Хотя писать могут о разном. Так, в июле 2002 года в Кировское отделение милиции Пролетарского РУВД г. Тулы обратилась гражданка Т. 50-ти лет с заявлением о том, что ночью ее в собственной квартире изнасиловала группа из трех инопланетян. Причем, как следовало из заявления потерпевшей, вконец оборзевшие гуманоиды проделывали это далеко не в первый раз. Презрев вселенскую мораль и действующий уголовный кодекс, они регулярно проникали в квартиру Т. через стены или остекление балкона, в ультимативной форме настойчиво требуя удовлетворения своих низменных сексуальных инстинктов.

В ответ на ехидный вопрос дежурного РУВД: «Ну и как ЭТО у них получалось», женщина залилась краской и сказала, что дело ЭТО настолько интимное, что она посторонним стесняется говорить.

(Тулячку насиловали зеленые человечки. «Слобода» № 31(402) 1-8 августа 2002 г.)}. Сотрудники предприятия должны быть в обязательном порядке проинформированы об этой возможности бесконтактного общения с СБ. Грамотный выбор места расположения ящика и регулярные мероприятия по контрнаблюдению должны исключить вероятность идентификации писателей-правдорубов представителями трудового коллектива путем самодеятельного наружного наблюдения. Ну а для решения своих служебных задач особо продвинутые персонажи втихаря оснащают это местечко средствами видеоконтроля, чтобы, так сказать, в случае нужды особо не напрягаться для установления личности автора.

Сотрудничество персонала предприятия со службой безопасности должно поощряться из специального фонда заранее оговоренным процентом от предотвращенного или раскрытого ущерба. Многие по старинке называют эти средства «девяткой» (девятая статья расходов в бюджете правоохранительных органов предполагает выплату материального вознаграждения за наиболее ценную информацию). Цель подобных мероприятий состоит в том, чтобы создать «мотивацию к сотрудничеству» посредством денежных премий и гарантий анонимности. Первое время расходы на премии могут быть весьма велики, но тем не менее достигаемый эффект от сокращения количества фактов хищений с лихвой окупает все затраты. По оценкам западных экспертов, каждый выплаченный в качестве «премии за сотрудничество» доллар позволяет предприятию сохранить от четырех до семи долларов.

В этой главе мы очень кратко коснемся темы привлечения к доверительному сотрудничеству. Это предмет отдельного обширного исследования, и мы к нему более детально вернемся в следующей главе.

Большой эффект в плане профилактической работы может дать проводимая совместно с отделом кадров программа по отсеиванию непригодных кандидатов на вакантные места и информационно-образовательные программы для уже работающих сотрудников. Задача таких программ — разъяснительная работа с сотрудниками с целью показать, какие убытки несет предприятие от преступлений собственных работников и как сами сотрудники могут помочь уменьшить эти убытки. Программа должна показать, что руководство предприятия заинтересовано в помощи сотрудников и надеется на эту помощь.

Основной акцент в этой программе надо сделать на устранение условий, способствующих совершению преступлений. Ее главная цель — ограничить возможности преступной деятельности и увеличить риск разоблачения лиц, в нее вовлеченных.

В книге В.И.Ярочкина «Безопасность информационных систем» приводится весьма печальная статистика, согласно которой 25% служащих готовы в любое время при любых обстоятельствах предать интересы фирмы, 50% готовы это сделать в зависимости от обстоятельств, и лишь 25% являются патриотами, никогда не предадут интересы фирмы.

Профилактическую работу с указанными категориями наемных работников необходимо проводить как с помощью информационно-просветительских программ, так и с помощью специальных административных и оперативных мероприятий.

Начинать эту работу надо с заполнения кандидатом анкеты, где помимо его биографических данных фиксируются и другие моменты жизненного пути.

Вот как описывает в своей книге переданную ему для ознакомления преднаймовую анкету на восьми(!) листах Б.Чехонин. «Секретно.

Анкета для служащих. Форма -1 «Б».

Не может быть использована за пределами нашей компании…На первой странице шли вопросы под рубрикой «Семья». Поинтересовавшись вашей женой, детьми, авторы анкеты переходили к основному. Они хотели знать многое: владеете ли вы домом, выплатили ли ссуду за дом полностью или частично, имеете ли машину, какой марки, год ее выпуска, район места жительства в Сиднее, величина квартирной платы, если не имеете собственного дома.

Далее перечислялись вопросы, напоминающие историю болезни: «Когда последний раз проходили медицинский осмотр? Перечислите хронические заболевания, операции и несчастные случаи с вами за последние пять лет. Страдаете ли вы головными болями? Подвержены ли аллергии? Болят ли у вас периодически глаза? Сколько сигарет выкуриваете за день? Как часто употребляете спиртное, сколько выпиваете за день?»

Потом следовали вопросы об образовании и опыте работы. Вопросы детальные. Компания хочет знать из этой области все. И только в заключении составители анкеты определяют ваше политическое лицо: «В какой партии состоите? Назовите политические организации, клубы, членом которых являетесь. Ваша профсоюзная деятельность? Ходите ли в церковь, как часто?» (Чехонин Б. Журналистика и разведка. — М.: Алгоритм, 2002.)

Помимо этого необходимо внесение соответствующих условий в контракт о найме на работу, в которых указано следующее.

Во-первых, как кандидат на замещение вакантной должности объект согласен с тем, что служба безопасности предприятия имеет право собирать о нем информацию перед наймом на работу. При этом кандидаты на должности, связанные с доступом к финансовым и материальным ценностям, должны проходить более детальную проверку. Наряду с обычными процедурами преднаймовой проверки (включающей в себя и оперативные аспекты) должны быть использованы пакеты программ для более углубленного интервью с кандидатом на вакантную должность. В подобные программы должны включаться и «тесты честности». В совокупности с личным интервью и оперативной проверкой кандидата «тесты честности» позволяют уже «на входе» отсеять потенциально ненадежных работников.

Во-вторых, после устройства на работу СБ имеет право проводить проверку лояльности сотрудника в процессе оперативной игры с привлечением специальных методов и средств, включая провокацию взятки либо коммерческого подкупа (эти мероприятия обычно проводятся с помощью специально организованных фирм-ловушек или сотрудников СБ, работающих под прикрытием партнерских фирм).

В-третьих, в процессе его дальнейшей трудовой деятельности СБ в любой момент может осуществить оперативный контроль его доходов и расходов.

Этика и мораль всех этих мероприятий довольно проста: честные люди, как правило, проверок не боятся и обычно относятся к ним с пониманием. Для людей, находящихся в пограничном состоянии, угроза проверки на лояльность должна висеть, как дамоклов меч, предостерегая слишком горячие головы от криминальных деяний. Ну а самый «отвязный» контингент, которому море по колено при любой погоде, в результате этих мероприятий должен выявляться и в зависимости от степени вины либо наказываться в административном порядке, либо передаваться правоохранительным органам.

Предателями интересов предприятия, как правило, становятся:

— ущербные и закомплексованные люди, одержимые страстями или наделенные какими-то пороками; страдающие непомерным самомнением и, как им кажется, не оцененные по достоинству;

— корыстолюбивые, ставящие превыше всего личную выгоду и собственное благополучие;

— злобные и мстительные, не умеющие прощать нанесенные им обиды и оскорбления;

— беспринципные азартные игроки, готовые ради сомнительного удовольствия поставить на карту собственную судьбу и судьбу своих близких.

В качестве примера можно привести следующую историю. В 70-х годах сотрудника ПГУ КГБ СССР Василия Митрохина понизили в должности и отправили дослуживать в архив. Митрохин затаил обиду и стал с удивительным упорством переписывать секретные документы, относить их домой, тщательно упаковывать и затем закапывать на даче. До выхода на пенсию он успел разместить на дачном участке пять молочных бидонов с грифом «Сов.секретно». После развала СССР Митрохин, быстро сообразив, что его время пришло, решил продать немного секретов Родины по сходной цене. Для этого он обратился в американское посольство в Латвии, но формалисты из ЦРУ дали ему от ворот поворот, так как руководство настоятельно рекомендовало присылать в Лэнгли исключительно оригиналы. Англичане, правда, оказались более сговорчивыми.

Высокоэффективным приемом работы по профилактике финансовых злоупотреблений является создание на предприятии ситуации, когда возможности по единоличному заключению финансовых договоров кем-нибудь из топ-менеджеров отсутствуют. В состав подразделений или групп, участвующих в заключении договоров, должны включаться сотрудники службы безопасности предприятия, работающие под прикрытием. Это эффективно с двух позиций: во-первых, идет квалифицированный сбор информации о партнере и его возможных криминальных устремлениях, а во-вторых, осуществляется профилактическая отработка возможных негативных связей сотрудников предприятия.

Большим подспорьем в работе службы безопасности предприятия является создание единого интегрированного банка данных (далее — ИБД), где бы накапливалась вся информация, поступающая в СБ как из открытых, так и из конфиденциальных источников. Использование компьютерной техники позволяет значительно упростить формально-логическую составляющую аналитической работы, сократить масштабы рутинных, механических операций и сосредоточиться на творческой, интуитивной сфере.

Но об этом мы с вами более подробно поговорим в отдельной главе.

Основное и главное в контрразведывательной работе — это понимание и знание приемов и методов, которые использует противник Разведывательную деятельность можно разделить на три составляющих: сбор, хранение и передача полученных сведений. Выявление агентуры противника на каждом из этих этапов достаточно специфично, и успех во многом зависит от того, насколько вы сможете понять и смоделировать действия противоположной стороны.

Кстати, не всегда стоит убирать с предприятия выявленную агентуру конкурентов, куда правильнее в стратегическом плане «зарядить» оппонентов удобоваримой «дезой». «Источниками дезинформации надо уметь дорожить», — любил говаривать Аллен Даллес, и в этом случае, я думаю, стоит поверить старику на слово. Ведь чаще всего выявление утечки информации — это только начало новой оперативной комбинации.

Еще одним достаточно надежным каналом выявления на предприятии мошенников, взяточников или агентуры конкурентов является контроль над доходами и расходами его сотрудников, имеющих право финансовой подписи или допущенных к конфиденциальной информации. Появление у объекта оперативного интереса контрразведки сумм, не отраженных в его налоговой декларации, должно стать сигналом к проведению мероприятий по установлению источников его непомерно возросших доходов. (См. приложение № 1).

Обычно, получив легкие и быстрые деньги, люди тратят их, не задумываясь. Это выражается в оплате старых долгов, покупке дорогих автомашин, отпускных заграничных вояжах и крупных подарках женам и любовницам.

Любые изменения в жизненном цикле объекта, будь то немотивированное изменение сексуального поведения, частые посещения дорогих ресторанов, эксклюзивная одежда и модельная обувь, являются сигнальной информацией для контрразведывательного подразделения службы безопасности.

5. Теория и практика оперативных игр в работе подразделения экономической контрразведки

Как уже говорилось выше, одной из самых эффективных методик выявления нелояльных сотрудников предприятия, агентуры конкурентов и криминальных сообществ являются оперативные игры и комбинации {Применительно к деятельности службы безопасности предприятия «оперативная игра» — агентурно-оперативное мероприятие с использованием подстав, легендированных организаций, перевербованной агентуры оппонентов, средств оперативной техники для выявления нелояльности персонала предприятия, дезинформирования и срыва преступных замыслов конкурентов, криминальных сообществ и отдельных лиц, вынашивающих противоправные намерения.}.

В качестве достойного подражания примера можно привести секретную операцию ФБР под кодовым названием «Abscam» (сокращение от Abdul Enterprises Scam, т.е. «Жульничество Abdul Enterprises», в советской и российской печати она более известна под названием операция «Шейх»), проводившуюся в конце 70-х годов. Первоначально эти мероприятия планировались в целях поиска объектов искусства и ценных бумаг в штатах Нью-Йорк и Нью-Джерси. Но в дальнейшем цели операции кардинально изменились, и основное внимание было уделено расследованию нарушений в игорном бизнесе Атлантик-Сити и коррупции в конгрессе США.

Механизм проведения данных мероприятий выглядел следующим образом: работающие под прикрытием секретные агенты ФБР под видом представителей несуществующего шейха Камбира Абдул Рахмана и его компании Abdul Enterprises обращались к некоторым членам палаты представителей и сената с просьбой внести на рассмотрение конгресса законопроекты, облегчающие получение просителями гражданства США, а также разрешающие самому шейху владеть казино в Атлантик-Сити. Все переговоры конгрессменов с агентами ФБР, а также сам факт передачи денег фиксировала видеосъемка.

В 1980 году детали операции просочились в печать, а оперативную видеозапись показали несколько крупных телекомпаний. Скорее всего, это была контролируемая утечка информации из самого ФБР для нейтрализации возможного давления на следствие со стороны законодателей. В результате были вынесены обвинительные вердикты в отношении одного сенатора, шести конгрессменов и нескольких десятков выборных чиновников рангом пониже. Как и следовало ожидать, действия ФБР вызвали громкие протесты со стороны «прогрессивной общественности». Но несмотря на это, ФБР и в дальнейшем проводило аналогичные мероприятия под кодовыми названиями «Greylord», «Azscam», «Bobtrot», «Lost Trust» и др.

Из отечественной практики можно привести ставшую достоянием гласности операцию «Вирус». В 1994 году сотрудник Управления по борьбе с организованной преступностью под прикрытием афганской ветеранской организации был внедрен в окружение мэра Владивостока Виктора Черепкова. Операция закончилась неудачно: в результате ответных действий Черепкова организаторы операции были осуждены к различным срокам лишения свободы за должностной подлог. Этот горький опыт еще раз показывает, насколько четко должны быть просчитаны не только планы самих мероприятий, но и их возможные последствия.

Читатели, возможно, захотят напомнить мне о существовании ст. 304 УК РФ, которая гласит:

«Провокация взятки либо коммерческого подкупа, то есть попытка передачи должностному лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа — наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

Еще раз повторюсь, что все эти тонкости должны быть заранее оговорены в контракте о приеме на работу. Когда человек устраивается на работу, он накладывает на себя определенные ограничения, и, как мне кажется, в этом случае лозунг «не нравятся условия — увольняйся» достаточно справедлив.

Кстати, по информации журнала «Власть», в комиссии Государственной Думы по борьбе с коррупцией готовится законопроект под рабочим названием «О предупреждении коррупционных проявлений в Российской Федерации», и вполне возможно, данная статья Уголовного кодекса уже совсем скоро будет звучать в другой редакции.

В качестве еще одного примера оперативной игры по выявлению агентуры противника можно привести отрывок из статьи «Тайные операции „Моссад“ А.Керженцева, опубликованной в газете „Новости разведки и контрразведки“ №3-4 (№36-37) за 1995 год.

«В „Моссад“ полагали, что кто-то из сотрудников центрального аппарата этой службы работает на советский КГБ, но не могли определить, кто именно. Решение этой задачи было поручено Виктору Островскому.

По указанию Эфраима (псевдоним одного из руководителей израильской разведки) 23 апреля 1986 года Виктор посетил посольство СССР в Вашингтоне. В беседе с одним из ответственных работников посольства Островский, предъявив документы, представился сотрудником «Моссад» и изъявил желание сотрудничать с КГБ. По расчетам Эфраима, после этого должна была последовать проверка «доброжелателя» с привлечением агента КГБ в аппарате израильской спецслужбы, что и дало бы возможность его выявления.

События развивались примерно по запланированной схеме. Уже через некоторое время из канцелярии премьер-министра Израиля в «Моссад» поступило распоряжение представить личные дела сотрудников этой спецслужбы, уволенных за последние годы. В число таких дел Эфраим включил и досье на Островского. После возвращения дел было установлено, что вскрывалось именно досье Виктора. Поскольку их просмотром занимался Шимон Левинзон, ведавший вопросами безопасности в аппарате премьер-министра, то не представляло труда его вычислить».





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх