XXII. ВЕКОВАЯ МОГИЛА

Избушка, в которой разместилась наша экспедиция, находилась от местонахождения мамонта на расстоянии около километра.

К нему вела уже довольно хорошо протоптанная тропинка. Она бежала среди лиственниц, покрывавших ближайшие окрестности избы и виднеющийся за ней горный склон. У одного из поворотов реки тропинка подходила к месту обвала берега. Постепенно подымаясь между осыпавшимися массами земли и торчащими в воздухе корнями деревьев, она достигала до половины покрытого трещинами обрыва.

Еще задолго до того, как мы подошли к мамонту, начал долетать до нас неприятный запах.

Наконец, на ближайшем повороте перед нами вынырнул высоко торчащий череп. Мы стояли у вековой могилы дилювиального великана.

Хобот и конечности еще находились в земле, вместе с которой труп вывалился из громадной трещины, лежавшей выше ледяной глыбы. Вертикальные стенки этой глыбы указывали на то место, где произошел обвал.

Безмолвно стояли мы перед мертвым свидетелем давно прошедшей ледниковой эпохи. Почти неповрежденным в течение многих тысячелетий лежал мамонт в своей ледяной могиле. Мы долго не в силах были отойти от этого легендарного существа, один вид которого наполнял суеверным страхом первобытных жителей тундры и тайги.

Температура окружающего воздуха быстро падала. По ночам она опускалась до −12½° по Цельсию. Необходимо было считаться с быстрым наступлением холодов. Выделяя из глыб твердого льда сильно замерзшие мягкие части животного, мы могли повредить как остов мамонта, так и его длинную шерсть.


Рис. 24. Ледяные стены над местом находки.


Было решено начать немедленно постройку над трупом мамонта деревянного сруба и снабдить этот блокгауз печами.

Таким образом мы получили бы возможность растопить окружающий останки лед и оттаять труп ископаемого гиганта, и это дало бы нам возможность спокойно приняться за выкапывание мамонта и распределение его остова на удобные для перевозки части.

Пока устраивали сруб, у меня оказалось достаточно времени для обследования обрыва, в середине которого находилась наша находка. Во время этих экскурсий меня обычно сопровождал тот самый казак Иннокентий Явловский, который сообщил о нахождении на Березовке трупа мамонта.

В середине августа 1900 года близ Березовки охотилось несколько ламутов. Один из них, Семен Тарабикин, впоследствии рассказал находившимся в Колымске казакам следующее.

Он шел со своей собакой по следам лося. Привлеченная запахом, собака привела его к торчащему из земли трупу мамонта. Голова была еще совершенно цела, „нос” по своей длине равнялся размерам годовалого оленя. Цел был также и один из бивней. Испугавшись неожиданной находки, Тарабикин даже не решился прикоснуться к ней и тотчас же отправился обратно к своей уроссе. Там находились вместе с семьями и двое охотников ламутов. Тарабикин сообщил им о том, что увидал на Березовке. На следующее же утро они уже втроем отправились к трупу чудовища и совместными усилиями вытащили один из бивней из головы мамонта. Голова и отчасти открытая спина уже были повреждены волками. Они вырывали мясо вместе с кожей и иногда даже костями. Повсюду, вокруг, видны были следы этих серых разбойников.

Это обстоятельство заставило ламутов сделать вывод, что голова и спина мамонта уже давно находятся без прикрытия. Труп, должно быть, еще весною свалился с верхнего края речного обрыва.

В конце августа все три ламута явились в Колымск и взамен привезенного ими с собой бивня получили у Явловского различные товары. Таким образом казак узнал об этой находке.

Явловский знал о том, что Петербургская академия наук награждает лиц, указывавших ей место нахождения ископаемых трупов. Он тотчас же условился с ламутами о поездке к Березовке и пообещал им вознаграждение в случае действительно хорошей сохранности трупа, а ламуты передавали ему свое право на находку.

В начале ноября Явловский собственными глазами убедился в правдивости рассказа ламутов. В качестве вещественного доказательства им был отрезан кусок шкуры мамонта. Хищники успели, к сожалению, произвести дальнейшее повреждение. Опасаясь полного уничтожения трупа, Явловский кое-как прикрыл его камнями и досками.

Вернувшись в Колымск, казак показал окружному начальнику бивень и вырезанные им части кожи. Осмотрев труп собственными глазами, окружной начальник послал в Якутск специального курьера, захватившего вместе с письмом и „вещественные доказательства”.

Губернатор переслал и то и другое в Академию наук, решившую снарядить на Березовку специальную экспедицию.


* * *

Глядя на труп с противоположного, правого, берега, можно было видеть, что тело находилось приблизительно в середине места обвала. Оно на тридцать пять метров возвышалось над рекой.

Все захваченное обвалом пространство полукругом простиралось на один и три четверти километра вверх и вниз по течению. Берега поросли густым ивняком и ольшняком, между зарослями которого змеятся воды Березовки.

Извиваясь, река снова подходит к возвышающемуся над местом обвала горному хребту. Он достигает ста пятидесяти метров вышины и покрыт довольно густым лиственничным лесом.

Усеянное обломками пространство шло к реке под углом в 35°. Его общая вышина едва лишь достигала пятидесяти пяти метров. Наверху, под покрытым мхом слоем гумуса[17], за которым шла еще двух-трехметровая глинистая подстилка, выходят на поверхность почти отвесно падающие ледяные стенки.


Рис. 25. Место находки у Березовки.


Они обращены на восток и в течение всего лета прогреваются солнцем. Получающиеся при этом воды, вместе с бегущими из тайги дождевыми и снеговыми водами, вызывают обвалы земляных масс.

Ледяные глыбы являются составными частями далеко простирающегося пласта дилювиального льда. Он проходит через всю область обвала и неоднократно совершенно отвесно выходит на поверхность. Эти ледяные утесы имеют от пяти до восьми метров в вышину. Они обильно изрезаны трещинами, обычно засыпанными землею и щебнем.

На этом-то ледяном пласте и покоился вместе с окружавшей его землей труп мамонта.

Покончив с раскопками и удалив все отдельные части животного, мы выкопали четырехугольную яму в два метра глубины. Уже на глубине в 1,90 метра можно было видеть „коренной” коричневатого цвета лед. Таким же цветом обладали и ледяные утесы, выходившие на поверхность пятью метрами выше того места, где производились наши раскопки.

Для дальнейшего исследования заинтересовавшего нас явления нами были заложены еще две такие же ямы. Одна — у верхнего края этого же ледяного утеса, другая — на пять метров выше уровня воды в реке.

Все три ямы лежали на одной линии и на глубине около двух метров показывали нам коренной лед указанного цвета.

Это обстоятельство доказывало, что идущий из тайги до берега Березовки ледяной пласт, быть может, простирается даже под ее ложем и именно под тем же углом падения, что и обрывистый берег.

Лед, выходящий на поверхность утесов, и тот, который был нами найден на дне всех трех ям, имел, как уже сказано, коричневатую окраску и был густо пронизан продолговатыми пузырьками воздуха. Чем глубже мы копали, тем светлее он становился.

Дальше лед стал совершенно прозрачным, а пузырьки воздуха малочисленнее и круглее. Однако, подвергаясь в течение некоторого времени действию воздуха, и этот прозрачный лед приобретал коричневатую окраску вышележащих слоев.

Отсюда необходимо сделать вывод, что этот пласт является одним из остатков нередко встречающегося в арктической Сибири дилювиального льда. Такие пласты часто заключают сохранившиеся трупы животных дилювия.

Погибший в 1903 году геолог Талль[18] обследовал в девяностых годах прошлого столетия большую часть мест, где были когда-либо найдены трупы мамонтов. Он пришел к заключению, что коренные сибирские льды являются льдами дилювиального происхождения. В свое время они широко простирались по поверхности земли. Постепенно покрывшись слоями почвы, они до сей поры сохранились в полярной области в виде более или менее обширных пластов.

Еще до моего прибытия на Березовку Герц, отдал распоряжение раскопать окружавший мамонта земляной холм. При этом были освобождены обе передние и обе задние ноги. Они были расположены под телом горизонтально, и на них покоилось все туловище.

При взгляде на труп получалось впечатление, будто мамонт совершенно внезапно попал в какую-то трещину или скрытую выбоину в ледяной толще. Покрытый гумусом и растениями пласт, по всей вероятности, служил ему пастбищем.

Упавшее тяжеловесное животное, должно быть, всячески старалось выйти из своего беспомощного положения. Об этих попытках говорили согнутая правая и вытянутая вперед левая передняя ноги. Но сил на это у него не хватило.

Наши дальнейшие работы показали, что падение в глубину вызвало у мамонта несколько тяжелых переломов костей. Кроме того животное, засыпанное обвалившейся вместе с ним землей, должно было очень скоро задохнуться.

Смерть, очевидно, наступила быстро, так как во рту на хорошо сохранившемся языке и между коренных зубов мы нашли еще не разжеванный корм. Он состоял из различных лиственных растений и трав. Некоторые из них уже имели семена. Отсюда мы вывели заключение, что внезапная смерть постигла мамонта осенью.





 



Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх